Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com
Категория: Право

процессуальное положение прокурора на досудебных стадиях современного уголовного судопроизводства

Автор: Сергей Валерьевич Гурдин

УДК 343.1 DOI 10.24411/2073-0454-2019-10211

ББК 67.410.2 © С.В. Гурдин, А.А. Клюенкова, 2019

Научная специальность 12.00.09 — уголовный процесс

ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ПРОКУРОРА НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ СОВРЕМЕННОГО УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Сергей Валерьевич Гурдин, доцент кафедры уголовного процесса, кандидат юридических наук, доцент Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя (117437, Москва, ул. Академика Волгина, д. 12) E-mail: sgurdin@gmail.com

Анастасия Александровна Клюенкова, курсант международно-правового факультета

Московский университет МВД России имени В.Я. Кикотя (117437, Москва, ул. Академика Волгина, д. 12)

E-mail: kluyenkova@mail.ru

Аннотация. С точки зрения современного уголовно-процессуального законодательства и комплексного подхода проанализировано процессуальное положение прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства; предложены пути разрешения некоторых дискуссионных вопросов. Представленные выводы основаны на всестороннем изучении позиций других ученых и действующем уголовно-процессуальном законодательстве.

PROCEDURAL POSITION OF THE PROSECUTOR AT THE PRE-TRIAL STAGES MODERN CRIMINAL JUSTICE

Sergey V. Gurdin, associate professor of criminal procedure, candidate of legal sciences, associate professor Moscow University of the Ministry of Internal affairs of Russia named after V.Ya. Kikot& (117437, Moscow, ul. Akademika Volgina, d. 12) E-mail: sgurdin@gmail.com

Anastasia A. Klyuenkova, cadet of the international law faculty

Moscow University of the Ministry of Internal affairs of Russia named after V.Ya. Kikot& (117437, Moscow, ul. Akademika Volgina, d. 12) E-mail: kluyenkova@mail.ru

Annotation. In the article, from the point of view of modern criminal procedure legislation and an integrated approach, the procedural position of the prosecutor at the pre-trial stages of criminal proceedings is analyzed, and ways to resolve some of the controversial issues are proposed. The conclusions presented in the article are based on a comprehensive study of the positions of other scientists and the current criminal procedural legislation.

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Для цитирования: Гурдин С.В., Клюенкова А.А. Процессуальное положение прокурора на досудебных стадиях современного уголовного судопроизводства. Вестник Московского университета МВД России. 2019;(4): 136—140.

Российское уголовное судопроизводство является одной из крайне важных сфер в жизни и деятельности общества и государства в целом. При этом, динамично развиваясь, оно сохраняет традиционно неизменными свои основополагающие постулаты.

Совершенств ов ание уголовно -пр оцессуального законодательства, процессуального положения участников уголовного судопроизводства объективно необходимо и внешне обусловлено, поскольку существенным критерием эффективности уголовно-процессуальной деятельности в целом является ее детерминированность изменениями в общественных отношениях, имеющих место в конкретный период развития общества и государства.

Так, правовое положение должностных лиц, наделенных в уголовном судопроизводстве публичными полномочиями, достаточно интересно просматривается с позиции их процессуального взаимодействия, поскольку каждая стадия уголовного процесса предполагает необходимость совершения процессуальных действий и принятия решений от различных участников. Именно согласованность и целенаправленность деятельности всех должностных лиц обеспечивает наибольшую результативность в реализации целей и задач всего уголовного судопроизводства, определенных законодателем в ст. 6 УПК РФ.

Одним из важнейших и одновременно процессуально неоднозначных участников уголовного судопроизводства является прокурор, процессуальное положение которого на современном этапе развития уголовного судопроизводства вызывает вполне обоснованные дискуссии, развернутые учеными-процессуалистами на страницах юридической и иной специальной литературы.

Глубокий и всесторонний анализ уголовно-процессуального законодательства позволяет с уверенностью утверждать, что первое упоминание о прокуроре содержится в ст. 5 УПК РФ, которая определяет значение основных понятий.

Так, в соответствии с п. 31 этой нормы прокурор в уголовном судопроизводстве — это не кто иной, как «Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры, их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре».

При этом, отчетливо видно, что понятия прокурор и государственный обвинитель в уголовном судопроизводстве используются законодателем как то ждеств енные.

Важно отметить, что УПК РФ является основным, но не единственным нормативным правовым актом, регламентирующим деятельность прокурора.

Наряду с УПК РФ, следует обратить внимание на Федеральный закон от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» с последующими изменениями и дополнениями и ведомственные нормативные акты, например, приказ Генеральной прокуратуры РФ от 25 декабря 2012 г. № 465 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства».

В свою очередь, последовательный анализ ст. 37 УПК РФ, полностью посвященной регламентации процессуального положения прокурора, позволяет

сделать вывод о том, что он является должностным лицом, уполномоченным осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Законодательное определение этого понятия позволяет уточнить основные функции прокурора, присущие ему как одному из ключевых участников уголовного судопроизводства на досудебных его стадиях. К ним, в частности, относятся: осуществление уголовного преследования в ходе уголовного судопроизводства и надзор за процессуальной деятельностью органов, осуществляющих предварительное расследование.

Исходя из структуры уголовного процесса, можно классифицировать эти полномочия применительно к каждой из досудебных стадий, в которых прокурор, как одна из центральных фигур уголовно-процессуальной деятельности, принимает участие.

Так, на стадии возбуждения уголовного дела прокурор осуществляет контроль за исполнением требований законодательства при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях; после чего, в случае самостоятельного рассмотрения поступивших материалов и обнаружения в них фактов нарушения УК РФ, имеет право на вынесение мотивированного постановления о направлении данных материалов в тот или иной орган предварительного расследования для дальнейшего решения вопроса об уголовном преследовании.

Кроме того, прокурор вправе передавать материалы проверки сообщения о преступлении (а также материалы уголовных дел) от одного органа предварительного расследования другому, передавать их в Следственный комитет Российской Федерации. На этапе принятия решения о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела прокурор уполномочен проверять законность и обоснованность решений следователя или руководителя следственного органа. Аналогичное полномочие касается вопросов приостановления или прекращения уголовных дел.

Следует обратить особое внимание на тот факт, что в настоящее время прокурор не наделен таким существенным и принципиально важным полномочием, как право самостоятельно возбуждать уголовное дело, что, по сути, лишает его возможности должным

образом самостоятельно реагировать на каждый случай обнаружения признаков преступления.

В свою очередь, на стадии предварительного расследования прокурор уполномочен, в том числе, направлять процессуальную деятельность дознавателя: в частности, давать ему письменные указания о ходе расследования, о необходимости производства тех или иных процессуальных действий, в том числе и тех, которые производятся не иначе как по судебному решению.

Помимо этого, именно прокурор дает согласие на возбуждение перед судом соответствующего ходатайства, таким же образом он участвует и в деятельности по избранию, отмене или изменению меры пресечения. При наличии оснований прокурор может самостоятельно возбуждать перед судом ходатайства, предусмотренные законодательством.

При этом прокурор уполномочен принимать участие в судебных заседаниях, которые происходят в рамках досудебных стадий уголовного судопроизводства.

Особенно ярко такое участие проявляется при рассмотрении вопросов об избрании, отмене или изменении меры пресечения в виде заключения под стражу, о продлении ее срока.

Не менее значимо участие прокурора в судебных заседаниях, связанных с рассмотрением жалоб и ходатайств о производстве процессуальных действий, предусмотренных ч. 2 ст. 29 УПК РФ, а также ходатайства о продлении срока запрета определенных действий.

При выявлении нарушений в ходе предварительного расследования прокурор вправе требовать от органов дознания и следствия их незамедлительного устранения, отменять незаконные или необоснованные постановления органов дознания, а также нижестоящего прокурора, начальника органа дознания, подразделения дознания и непосредственно дознавателя.

В таких случаях прокурором может быть принято решение об отстранении дознавателя от дальнейшего производства расследования, а также о передаче дела следователю для производства предварительного следствия.

Ключевую роль прокурор играет на заключительном этапе стадии предварительного расследования — при окончании предварительного расследования, поскольку дальнейшее движение уголовного дела зависит именно от его действий и принимаемых на данном этапе решений.

Так, уголовное дело может быть возвращено дознавателю, следователю с письменными указаниями о производстве дополнительного расследования, об изменении объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и устранения выявленных недостатков.

В случае утверждения обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления прокурор направляет уголовное дело в суд.

В продолжение начатого разговора, отметим, что наличие у прокурора реальных полномочий по обеспечению законности сомнений не вызывает. Однако, имеет место некоторое противоречие, так как объем надзорных полномочий прокурора в отношении дознавателя и следователя неодинаков.

В отношении дознавателя прокурор однозначно обладает большей совокупностью формально определенных законодателем функций несмотря на то, что подследственность дознавателя составляют уголовные дела небольшой и средней тяжести.

В то же время, деятельность следователя, в производстве которого преимущественно находятся дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, юридически менее подвержена прокурорскому надзору.

Например, в приказе Генерального прокурора РФ от 2 июня 2011 г. № 162 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» установлены пределы возможностей прокурора по надзору за предварительным следствием и дознанием, в соответствии с которыми в отношении следователя прокурору действительно предоставлена значительно меньшая свобода надзора.

Принимая во внимание тот факт, что дознание и предварительное следствие — это две формы предварительного расследования, различия в объеме прокурорского надзора за процессуальной деятельностью следователя и дознавателя не представляются вполне объективными и очевидными.

Несколько иным образом дело обстоит с функцией уголовного преследования, которое, в соответствии с п. 55 ст. 5 УПК РФ, представляет собой процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления.

Совершенно понятно, что прокурор является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения, но при этом рассмотренная выше совокупность полномочий не позволяет с уверенностью констатировать наличие у прокурора реальной возможности осуществлять действия, непосредственно направленные на изобличение лица в совершении преступления.

Наблюдается определенная ограниченность непосредственного участия прокурора в уголовном преследовании: здесь его фигура играет роль, скорее направляющую, а влияние на ход уголовного процесса выражается, прежде всего, в координирующей, наблюдательной и разрешительно-запретительной функциях (полномочиях разрешать или запрещать то или иное действие или решение).

Прокурор не наделен правом возбуждать уголовное дело, принимать его к своему производству и осуществлять предварительное расследование; он не может самостоятельно собирать доказательства по делу, производить следственные действия, участвуя, таким образом, в расследовании преступлений лишь эпизодически.

Во всем досудебном производстве прокурор, преимущественно, выступает должностным лицом, осуществляющим надзор за тем, как уголовное преследование реализовывается другими участниками уголовного судопроизводства.

Позиция законодателя обусловлена тем, что более тесное процессуальное взаимодействие прокурора со следствием, во-первых, могло бы ограничить процессуальную самостоятельность следователя, а, во-вторых, заставило бы усомниться в беспристрастности прокурора. Как следствие, все это могло бы значительно уменьшить эффективность прокурорского надзора на стадиях досудебного производства, поскольку ход и результаты расследования уголовного дела стали бы более зависимыми от действий и решений прокурора.

Стоит отметить небезосновательность данной позиции, поскольку очевидным является то, что расследование и надзор не должны пересекаться, соответственно, не могут одновременно осуществляться одним и тем же должностным лицом.

Составляя компетенцию одного и того же субъекта властных полномочий, расследование и надзор

теряют необходимую и принципиально важную объективность и перестают отвечать назначению уголовного судопроизводства.

По этой причине лишение прокурора полномочий по самостоятельному расследованию уголовных дел следует рассматривать как гарантию того, что широкие полномочия прокурора не будут выступать средством достижения личных целей, а также препятствием на пути к обеспечению законности, объективности и справедливости.

При этом следует поставить вопрос о некоторой алогичности данной позиции, потому что весьма сложно представить, насколько объективным будет надзор со стороны прокурора, который не имеет представления о ходе предварительного расследования по тому или иному уголовному делу.

В современных уголовно-процессуальных реалиях прокурор является единственным участником, который наделен надзорными полномочиями и при этом не связан ведомственными интересами следователя и дознавателя, что теоретически и позволяет рассматривать его фигуру в качестве наиболее беспристрастного участника уголовного процесса.

Однако, возвращаясь к регламентации процессуального статуса прокурора в УПК РФ и других нормативных актах, стоит поставить под сомнение целесообразность разделения его полномочий на надзорные функции и функции уголовного преследования ввиду того, что последние сведены к минимуму.

Отметим далее, что на страницах юридической литературы не утихают дискуссии, касающиеся объема надзорных полномочий, предоставленных прокурору и зачастую носящих дискреционный характер.

Понятие дискреционных полномочий на современном этапе развития теории права широко обсуждается, но при этом не имеет законодательного определения.

Однако, исходя из природы термина «дискреционный», можно утверждать, что дискреционные полномочия представляют собой формально определенную законодателем совокупность прав и обязанностей различных по своей природе органов государственной власти или должностных лиц, наделяющих их возможностью выбора при принятии того или иного решения (одного из нескольких предусмотренных законодателем) или совершения действия по своему усмотрению, основываясь на

фактических обстоятельствах уголовного дела, данных о личности подозреваемого, обвиняемого, чувстве справедливости и уважении действующего законодательства.

Изучая действующее уголовно-процессуальное законодательство, может сформироваться мнение о том, что в ряде случаев закон предоставляет прокурору чрезвычайно широкие дискреционные полномочия, например, при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве. Однако, это не совсем соответствует действительности.

При решении данного вопроса наиболее правильной представляется позиция группы ученых-процессуалистов во главе с профессором П.А. Лу-пинской, которые справедливо полагают, что гл. 40.1 УПК РФ не равнозначна сделке о признании вины, поскольку не предоставляет прокурору дискреционных полномочий относительно уменьшения объема обвинения при заключении досудебного соглашения с подозреваемым, обвиняемым, и предоставляемые льготы применяются не в результате уступок обвинителя и соответствующей «сделки» прокурора с этим лицом, а ввиду прямого указания уголовного и уголовно-процессуального законодательства [3, с. 770].

Подводя итог сказанному, отметим, что прокурор является одной из самых значимых фигур в современном уголовном судопроизводстве, а совокупность его динамично развивающихся прав и обязанностей со всей очевидностью отражает видение законодателя относительно его процессуального положения.

Литература

1. Буланова Н.В., Ережипалиев Д.И., Яловой О.А. Деятельность прокурора на досудебных стадиях уголовного судопроизводства: организационный, процессуальный и криминалистический аспекты: Пособие / рук. авт. кол. Н.В. Буланова. М.: Академия Ген. прокуратуры Российской Федерации, 2013.
2. Щерба С.П., Ережипалиев Д.И. Прокурор в досудебном производстве по уголовным делам: функции, правовой статус, полномочия. М.: Юрли-тинформ, 2015.
3. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская, Л.А. Воскобитова. 3-е изд. М.: Норма-Инфра-М, 2013.

References

1. Bulanova N.V., Erezhipaliyev D.I., Yalo-voy O.A. Deyatel&nost& prokurora na dosudebnykh sta-diyakh ugolovnogo sudoproizvodstva: organizatsion-nyy, protsessual&nyy i kriminalisticheskiy aspekty: Po-sobiye / ruk. avt. kol. N.V. Bulanova. M.: Akademiya Gen. prokuratury Rossiyskoy Federatsii, 2013.
2. Shcherba S.P., Erezhipaliyev D.I. Prokuror v dosudebnom proizvodstve po ugolovnym delam: funk-tsii, pravovoy status, polnomochiya. M.: Yurlitinform, 2015.
3. Ugolovno-protsessual&noye pravo Rossiyskoy Federatsii: Uchebnik / Otv. red. P.A. Lupinskaya, L.A. Vos-kobitova. 3-e izd. M.: Norma-Infra-M, 2013.
процессуальное положение прокурора прокурор государственный обвинитель уголовное преследование надзорные функции the procedural position of the prosecutor the prosecutor public prosecutor criminal prosecution supervisory functions.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |