Научтруд
Войти

А.П.Пинкевич и его время (выступления В.С.Волкова, Г.А.Бордовского, А.В.Воронцова, З.И.Васильевой, А.Л.Вассоевича, И.А.Лапиной, В.А.Мосолова, А.А.Пинкевича на презентации книги В.С.Волкова)

Научный труд разместил:
Adogamand
30 мая 2020
Автор: указан в статье

В фундаментальной библиотеке им. императрицы Марии Фёдоровны состоялась презентация книги В. С. Волкова «Первый ректор Третьего педагогического института в Петрограде: Страницы жизни А. П. Пинкевича» (Серия «Герценовский университет: Золотые имена»).

На встрече в зимнем саду библиотеки присутствовали студенты, преподаватели, профессора, сотрудники Герценовского университета, гости. Презентация была открыта выступлениями В. С. Волкова и Г. А. Бордовского. В обсуждении приняли участие А. В. Воронцов, З. И. Васильева, А. Л. Вассоевич, В. А. Мосолов, И. А. Лапина.

В заключение выступил внук А. П. Пинкевича — Алексей Альбертович Пинкевич. Публикуем эти выступления (с некоторыми сокращениями).

В. С. Волков, профессор кафедры истории

Мне хотелось бы выразить благодарность организаторам презентации данной книги. Что от меня требовалось как от биографа А. П. Пинкевича — я сказал в своей книге. В выступлении хочу лишь сообщить, как она создавалась и поделиться некоторыми уроками исследовательской и литературной работы.

Учитывая, что среди участников презентации имеются студенты, располагающие небольшими сведениями об А. П. Пинкевиче, я дам о нем биографическую справку. Родился Альберт Петрович 24 декабря 1883 г. Он окончил в Уфе гимназию, затем Казанский университет. Участвовал в революционных выступлениях в 1904-1906 гг. С августа 1909 по июль 1914 г. преподавал в Вольской учительской семинарии и Кадетском корпусе, в 1914-1917 гг. работал, переехав в Петроград, в Тенишевском коммерческом училище и земской учительской школе. Он увлекался беллетристикой, издал 2 сборника рассказов. Одновременно подготовил несколько учебников и пособий по методике преподавания естествознания. В 1917 г. вновь увлекся политикой, был членом Петроградской городской управы, членом Центрального комитета Российской социал-демократической партии (объединенной). Затем отошел от активной политической деятельности, сосредоточившись на работе в высшей школе. Он был первым ректором Третьего педагогического института в Петрограде, первым ректором Уральского университета, в 1924-1930 гг., ректором 2-го Московского государственного университета, в 1932-1936 гг. занимал крупные посты во Всесоюзном комитете по высшему техническому образованию. В 1937 г. стал жертвой сталинских репрессий.

Такая яркая личность не могла не привлечь внимание исследователей. Её обаяние не обошло меня. Первый, кто привлек моё внимание к Альберту Петровичу, был его сын Альберт Альбертович, который еще в начале 1980-х гг. выражал пожелания создать научную биографию его отца. Я стал интересоваться биографией А. П. Пинкевича, даже опубликовал о нем две небольшие статьи. Затем, как принято теперь говорить, я получил ответственный социальный заказ от ректората: пожелание-предложение написать книгу

о Пинкевиче было сделано от имени ректората и ректора Г. А. Бордовского первым проректором В. А. Козыревым. Это послужило мощным стимулом для целенаправленной работы по сбору материалов, их систематизации и создания на этой основе представляемой сегодня книги. Мне посчастливилось получить предложение написать биографию А. П. Пинкевича для серии «Золотые имена» в переломный период моей научнопедагогической деятельности. За четыре десятилетия изучения и преподавания истории накопился огромный запас знаний, особенно по истории российской интеллигенции, и профессиональных навыков, в реализации которых я давно испытывал потребность. Так что предложение написать книгу было для меня очень своевременным. Стимулом в работе над биографией А. П. Пинкевича были и ответственность перед ректоратом, и ожидание возможной реакции на будущую книгу читателей, прежде всего историков и педагогов. Особое значение имело возможное мнение уральского историка Михаила Ефимовича Гла-вацкого, автора нескольких публикаций о А. П. Пинкевиче и очень квалифицированного источниковеда, который в состоянии оценить все нюансы использования исторических источников. Было немало случаев, когда, обнаружив какой-то документ, раскрыв подтекст, подоплеку какого-то источника, разгадав содержимое его намека, я думал, что это заслужит одобрение Главацкого. За эту «заочную» стимулирующую роль хочу выразить благодарность Михаилу Ефимовичу.

Больших усилий потребовал поиск материалов в архивах, на страницах столичных и провинциальных газет и журналов. Когда минимум материала был собран и началась его систематизация, возник вопрос о жанре книги, а затем и литературных приемах, с помощью которых можно было бы придать повествованию динамизм и обеспечить книге занимательность. В результате размышлений я склонился к тому, чтобы положить в основу структуры книги проблемно-хронологический принцип, согласно которому каждому крупному периоду жизни А. П. Пинкевича будет посвящена отдельная глава, а в разделах, из которых она будет состоять, будут рассматриваться те события его жизни, те направления его деятельности, которые в каждом периоде были главными. Работая над книгой, пришёл к выводу, что динамизм повествования, напряженность в освещении сюжетов могут быть достигнуты благодаря концентрации внимания на переломных рубежах жизненного пути Пинкевича и на ситуациях выбора, которые возникали для него на этом пути. А группировка и изложение материалов пошли успешнее, когда решил использовать в качестве заголовков разделов книги цитаты из источников. К такому решению пришел вроде бы случайно. Однажды, перечитывая в очередной раз выписки из книг, статей, писем А. П. Пинкевича, я остановился на фразе из его письма А. М. Горькому: «Я сейчас плачу, как и над первым письмом». Тут меня осенила догадка о том, что яркие, колоритные цитаты могут стать заголовками и, следовательно, смысловыми стержнями отдельных разделов. Далее на помощь пришли знания основ ремесла историка-исследователя, и были подобраны такие цитаты, как «На огонь революции», «Не принадлежу я себе», «Не претендуя на оригинальность взглядов», «Мозг и душа института», «Здесь ... есть многое. Чего мы не знаем» и др. Появилась надежда, что благодаря таким заголовкам человек, взявший в руки книгу, заинтересуется ее содержанием и прочитает ее.

О том, что удалось автору, скажут читатели, рецензенты, которые уже обратили внимание на книгу. В частности, в журнале «История Петербурга» опубликовал рецензию на нее известный историк, писатель и издатель С. Н. Полторак. Со стороны будут виднее и недостатки книги. Один из них допустил сознательно — это перегруженность текста фактами, цитатами и другими аргументами. Это в какой-то мере реакция на публикации о Пинкевиче других авторов, которые многократно пересказывали фактически один и тот же минимальный набор сведений о жизни и деятельности Пинкевича. Когда ценой больших усилий и затрат времени удалось выявить новые факты, мне трудно было отказаться от

включения их в книгу. Я рассуждал так: пусть повествование будет тяжеловесным, зато более информативным. К тому же значительное число сведений было обнаружено там, где трудно было предположить. Существовало опасение, что новые исследователи могут на них «не наткнуться» в течение многих лет.

Подготовленная к середине 2006 г. рукопись не была еще книгой. Таковой она стала благодаря заинтересованной и высокопрофессиональной работе бильд-редактора Е. Н. Груздевой, редактора И. Л. Климович, оформителей О. В. Гирдовой, А. А. Корольчу-ка и работников типографии. В результате их усилий рукопись превратилась в произведение полиграфического искусства, которое радует глаз. Всем им автор высказал искреннюю признательность. Отдельно хочу поблагодарить Алексея Альбертовича Пинкевича, его жену Наталью Николаевну, внучку Альберта Петровича Веру Георгиевну Васильеву, проживающую в Москве, за помощь в работе над книгой своими рассказами, советами, фотографиями. Особо хочу высказать слова благодарности ректору университета Г. А. Бордов-скому, первому проректору В. А. Козыреву, директору издательства С. Н. Васильеву, главному редактору Н. Л. Товмач и бывшему главному редактору Г. Н. Петровой за издание книги, а сотрудникам фундаментальной библиотеки во главе с А. В. Воронцовым за проведение ее презентации.

Как историк призываю всех присутствующих целенаправленно формировать свои личные архивы, чтобы, когда возникнет настроение освежить воспоминания о своем прошлом, а при желании и написать документированные воспоминания, предоставить сохраненные документы исследователям, так как личность каждого человека уникальна, заслуживает интереса, может быть выслушана в качестве свидетеля уходящей эпохи и должна помочь сохранить память о себе.

Г. А. Бордовский,

ректор

Идея создания серии книг о выдающихся деятелях РГПУ им. А. И. Герцена возникла в ответ на часто задаваемый вопрос о том, чем объяснить авторитет нашего учебного заведения на всех этапах его истории, его устойчивость в чрезвычайных ситуациях, его способность к самообновлению в соответствии с изменениями, происходившими в обществе. В процессе ответов на этот вопрос и в результате осмысления истории РГПУ им. А. И. Герцена сформировалось убеждение в том, что эти качества придавали ему люди, трудившиеся в нем: ученые, преподаватели, студенты. Поэтому было принято решение издать серию книг о наиболее ярких личностях, о тех, кто создавал добрую славу университету. Первой стала книга о крупном организаторе подготовки педагогических кадров Александре Дмитриевиче Боборыкине. Затем были изданы книги о Н. П. Гринковой, В. И. Чагишевой, Е. И. Афанасенко, Ю. В. Кожухове и других выдающихся деятелях нашего университета. Книги написаны в разных жанрах: это и воспоминания, и исследования, и эссе. Но их объединяет общая цель: воссоздать образы выдающихся герценовцев, раскрыть их роль в развитии науки, образования, культуры.

Когда в одном из сборников нашего университета В. С. Волковым была опубликована небольшая статья о А. П. Пинкевиче, ректорат счел целесообразным издать книгу в серии «Золотые имена» и предложить ее написание Валерию Степановичу.

Вклад А. П. Пинкевича в развитие педагогики, методики преподавания естествознания очень значителен. Он возглавлял работу по созданию Третьего педагогического института в Петрограде, был его ректором в 1918-1923 гг., в последующие годы занимал крупные посты в руководстве высшей школой страны, поэтому его имя давно и по праву звучит в ряду золотых имен.

С Герценовским университетом связаны судьбы потомков Альберта Петровича. У нас многие годы работал его сын, Альберт Альбертович, которого у нас хорошо знали и ценили. В нашем университете получили образование внук Альберта Петровича, Андрей, и жена другого внука, Алексея, Наталья Николаевна.

Книга В. С. Волкова об Альберте Петровиче Пинкевиче — одна из публикаций в серии «Золотые имена», но она занимает в ней своеобразное место, что обусловлено прежде всего ее жанром. По жанру это научная биография, опирающаяся на солидную базу документальных источников. Но при всей своей академической солидности книга В. С. Волкова представляет собой увлекательное повествование о жизненном пути А. П. Пинкевича. Она написана так ярко, так живо, в ней так явно отразилось личное отношение автора к герою своего повествования, что оно воспринимается как художественно-публицистическое сочинение.

На страницах книги В. С. Волкова раскрыты основные этапы жизненного пути А. П. Пинкевича, охарактеризована его педагогическая работа, научно-педагогическое творчество, организаторская деятельность в сфере высшего образования. Сделано это основательно и убедительно. Личность первого ректора Третьего педагогического института хорошо раскрыта в контексте тех событий, участником или свидетелем которых он был. Пинкевич показан как человек своей эпохи, как ее активный деятель, как один из типов российской интеллигенции. Благодаря освещению исторического фона, на котором изображен Пинкевич, книга В. С. Волкова по значению выходит за пределы биографии одного человека. Напротив, она является вкладом в историческую науку, поскольку проливает дополнительный свет на общероссийские проблемы и процессы: причины втягивания студенческой молодежи в революционные движения, революционные события 1905-1907 гг., борьба социально-политических сил в 1917 г., становление советской педагогики. К сожалению, молодежь, обучавшаяся в вузах в 1950-1970-х гг., и не предполагала, какие события и процессы, скрытые даже от наших современников, развертывались в первые годы советской власти, поскольку они по разным причинам были вне поля зрения историков. Это особенно относится к характеристике обстоятельств, в которых А. П. Пинкевич, бывший член РСДРП, вступил в Российскую коммунистическую партию (большевиков).

Для нашего университета книга Валерия Степановича ценна тем, что в ней детально охарактеризован начальный период истории Третьего педагогического института, который исследователи по разным причинам (прежде всего, из-за ограниченности фактического материала) «перескакивали», перенося внимание на период, когда институт прочно встал на ноги. В книге хорошо показано, как формировалась концепция педагогического вуза нового типа и как началась ее реализация под руководством А. П. Пинкевича с широким кругом единомышленников, ставших впоследствии гордостью нашего коллектива. Все содержание разделов книги, посвященных деятельности Пинкевича после того, как он перешел на работу в Москву, убедительно доказывает тезис В. С. Волкова о том, что период работы Пинкевича в Педагогическом институте имени А. И. Герцена занимает особое место в биографии Пинкевича. Герценовский этап стал своеобразной стартовой площадкой для дальнейшего продвижения А. П. Пинкевича по служебной лестнице. Это еще одна иллюстрация того факта, что РГПУ им. А. И. Герцена был своеобразной лабораторией, особой школой, которые давали необходимый научный багаж и административный опыт сотням выдающихся деятелей российского образования.

Нет сомнения в том, что книга В. С. Волкова станет заметным явлением в изучении истории педагогики, поскольку в ней проанализированы педагогические труды А. П. Пин-кевича, одного из создателей советской школы педагогической науки. В книге раскрыта драматическая история педагогических дискуссий 1920-1930-х гг., участником (а на некоторых этапах и жертвой) был Пинкевич.

Серия «Золотые имена» будет продолжаться, несколько книг уже находятся в стадии завершения, в работу включаются новые авторы. Они создают свои произведения в разных жанрах. Редакторы серии далеки от того, чтобы утверждать какой-то эталон, но уверены в том, что будущие авторы книг о знаменитых деятелях нашего университета с пользой для себя воспользуются исследовательским и литературным опытом В. С. Волкова. Ректорат выражает благодарность В. С. Волкову за подготовленную им книгу.

А. В. Воронцов,

директор фундаментальной библиотеки

В книге профессора В. С. Волкова «Первый ректор Третьего педагогического института в Петрограде» читателю предлагается увлекательный рассказ о жизни и деятельности А. П. Пинкевича. Внимательно ознакомившись с этой книгой от начала и до конца, несмотря на огромный её объём (584 стр.), я пришёл к следующим выводам. Изложу их тезисно.

Это не просто книга. Это серьёзное многогранное монографическое исследование, и не только деятельности А. П. Пинкевича, но и целого периода российской истории, сложного и противоречивого. Автору удалось выразительно представить Альберта Петровича как учёного-педагога, организатора Третьего педагогического института, подвижника народного образования, создателя Педагогической академии, писателя, общественного деятеля. Пинкевич представлен как живая, своеобразная, яркая личность.

В книге подробно говорится о становлении Пинкевича как личности, о годах учёбы в Казанском университете, где он занимался на естественном отделении физико-математического факультета. Он был большим поклонником П. Л. Лаврова, философа-социолога, отца народнического движения. Его, как и многих студентов, взволновали идеи Лаврова о неоплатном долге интеллигенции перед народом. Студент Пинкевич активно участвовал в демонстрациях 5 ноября 1904 г. В 1905 г. исключен из университета, потом восстановлен.

На примере Казанского университета, благодаря книге В. С. Волкова, удаётся глубже осознать студенческую обстановку, научную среду, политические взгляды профессорско-преподавательского состава и некоторые иные моменты того непростого времени. Для меня было интересно узнать, что распределение студентов после окончания университета — это не советское изобретение, как об этом зачастую говорится в нашей печати. Оно было и в царское время. К примеру, в Казанском университете выпускник, получавший стипендию Министерства образования, обязан был прослужить в этом министерстве по направлению полтора года за каждый год пользования стипендией.

После окончания университета А. П. Пинкевич активно занимался писательской деятельностью: публиковал статьи о И. С. Тургеневе, А. М. Горьком, В. Г. Короленко, Л. Н. Толстом. Ряд работ он написал под псевдонимом Бельский.

Наиболее полное описание деятельности Пинкевича приходится на петербургский период, когда особенно проявился его талант организатора образования и деятеля педагогической науки.

Кто-то из великих людей сказал, что общение является самым важнейшим элементом культуры. В Петрограде А. П. Пинкевича окружали талантливые люди, разделяющие разные политические убеждения. Среди его друзей и знакомых были Д. С. Мережковский, З. Н. Гиппиус, А. М. Горький, А. В. Луначарский, Л. П. Серебряков и др. Особое влияние на Пинкевича, судя по книге, оказал А. М. Горький, квартиру которого на Кронверкском проспекте Петроградской стороны он посещал регулярно в 1918-1919 гг., встречаясь с широким кругом друзей хозяина.

Пинкевич критически воспринял Октябрьскую революцию, особенно первые годы советской власти (с 1918 по 1922 г.). Он публично осудил большевиков за то, что в их дей-

ствиях не было и доли социал-демократизма с точки зрения гуманности в отношении к человеку. Вместе с тем он неоднократно встречался с В. И. Лениным, А. В. Луначарским, Н. К. Крупской.

В монографии подробно говорится о создании Первого педагогического института, о роли в этом Пинкевича и его ближайших соратников: Десницкого, Кудрявцева и др. Он пользовался авторитетом в педагогическом сообществе, а также среди руководителей большевистской власти. Этот авторитет во многом способствовал тому, что был организован Третий педагогический институт, торжественное открытие которого состоялось 17 ноября 1918 г. Руководству институтом Пинкевич отдал пять лет своей жизни: с лета 1918 по конец 1923 г. Он привлёк к работе в педагогическом институте лучших педагогов-учёных, которыми мы можем гордиться по сей день. Я хочу назвать хотя бы некоторых из них: Н. М. Книпович (с 1919 г. профессор, заведующий кафедрой биологии, известный методист в области преподавания естествознания), Б. Е. Райков (заведующий кафедрой методики обучения естествознанию, один из активнейших участников создания Педагогического института им. А. И. Герцена, основатель научной школы), В. А. Десницкий (проректор, декан гуманитарного отделения, также один из создателей Герценовского института), Я. Я. Гуревич, Н. М. Соколов (заведующий кафедрой методики преподавания русского языка и литературы), А. А. Брок (с 1919 г. декан факультета иностранных языков, исполняющий обязанности ректора). Броку принадлежат слова: «Пинкевич — это мозг и душа института».

В 1920 г. профессором кафедры энциклопедии внешкольного образования был избран Е. Н. Медынский, в университете работал А. Е. Кудрявцев, один из учредителей института, заведующий кафедрой всеобщей истории. Украшением института были академики В. Л. Комаров, С. Ф. Ольденбург, А. Е. Ферсман, член-корреспондент РАН А. Е. Пресняков, профессора И. И. Толстой, Н. П. Каменщиков, П. И. Знаменский, В. М. Жирмунский, В. А. Догель др. Их имена составляют гордость нашего университета и сегодня. Всего в 1928 г. в институте обучалось 1180 студентов, а в учебном процессе было занято более 100 профессоров.

Судя по книге, А. П. Пинкевич исключительное внимание уделял библиотеке. Эта часть работы произвела на меня особо благоприятное впечатление. Судите сами: А. Е. Кудрявцев, который был заведующим кафедрой всеобщей истории, учёным секретарём совета, одновременно был и главным библиотекарем института. Возглавляя библиотеку, он многое сделал для формирования её фондов на научной основе. На совете университета часто обсуждались вопросы, касающиеся библиотеки, в том числе и такой по нашим временам незначительный вопрос, как установка железной печки в помещении библиотеки.

Пинкевич большое внимание уделял созданию ритуалов и традиций, особенно связанных с именем А. И. Герцена. Первого февраля 1920 г. в институте было проведено собрание, посвященное 50-летию со дня смерти А. И. Герцена. Было принято решение присвоить имя А. И. Герцена Третьему педагогическому институту. Причем произошло это не без участия Пинкевича: он произнёс пламенную речь о Герцене, причём уделил особое внимание работам и мыслям Герцена о воспитании детей, развитии индивидуальности, роли среды в этом отношении.

А. П. Пинкевич положил начало Герценовским чтениям. Главный библиотекарь института А. Е. Кудрявцев возглавил работу особого отдела по сбору материалов о Герцене. Мимо меня не прошла и такая деталь, описанная в книге: в мае 1921 г. гражданка Бурцева принесла в дар институту два серебряных дубовых листка от венка с могилы Александра Ивановича. Правление институт выразило Бурцевой благодарность, а её столь необычный подарок передали на хранение в библиотеку. До сих пор ищу эти два листка.

Доверие партийных и советских властей к А. П. Пинкевичу во многом способствовало тому, что в 1922 г. произошло слияние Первого педагогического института с Герценов-ским институтом, а в 1923 г. к нему присоединился и Второй педагогический институт. И, что особенно приятно, Альберт Петрович остался его ректором, а название института сохранилось. В период ректорства Альберта Петровича обучение в педагогическом институте воспринималось как гарантия высокого качества подготовки его выпускников.

Валерий Степанович в книге показал становление советского высшего образования, науки, разностороннюю деятельность интеллигенции 1920-х гг. Её колебания, сомнения в отношении к Октябрьской революции и, особенно, тяжёлый период 1919-1922 гг. А. П. Пинкевич был заместителем А. М. Горького, возглавлял комиссию по улучшению быта ученых. Дважды был у В. И. Ленина, в том числе в канун отъезда правительства в Москву, по вопросу повышения пайков ученым и добился определённых решений. В книге описано, как в 1922 г. Пинкевич боролся за учёных, которых насильно высылали за границу как неблагонадёжных.

Валерий Степанович Волков написал книгу очень важную и для нашего университета, и для всей педагогической общественности страны.

З. И. Васильева,

профессор кафедры педагогики

Я хочу начать свое выступление с благодарности автору обсуждаемого произведения Валерию Степановичу Волкову, известному историку, профессору РГПУ им. А. И. Герцена, за неоценимый труд, открывший совершенно новую страницу в истории нашего университета, в истории отечественной и мировой педагогики, связанную с именем А. П. Пинкевича. Мне приятно еще и потому, что много-много лет мы трудились вместе с Валерием Степановичем в нашем университете, были и остались единомышленниками в осмыслении и решении проблем развития высшего образования.

Трудно без волнения читать страницу за страницей этой книги, повествующей о непродолжительной жизни первого ректора. Очень сложный путь прошел Альберт Петрович Пинкевич, прежде чем стать первым ректором Третьего педагогического института, еще сложнее было в течение всей жизни и до конца дней служить на благо Отечества.

Шолом Израилевич Ганелин, ученик А. П. Пиневича, писал о том, что это был один из блестящих авторитетных методистов старого типа.

Представляют огромный интерес и безусловную ценность труды Альберта Петровича по педагогике. Было бы желательно переиздать «Введение в педагогику» (1925 г.) и ряд трудов по общей педагогике.

А. П. Пинкевич высказывал мысль о том, что система образования должна приспосабливаться к нуждам края, области; писал о соотношении педагогики с психологией, о тесной связи воспитания с возрастом; высказывал идею интегрирования в обучении разных предметов; об активности ученика и учителя в процессе обучения и т. д.

Я полагаю, что наша задача сегодня состоит в тщательной разработке педагогического наследия А. П. Пинкевича с последующим включением как самостоятельной темы в курс для студентов по истории отечественной педагогики.

Не могу не сказать и о том, что в нашем университете многие годы работал сын А. П. Пинкевича Альберт Альбертович. Многие годы я имела удовольствие сотрудничать с ним в совместной работе на факультете иностранных языков. Это была яркая личность, человек с красивым одухотворенным лицом. Я уверена, что его помнят очень многие бывшие студенты и коллеги.

Сегодня было по-особенному приятно и потому, что к нам в этот знаменательный день пришли внуки Альберта Петровича — Алексей и Андрей Пинкевичи, бывшие студенты нашего университета.

Еще раз хочу сказать, что труд В. С. Волкова заслуживает самой высокой оценки.

А. Л. Вассоевич,

профессор кафедры всеобщей истории

Книга Валерия Степановича Волкова, которую мы обсуждаем сегодня, представляет собой значительное явление не только потому, что она посвящена жизни одного весьма интересного человека — Альберта Петровича Пинкевича, первого ректора Третьего педагогического института в Петрограде. Если мы задумаемся над тем, что из себя представляет история не как гуманитарная наука о прошлом, а как объективно существующая реальность, то мы придём к однозначному выводу: история - это совокупность отдельных человеческих судеб. В недавнем прошлом наши историки частенько забывали об этом, предпочитая изучению конкретных человеческих судеб построение абстрактных социологических схем. Но работа над такими схемами — скорее прерогатива социологии, а исторической науке следовало бы, прежде всего, изучать судьбы конкретных людей. Именно так и поступил Валерий Степанович Волков, который в своей книге объемом в 584 страницы описывает 54-летний жизненный путь Альберта Петровича Пинкевича. И поразительное дело: подобно тому, как в капле воды отражается солнце, в книге, посвященной судьбе, казалось бы, одного лишь человека, для читателя ярко высвечиваются важные события первой русской революции 1905-1907 гг. и двух революций 1917 г., времён Гражданской войны и нэпа, индустриализации и даже большого террора... При этом читатель невольно ощущает дух бурного предреволюционного и послереволюционного времени, когда создавались новая педагогическая система и её учебные учреждения. Этот дух невозможно отразить в отвлечённых социологических схемах, но мы проникаемся им, читая книгу Валерия Степановича, которая способна вызывать неослабевающий интерес.

Как председатель «Петербургского исторического клуба» телерадиокомпании «Петербург», я хотел бы обратиться и к автору замечательной книги, и к её редакторам с просьбой принять участие в записи 55-минутной радиопередачи. Мне кажется, что жителям города и области будет не только интересно, но и полезно узнать о непростой судьбе Альберта Петровича Пинкевича — человека, отдавшего столько жизненных сил становлению педагогического образования в послереволюционной России. Ведь тогда содержание книги, изданной сравнительно небольшим тиражом, станет известно многим тысячам постоянных слушателей бывшего Ленинградского радио, ныне — Радио «Петербург».

В заключение хочется выразить благодарность нашему ректорату за создание книжной серии «Золотые имена», посвящённой выдающимся деятелям Герценовского университета. Ведь именно на примере конкретных людей, посвятивших свою жизнь благородному делу совершенствования педагогического образования, и следует воспитывать новое поколение педагогов.

И. А. Лапина, доцент кафедры истории

Мне кажется, что мы имеем счастье держать в руках замечательную книгу. Это тот счастливый случай, когда социальный заказ — написать книгу по истории университета — попал в очень талантливые руки: в руки одного из ведущих специалистов по истории российской интеллигенции и, в частности, по истории высшей школы — Валерия Степанови-

ча Волкова. Книга обладает всеми чертами научной монографии и в то же время читается, как самая увлекательная беллетристика. В ней блестяще воплощен принцип историкобиографического жанра: личность на фоне эпохи. Главный персонаж — Альберт Петрович Пинкевич — герой своего времени, времени трудного, противоречивого и, в тоже время, полного революционной романтики и какого-то особого подъема духа. Герой существует во множестве сложных взаимоотношений. Мы слышим полифоническое многоголосие: здесь и А. М. Горький (сначала — как покровитель молодых литераторов, затем — как редактор «Летописи» и «Новой жизни», как председатель КУБУЧа), и первый нарком просвещения А. В. Луначарский, и известный социал-демократ, декан гуманитарного отделения В. А. Десницкий, ректор Второго педагогического института Н. А. Рожков, и представители Наркомпроса Союза Коммун Северо-Западной области В. Р. и Л. Р. Менжинские, З. И. Лилина и многие-многие другие. Нетрудно заметить, что А. П. Пинкевич существовал в окружении, которое западная историография называет «другими большевиками». Эти люди представляли себе социализм не как результат политического переворота, а как новую культуру будущего, главными ценностями которой должны были стать отношения товарищеского сотрудничества и господство научного мировоззрения.

Особый интерес вызывают страницы, посвященные истории создания нашего университета. Третий педагогический институт был задуман как учебное заведение нового типа не только потому, что должен был выпускать учителей, принимавших социалистическую программу. Научное знание здесь должно было стать инструментом формирования нового сознания и новых отношений. Подготовка учителей принимала системный, комплексный характер. Естественнонаучное образование рассматривалось как основа реалистического мировоззрения, учили не только предмету, но и методу, специальные научные знания стремились органично соединить с психолого-педагогическими. И — в духе того времени — здесь воплощался принцип сотрудничества педагогов и студентов. Напутствие, произнесенное при открытии института — «Бодро идите вперед!», воспринималось как особый код в кругу людей, которые верили в силы человека, вооруженного знанием и вдохновением.

Книга позволяет очень живо представить эпизоды того времени: голодающий и замерзающий Петроград; здание богадельни на проспекте Красных Зорь, первоначально предоставленное институту; банкет по случаю торжественного открытия, для которого районная трудовая управа отпустила два фунта чая, пуд сахара и четыре пуда хлеба; заседания правления, где зимой рассматривался вопрос о «снеговой повинности», а летом — ходатайство огородной артели о запрещении выпаса коз на территории института; личный транспорт Десницкого — велосипед, который пытался реквизировать военный комиссариат и который отстояли с помощью Наркомпроса, и многое другое.

Хочется еще раз поблагодарить автора — Валерия Степановича Волкова — за эту хорошую книгу и пожелать ему новых, столь же достойных публикаций. А ещё — продолжения серии «Золотые имена».

В. А. Мосолов, профессор ЛГУ им. А. С. Пушкина

Книга В. С. Волкова интересна и для историков, и для педагогов. Она насыщена богатым фактическим материалом, отразившим важные события российской истории с конца 1890-х до конца 1930-х гг., прежде всего, те, которые связаны с формированием личности Пинкевича, его общественной, научной и педагогической деятельностью. Разнообразная научная информация, оригинальные суждения автора книги преподнесены в удачной литературной форме, что делает книгу доступной и увлекательной. Книга убедительно

свидетельствует, что Валерий Степанович справился с историко-педагогическим анализом сочинений Пинкевича, но сделал это по-своему, как биограф. Педагогические идеи Пинке-вича не просто воспроизводятся и оцениваются, как это обычно делается в работах по истории педагогики. В. С. Волков сумел воссоздать многие элементы творческого процесса, показать, так сказать, «творческие муки» героя своей книги, проследить, как Пинкевич разрабатывал, обосновывал, развивал возникшие у него педагогические идеи, оформлял результаты своих теоретических поисков в виде статей и книг. Книга содержит много новых сведений о педагогических дискуссиях 1920-1930-х гг., которые представлены на страницах не только как столкновение идей, но и как столкновение конкретных людей с их личными целями и устремлениями. Монография В. С. Волкова найдет широкое применение в преподавании истории педагогики и образования. Нужно лишь позаботиться о ее продвижении в педагогические вузы и университеты. В. С. Волков — известный историк. Но теперь он войдет и в круг педагогов. Имея в виду литературные достоинства книги, можно сказать, что Валерий Степанович заявил о себе как о писателе, работающем в жанре научной биографии.

А. А. Пинкевич, внук А. П. Пинкевича

От имени потомков А. П. Пинкевича позвольте высказать слова искренней благодарности руководству РГПУ им. А. И. Герцена, издательству университета, автору замечательной книги В. С. Волкову и директору фундаментальной библиотеки А. В. Воронцову за организацию ее презентации. Мой отец, Альберт Альбертович, собирал материалы об Альберте Петровиче, намеревался написать о нем книгу. В памяти потомков сохранились многие факты биографии А. П. Пинкевича, а также семейные предания. Тем не менее многое в книге В. С. Волкова оказалось для нас новым, особенно то, что относится к годам молодости моего деда Альберта Петровича. В. С. Волков — не первый из биографов Альберта Петровича. О нем писали Т. Д. Корнейчик, Ф. Ф. Королев, Н. С. Розыева, М. Е. Главац-кий и другие историки и педагоги. Но книга В. С. Волкова — первая полная, детальная научная биография А. П. Пинкевича, которая поможет прочнее увековечить память о нем и привлечь внимание наших современников к его педагогическому наследию.

Научтруд |