Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com

Развитие периодической печати и библиотечного дела русскими эмигрантами в Китае в 20-40 годы XX столетия

Автор: указан в статье

ТУРИЗМ И МИГРАЦИИ

ВЕСТНИК МГУС №2 (2) / 2007

ПРИМЕЧАНИЯ:

9 В литературной традиции произведения этого жанра встречаются вплоть до первой четверти XVIII века, в народном чтении сохраняют популярность и в XIX веке. Как пишет современный исследователь жанра хождений Н.И. Прокофьев, его принципы и формальные компоненты заключаются в том, что «писать необходимо лишь о том, что испытал сам путешественник, что он видел собственными глазами..., писать не хитро, но просто, создавать законченные небольшие очерки-зарисовки и группировать в целое произведение на основе или временного или пространственнотопографического принципа; библейская или апокрифическая легенда - необходимый элемент в паломнических хождениях, но она должна быть локальной, соотнесенной с определенной историко-географической местностью». (Книга хождений: Записки русских путешественников XI-XV вв. / Сост., подгот. текста, вступ. ст. и коммент. Н.И. Прокофьева. - М., 1984. - С. 19).
10 Леонид, архим. Обозрение Цареградских памятников и Святынь XVI и XV веков по русским памятникам / ЧОИДР. - 1870. - Кн. 4. - С. 22-62.
11 Андрей Николаевич Муравьев (1806-1874) - поэт, драматург, духовный писатель и мемуарист. Его творчество занимает совершенно особое место в истории русской литературы. Книги Муравьева имели и просветительские, и популяризаторские, и миссионерские задачи. Личность Муравьева яркая и самобытная, до сих пор вызывает неоднозначные оценки, поскольку он не ограничивал себя лишь литературным трудом, но был одним из авторитетнейших и влиятельных представителей Русской Православной Церкви. Так, в течение более чем двадцати лет, он был эпитропом (поверенным) трех патриарших престолов (Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского), учредителем и ктитором Андреевского скита на Афоне, одним из лучших знатоков Клева и ктитором храма во имя Андрея Первозванного, где и был похоронен.
12 Из путешествия Андрей Николаевич привез множество памятных вещей и «древностей», которые легли в основу его знаменитой коллекции (См. подробнее Муравьев А.Н. Описание предметов древности и Святыни, собранные путешественником по Святым местам. - Киев, 1972). Кроме того, именно по его настоянию из Фив в Петербург были привезены

два подлинных сфинкса и в 1832-1834 годах установлены на набережной напротив Академии художников.

13 «Общество это, - пишет в своей книге Н.В. Давыдов, - задавшееся целью содействовать общению на научной почве студентов и служить культурным центром тем, кто серьезно относится к делу просвещения, очень скоро приобрело симпатии университетской молодежи, разрослось численно и должно организовалось, положив основание библиотеке, создав читальню и устраивая заседания с докладами членов его на научные темы. Вскоре же после его основания общество разбилось на несколько секций: экономическую, криминалистическую, секцию социальных наук, литературную. Первое публичное собрание (т.е. открытое не для одних членов общества, а для всего студенчества) прошло в переполненной большой аудитории блистательно и стало крупным событием академической жизни. В числе ораторов выступали профессора и студенты, особенно сильное впечатление произвела речь профессора П.И. Новгородцева. Счастьем сияло лицо Сергея Николаевича, когда на этом, а потом и на секционных собраниях ученики его и другие студенты выступали с научными рефератами, когда между ними завязывался горячий спор, поднимались интересные прения и на почве академической науки воочию зарождалась органическая связь и известная близость между преподавателями и слушателями». (Н.В. Давыдов. Из прошлого. Воспоминания. - Ч. II. - М., 1917. - С. 132).
14 Н.В. Давыдов. Из прошлого. Воспоминания. - Ч. II. - М., 1917. - С. 166.

Список использованной литературы

1. Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX - начале ХХ веков. - М., 1991.
2. Краткий исторический очерк двадцатипятилетия деятельности «Общества вспомоществования нуждающимся студентам» Императорского Московского технического училища. 1889-1914 гг. - М, 1914.
3. Завадский Н.Г Студенчество и политические партии России в 1901-1914 гг. - СПб., 1998.
4. Российское студенчество на рубеже веков. Материалы Всероссийского студенческого форума. - М., 2001.
5. «И то все видел своими очами» К 900-летию хождения игумена Даниила в Святую Землю. Каталог выставки.

- М., 2007.

УДК 94(4/9)

Развитие периодической печати и библиотечного дела русскими эмигрантами в Китае в 20-40 годы

XX столетия

Л.Ф. Говердовская

Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

Эмигрантская пресса, пожалуй, как никакой другой источник, впитала в себя все нюансы повседневной жизни «восточной ветви» Зарубежной России. Всего в Маньчжурии в разное время выходило около 270 наименований различных периодических изданий эмигрантов1 По числу периодических изданий русская диаспора в Китае превосходила многие другие. Американский исследователь русской литературной эмиграции Э. Штейн отмечал, что «по количеству журналов русский Дальний Восток значительно превзошел русскую Америку»2 В одном Харбине в 1920-1945 гг. издавалось более 50 крупных газет, более 20 общественно-политических и литературных журналов на русском языке. Это были как издания-однодневки, так и выходившие в течение десятка и более лет. Здесь

же работали ряд крупных книгоиздательств. Издательские центры находились также в Шанхае, Тяньцзине. Пресса подробно освещала не только жизнь русских колоний в Маньчжурии и Китае, но и постоянно уделяла большое внимание жизни российской эмиграции в Европе и Америке, политическому положению в Советской России, мировому экономическому развитию. В целом пресса в те годы являла собой пеструю картину. Бульварные листки и политические газеты в условиях жесткой конкуренции часто исчезали, не оставляя следа, так же быстро, как и возникали. В газетах постоянно печатались статьи и очерки, посвященные датам из истории Российского государства, жизни и деятельности писателей, композиторов и художников. Многие анонсы концертов и театральных постановок сопровождались

105

ВЕСТНИК МГУС №2 (2) / 2007

ТУРИЗМ И МИГРАЦИИ

искусствоведческими и историческими справками; в печати появлялись рефераты прочитанных авторитетных докладов по литературе и искусству, краеведческая и экономическая информация. Эти маленькие крупицы знания, мелькавшие в ежедневных газетах, приобщали эмигрантов к богатству русской и мировой культуры.

В подавляющем большинстве печать дальневосточной эмиграции принадлежала частным владельцам. Так, в середине 20-х гг из 102 харбинских газет 72 были частными. Примерно то же соотношение и выходивших журналов. Лишь отдельные издания являлись официальными органами. Среди известных издателей и редакторов в Харбине - Е.С. Кауфман (газета «Рупор» и журнал «Рубеж»), А. Чечулин (газета «Трибуна», редактор И.Н. Ромбах, зав. редакцией М.Л. Шнеерсон), М.С. Лембич (газеты «Заря», «Вечерняя заря», зав. редакцией ГН. Шипков), З.М. Клиорин и С.Р Чернявский (газета «Новости жизни», редактор И.Ф. Бронкмиллер (1924), С.Т. Тернавский (ежегодник «Весь Харбин») и др.

Всю совокупность периодических изданий можно классифицировать по принадлежности к политическим или общественным организациям, ориентации на ту или иную социальную группу.

В 20-е гг. общественно-политические организации и их печатные органы пользовались относительной свободой в изложении своих взглядов. Почти все политические группы имели свои газеты и журналы, носившие различную направленность: от коммунистического издания «День», демократических газет «Вперед» (орган Объединенной конференции, профессиональных, политических и общественных организаций Полосы отчуждения КВЖД), «Заря», «Голос Родины», «Рупор», «Копейка» - до монархических (газета «Свет»), черносотенных (например, «Русский голос», Харбин, редактор-издатель С.В. Востротин, помощник А.М. Спасский, секретарь А.И. Коробов) и фашистских (газета «Наш путь» и журнал «Нация»).3

К левой эмигрантской печати тяготели «Шанхайская газета», «Харбинская заря» и другие издания. Из просоветских газет - «Молва», «Трибуна», «Харбинская правда» и др. В Шанхае издавались левые демократические газеты «Шанхайская жизнь» (1919-1922 гг.), «Шанхайское эхо» и умеренного направления - «Слово», «Новости дня», «Шанхайская заря» (1926-1928 гг), в Харбине в 1924 г. выходила полунедельная газета «Вестник союза беспартийных» (редактор А.П. Кузнецов).

Центристское направление было представлено «Харбинским вестником» - официозом правления КВЖД, издававшимся с 1903 г В 1918 г. журнал сменил свое название. С 28 января 1923 г выходит «Экономический вестник Маньчжурии». Это издание, как и издававшийся управлением дороги «Вестник Китайской восточной железной дороги» (1922-1923 гг), придерживалось объективного подхода, давая много материалов о различных сторонах жизни и новостях из Советской России. Учитывая большое значение издания, КВЖД решила 1 января 1925 г. назвать его «Вестник Маньчжурии» и выпускать ежемесячно в большом объёме. С 1933 г. журнал издавался дважды в месяц. В нём появился раздел «Научная хроника стран Дальнего Востока». Главными темами были вопросы торгово-промышленного характера и сельского хозяйства. В журнале были разделы по КВЖД, по Маньчжурскому

краю, по Китайской республике, по Советскому Союзу, библиография и др. В журнале принимали участие экономисты и востоковеды В.Я. Авдощенко, Э.Э. Анерт, Е.А. Герасимов, А.И. Гражданцев, В.Н. Жернаков, В.А. Кармазов, В.Г. Кудреватов, Л.И. Любимов, А.А. Мита-ревский, А.И. Погребецкий, Н.А. Сетницкий, В.И. Сурин, А. Тихонов, Е.Е. Яшнов и др. Библиографические указатели журнала разрослись до книжной летописи стран Дальнего Востока. Наряду с экономическими вопросами журнал регулярно печатал статьи по быту Китая и краеведению (И.Г Баранов, И.Н. Верёвкин, И.Н. Серебренников и др.), по истории (Б.Ф. Сквирс-кий и др.), археологии (В.Я. Толмачёв и др.), природе и географии (Г.Г. Авенариус, Н.А. Байков, А.В. Лукашин, Б.В. Скворцов, Е.М. Чепурковский и др.), климату (П.К. Бедарев и др.). Раздел библиографии вели И.Г Баранов, А.Д. Воейков, В.Н. Крылов Е.Х. Нилус и др. Достоинством журнала являлось наличие аннотаций на английском языке4

Левые молодежные организации в 20-30-е гг. издавали свои газеты: «Эхо», «Знамя пионера», «Маньчжурская жизнь», «Россия», «Харбинский день», «Трибуна», «Южная рать», «Новости жизни»; журналы «Единение», «Союз учащихся» и др.

Среди постоянных периодических изданий, выходивших в Харбине в 20-е гг., следует назвать газеты: «Жизнь», «Русская правда» (ред. проф. ГГ. Тельберг 5 ), «Новая копейка» и «Коммерческий телеграф» (ред. В.А. Чиликин6), «Сибирская жизнь» (1920 г), издание сионистской организации - еженедельник «Сибирь-Па-лестина» (редактор А.И. Кауфман7), «Русское слово» и еженедельная вечерняя газета в 1924 г. «Газета для всех» (ред. А.В. Овчинников) и «Речь» (ред. Симон8); для детей и юношества - «Ласточка» (редакторы: А.Я. Буйлов (1926-1930), Е.С. Кауфман (1930), М.С. Рокотов (1931-1935), М.О. Данилов (1935-1941), Е.А. Васильева (1941-1945), «Солнышко»; для военных - «Военные заметки», «Армия и флот», «Русская армия»; только казачьих журналов по некоторым оценкам насчитывалось около десяти: «Атаманский клич», «Луч Азии», «Енисейские казаки» и др.; для ученых издавались «Вестник Азии» (1909-1927), «Вестник Маньчжурии»; для женщин - еженедельник «Женская газета», «Женщина и жизнь». Особо надо отметить «женские страницы» газет «Рупор» и «Заря». Несмотря на большое количество перепечаток из иностранной прессы, в них просматривалось нечто теплое и душевное, стремление к искренности, к поддержке читательниц. Беседы неизвестных авторов под псевдонимами «Калиостро», «Принцесса Греза», «Современный Дон Жуан», «Сказка Маньчжурии» и других отвлекали людей от тягот жизни, а возможно, и становились кому-то духовной опорой.

Широкое распространение казачья периодическая печать получила с 1929 по 1941 гг Так, в Харбине издавалось 24 казачьих журнала. Особенным спросом пользовались «Казачье эхо», «Дальневосточное казачество», «Казачий путь», «Дальневосточный казак» и др9 С целью привлечения казачек к общественной работе эти журналы уделяли большое внимание освещению вопросов, связанных с деятельностью дамских кружков, с обобщением опыта лучших женских казачьих организаций. В публикуемых материалах проходила мысль о важной роли женщины в воспитании подрастающего поколения, которое вернется на Родину и сво-

106

ТУРИЗМ И МИГРАЦИИ

ВЕСТНИК МГУС №2 (2) / 2007

им трудом будет способствовать возрождению России. Многие материалы, публикуемые в журналах, давали ключ к пониманию типологии революций, их общих и особенных черт, роли женщины в общественно-политических процессах.

Большой спрос среди эмигрантов был на три альманаха, издававшихся в Шанхае: «Дальний Восток» в 1920 г., «Желтый лик» и «Китай» в 1921 г. (редактор Магарам), «На чужбине» в 1920 г (редакторы Е. Сем-чевская и П. Карелин). Первые два альманаха знакомили русских эмигрантов с бытом китайцев, историей и природой страны, со всеми гранями многосторонней китайской жизни, сложной и непонятной европейцу. Большую помощь в этом оказали издаваемые экономическим бюро КВЖД в Харбине еженедельник «Экономический вестник Маньчжурии» (ред. И.А. Михайлов) и «Экономический бюллетень».

Еженедельные газеты на русском языке издавались в Тяньцзине: «Возрождение Азии», «Заря», «Новая жизнь» и по мере накопления материала журнал Маньчжурского сельскохозяйственного общества «Сельское хозяйство в Северной Маньчжурии»!0

К числу наиболее популярных изданий эмиграции в Харбине относились: газеты «Заря» (1920-1940), «Рупор» (1921-1940), «Гунбао» (1926-1939). Но самым известным изданием русской эмиграции в Маньчжурии стал еженедельный литературный журнал «Рубеж» (1927-1945). Он выходил 18 лет. Всего было выпущено 862 номера. Его полного комплекта нет нигде. «Рубеж» был чрезвычайно популярен в Китае и далеко за его пределами. Он имел собственных корреспондентов по всему миру, которые регулярно снабжали его корреспонденциями и очерками. Будучи довольно небольшим по объему (от 20 до 28 страниц), «Рубеж» весьма интересен и разнообразен тематически. Долгое время его редактором являлся М.С. Рокотов (Бибинов). Как и большинство изданий русского Китая, журнал прекратил свое существование в августе 1945 г.

Бывший сотрудник журнала Ю.В. Крузенштерн-Пе-терец вспоминала о том, как в противовес парижской «Иллюстрированной России» возникло желание издать свой еженедельный художественно-литературный журнал, тем более что не столько материально, сколько предоставлением типографии поддержало издательство «Заря» (М.С. Лембич, Г.Н. Шипков и Е.С. Кауфман). Так родился в Харбине «Рубеж» под редакцией ГН. Шипкова.

Через год Е.С. Кауфман ушел из «Зари». Он создал издательство «Рубеж» и назначил ГН. Шипкова заведующим редакцией и редактором М.С. Рокотова. Благодаря этому журнал сильно поднял свой престиж, увеличил число подписчиков и читателей, которые внимательно следили за его быстрым ростом и улучшением под руководством популярного в Харбине издателя Е.С. Кауфмана и редактора М.С. Рокотова. Им обоим «Рубеж» обязан своим успехом и своей популярностью. Первые номера вышли в свет в 1927 г., а с лета 1929 г. он стал выходить еженедельно по субботам.

В каждом номере было не меньше одного-двух оригинальных рассказов русских авторов, один или два - переводных, семь-восемь очерков на местные или заграничные темы (переводные или от собственных корреспондентов) и две странички серьезных переводных романов. Всегда в журнале была «Страничка женщины» и библиография, которые пользовались - неиз-

менным успехом.

Тираж «Рубежа» в 1931-1936 гг, в дни его расцвета, приближался к двум с половиной тысячам. Большинство номеров расходилось в Харбине и по всей линии КВЖД, до трехсот экземпляров шли в Шанхай, Пекин, Циндао, в Корею и Японию, а остальные рассылались повсюду, где были русские: в Прибалтийские государства, Польшу, Чехословакию и другие страны Европы. Были подписчики в Персии, Турции, Северной и Южной Америке в Австралии.

Журнал имел и своих собственных корреспондентов. Особенно много писал «африканский» доктор Ун-ковский, живший в Париже. Из Берлина посылал материал Деспотули, из Сан-Франциско - поэтесса Таисия Баженова (Постникова), из Брюсселя - Миролюбов, а позднее - П.П. Балакшин, из Австралии - священник Серышев, а из Северной Америки - супруги Булыгины.

Главный контингент сотрудников «Рубежа» составляли харбинцы-беллетристы и целая армия поэтов и поэтесс. Не было страны, из которой русские поэты не прислали бы в «Рубеж» своих произведения. Став широко известным, «Рубеж» был всегда и для всех интересен. На его страницах запечатлена история жизни русских в Маньчжурии: казачьи поселки в Трехречье, снимки крестных ходов на Сунгари, купанье многих хар-бинцев в проруби, театры, школьные события, спорт на сунгарийских площадках и на стадионе, где русский Анфиногенов побил в бросании диска чемпиона Европы француза Ноэля, а русские хоккеисты во главе с братьями Антушевичами и Максимовыми победили чемпионов Японии команду университета Васеда, где В. Дри-зуль победил в двух сетах немца-чемпиона по теннису, а команда баскетболистов ХСМЛ разгромила знаменитую команду генерала У, который сам присутствовал на матче; фотографии балов; снимки регат с участием до двух десятков яхт и ботиков на реке; многочисленных пляжей c купальщиками; картинки гигантского наводнения в Харбине в 1932 г.; вход японских войск в Харбин в 1932 г.; портреты всех гастролеров, приезжавших в Харбин: Липковской, Мозжухина, Лемешева. Превосходны были снимки улиц Харбина и уличных типов, которые делал инженер Скамони-Шапшинский.

Большим спросом русского читателя в Харбине пользовались литературно-художественные журналы. В начале 20-х гг. здесь выходили журналы «Гонг», «Вал», «Синий журнал». Позже - «Луч Азии», «Вестник Азии» и другие.

«Цензура чисто условна, главное не задевать больших персон, которые могут пожаловаться начальству. Книги выходят безо всякой цензуры так легко, что просто удивительно», - писал Вс. Иванов.11

Старейшей газетой в Харбине была ежедневная частная газета «Новости жизни» (1914-1929), редактировавшаяся З.М. Клиориным, а затем С.Р Чернявским. После Февральской революции газета способствовала, по мере своих сил, подрыву престижа и авторитета русской администрации КВЖД. В начале 20-х гг. она поддерживалась сменовеховцами, а после прихода на КВЖД смешанной советско-китайской администрации в 1924 г. встала на путь открытой поддержки советской власти. «Новости жизни» были закрыты китайскими властями во время советско-китайского конфликта 1929 г.

В эти же годы в Шанхае издавалась газета «Вре-

107

ВЕСТНИК МГУС №2 (2) / 2007

ТУРИЗМ И МИГРАЦИИ

мя», которую редактировал Б.А. Суворин, сын известного политического деятеля России конца XIX в. А.С. Суворина.

Первая частная газета в Харбине, стоявшая на позициях непримиримой борьбы с большевизмом и пользовавшаяся поддержкой атамана Семенова и япо-нофилов, была «Свет» (1919-1924). Ее издателем и главным идеологом был крупный петербургский и сибирский журналист, старейшина журналистской корпорации Харбина, народник ГГ. Сатовский-Ржевский. Тираж «Света» в харбинских условиях был довольно большим и достигал в начале 20-х гг 8 тыс. экземпляров. В сентябре 1924 г. к моменту нормализации китайско-советских отношений газета была закрыта китайскими властями как несоответствующая моменту за свою антисоветскую направленность.

К газете «Свет» примыкал «Русский голос» - большая ежедневная антибольшевистская газета (19201926), руководимая кадетом С.В. Востротиным. Она играла важную роль в защите интересов русских в Китае.

С 1920 г. в Харбине стала издаваться большая утренняя и вечерняя газета «Заря». Руководил ее изданием книжный магнат и талантливый журналист Мечислав Станиславович Лембич и сибиряк Георгий Николаевич Шипков. Являясь ее редактором вплоть до своей смерти в 1932 г., М.С. Лембич сделал газету самой популярной не только в Харбине, но и в Китае, Японии и других районах русского восточного зарубежья. Она заняла ведущее место в культурной жизни Китая.12

Издатели «Зари» в своем сотом номере писали, что они с начала издания газеты отмежевались от правого и левого лагерей, стремясь быть беспартийным, объективным и демократическим изданием. «Конечно, - отмечали авторы «Зари», - это было встречено с явным озлоблением со стороны враждующих группировок. Мы не знаем, - отметили они, - была ли в Харбине когда-либо газета, по адресу которой выпало столько разноречивых эпитетов и определений, сколько их имеет за свои сто номеров наша «Заря». В дни революционной бури, когда вся страна превратилась в какое-то сборище безумных, а газеты из честных органов печати - в послушное орудие политической борьбы, мы стремились по мере своих сил и средств быть тем, чем были газеты в далекое и мирное время, - то есть голосом общественной совести, служителями здравого смысла, врагами рутины и предвзятости суждений... «Заря» - газета беспартийная и независимая. За сто прошедших номеров мы ни разу не оставляли этой тяжелой позиции, несмотря ни на яростные атаки, ни на темные подкопы и подвохи слева и справа... Мы стоим на верном пути. Надеемся не сойти с него и на сто первом номере». Газета придерживалась русских националистических позиций, прямо связывала их с антикоммунизмом. «Заря» не могла сочувствовать коммунизму и всегда выступала против него. Выступала потому, что коммунизм никогда не мирился и не может мириться с независимостью печати, свобода которой несовместима с тиранией. Выступала потому, что коммунизм на каждом шагу вредил русскому национальному делу, нарушая его интересы ради своих разрушительных целей и создавая неприязнь в отношениях с другими народами, дружбой которых Россия должна была бы дорожить, особенно в трудные для нее годы».13

Издание «Зари» открыло новую страницу в истории харбинской прессы. Газета ввела многоколонные заголовки и различные шрифты на своих полосах, злободневные фельетоны на местные темы и специальный отдел местной информации. Эта инициатива «Зари» совершенно преобразила облик харбинской печати, привела к утрате местной печатью своего прежнего «провинциального» стиля и внешнего вида. Конкуренция между весьма многочисленными крупными газетными изданиями начала 20-х годов («Зарубежная мысль» (г. Маньчжурия), «Копейка», «Россия»», «Коммерческий телеграф», «Маньчжурский день», «Новь» и др.) привела к очень высокой быстроте информационной службы и, главное, аналитической глубине откликов на текущие события, происходившие на Дальнем Востоке и в жизни российской эмиграции во всем мире. Харбинские газеты по богатству и разнообразию содержания не имели себе равных при освещении различных сторон российской эмиграции и ее взглядов на события политической жизни Китая.

Благодаря своей политической позиции, полноценной информации «Заря» имела огромный успех; тираж ее быстро рос, достигнув к 1924 г. 12-15 тыс. экземпляров. Газета создала вокруг себя большой читательский актив. Это позволило ей привлечь к сотрудничеству ряд видных русских писателей и журналистов Европы и Америки, создать широкую сеть своих специальных корреспондентов. Издательство «Товарищество Заря» с 1920 г. выпускало литературно-юмористический и театральный журнал «Зарницы», ежедневные газеты «Наша заря» в Тяньцзине и «Шанхайская заря» в Шанхае. «Заря» имела одну из самых длительных историй существования эмигрантского периодического издания: она непрерывно выходила в течение 22 лет. Газету «Заря» власти марионеточного Манчжоу-Ди-Го объединили с газетой «Харбинское время» 20 августа 1942 г. Она выходила на 4-х, а в 30-е гг. на 8-16 полосах большого формата.14

Вскоре М.С. Лембич основал на Дальнем Востоке русское издательство «Заря», на полиграфической базе которого, кроме газет, печатался журнал «Рубеж». Коллега М.С. Лембича ГГ Сатовский-Ржевский писал, что «до него местные носили характер либо правительственных, либо узко кружковых изданий, не имевших общественного значения и не отражавших русских национальных нужд»15 Будучи эмигрантской газетой с антисоветской направленностью, «Заря» отличалась объективностью и оперативностью в освещении различных проблем дальневосточной и международной жизни. Газета имела своих корреспондентов в Пекине (П. Горвей), в Берлине (Н. Ряжский), в Париже (Н. Ухтомский), перепечатывала оперативную информацию из американских, европейских и советских изданий. «Заря» знакомила читателей с жизнью русских в других центрах эмиграции, в СССР и непосредственно на Дальнем Востоке, публиковала аналитические статьи и свидетельства очевидцев.

Особое место на ее страницах уделялось важнейшим культурным событиям, новостям литературной, театральной, музыкальной жизни. Довольно полно освещались ежегодные «Дни русской культуры». В газете публиковались фельетоны харбинских журналистов: В. Сербского, Е. Шахова, А. Яблонского, известных русских писателей-сатириков А. Аверченко, И. Ильфа и Е. Петрова. Живой интерес у читателей вызывали

108

ТУРИЗМ И МИГРАЦИИ

ВЕСТНИК МГУС №2 (2) / 2007

произведения М. Алданова, Н. Рериха, Вс. Иванова. Редакция газеты активно привлекала к сотрудничеству многих ученых и общественных деятелей. В частности, часто в газете публиковал свои статьи Н.К. Рерих.16

Конкурировал с вечерней «Зарей» с 1921 г вечерний демократический «Рупор» (1921-1937), основанный издательством «Очаг» и редактировавшийся С.Я. Алымовым и И.И. Петелиным, затем И.Л. Миллером и редактором-издателем Е.С. Кауфманом, секретарем был В.А. Скворцов. Помимо политических новостей, в газете освещались события культурной жизни русской колонии, помещались рецензии на театральные и музыкальные спектакли, портреты деятелей искусства и писателей российского зарубежья и Советского Союза.

Возникшие в январе 1920 г. «Объединенная конференция» и «Совет профессиональных и производственных союзов» Полосы отчуждения КВЖД (СПС) стали издавать газету «Вперед» (1920-1921 гг.). Газета поддерживала политику РСФСР, полемизировала с белыми печатными органами, критиковала антирусские действия китайской администрации в отношении КВЖД. Тираж «Вперед» достигал 1,5-2 тыс. экземпляров. Ее преемницей стала газета «Трибуна» (19221935). Это был просоветский орган.

Заслуживающей внимания была литературная и торгово-промышленная газета «Новости жизни». О жизни русских беженцев в Китае часто печатался материал в газетах «Голос Приморья» (ежедневная, внепартийная, политико-экономическая и общественнолитературная газета) и «Воля» (орган Всесибирского краевого комитета партии социалистов-революционе-ров).17

В 1924 г. известной в Китае и на Дальнем Востоке стала газета «Россия» (редактор Н.В. Колесников).18 Она издавалась в Шанхае. Газета превратилась в «эмигрантский» орган национальной мысли русской зарубежной общественности. Будучи выразительницей монархических взглядов, она заняла непримиримую позицию к III Интернационалу. Газета имела связи со многими эмигрантскими организациями в наиболее крупных городах и столицах мира в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Буэнос-Айресе, Каире, Александрии, Дамаске, Токио. Своей задачей редакция ставила «полное объединение всех эмигрантских групп и организаций вокруг светлого имени его императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича». Газета имела свое издательство, что позволило организовать выпуск и других материалов. Так, с целью дать подрастающему эмигрантскому поколению (от 10 до 15 лет) национальное русское воспитание, стал издаваться ежемесячный журнал для юношества «Святая Русь». В журнале были отделы: исторический, этнографический, литературный, религиозно-нравственный, спортивный, эмигрантский, библиографический, почтовый ящик и развлечений. Кроме того, под редакцией Е.Е. Колесникова издавался альманах «Россия» тиражом до 5 тыс. экземпляров, который рассылался по всем странам, где была российская эмиграция. Большим спросом пользовался ежемесячно выходивший военно-научный журнал «Армия и Флот».19

Важнейшим источником для изучения русско-китайских отношений в Харбине являлась «Дальневосточная газета», выходившая на китайском языке как издание КВЖД. Ее редактировал А.Я. Спицын. Евге-

ний Нилус, оценивая данное издание, писал во втором (неопубликованном) томе «Исторического обзора КВЖД» о той огромной роли, которую газета играла в отношениях между русскими и китайцами на административном и политическом уровнях. Он умер в Харбине. В некрологе, опубликованном 25 ноября 1941 г. в газете «Заря», говорилось о его значительной роли в секретных переговорах генерала Хорвата в конце 1917 г. с китайскими властями. Именно это время прапорщик Рютин пытался «схватить» власть в городе, выполняя указания В. Ленина. Спицын укрылся в китайской части города Фуцзядяне, где продолжал свою деятельность. Несмотря на симпатии китайцев к Спицыну, газета в 1921 г. перестала выходить. Это было следствием выполнения «дополнительного соглашения», по которому КВЖД отказывалась от прав вести какую-либо политическую деятельность.

В Харбине до 1938 г. издавался журнал «Общества русских ориенталистов» (ОРО) «Вестник Азии». Он печатался в различных типографиях города. Всего вышло 54 номера. Журнал распространялся как по подписке, так и в розницу. Периодичность и тираж его не были постоянны. Тираж зависел от количества членов ОРО. Ответственными редакторами в разное время были: И.А. Доброловский, Н.К. Новиков, А.П. Болобан, М.А. Полумордвинов, Н.П. Мацокин, П.М. Гладкий, П.В. Шкуркин. С 1918 г. «Вестник Азии» редактировала особая комиссия с участием Н.А. Гондатти, И.Г Баранова,

П.В. Шкуркина, Н.К. Новикова, Н.П. Автомонова. В журнале публиковались авторы - члены ОРО. Предметом их статей были различные стороны жизни и истории стран АТР и русского Дальнего Востока.

«Положение прессы в изгнании было донельзя печально. Все, что говорилось по этому поводу в течение более полустолетия, что будто бы «буржуазия золотом платит своим писателям», что она «кидает на дело информации миллионы», все было, говоря просто, брехней, вздором»20, - писал в своих воспоминаниях Вс. Иванов.

За рубежом русская эмиграция нуждалась в правовой защите в материальной и моральной помощи. Журнал «Русский эмигрант», показывая их положение, писал: «Революционной бурей разбросало из пределов России по всему свету многих и многих русских людей. В большинстве своем не имеющие никаких средств, при весьма недружелюбном отношении к ним государств, где им приходилось оседать, эмигранты влачат самое печальное, полуголодное существование. Журнал «Русский эмигрант» поставил задачу: «попытаться связать распыленную эмигрантскую массу, защитить их правовые, культурные и экономические интересы, будить в них инициативу призывать к общественной самодеятельности»21

Большой ежемесячный литературный, научный и политический журнал «Русское обозрение», объемом в 300 страниц (редактор-издатель В.Д. Носач-Носков), начал издаваться в декабре 1920 г. В Пекине он печатался в типографии Русской Духовной миссии. В 1920-1921 гг. на его страницах были напечатаны десятки романов русских и иностранных авторов, статьи о богатстве и экономических перспективах Дальнего Востока, мемуары политических деятелей периода гражданской войны, труды по педагогике и философии, биографии выдающихся политических деятелей, статьи и заметки из области юриспруденции, экономи-

109

ВЕСТНИК МГУС №2 (2) / 2007

ТУРИЗМ И МИГРАЦИИ

ки, литературы и искусства, статистический материал по всем отраслям науки и техники. В журнале регулярно печатались материалы о жизни в Советской России, декреты, статистика, обзоры прессы. Много места отводилось вопросам международной политики и, в частности, проблемам взаимоотношений Китая и России. В журнале были опубликованы научные статьи ГК. Гинса, П.В. Вологодского, И.И. Серебрянникова, М.В. Абросимова. Стихи, рассказы, повести. Большую ценность имел журнал «Русский Дальний Восток» (редактор-издатель К. Лавров). Его материал посвящался хозяйственной жизни Дальнего Востока: вопросам рыбного, пушного, лесного и горного хозяйства. Журнал выходил ежемесячно на русском и английском языках. 6 февраля 1921 г. вышел первый номер сатирического журнала «Харбинский цирюльник», который сразу же стал пользоваться большим спросом как у взрослых, так и детей эмигрантов.

В 20-е - 30-е гг. XX в. много издавалось Российской Духовной миссией в Китае. Так, в Пекине выходили книги членов миссии по вопросам востоковедения, словари и учебники, журналы «Китайский благовестник» и «Русское обозрение». Миссия вела культурно-просветительную, миссионерскую и благотворительную работу среди эмигрантов в Мукдене, Чанчуне, Дайрене, Порт-Артуре, Циндао и в Калгане, оказывала помощь гимназиям, школам и церкви.

Прекрасно оборудованная типография мужского Казанско-Богородицкого монастыря в Харбине печатала богослужебные книги, журнал «Хлеб небесный», освещавший церковно-религиозную жизнь дальневосточной российской эмиграции и проблемы зарубежной православной церкви. Религиозный журнал «Вера и жизнь» выходил в свет с 1925 г. под редакцией епископа Димитрия (Вознесенского). В 1924 г. Иверским братством издавался журнал «Сеятель», Сибирскоманьчжурской миссией - двухнедельник «Методистский Христианский Поборник» и христиан-адвентистов «Семейный друг»22

По инициативе одного из бывших директоров Русско-Азиатского банка С.Г. Ястржемского в Шанхае были созданы русская типография и книгоиздательство. Для этих целей был собран небольшой капитал по подписке среди членов русской колонии и на него были куплены машины, шрифт и нанято необходимое помещение. Через несколько месяцев русская типография вполне окрепла. Она успешно справлялась со значительными заказами, получаемыми в самом Шанхае, а также из Харбина, Владивостока, городов Сибири, предоставляя работу нескольким десяткам русских эмигрантов. Расширение ее деятельности вызвало необходимость перевода типографии в новое обширное помещение. Для этого были куплены усовершенствованные американские машины и оборудование для печатания книг, газет и журналов, налажено картографическое производство. Заведующим типографией был Н.И. Соколов, имевший до революции свою собственную типографию и книгоиздательство и хорошо знакомый с издательским делом23

Кроме того, в Китае были открыты эмигрантские издательства «Наука», «Нация», «Монархическое объединение» и другие. Крупным издателем и хозяином нескольких книжных магазинов был бывший министр юстиции колчаковского правительства Г.Г. Тельберг. На продаже русской литературы зарабатывал и про-

фессор Г Гинс. Владелец крупного книжного магазина «Русско-маньчжурская книготорговля в Харбине» И.Т. Щелоков с 1909 по 1921 гг. являлся монополистом в этой области.

В 30-х гг. в Шанхае пользовался широкой известностью русский книжный магазин «Наше знание» с большим выбором литературы на русском языке, издаваемой во многих зарубежных странах.

В 1924 г. в Китае было издано более 20 крупных русских книг, сборников и журналов, которые получили широкую известность и признание. Зеркалом «идейной жизни» по ту сторону «баррикады» назвал В.И. Ленин эмигрантскую литературу. Он тщательно следил за ней, интересовался всеми сторонами жизни русского зарубежья. В его кремлевской библиотеке была собрана коллекция из 267 книг. Среди них «Россия и большевизм» А. Гана, «В борьбе за Россию» Н. Устрялова24

Ввиду того, что большая часть русской эмиграции испытывала материальные затруднения и вынуждена была экономить средства, в местах проживания была развернута сеть библиотек, куда мог прийти любой и почитать нужную газету, журнал или книгу. Так, в 1901 г. распахнула свои двери первая харбинская библиотека, а в 1927 г. их насчитывалось уже 25 с общим фондом книг до 250 тыс. томов. Все они были доступны местному населению.

Библиотечное дело в Харбине начал инженер И.И. Обломиевский (строитель Имяньповского участка КВЖД), открывший библиотеку в Новом Городе. Позже эта библиотека перешла в распоряжение «Желсоба» и стала ядром «Фундаментальной» или Центральной библиотеки КВЖД, которая была открыта 3 октября 1925 г. На ее пополнение администрация дороги о?

Другие работы в данной теме:
Научтруд |