Научтруд
Войти

Равитие промышленности и профессиональнотехнического образования в горном алтае в послевоенный период (1946-1965 гг.)

Научный труд разместил:
Vladimir
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Раздел 4 ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ

КУРАТОР

РАЗДЕЛА

Михаил Викторович Шиловский—

доктор исторических наук, профессор, заведующий сектором Института истории СО РАН, заведующий кафедрой отечественной истории НГУ, г. Новосибирск.

РЕДАКТОР

РАЗДЕЛА

Николай Семенович Модоров—

доктор исторических наук, профессор Горно-Алтайского госуниверси-тета, заведующий лабораторией по изучению народов Южной Сибири, академик РАГН, г. Горно-Алтайск

РЕДАКТОР

РАЗДЕЛА

Паклин Михаил Итальевич —

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России ГорноАлтайского госуниверситета, г. Горно-Алтайск

УДК 902

Н.Г. Арыкова, аспирант ГАГУ, г. Гэрно-Алтайск

РАЗВИТИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ТЕХНИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ГОРНОМ АЛТАЕ В ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРИОД (1946-1965 гг.).

В статье на основе опубликованных и архивных материалов анализируется развитие промышленности и профессионально-технического образования в Горном Алтае в послевоенный период (1946-1965 гг.).

Победоносно завершив Великую Отечественную войну, советские люди направили все свои усилия на то, чтобы как можно быстрее восстановить все, разрушенное войной. А восстанавливать было что. Согласно источникам, в развалинах лежали 1710 городов нашей страны, было разрушено и сожжено фашистами свыше 700 тыс. сел и деревень, уничтожено почти 32 тыс. заводов и фабрик, 65 тыс. километров железнодорожных путей, затоплено и взорвано 1135 шахт, разграблено 427 музеев и 43 тыс. библиотек. Прямой материальный ущерб, нанесенный войной составил почти треть национального богатства страны [1, с. 420].

Горный Алтай, как известно, находился далеко от театра военных действий. Однако это не спасло и его от «потерь». За годы военного лихолетья в области (если брать во внимание только ее промышленность) значительно сократились производственные площади и мощности, война на много лет задержала и процесс технического оснащения промышленных предприятий, оторвала от производства немалое количество квалифицированной рабочей силы. Все это вместе взятое и привело к существенному снижению (в 1945 г. на 18,4% , по сравнению с 1940 г.) объема валовой продукции промышленности области. Снизилась за годы войны — почти на 30% — средняя выработка на одного рабочего [2, л. 1].

В силу всего этого, главной задачей трудящихся Горного Алтая в первой послевоенной пятилетке стало восстановление и дальнейшее расширение производствен-

ных площадей, техническая реконструкция предприятий, а также подъем производительности труда. За счет этого планировалось превзойти уровень 1940 года по выпуску валовой продукции промышленности по государственным предприятиям в два раза, а по предприятиям промысловой кооперации почти в полтора раза [2, л. 1].

Эти, без преувеличения, сложные задачи социальноэкономического развития Горного Алтая на 1946-1950 гг. были обсуждены на XVI сессии областного Совета депутатов трудящихся. По результатам ее работы было принято развернутое постановление («О задачах Советов Ойротской автономной области по выполнению закона о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг.»), в котором были определены пути выполнения первой послевоенной пятилетки. В связи с этим, сессия призвала местные Советы еще более усилить хозяйственную работу, глубже вникать им в производственную деятельность предприятий, своевременно и действенно поддерживать творческую инициативу трудящихся, активно развивать различные виды и формы социалистического соревнования [3, л. 46-51].

Приняв столь высокие обязательства, всецело соответствовавшие союзному «Закону о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства на 1946-1950 гг.», трудящиеся Горного Алтая направили все свои силы на их выполнение. Благодаря этому, уже в первом послевоенном году они добились неплохих результатов, в частности, общий объем производства (вало-

вая продукция промышленности) превзошел в 1946 году довоенный уровень на 2 с лишним процента [4; с. 3]. Однако состояние промышленности в целом, особенно в разрезе отдельных ее отраслей, продолжало оставаться неудовлетворительным. Наиболее неблагополучным было положение в лесной и сыроделательной промышленности. В них (да и в других тоже) ощущался острый недостаток в рабочей силе (60% к плану), транспортных средствах (35% к потребности), что существенно сдерживало рост производительности труда в отраслях. И как результат этого — произошло повсеместное снижение производства продукции. К примеру, в леспромхозах оно сократилось в целом (по сравнению с уровнем 1940 г.) в 8 раз [4, с. 3]. Не лучше обстояло дело и в сыродельной промышленности, где из-за низкого технического оснащения предприятий данной отрасли был не выполнен план по основным видам продукции, снижена на 8,9% производительность труда, а себестоимость продукции увеличена в 1946 году (на 16% , против плановой) [4, с. 3].

Аналогичное положение было и в некоторых других отраслях промышленности системы облместпрома, обл-пищепрома, крайлегпрома и др. Особенно низок был уровень технической вооруженности труда рабочих. Так, в системе облместпрома имелось всего 2 токарных станка [5, л. 10]. В силу отсутствия технического оборудования (а такая ситуация была характерна не только предприятиям металлообработки, но и обозостроения, кирпичному, валяльному и другим производствам), большинство работ на предприятиях производилось вручную [5, л. 10].

Как известно, одним из главных показателей уровня развития промышленности было (и по сей день остается) производство товаров на душу населения. Если взять потребительские товары, на изготовлении которых специализировалась промышленность Горного Алтая, то следует отметить, что в первый послевоенный год уровень их производства оставался весьма невысоким. Поэтому элементарные потребности населения области удовлетворялись всецело за счет ввоза этих товаров из других областей.

Значительный негативизм в работе промышленности в значительной степени зависел от того, что ее предприятия (и даже отрасли) работали на привозном сырье, что почти исключало возможность использования ими местных ресурсов. Однако понятие этой «проблемы», еще не означало ее реализацию на практике. Потому-то отдельные отрасли промышленности, к примеру, производство стройматериалов на месте, вместо закономерного расширения, наоборот, начали «свертываться» и сокращать производство. И как результат этого — доля привозного сырья в общем объеме промышленного производства области стала возрастать. В частности, в 1946 году она достигла почти 55% [6, с. 410].

Неудовлетворительная работа промышленности в значительной степени являлась и результатом отсутствия необходимых производственных площадей, а также использования предприятиями устаревшего оборудования, машин и станков. Однако в первые годы четвертой пятилетки решить данные проблемы не удалось. Это, в известной степени, было сделано только в 1949 году, когда капитальные вложения в промышленность были увеличены: они достигли тогда 7,5 млн. рублей, что позволило области ввести в строй 2 сырзавода, способных перерабатывать 600 тонн молока в год, 3 рамных лесозавода, 7 пихтоваренных установок, смолоскипидарный и кирпичный заводы, приготовительные цеха в промартели «Текстильщик», гидроэлектростанции в промартели «Большевик» и сапоговаляльной фабрике. Тогда же, в 1949 году, впервые стали использоваться в работе государственных лесозоготовительных предприятий области трелевочные трактора, лебедки, мото- и электропилы [6, с. 411].

Указанные нововведения, безусловно, способствовали подъему производительности труда в отрасли, увеличению количества и качества производимой продукции в целом. И, тем не менее, с повестки дня, по-прежнему, не сходил злободневный (не только для Горного Алтая, но для страны в целом) вопрос: подготовка квалифицированных кадров и для промышленного, и для сельскохозяйственного производства.

Учитывая актуальность данной проблемы в разрезе страны, правительство предпринимает меры к ее решению. В связи с этим, следует отметить, что таковые оно предпринимало и в довоенный период. В частности, 2 октября 1940 года Президиум Верховного Совета СССР принял указ «О государственных трудовых резервах», который обязывал властные и хозяйственные структуры всех уровней форсировать (в условиях надвигающейся военной опасности) подготовку рабочих массовых профессий во всех районах страны, особенно в восточных [7, с. 14]. К числу таковых был отнесен и Горный Алтай.

Как всегда это водилось в то время, партийно-советские и хозяйственные органы рьяно взялись за реализацию вышеназванного указа. На всех уровнях постоянно декларировалось о необходимости проведения планомерной и систематической работы по подготовке квалифицированных трудовых кадров. К сожалению, дальше деклараций дело так и не пошло. Об этом прямо говорилось в постановлении Правительства СССР и ЦК ВКП (б), увидевшим свет в декабре 1940 года. Отмечая отдельные успехи в подготовке квалифицированных рабочих для промышленности, оно уделило главное внимание тому, что не было выполнено и наметило, в связи с этим, меры по устранению отмеченных в работе на местах недостатков [8, с. 185-191].

Однако реализовать их помешала война, навязанная Советскому Союзу германским фашизмом. И лишь победоносно завершив ее, страна вернулась к решению вышеозначенной проблемы, правда, не столь активно как в довоенный период, поскольку тогда на первый план выходила задача наискорейшей ликвидации всего того, что было разрушено войной. Вместе со всей страной приступили к ее решению и трудящиеся Горного Алтая. Памятуя, что выполнение намеченного во многом зависит от обеспечения народного хозяйства кадрами, партийно-советские и хозяйственные органы области определили для себя подготовку рабочих кадров как задачу не только первостепенной, но и государственной важности. Однако в годы четвертой пятилетки, она не была решена. Ее плановые задания выполнялись, главным образом, «числом», а не «техническим совершенством исполнителя», а также трудовым энтузиазмом масс, который умело поддерживался и направлялся господствовавшей тогда в стране идеологией. Благодаря всему этому, валовая продукция промышленности области сумела к концу пятилетки превзойти довоенный уровень почти на 11% [9, с. 9].

Однако более тщательный анализ хозяйственной деятельности промышленности области в годы четвертой пятилетки показал, что в ее развитии имелись и серьезные недостатки. Наиболее важными из них (характерными для развития ее отдельных отраслей, в частности, лесной, сыродельной, мясной и предприятий промысловой кооперации) являлось отсутствие в них комплексной механизации, хороших технологических конструкций, схем и карт производственных процессов, что, в конечном счете, не позволяло им работать более производительно. Сопутствующим «моментом» бытования указанных недостатков в их работе было и отсутствие квалифицированных рабочих кадров, которые могли бы со знанием дела управлять таким технологическим процессом.

Об этих и других недостатках, препятствующих производительно работать промышленности, о «качественном пополнении рабочего класса, путем создания

сети учебных заведений трудовых резервов, с непременным учетом потребностей и специфики отраслей народного хозяйства», открыто говорилось в феврале 1951 года на специальной сессии областного Совета депутатов трудящихся. Обсудив поднятые на ней вопросы, она приняла развернутое постановление, направленное на устранение отмеченных недостатков [6, с. 410].

Однако ее правильные и «технически обоснованные решения», направленные на «подъем промышленности на новый уровень развития», остались, как не раз уже это бывало, опять только на бумаге, а сама данная отрасль народного хозяйства области продолжала работать «по старинке». Это обстоятельство стало предметом обсуждения на очередном областном форуме — собрании областного партийно-советского актива местной и кооперативной промышленности в июле 1951 года. Сравнивая материалы того и другого собрания, можно утверждать, что и на первом, и на втором в разделе «недостатки» фигурировали одни и те же «узкие места», которые и в феврале, и в июле рекомендовалось «устранить в самое ближайшее время» [10, л. 42-205]. К сказанному, следует добавить, что эти «недостатки» уже устранялись в годы четвертой пятилетки (1946-1950 гг.), а ныне (в годы пятой пятилетки) их «выявляли вновь» и в очередной раз «призывали ликвидировать их».

Но, говоря об этом «негативе», следует, справедливости ради, отметить, что он был порожден не нежеланием местных партийно-советских и хозяйственных органов работать в указанном направлении, а сложившейся в стране практикой финансирования тех или иных регионов. Главный критерий в определении их «значимости» для центра заключался в одном: был ли он «индустриальным» краем (областью), приоритетное место в развитии которого занимала тяжелая промышленность (считавшаяся «основой развития народного хозяйства и роста материального благосостояния и культурного уровня советского народа») или это был аграрный район. Поскольку Горный Алтай относился к числу аграрных, то и финансирование его осуществлялось по соответствующей «сетке». В справедливости сделанного вывода, всецело убеждают «Директивы по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951-1955 гг.». В них, как и раньше, подчеркивалась необходимость дальнейшего и преимущественного развития тяжелой промышленности как важнейшего условия развития всего народного хозяйства и роста материального благосостояния и культурного уровня населения СССР [6, с. 415;].

Исходя из данной дилеммы, в Западной Сибири предусматривалось дальнейшее развитие металлургии, энергетики, угольной промышленности и строительной индустрии. Ничего этого в Горном Алтае не было, а посему рассчитывать на серьезные капиталовложения, ему не приходилось. Единственной надеждой в этом плане в области оставалось капитальное строительство — под его развитие центр отпускал дополнительные средства. Делалось это, опять-таки, в ответ на ходатайство местных партийно-советских органов. Таковое, к примеру, постановление было принято Совмином РСФСР в январе 1953 года. В соответствии с ним, нашей автономии было выделено — дополнительно — на «капитальное строительство новых жилых домов, школ, интернатов, на благоустройство г.Горно-Алтайска и сел области свыше 3,5 млн. рублей [6, с. 415].

Недостаточное финансирование промышленности Горного Алтая, а также не всегда рациональное освоение тех капвложений, которые были выделены краю центром, неизбежно приводило к негативному результату: медленному росту производственных мощностей и совершенствованию технологического процесса. В силу этого, ни предприятия облместпрома, ни промысловой кооперации не имели к концу 1953 года «более или менее

механизированного производства». Существенную, если не основную роль в неудовлетворительном развитии промышленности области играли «распыленность производства», а главное, — отсутствие «необходимых квалифицированных кадров», а в «работе с имеющимися, предприятия допускали серьезные недочеты». К тому же многие из них, а также рабочие, их обслуживавшие, не всегда имели четко выраженного «производственного профиля, а потому они нередко переключались на производство (в ущерб основному и вопреки плановым заданиям) не свойственной им продукции, расходуя на ее производство «плановое сырье» [6, с. 420].

Порочная практика работы промышленных предприятий «по заказам оптовых потребителей» была характерна не только фабрикам, заводам и промартелям Горного Алтая, но и других регионов страны. Поэтому руководство СССР, обсудив создавшееся положение, призвало партийно-советские и хозяйственные органы всех уровней изменить «коренным образом» работу промышленности, усилить технический прогресс в ней. Иначе говоря, июльский пленум ЦК КПСС (1955 г.) потребовал незамедлительной замены устаревшей техники на промышленных предприятиях, повышения уровня механизации и автоматизации, внедрения научных предложений и изобретений в производство. Особое внимание он обратил на специализацию и кооперирование промышленности, совершенствование организации труда и системы оплаты, улучшение качества продукции и снижение ее себестоимости [6, с. 421].

Реализация решений пленума ЦК началась в области с «совершенствования организационной структуры промышленности: были ликвидированы промысловые артели, а их промфонды были переданы местной промышленности областного и краевого подчинения. На базе их было создано 15 крупных и специализированных предприятий. К примеру, промартель «Текстильщик» была реорганизована в ткацкую фабрику, промартель «Электрометалл» (Рособозпромсоюза) — в обозостроительный завод республиканского подчинения, сапоговаляльное предприятие — в гардинно-тюлевую фабрику краевого подчинения и т.д. [6, с. 421]. К сожалению, дальше реструктуризации работа «по подъему» промышленности области, повышению технического уровня производства, обеспечению его квалифицированными кадрами не пошла. Как и в прошлые годы, конечный результат работы каждого предприятия достигался не на основе технического прогресса, а на энтузиазме, «морально-волевом настрое работника» и постоянном социалистическом соревновании, посвященному то одному, то другому памятному или юбилейному событию в истории партии и нашего государства. Таковых же, как мы знаем, было немало. В рассматриваемое время начало широкому социалистическому соревнованию положило 10-летие победы советского народа в Великой Отечественной войне, затем был XX съезд КПСС, 200-летие добровольного вхождения алтайского народа в состав России, 40-летие Великого Октября и др.

Новый морально-идеологический всплеск «трудового энтузиазма» трудящихся Горного Алтая был связан сначала с «достойной встречей» XXI съезда КПСС, констатировавшего победу социализма в СССР и вступление страны в период развернутого коммунизма. Эти высокие декларации всецело отразил семилетний план социально-экономического развития СССР (1959-1965 гг.). Значительное место в нем отводилось (в очередной раз) развитию восточных районов страны. В соответствии с ним, промышленность Горно-Алтайской автономной области должна была сделать существенный шаг в своем развитии (повысить, к примеру, производительность труда, по сравнению, с 1958 г. на 56,2%) [11, с. 19]. И, надо сказать, он был сделан: к концу семилетки в области работало 49 (по суще-

ству вновь созданных) фабрик и заводов. Отдельные из них давали стране продукцию, которая не производилась больше нигде, в частности, к таковой можно отнести жаккардовое и гардинно-сетчатое полотно, ртуть и др. Вместе с тем, область, как и прежде, продолжала ввозить для своих нужд нефтепродукты из Башкирии, каменный уголь — из Кузбасса и Черемхово, машины и оборудование и других промышленных районов. Несмотря на отдельные негативы, промышленность области продолжала выполнять взятые на себя обязательства: наращивала из года в год выпуск хлопчатобумажной и полушерстяной ткани, гардинно-тюлевого полотна, швейных изделий, кожаной обуви, мебели, кирпича, пиломатериалов и т.д. [11, с. 19]. Но в этом увеличении промышленной продукции в большей степени был «повинен» трудовой энтузиазм «строителей коммунизма», непосредственно участвовавших в разных формах соцсоревнования, и в меньшей степени — научнотехнический прогресс и квалифицированные (через систему профтехобразования) кадры.

Но время брало свое. Быстрые темпы развития новых технологий привело к концу 60-х гг.XX в. К возникновению в стране широкого спектра профессий, основу которых составляло не механическое совмещение нескольких профессий, а определенная система образовательной, политехнической и специальной подготовки, связанной с функциями расчета, управлением производственным процессом, использованием комплекса машин, наладки и ремонта оборудования. Все это вместе взятое существенно увеличило потребность народного хозяйства СССР в квалифицированных специалистах и рабочих. Повышение его требований к образовательной, политехнической и профессиональной подготовке специалистов обусловило, в первую очередь, и возникновение новых технических училищ, которые стали повсеместно создаваться в соответствии с постановлением Совета Министров СССР «Об организации производственнотехнической подготовки молодежи, окончившей средние школы, для работы на производстве» [12, с. 29].

В соответствии с заложенными в нем требованиями к специалисту, постановление устанавливало и сроки обучения в существующих и вновь образованных профтехучилищах — от 1 до 2 лет.

Выполняя его, местные власти, в т.ч. и Горного Алтая, открывали у себя новые училища и другие учебные заведения, призванные вести подготовку специалистов среднего звена, а главное — квалифицированные кадры рабочих, в которых испытывали острую нужду местная промышленность, сельское хозяйство, торговое и бытовое обслуживание области. Отмечая достигнутые успехи в этом направлении, местное руководство не переставало, в то же время, «бить тревогу» относительно нехватки в регионе «специалистов среднего звена и квалифицированных рабочих» [13, с. 6]. Главная причина этой «нехватки» заключалась в недостатке на местах учебных заведений указанного профиля. Другая причина «нехватки» специалистов среднего звена состояла в том, что в имеющиеся учебные заведения профтехобразования молодежь не шла, поскольку они не давали ей общего среднего образования [13, с. 7]. И, надо сказать, это, действительно, была веская причина, которая была своевременно осознана руководством страны. Поэтому, чтобы привлечь молодежь в систему профтехобразования, оно идет на необходимое «повышение» статуса данных учебных заведений. Однако в Горном Алтае таких заведений — промышленного профиля — в рассматриваемое время не было. В силу этого, необходимые промышленным предприятиям кадры, главным образом, квалифицированные рабочие готовились у себя дома, через всевозможные краткосрочные курсы и «стажировки курсантов» на передовых предприятиях отрасли и т.д. Систематическая и целенаправленная подготовка профессионально-технических кадров (через систему специализированных учебных заведений) начнется в Горном Алтае лишь в начале 70-х гг. прошлого столетия, но это уже тема другого разговора.

Библиографический список

1. Моряков В.И., Федоров В.А., Щетинов Ю.А. История России.— М., 2001.
2. Государственный архив Республики Алтай (ГАРА). Ф. 58. Оп. 2. Д. 68.
3. ГАРА. Ф.33. Оп. 20. Д. 7.
4. Плановая комиссия. Итоги работы промышленности области за 1946 г.
5. ГАРА. Ф.59. Оп. 5а. Д. 2.
6. Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области.— Горно-Алтайск, 1973.
7. Карманов П.К. Профессионально-техническое образование в Восточной Сибири (1940-2000 гг.). Автореф. дисс.докт.ист. наук. — Красноярск, 2004.
8. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций, Пленумов ЦК. Т. 7. — М.,1985.
9. Киселев Н.М. О некоторых особенностях развития экономики Горного Алтая в послевоенный период (1946-1963 гг.).— Горно-Алтайск, 1964.
10. ГАРА. Ф. 33. Оп. 29. Д. 37.
11. Народное хозяйство Горно-Алтайской автономной области за 50 лет Советской власти.— Горно-Алтайск, 1967.
12. Профессиональное образование в регионе: основные направления и качество подготовки специалистов. — Барнаул, 2000.
13. Арыкова Н.Г. Развитие профессионального образования в Горном Алтае во второй половине XX в.: направления и формы //Вестник ТГУ. Бюллетень оперативной научной информации. — №122. «История и культура Западной Сибири».— Томск, 2006.

Статья поступила в редакцию 18.02.08

УДК 902

А.А. Завьялов, аспирант БПГУ им. В.М.Шукшина, г.Бийск

РАЗВИТИЕ ТРАНСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ АЛТАЯ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX ВЕКА: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА И ЧАСТНАЯ ИНИЦИАТИВА

На основе впервые вводимых в научный оборот документальных источников анализируется механизм взаимодействия государственных органов и частной инициативы в развитии транспортной системы на Алтае в конце XIX — начале XX в.

Вторая половина XIX — начало XX века стали для трансформации, связанной с переходом страны от тради-России периодом вполне закономерной, но сложной ционного аграрного общества к обществу индустриаль-

Научтруд |