Научтруд
Войти

Вторая мировая война и историческая память: образ прошлого в контексте современной геополитики **

Научный труд разместил:
Valentina
30 мая 2020
Автор: указан в статье

А. С. Сенявский, Е. С. Сенявская *

ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА И ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ: ОБРАЗ ПРОШЛОГО В КОНТЕКСТЕ СОВРЕМЕННОЙ ГЕОПОЛИТИКИ **

Аннотация: Статья посвящена проблеме эволюции исторической памяти о Второй мировой войне в России и на Западе в связи с изменением международной обстановки, складыванием новых геополитических реалий в результате распада СССР и «лагеря социалистического содружества», переоценкам исторических событий в контексте последующих процессов на постсоветском пространстве и современной идеологической и политической конъюнктуры. Рассматриваются особенности восприятия войны победителями и побежденными, проблема сопричастности событиям прошлого и эволюция образа бывших противников в сознании новых поколений народов - участников войны. Ключевые слова: Вторая мировая война, историческая память, современная геополитика, идеологическая и политическая конъюнктура, переоценки прошлого

Рубеж 1980-1990-х гг. явился крупным, международного значения поворотным пунктом динамики исторической памяти о войнах ХХ века. Вследствие распада “социалистической системы” и Советского Союза подверглись переоценкам все военные события столетия и особенно - Вторая мировая война. Этот процесс затронул все страны: и ведущие державы Запада, и бывшие страны “соцлагеря” в Восточной Европе, и новые государства, прежде входившие в состав СССР, включая постсоветскую Россию.

Следует отметить, что исторический поворот конца 1980-х годов имел ряд составляющих, которые по-разному повлияли на разные страны и, соответственно, историческую память их народов. Во-первых, речь идет о капиталистической реставрации в странах бывшего “социалистического содружества” со всеми вытекающими последствиями, в том числе в области идеологии, пропаганды, воздействия на массовое сознание. В этом кон-

Сенявский Александр Спартакович - доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, руководитель Центра “Россия и СССР в истории ХХ века”; Сенявская Елена Спартаковна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, лауреат Государственной премии РФ, действительный член Академии военных наук Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда. Проект № 08-01-00496а.

тексте интерпретация многих событий, особенно имевших отношение к социалистическому периоду в этих странах, закономерно подверглись инверсии: говоря упрощенно, знаки плюса и минуса поменялись местами. Так, в Российской Федерации во многом изменилась трактовка истории революции 1917 г. и Гражданской войны. Внесены были существенные коррективы и в оценку внешнеполитического курса советской эпохи, включая военные события, хотя здесь изменения были не столь радикальными. Аналогично в бывших соцстранах корректировалась их история, особенно периодов “революционных переходов” и связанных с ними или предшествовавших им военных событий.

Другой пласт перемен с конца 1980-х гг. затронул геополитические изменения на карте мира, соотношение сил между государствами и их коалициями. Соответственно, с одной стороны, победители в “холодной войне” получили явное преимущество и в текущей политике, и в возможности продвигать такие свои интересы, которые были нереальны в сложившейся исторически ранее системе международных отношений. С другой стороны, изменились или выявились скрывавшиеся прежде геополитические интересы стран - осколков “соцсодружества” и новых государств, возникших на развалинах СССР, что закономерно привело к попыткам ревизии многих исторических событий и вытекавших из них правовых следствий (в виде фиксированных международными нормами границ и т.д.). Продвижение НАТО на Восток явилось мощным фактором, подкреплявшим эти претензии. Наконец, с третьей стороны, геополитический наследник СССР -Российская Федерация - оказалась в ситуации новых геополитических реалий и возможностей, существенно для нее урезанных. Одновременно она стала объектом и мощного давления со стороны стран Запада, навязывающего ей роль побежденной в “холодной войне” страны, и объектом разнообразных притязаний и претензий со стороны соседей, - как новых постсоветских государств, так и бывших союзников по “соцлагерю”. И

здесь интерес новой России во многом заключается в сохранении, возможно более полном удержании тех элементов системы международных отношений, которая способствует обеспечению ее геополитической безопасности, а она исторически сформировалась именно в советскую эпоху, главным образом в результате Второй мировой войны. В такой, очень непростой ситуации происходила и трансформация исторической памяти, в том числе и о войнах ХХ века в указанных категориях стран с очень разными “историческими” интересами.

Ревизии или “корректировке” в той или иной степени подверглись оценки практически всех войн ХХ столетия. Но наиболее яростным атакам подверглись представления о Второй мировой войне и Ялтинско-Потсдамская система. Причина заключается в том, что эта система зафиксировала итоги войны и строилась на основе сложившегося тогда соотношения сил в мире. Радикальные изменения этого соотношения к началу 1990-х годов, естественно, поставили под вопрос не только саму систему, но и интерпретацию Второй мировой войны, следствием которой она являлась. Критика стала раздаваться со стороны не только основных побежденных стран и их союзников, но и США, которые остались единственной сверхдержавой и претендуют на принципиально новое место в мире.

Причем в том, что касается России, в большинстве стран используется практика двойных стандартов. СССР, который действовал в рамках общепринятой практики международных отношений обвиняется во всех смертных грехах, тогда как аналогичные или даже куда менее “корректные” действия других стран признаются правомерными. Например, замалчивается ответственность западных держав за Мюнхенский сговор, откровенно поправший нормы международного права и толкнувший Гитлера к территориальной экспансии в Европе, но “демонизируется” Пакт Молотова-Риббентропа, явившийся для СССР лишь ответом на англо-саксонскую стратегию подталкивания фашистской Германии к походу на Восток. При

этом парадоксальной и во многом комичной выглядит позиция некоторых стран, активно обличающих этот пакт, но при этом получивших от него очевидный выигрыш. Например, Литва именно благодаря секретному протоколу к этому пакту получила территориальные приращения в виде Виленской области со своей современной столицей Вильнюсом, причем в тот момент - в октябре 1939 г., то есть через два месяца после подписания протокола, получив Вильно, Литва ликовала, отмечая это праздничными манифестациями, а отнюдь не возмущалась “позорным сговором”1. Осуждая итоги Второй мировой войны, та же Литва почему-то не отказывается и от других территориальных приращений, в том числе порта Клайпеды.

Не отказывается и Польша, которая приобрела Силезию и часть Восточной Пруссии, при этом предъявляя многочисленные обвинения СССР и претензии к России. Поляки забывают, как их руководство накануне Второй мировой войны вело активные переговоры с фашистской Германией на предмет присоединения к Антикоминтерновскому пакту и совместному походу на Восток, если та поддержит притязания Польши на Украину. Польша, которая пытается сейчас представить себя невинной жертвой двух агрессоров, отнюдь не являлась таковой. Обвиняя сегодня СССР в “четвертом разделе Речи Посполитой”, сама она в 1938 г. с готовностью воспользовалась Мюнхенским сговором, чтобы выдвинуть собственные территориальные претензии при разделе Чехословакии, потребовав Тешинскую область Силезии. Между тем, СССР по этому пакту лишь возвратил территории дореволюционной России, которые были отняты у нее в период Гражданской войны и интервенции, включая агрессию Польши в 1920 г. В 1939 г. И.В.Сталин был отнюдь не более циничен, чем польские политики того времени, а точнее - прагматичен, защищая национальногосударственные интересы своей страны и стараясь обеспечить ее безопасность в условиях агрессивной угрозы, в том числе и со стороны Польши, сговаривавшейся с Гитлером о разделе СССР.

Не нужно забывать и о прогерманской позиции Прибалтийских государств в конце 1930-х годов, так что их попытки предстать невинной жертвой сталинской экспансии также не выдерживают критики. И уж совсем откровенно циничными являются реабилитация и даже возведение в ранг национальных героев пособников Гитлера в этих странах, установка им памятников и проведение маршей ветеранов СС.

Особенно наглядно тенденции усиления профашистских настроений в Прибалтике проявились в год 60-летия окончания Второй мировой войны. Так, президенты Литвы и Эстонии отказались приехать в Москву на празднование Дня Победы. Несколькими месяцами ранее, в начале февраля 2005 г. президент Латвии Вайра Вики-Фрейберга публично оскорбила ветеранов войны, заявив о том, что невозможно изменить сознание пожилых россиян, которые “9 мая будут класть воблу на газету, пить водку и распевать частушки, а также вспоминать, как они геройски завоевали Балтию” , а 15 марта опубликовала официальное заявление, в котором призвала латышей воздержаться от празднования 9 мая. 16 марта при попустительстве президента в Латвии прошел нацистский митинг . В столице Эстонии 8 мая 2005 г. состоялось открытие мемориала гитлеровскому вермахту и эстонцам, воевавшим на стороне фашистской Германии, участникам “оборонительных боев против Красной Армии”, причем на церемонии присутствовал премьер-министр страны Андрус Ансип4. В ночь на 9 мая в центре Таллинна был осквернен монумент советскому воину-освободителю, а накануне мэрия города запретила ветеранам Великой Отечественной войны зажигать в День Победы у этого памятника вечный огонь5. Два года спустя, 27 апреля 2007 г. по решению правительства Эстонии памятник «Бронзовому солдату» был разобран и перенесен из центра города на военное кладбище Таллина. Демонтаж монумента и снос мемориальной стены повлекли за собой массовые волнения в Таллине и других городах Эстонии6. При этом прибалтийские государства требуют от

России официальных извинений за “советскую оккупацию”, “покаяния” за пакт Молотова-Риббентропа, несмотря на то, что еще в 1989 г. Верховный Совет СССР дал ему четкую правовую и моральную оценку. В этой связи

В.В.Путин подчеркнул: “...Подобные претензии не имеют никаких оснований, носят откровенно спекулятивный характер. Полагаю, что их цель -привлечь к себе внимание, оправдать неблаговидную, дискриминационную политику правительств в отношении значительной части собственного русскоязычного населения, прикрыть стыд былого коллаборационизма. У каждого нормального человека вызывает возмущение то, что в этих странах эсэсовцам устанавливают памятники, разрешают проводить свои сборища. . Решения международного сообщества, в том числе Нюрнбергского трибунала, однозначно осуждают любые формы сотрудничества с нацизмом - вне зависимости от места и времени” .

Обращение к историческим событиям приобретает характер откровенного давления на современную Россию. То, что при существовании СССР в международных отношениях невозможно было и помыслить, превращается в реальность. Например, в странах Запада, которые сами были партнерами в строительстве Ялтинско-Потсдамской системы, открыто подвергаются сомнению те аспекты в изменении миропорядка, которые были зафиксированы в международных правовых документах в интересах СССР, при этом ни в коей мере не затрагиваются изменения, в которых до сих пор заинтересованы страны Запада и их нынешние союзники8. Включение в орбиту НАТО стран Восточной Европы, в том числе ряда бывших союзных республик СССР, позволяет им не только ставить вопрос о ревизии некоторых итогов Второй мировой войны, предъявлять обвинения и претензии к России, но и лоббировать свои интересы в ведущих странах Запада, использовать их государственные институты для давления на Россию с целью переоценки истории и получения от этого реальных политических и иных дивидендов.

Яркий тому пример - позиция правящих кругов США в отношении Прибалтики. Так, 20 мая 2005 г., всего 11 дней спустя после празднования 60-летия Победы над фашизмом во Второй мировой войне, Сенат США принял резолюцию с требованием к правительству России признать и осудить “незаконную оккупацию и аннексию Советским Союзом с 1940 по 1991 годы прибалтийских стран - Эстонии, Латвии и Литвы”. В резолюции утверждалось, что их включение в состав СССР было “актом агрессии, осуществленной против воли суверенных народов”. 23 июля аналогичную резолюцию приняла Палата представителей конгресса США9.

Память о Второй мировой войне весь послевоенный период являлась областью идеологических столкновений и попыток переписать историю в угоду геополитическим и иным интересам стран Запада, которые и ранее пытались приписать себе основную заслугу в победе над фашистской Германией. Причина идейных столкновений вокруг этой войны заключается, наряду с прочими, в ее особой значимости для целого ряда военных и послевоенных поколений. Так, по данным социологического опроса 1985 г., среди наиболее важных событий за последние полвека на первом месте американцы назвали Вторую мировую войну (почти 30%)10. Причем многие респонденты подчеркивают, что это было “большое мировое столкновение”, “война справедливая, в которой мы сражались и победили”, и война значимая, которая вызвала “создание новой мировой структуры”11. Еще более существенное место Вторая мировая война занимала и занимает в российском историческом сознании. Поэтому “сражение за умы” в этом принципиально важном вопросе носило не только “абстрактный” характер, но и всегда имело политическое значение.

Вместе с тем, в период существования СССР попытки “подправить” историю были относительно ограниченными и не ставили под сомнение сами основы интерпретации причин и характера Второй мировой войны, в том числе общих для союзников по антигитлеровской коалиции задач в

войне и итогов совместной победы. Теперь же, с конца 1980-х годов началась эскалация ревизии исторической памяти. При этом предметом “переосмысления” оказались инициаторы и виновники войны, характер войны для разных сторон, ход войны, вклад ее участников в Победу, цена Победы, роль руководства и народа, мотивы участия в войне власти и народа, кто являлся победителем, да и была ли сама Победа, и многое другое. После распада СССР беззастенчиво стали переставляться акценты в оценках не только роли участников войны, но и в причинах ее начала и в самом ее характере. Появилась тенденция ставить на одну доску Сталина и Гитлера, Третий Рейх и Советский Союз.

Историческая память о войне подверглась атакам как изнутри страны, так и извне. Наиболее радикальные российские политики, публицисты, историки не только раскрывали “белые пятна”, ставя запретные ранее вопросы и рассекречивая документы, но многие из них необоснованно переставляли акценты в оценках и даже откровенно фальсифицировали историю по принципу “чем хуже, тем лучше”, считая, что разрушение исторической памяти является необходимым условием разрушения “тоталитарного режима” и его идеологии. Но дело в том, что в своей деятельности они смыкались с внешними критиками России, которые руководствуются далеко не только формально-идеологическими соображениями, но и собственными геополитическими интересами, враждебными интересам России как таковой, в том числе и «новой». И сегодня ей для того, чтобы отстоять свои законные права, ранее обеспеченные нормами международного права и общепризнанными договорами с другими государствами, заключенными в результате исторических, в том числе военных событий, приходится часто напоминать об исторической правде и отстаивать ее от многочисленных посягательств, диктуемых не только абстрактными “общечеловеческими ценностями”, но и вполне корыстными целями.

Вместе с тем, российское историческое сознание демонстрирует весьма значительную устойчивость. Как и ранее, в социологических исследованиях начала 1990-х гг. важнейшим событием ХХ века признается Великая Отечественная война, занимая первое место, причем этот порядок в оценке событий не изменился и в последующие годы. По данным репрезентативного обследования ВЦИОМ в 1989 г. самым выдающимся событием ХХ века ее назвали 77%, а в 1994 г. - 73% опрошенных. Значимость

этой войны для истории страны отметили 70% молодежи в возрасте до 25

12

лет и 82% людей старше 50 лет . В ноябре 2004 было проведено общероссийское социологическое исследование “Великая Отечественная война в исторической памяти народа”, в ходе которого более 90% респондентов указали, что события Великой Отечественной войны в той или иной степени их интересуют, а День Победы 9 мая является для них праздником13. Таким образом, Великая Отечественная война рассматривается как позитивная символическая ценность, причем во всех поколениях россиян. В условиях ценностной и идейной дезориентации современного российского общества она фактически остается одной из немногих опор национального самосознания, которое отторгло многочисленные попытки, предпринятые в 1990-е годы, по ревизии оценок событий и итогов этой войны14. Для России историческая память о Великой Отечественной войне и Великой Победе играет особую роль, выступая в деморализованном обществе фактором его единения и мобилизации моральных сил народа на выдвижение позитивного и конструктивного сценария будущего развития.

Пожалуй, пик интереса к исторической памяти о Второй мировой войне и одновременно массированных атак на роль в ней СССР пришелся на 2005 год - год 60-летия Победы. Особенно активно на этот информационный повод отреагировали западные средства массовой информации. В специальном обзоре РИА Новости, подготовленном на основе мониторинга теле- и радиоэфира 86 зарубежных радиостанций и телекомпаний 19 ап-

реля 2005 г., констатировалось: “Информационная возня по поводу исторической интерпретации Великой Отечественной войны не обходится без арсенала пропаганды ужасов. Опора журналистов на субъективную мемуарную память, личный опыт бывших участников сражений и откровенные домыслы геббельсовской пропаганды приводит к тому, что на первый план выходят образы, связанные с местью, ненавистью и насилием, мало способствующие консолидации общественного мнения и воскрешающие прежние внешнеполитические установки. Постулируется наличие “темной стороны” освободительного подвига Красной армии, которую якобы замалчивают в современной России”15.

Таким образом, сознательно переставляются акценты в оценках, возбуждаются отрицательные эмоции в отношении страны и армии-освободительницы, фабрикуется их негативный образ, внедряемый в массовое сознание. При этом даже не упоминается главное - тот факт, что СССР и советский народ явились спасителями Европы от человеконенавистнической стратегии Гитлера на уничтожение целых государств и народов, причем огромной ценой десятков миллионов жизней и колоссальных материальных потерь. Забывается и то, что славянские и другие народы, в том числе Советского Союза, стали объектом фашистского геноцида. Не помнят и того, что СССР спас от уничтожения не только народы Европы, но и западные демократии, которые теперь пытаются ставить на одну доску агрессора и его жертву, гитлеровскую Германию и Советский Союз.

И вот уже со всех сторон звучат обвинения в том, что СССР “не так” пытался отсрочить фашистскую агрессию, что “плохо воевал”, добывая победу большой ценой, “плохо освобождал” Восточную Европу, стремясь впоследствии не допустить повторения нашествия с Запада созданием барьера из дружественных себе стран. Запад формулирует эти претензии так: он требует от России “покаяться” “за вторжение в Восточную Европу и насильственное утверждение там марионеточных режимов, просущест-

вовавших до рубежа 80-х - 90-х годов”16. При этом политика двойных стандартов проявляется все более открыто. Выдвигая свои необоснованные обвинения, “демократические режимы Европы, требующие от России покаяния за тоталитарное прошлое, не стремятся извиняться за собствен-

17

ные преступления” .

Мощным информационным поводом для очередного обращения к исторической памяти о Второй мировой войне, для активизации дискуссий о прошлом и его оценке, для соотнесения образа войны с современными многообразными политическими и иными интересами явился 60-летний юбилей Победы в 2005 г. Официальное празднование Дня Победы в Российской Федерации с приглашением на торжества глав государств и политических лидеров многих стран еще более возбудило интерес мировой общественности к этому событию, заставив и средства массовой информации, и общественное мнение “сверить часы” в его освещении и оценке. Значимость этого юбилея подчеркивается еще и тем обстоятельство, что это был праздник прежде всего для ветеранов - для уходящего поколения, из которого мало кто сможет дожить до следующего юбилея. По существу, это последний юбилей, который отмечался при жизни непосредственных носителей памяти о той войне. Тот факт, что центр празднования этой даты находился в России, куда приехали лидеры почти всех крупнейших государств, подчеркнул определенную связь времен, связь исторической памяти с политической значимостью этого события в мировой истории даже сегодня. Он объективно подчеркнул и фактическое признание решающей роли СССР в разгроме немецкого фашизма, хотя ряд государств (прежде всего Прибалтийских) воспользовался этим поводом для того, чтобы подчеркнуть свое неприятие этого праздника и исторической роли Советского Союза во Второй мировой войне.

В связи с многочисленными попытками ревизии исторической правды о Второй мировой войне российскому руководству пришлось напоми-

нать о ней и расставлять адекватные акценты в интерпретации хода событий, их причин и следствий, роли СССР в Победе и многих других вопросов. Так, 7 мая 2005 г. во французской газете “Фигаро” была опубликована статья Президента России В.В.Путина “Уроки победы над нацизмом: Через осмысление прошлого - к совместному строительству безопасного гуманного будущего”18. Глава российского государства подчеркнул, что “...эта историческая дата по-прежнему остается священной для каждой нации, каждой страны, которой дороги идеалы свободы и гуманизма. ... Бесконечно долгие и трудные четыре года наш народ сражался за будущую Победу. На пути к бункеру Гитлера наш солдат разгромил 600 вражеских дивизий. Три четверти потерь во Второй мировой войне нацисты понесли на Восточном фронте. Освободив в 1944 году собственную территорию, Советская Армия перешла государственную границу СССР, чтобы избавить от нацистского зла еще одиннадцать европейских стран”. Подчеркнув решающую роль СССР в Победе над нацизмом и освобождении народов Европы, он отметил, что “Вторую мировую войну выиграли все союзники по антигитлеровской коалиции. Это наш общий праздник. День Победы принадлежит всем нам, это событие вселенского масштаба”. Далее Президент РФ подчеркнул значимость памяти о войне: “Давая оценки событиям тех лет, мы должны в полной мере чувствовать нашу общую ответственность перед новыми поколениями. Поэтому важна не только историческая правда о войне, но и осознание ее нравственных уроков для современности”. Напомнив смысл Мюнхенского соглашения, Путин подчеркнул, что никому не удалось ““отсидеться в стороне”, “умиротворить” Гитлера за счет интересов других стран”, “откупиться от зла “за счет соседа””. И потому память о Второй мировой войне служит всем нам предостережением против повторения ошибок прошлого. Наконец, Президент подчеркнул, что “.учебники истории призваны быть объективными. Они должны доносить до наших граждан бесспорную правду о событиях тех лет”19.

Отстаивать эту правду Президенту России пришлось не раз в праздничные дни, отвечая на многочисленные, в том числе острые и даже провокационные вопросы зарубежных СМИ. Так, в интервью газете “Бильд” от 7 мая 2005 г. В.Путин еще раз напомнил, что именно Россия “внесла главный вклад в победу над гитлеризмом”, потеряв почти 30 миллионов жизней и треть национального богатства. И совершенно недопустимо ставить знак равенства между двумя разными режимами - гитлеризмом и сталинизмом, агрессором и жертвой. “.Не могу согласиться с приравниванием Сталина к Гитлеру, - заявил он. - Да, Сталин, безусловно, был тираном. Но он ведь не был нацистом! И не советские войска 22 июня 1941 года перешли границу Германии, а совсем наоборот”20.

В последние годы некоторыми кругами на Западе активно ставится под вопрос Освободительная миссия Красной Армии в Европе, а также делается акцент на жестокость ведения советскими войсками боевых действий на территории Германии. На это в российский президент ответил так: “Безусловно, советские войска освободили Германию от национал-социализма. Это исторический факт. Естественно, во время войны пострадало и гражданское население Германии, но это не вина Советского Союза или Красной Армии. Не Советский Союз начал эту войну. В остальном же и наши западные союзники не отличались тогда особой человечностью. Мне до сих пор совершенно непонятно, зачем надо было уничтожать Дрезден. С точки зрения ведения во-

21

енных действий в этом тогда не было абсолютно никакой необходимости” .

Позиция западных союзников СССР по антигитлеровской коалиции в течение всего послевоенного периода состояла в том, чтобы приписать решающую роль в Победе себе, в частности, преувеличивая значимость других театров военных действий - на Тихом Океане (при этом основные участники событий в этом регионе представляют их именно как отдельную войну, принципиально отличную от Европейского театра боевых действий), в Африке и в Западной Европе после запоздалого открытия в 1944 г.

Второго фронта и высадкой англо-американских войск в Нормандии. В последние годы эта позиция усугубляется стремлением представить Освободительную миссию СССР в Европе не как освобождение, а как “новое порабощение” стран, оказавшихся в сфере советского влияния. Отсюда и откровенная ревизии Ялтинской системы, на которой строился послевоенный мир в Европе, и даже приравнивание ее к Мюнхенскому сговору. В этой связи весьма показательно заявление Президента США Дж.Буша, произнесенное им на праздновании приглашения Литвы в НАТО 23 ноября 2002 г.: “Мы знали, что произвольные границы, начертанные диктаторами, будут стерты, и эти границы исчезли. Больше не будет Мюнхена, больше не будет Ялты”22. Тем самым нынешний глава американского государства отождествил Ялтинскую систему с фашистской агрессией, а великого президента своей страны Ф.Рузвельта фактически поставил на одну доску не только с допустившими предательский Мюнхенский сговор лидерами Англии и Франции, но и с Гитлером.

Интересно и то, как в год 60-летия Победы оценивали Вторую мировую войну и роль в ней СССР лидеры ряда Европейских государств. Несмотря на мощную тенденцию на Западе к пересмотру характера и итогов войны, некоторые из них вполне объективны и считают необходимым предостеречь от попыток переписать историю, предупреждают об опасности забвения ее уроков. Так, Президент Словацкой Республики И.Гашпарович назвал Победу над фашизмом “одним из самых важнейших событий словацкой, европейской и мировой истории в прошлом столетии. Повторение исторических ошибок, - подчеркнул он, - ждет любое общество, которое сознательно или из-за легкомысленности забыло об уроках своей истории. Ничего подобного произойти не должно - именно в этом заключается завет Победы над фашизмом”. Об историческом значении Победы говорил и Президент Венгрии Ф.Мадл: “Мы никогда не сможем забыть о тех жертвах, которые понесли народы Советского Союза ради достижения Победы.

В честь этого ведущие политики мира сейчас соберутся в Москве. Этот день имеет определяющее значение для истории Европы. Если бы история 60 лет назад сложилась иначе, мы сейчас едва ли смогли бы пользоваться теми ценностями, которые воспринимаются теперь как естественные”. Председатель правительства Республики Сербии В.Коштуница подчеркнул: “убежден, что истина о героическом подвиге Вашего народа, Вашей страны и их решающем вкладе в достижение Великой Победы за свободу всего человечества никогда не будет забыта. Сегодня мир был бы иным и не наслаждался завоеванной свободой, не прегради российский народ це-

23

ной невиданных миллионов жертв путь фашизму .” .

Пожалуй, наиболее емко и убедительно охарактеризовал современную ситуацию с исторической памятью о войне Президент Чешской Республики В.Клаус, подчеркнувший, что “Победа над нацистской Германией была Великой и действительно исторической победой”. Он отметил, что в последнее время все чаще наблюдаются попытки пересмотра оценок итогов Второй мировой войны. “Историю, по его словам, нельзя переписать или исправить”. В своем выступлении по случаю празднования 60-летия освобождения Северной Моравии президент, в частности, сказал: “Мы часто слышим рассуждения, в которых окончание Второй мировой войны интерпретируется иначе по сравнению с тем, как оно было пережито миллионами наших сограждан. Исчезает понятие освобождения и начинает преобладать акцент на послевоенном периоде истории. Окончание Второй мировой войны рассматривается как начало новой тоталитарной эпохи, которая вскоре наступила в нашей части Европы на четыре долгих десятилетия. Я убежден, что подобная оценка этого исторического события, которая, вне всяких сомнений, означала освобождение от нацизма и окончание немецкой оккупации, а также, собственно, и всей Второй мировой войны, не должна возобладать... Мы не имеем права смотреть на прошлое с иной позицией, нежели с позиции исторической. Мы не имеем права забывать об очередности фактов, причинно-

следственной связи. Мы не можем якобы “гуманистически нейтрально” анализировать трагические события войны и периоды непосредственно после нее, то есть с точки зрения некоей “симметрии страданий”. Люди, которые сегодня выступают с подобными идеями, постоянно требуют от нас делать все новые и новые некие “жесты примирений”, которые, однако, фактически

уравнивают между собой палачей и жертв, а иногда даже и меняют их места&>&> 24

ми” .

Конструктивная память о Второй мировой войне должна быть направлена не на обострение проблем и противоречий, а на утверждение ценности единства мира и согласия. Однако базироваться они могут только на исторической правде, на тех ценностях, которыми руководствовались страны Антигитлеровской коалиции в борьбе с фашизмом, с нацистской агрессией, расизмом и геноцидом народов. Попытки умалчивать правду о войне, переписывать историю, переставлять акценты в ее интерпретации выгодна только тем силам, которые стремятся к разжиганию розни и конфронтации. В этом отношении гораздо более позитивной оказалась инициатива России и группы стран СНГ, к которым присоединились и другие государства, объявить 8 и 9 мая Днями памяти и примирения. Генеральная ассамблея ООН без голосования приняла соответствующую резолюцию, где говорится, что историческая победа в мае 1945 г. создала условия для учреждения Организации Объединенных Наций, призванной избавить грядущие поколения от бедствий войны, и что отныне 8 и 9 мая будут отмечаться ежегодно как день памяти жертв Второй мировой войны25.

Празднование 60-летнего юбилея Победы внесло свой вклад в защиту исторической памяти, правды о Второй мировой войне, и вместе с тем обозначило все болевые точки по этому вопросу как в массовом, так и в политическом мировом сознании.

Важный пласт проблем, связанных с исторической памятью о войне, заключен в теме “Война глазами победителей и побежденных”. Историю войн с древности, как правило, писали победители. Однако после войн нового и новейшего времени обычно сохранялись побежденные страны, государства и народы с их самосознанием, культурой и т.д. Естественно, они тоже пытались осмыслить проигранную войну. И образы одной и той же войны у победителей и побежденных всегда существенно отличались.

Память о войне весьма дифференцирована. В случае победы война обычно ложится в “копилку” национальной памяти, становясь предметом гордости за свою армию, страну, государство и т.д. В случае поражения о войне стараются либо забыть, либо переставить акценты так, чтобы отсечь вызываемые ею отрицательные эмоции и, напротив, вызвать положительные, а для этого используются разные средства. Например, акцентирование внимания на героических или победоносных эпизодах войны, героизация отдельных воинов и военачальников, поиски “объективных причин” поражения и т. д.

Интересно то, как формировалась и эволюционировала историческая память Германии о Второй мировой войне. Немецкий историк Рейнхард Рюруп, рассуждая на тему о том, “как немцы обошлись с памятью о войне”, констатировал, что “большинство немецкого населения восприняло 1945 год как поражение, а освобождение от нацизма - как порабощение. ... За исключением некоторых известных публицистов значительное большинство немцев в первые послевоенные годы было не в состоянии открыто и беспощадно критиковать то, что совершила Германия в Советском Союзе. ... На первый план вышли собственные страдания и потери, боль от смерти близких, забота о военнопленных и пропавших без вести, бегство и ежедневная борьба за выживание. Казалось, что собственные страдания сделали народ неспособным к восприятию немецких преступлений и

немецкой вины. Едва прошел первый испуг, начали говорить о несправедливости других, о “юстиции победителей”26.

Эта тенденция переакцентировки, особенно по прошествии времени, в оценках войны психологически закономерна. Как высказался один из участников дискуссии в Интернете по поводу официальной трактовки истории Второй мировой войны, принятой сегодня в странах Прибалтики, “у разных народов существуют мало похожие друг на друга “альтернативные истории””, и “причиной столь странного и совершенно разного отношения к историческим событиям . является отнюдь не желание человека узнать правду о дне вчерашнем, а желание комфортно жить в дне сегодняшнем... Именно поэтому так отличаются трактовки одного и того же исторического события у разных людей и разных народов... В прошлом человек ищет

27

опору и оправдание для настоящего” . Когда эти психологические закономерности дополняются государственными интересами, подобное явление переоценок и даже оценочных инверсий становятся вполне объяснимыми: политика смыкается с массовыми общественными настроениями и опирается на них, даже если “новые интерпретации” полностью противоречат исторической правде.

Вот как пишет об этом российский социолог А.Г.Здравомыслов: “Для каждого из государств, участвовавшего в войне, существует собственный рассказ, который оказывается для стран-победителей - средством воспроизводства национального самосознания, для стран, потерпевших поражение - фактором, дезавуирующим роль национального начала! В силу этого обстоятельства рассказ о войне в этих странах, и, прежде всего, в Германии, непопулярен. Этот “рассказ” желательно вытеснить из памяти!.. Но поскольку это невозможно, постольку возникает искушение включить в него какие-то оправдательные аргументы, прежде всего, за счет такого представления победившей стороны, которое дезавуирует значение и смысл самой победы, приравнивает в каких-то отношениях “победителям

и “побежденного”, палача и его жертву. Концепция тоталитаризма как раз и предоставляет логические средства для отождествления “фашизма” и “коммунизма”. В постсоветский период это отождествление доведено до крайности в “Черной книге коммунизма”. Основой этой работы является своего рода инверсия, осуществленная с помощью изменения оценки реальных исторических событий и фактов”28.

Отношение к войне потерпевшими поражение (Германия и ее союзники) характеризуется попытками вытеснения из исторической памяти самого событ?

Научтруд |