Научтруд
Войти
Категория: Социология

В ПОИСКАХ КОЛЛАБОРАЦИИ. ВОЗМОЖНОСТИ АКАДЕМИЧЕСКИХ СОЦИАЛЬНЫХ ИНТЕРНЕТ-СЕТЕЙ

Научный труд разместил:
Veesned
4 августа 2020
Автор: указан в статье

УДК 001.89

С. А. ДУШИНА,

кандидат философских наук, доцент, Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН, г. Санкт-Петербург, e-mail: sadushina@yandex.ru

А. В. КАМНЕВА,

магистрант факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета, г. Санкт-Петербург, e-mail: comon70@mail.ru

В ПОИСКАХ КОЛЛАБОРАЦИИ. ВОЗМОЖНОСТИ АКАДЕМИЧЕСКИХ СОЦИАЛЬНЫХ ИНТЕРНЕТ-СЕТЕЙ

В статье представлен анализ академических социальных интернет-сетей как инструмента коллабораций. Принимая во внимание результаты социологического опроса, авторы показывают, что основанием для приглашения в проекты через сеть являются академические заслуги пользователя. Выявлено, что профессиональные социальные сети играют, скорее, опосредованную роль для установления коллабораций, предоставляя информацию в исследовательских профилях. Подчеркивается важность традиционных коммуникативных пространств (конференции, семинары) для завязывания сотрудничества.

S. A. DUSHINA,

Candidate of Philosophical Sciences, Associate Professor Institute for the History of Science and Technology named by S. I. Vavilov, St. Petersburg Branch, Russian Academy of Sciences, St. Petersburg, e-mail: sadushina@yandex.ru

A. V. KAMNEVA,

MA Student, Department of Sociology, St. Petersburg State University, e-mail: kamnevanya@gmail.com

SEARCHING FOR COLLABORATION. OPPORTUNITIES OF ACADEMIC SOCIAL INTERNET NETWORKS

The article presents an analysis of academic social Internet networks as a tool for collaborations. Taking into account the results of the sociological survey, it is shown that the basis for the invitation to projects through the network is the user&s reputation. It is revealed that academic social networks play, rather, a mediated role for establishing collaborations, providing information in research profiles. The importance of traditional communicative spaces (conferences, seminars) for establishing cooperation is emphasized.

Введение. Научное сотрудничество является одним из условий продуктивной работы, оказывающим влияние на академические карьеры. Часто современные исследования выполняются командами ученых, которые междисциплинарны, транснациональны и географически разбросаны. Особенный интерес коллаборации вызывают в связи с крупными экспериментами, проектной деятельностью, с междисциплинарными исследованиями, когда ученые из разных организаций объединяются во временные исследовательские группы для решения поставленных задач. С появлением Интернета, особенно технологий Web 2.0, открываются новые возможности для завязывания колла-бораций в виртуальном пространстве. Для удобства поиска партнеров создаются специализированные интернет-платформы для научных организаций, содержащие информацию об исследователях, их профессиональной деятельности, научных достижениях, картах соавторства [1, p. 352]. Цель этих платформ - облегчить поиск сотрудников в проекты. Сеть становится инструментом исследовательской культуры, с помощью которого создают научные коллективы, собирают данные и представляют результаты работы. Цель нашего исследования - показать, насколько социальные академические интернет-сети (ResearchGate, Academia.edu, Mendeley и др.) используются для научной интеграции, установления исследовательской коллаборации, приглашений ученых в проект, а также выявить результативность такого рода сотрудничества. Под академическими социальными компьютерными сетями мы будем понимать веб-сайты, предназначенные для построения социальных интеракций ученых, предоставляющие такие сетевые приложения, как семантический поиск, обмен публикациями, форумы, возможности комментирования, создание групп по интересам [2]. Мы будем опираться на данные, полученные в ходе социологического исследования, которое в виде специально разработанного интернет-опроса проводилось на базе Центра социолого-науковедче-ских исследований Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники (СПбФ ИИЕТ) РАН весной 2018 г. Прежде чем перейти к описанию и интерпретации результатов, мы, обращаясь к исследованиям по истории науки, покажем разнородность форм сотрудничества и значимость коллаборации для субъектов производства знания.

От коллектива экспериментаторов к коллаборационному Совету. Командную науку, то есть науку как коллективное производство знания, связывают с «большой наукой», с технонаукой и ее зарождение относят к ХХ в. [3, с. 23-58; 4]. Однако даже поверхностный взгляд на историю науки показывает, что работа в сотрудничестве, более того, в соавторстве имела место быть уже в Новое время. Как замечают Д. Бивер и Р. Розен, коллективная исследовательская работа, завершавшаяся совместными публикациями, практиковалась уже в XVII-XVIII вв., при этом их большая часть приходилась на астрономию [4, p. 71-72]. В научных журналах того времени появлялись сообщения о совместных наблюдениях и экспериментах. Так, в первом номере «Journal des Sçavans», вышедшем в свет в январе 1665 г., опубликован отчет об обсуждении

учеными природного явления - прохождении кометы, представляющий собой текст авторских выступлений, в каждом из которых содержится понимание причин и следствий этого астрономического события.

Петербургская академия наук в конце 60-х годов XVIII в. была вовлечена в крупнейшее международное предприятие - наблюдение прохождения Венеры по диску Солнца 23 мая 1769 г. с целью «определения величины солнечного параллакса и длины астрономической единицы» [5, с. 164]. В проект вошли более 150 ученых, организовавших наблюдения в 77 астрономических пунктах, разбросанных по всему миру. Руководителем астрономической программы Петербургской академии, как указывают Ю. Х. Копелевич и Г. И. Смагина, был С. Я. Румовский. Отчеты о наблюдениях опубликованы в «Novi Commentarii» - издании Санкт-Петербургской академии - во второй части XIV тома за 1769 год (Academiae Scientiarum Imperialis Petropolitanae. Tom XIV. Pars II. P. 131-133).

Современные научные коллаборации, особенно в области астрофизики и физики элементарных частиц, весьма отдаленно напоминают коллективную работу ученых Нового времени. Они иные и по характеру, и по модели сотрудничества. Суть трансформации командной работы во второй половине ХХ в. хорошо эксплицирована П. Галисоном. Он показал, что коллаборации собираются вокруг технического (ускорительные комплексы, пузырьковые камеры - объекты мегасайнс), разрастаются до нескольких тысяч сотрудников и представляют собой пространственно распределенные, объединенные соглашениями о сотрудничестве команды, «переменного состава и размера, с трудно устанавливаемыми границами». Метаколлаборации - это новый «социальный феномен, непостоянный по форме и точно неопределяемый» [6]. Если коллаборации 1960-х годов имели персонифицированный характер, потому что были подчинены единому центру во главе с его руководителем -лидером, принимающим решения и ответственным за финансирование, результат, публикации, то в конце 1990-х годов, фиксирует П. Галисон, никакая группа в отдельности не могла управлять мультиинституциональной и многонациональной коллаборацией. Таким образом, «группа как квазииндивид уступила дорогу федеративной ассоциации частей», и вместо имени лидера, известного физика, теперь - анонимный Совет коллаборации [6]. Аналогичные изменения произошли и в политике авторства, приведшие к появлению нового типа соавторства, определяемого «высокоструктурированной системой контроля», надындивидуального, включающего до нескольких тысяч человек. Традиционные механизмы репутации здесь не работают, и соавторство вряд ли способствует узнаваемости ученого и его признанию.

В своих исторически различных формах коллаборации оказываются необходимым элементом организации научных исследований. Д. Бивер и Р. Розен на примере Франции первой половины XIX в. убедительно показали, что сотрудничество ученых (выражающееся, в частности, в соавторстве) представляет собой ответ на растущую профессионализацию науки. Теперь исследователю, желавшему посвятить себя науке, не надо искать покровителя из дворянского сословия1; поддержку можно найти в институциональной исследовательской структуре, среди ее элиты, в руках которой находился контроль за разного рода ресурсами, включая и «вербовку» новых сотрудников. Профессиональная стратификация порождает необходимость в научной кооперации. Конечно, научная кооптация не всегда может быть выдвинута в качестве непосредственного основания академического успеха или неудачи в карьере французского ученого, тем не менее, по мнению Д. Бивера и Р. Розена, она играет значительную роль в профессиональном становлении [7, p. 135-136]. К такому выводу они пришли, изучая биографии ученых, составивших элиту французской науки. Примеров положительных эффектов научного сотрудничества гораздо больше, чем отрицательных последствий. Для молодых исследователей сотрудничество с научным авторитетом означает доступ к ресурсам (как информации, так и оборудованию), карьерный рост, обретение узнаваемости и признания; для опытных ученых коллаборации открывают возможности для интеллектуального влияния, распространения идей, подтверждения своего статуса.

В целом в исследованиях научных коллабораций преобладают положительные оценки этого социального явления2. Достаточно вспомнить классическое исследование о нобелевских лауреатах Г. Цукерман (Х. Закерман), в котором зафиксирована прямая зависимость между коллаборацией и научной производительностью [8]. Выделяют три группы факторов, объясняющих сотрудничество: экономические, социальные и когнитивные [9, p. 102]. Д. Прайс полагал, что коллаборация «возникает больше из экономической, чем из интеллектуальной зависимости», что ее экономическая ценность обусловлена совместным использованием дорогостоящих установок и оборудования, а также ростом продуктивности, получаемой от совместной работы

1 О важности «связей» для карьеры ученого (только на английской почве) см. в статье Hall R. A., Hall M. B: «Мир, который включал в себя интеллектуальные занятия и публичную жизнь, был, конечно, маленьким миром джентри... Однако этот маленький мир сам по себе был гибким. Тот, кто мог быть квалифицирован, чтобы быть допущенным на дно этого мира (и в данном случае университетская степень могла бы открыть двери), мог бы и когда-то достичь его вершины. Тем не менее это был мир, в котором "связи" во всем их переплетении в разного рода сети. имели первостепенную важность. Генри Ольденбург никогда бы не стал секретарем Королевского общества, если бы он не оказался причастен к той могущественной семейной связи [Р. Бойль] ... которая сделала его известным человеком и возможным кандидатом» (Hall R. A., Hall M. B. Further Notes on Henry Oldenburg // Notes and Records of the Royal Society of London. - 1968. - Vol. 23, No. 1. - P. 39-40).
2 Значительно меньше внимания в исследовательской литературе уделено негативным последствиям коллабораций. О проблематизации влияния на карьеру метаколлабораций и соавторства нового типа см. у П. Галисона [6]; специальный октябрьский выпуск журнала Social Studies of Science за 2005 г. посвящен анализу ряда проблем кооперации, приобретающих дискуссионный характер, среди которых, в частности: что означает рост знаний? Для каких субъектов? Каковы последствия коллабораций для развитых стран и стран с развивающейся экономикой? Действительно ли коллаборация и соавторство повышают научную производительность?

[10, р. 160]. В когнитивном плане считается, что сотрудничество ученых из разных исследовательских областей, являющихся носителями уникальных методик, владеющих специальными технологиями, теоретическими подходами, дает некоторое «перекрестное опыление», «синергийный эффект», из которого рождаются новые идеи, объяснительные конструкции, способствующие научной производительности. Г. Мелин выгоды от коллабораций для их участников усматривает в приобретении знания, в высочайшем качестве исследовательской работы и в расширении исследовательской сети [11]. Научная политика государств также исходит из позитивной оценки коллабораций, в противном случае невозможно объяснить наличие разного уровня программ, способствующих международной кооперации, мобильности исследователей.

Где завязываются коллаборации. Традиционно для установления контактов и сотрудничества использовалась переписка (письмо), а также встречи профессионалов - конференции, семинары - непосредственная формальная и неформальная коммуникация. Так, Петербургская академия в первые годы своего существования направляла письма зарубежным научным объединениям - академиям - для установления с ними сотрудничества. Однако, как замечает Ю. Х. Копелевич, более плодотворными оказались непосредственные контакты ученых. Академики поддерживали переписку с учеными, с которыми были связаны до приезда в Петербург, и устанавливали новые контакты [12, с. 178-179]. При этом подчеркивается, что особенно заинтересован был в расширении связей Ж. Делиль, для которого научная коллаборация - обмен астрономическими наблюдениями - была необходимым условием его исследовательской работы. Помимо писем, средством становления профессиональных отношений были личные встречи. Академики, отправлявшиеся в заграничные путешествия, получали специальные инструкции по налаживанию отношений с иностранными учеными. Непосредственные разговоры вокруг обсуждаемой проблемы (лицом к лицу) облегчают коммуникацию, выделяют единомышленников и формируют доверие как предпосылку дальнейшей кол-лаборации. Вот почему посещение конференций, разговоры в кулуарах расцениваются исследователями как наиболее надежный инструмент потенциального сотрудничества, установления профессиональных связей.

Современная научная кибер-инфраструктура в виде электронных библиотек, блогов, разного рода веб-сайтов ускоряет исследовательскую коммуникацию и облегчает информационные обмены. Академическая социальная сеть предоставляет пользователю новые инструменты поиска коллабораторов. Сеть является хранилищем информации об исследовательских профилях, позволяет размещать статьи и неопубликованные материалы, включая гипотезы, исходные данные или экспериментальный метод, а также и результаты. Минуя социальные барьеры офлайн, одним кликом можно пригласить пользователя - исследователя с необходимой квалификацией в проект, завязать сотрудничество.

Основной вопрос этой статьи состоит в том, насколько ученые - участники академических социальных интернет-сетей используют медиа для поиска

коллабораторов. Для этого проведено социологическое исследование. Опросный лист был разослан с марта по май 2018 г. по 4000 адресам преподавателей и исследователей статусных университетов, а также институтов системы РАН. Адреса респондентов брались с официальных сайтов организаций. Анкету заполнили 400 человек (10 % от выборочной совокупности). В анкете содержался блок вопросов, направленный на выявление коллаборативных стратегий пользователей. Из всех респондентов доля зарегистрированных в академических интернет-сетях составляет 57 %, самой популярной сетью является ResearchGate. Чаще всего в сетях регистрируются мужчины, кандидаты наук, работающие в организациях научно-образовательного (смешанного) профиля. Сети в меньшей степени привлекательны для ученых постпенсионного возраста [2] (табл. 1).

Таблица 1. Социодемографические характеристики пользователей академических интернет-сетей

Мужской 53 % (n = 120)

Женский 47 % (n = 107)

Научная степень

Не имею 24,7 % (n = 56)

Кандидат наук 56,8 % (n = 129)

PhD 1,7 % (n = 4)

Доктор наук 16,8 % (n = 38)

Профиль организации

Исследовательский 26,4 % (n = 60)

Научно-образовательный 58,1 % (n = 132)

Смешанный 14,1 % (n = 32)

Другое 1,3 % (n = 3)

Возраст

До 29 лет 20,3 % (n = 46)

30-39 лет 34,4 % (n = 78)
40-49 лет 21,6 % (n = 49)
50-59 лет 15,9 % (n = 36)
60-69 лет 5,7 % (n = 13)

От 70 лет 0,9 % (n = 2)

Итак, насколько сеть содействует созданию проектов, образованию научных групп, поискам единомышленников? Респондентам были заданы вопросы о коллаборации, завязанной в сетях. Выяснилось, что 48 респондентов (25,7 % от общего числа пользователей), были приглашены в проекты через сети, почти половина из них (23 человека) приняли предложение о сотрудничестве.

22 респондента (11,8 % от зарегистрированных пользователей) сами приглашали к сотрудничеству, при этом 19 получили положительный ответ. При этом 15 респондентов указали на позитивный результат коллаборации, образовавшейся через сеть, итогом которой стали, в частности, статьи, монография, фондовая поддержка.

В качестве гипотезы мы предполагали, что приглашать в коллаборации через сеть склонны, прежде всего, молодые ученые, потому что их исследовательские связи не сформированы, им сложнее, в силу небольшого профессионального опыта, основываясь на непосредственных контактах, найти сотрудника с необходимой квалификацией. Сеть же расширяет круг профессионального общения, причем в этот круг входят исследователи, работающие в разных дисциплинарных областях, что, по идее, должно облегчить поиск коллаборатора (рис. 1; 2).

Наше предположение не подтвердилось. Большая часть тех, кто приглашал кого-либо в проект, оказались опытными учеными возраста от 40 до 59 лет, их вдвое больше, чем молодых (14 пользователей против 7). Обнаружилось, что и приглашают в проект преимущественно опытных и%

Другие работы в данной теме: