Научтруд
Войти

Крепостное строительство Тевтонского ордена в Пруссии в конце XIII века

Научный труд разместил:
Androfym
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ИСТОРИЯ КРАЯ

УДК 940.1 (474)

М. Л. Тэргович

КРЕПОСТНОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО ТЕВТОНСКОГО ОРДЕНА В ПРУССИИ В КОНЦЕ XIII ВЕКА

Приводится анализ особенностей и закономерностей строительства фортификационных сооружений Тевтонского ордена в прусских землях в XIII в. Рассматривается типовое устройство крепостной постройки Ордена и требования, предъявляемые к ней.

The author makes the analysis of features and regularity of Teutonic Orders& fortification buildings on Prussian lands in the XIII century. The typical lay-out of Order&s fortifications is presented as well as the requirement to it.

Процесс перестройки и укрепления фортификационных сооружений, созданных ранее в процессе завоевания прусских земель, остается малоизученной стороной деятельности Тевтонского ордена. Как показывает анализ различных аспектов деятельности тевтонских рыцарей в отношении их закрепления на бывших землях прусских племен, вероятнее всего существовала определенная программа, которую руководство Ордена старалось планомерно реализовывать. Покорив прусские земли в середине 80-х it. XIII в. и не допуская даже вероятности сопротивления со стороны местного населения, орденские зодчие получили возможность в относительно мирной обстановке обратиться к модернизации, совершенствованию и возведению крепостных и замковых построек [9, S. 41]. Важной составляющей широко развернутого строительства была организованная система изготовления кирпича в большом количестве, нужного качества и необходимой формы на месте [2, с. 116]. Более подходящего материала для возведения предварительно спроектированных пропорциональных архитектурных сооружений, чем формованный кирпич, в ту пору не существовало. Строители Ордена научились из делювиальной прусской глины, добываемой с помощью лопаты и тачки, изготавливать необходимое количество кирпича [5, S. 13]. Орденские архитекторы создали почти идеальный тип крепостной постройки, соединив высокие требования целесообразности и практичности сооружений с соответствующим духу времени художественным оформлением [9, S. 43].

Создаваемые замки и крепости служили не только фортификационными сооружениями долговременного характера, но также являлись местом жительства рыцарей, поскольку в них размещались орденские конвенты комгурств. Поэтому при выборе позиции для постройки в расчет

76

принималась двоякая цель. С одной стороны, место для строительства крепости или замка должно было быть максимально неприступным или иметь подходы, которые можно было бы легко оборонять. С другой стороны, требовалась гарантия обеспечения нормальных условий для проживания. Оба условия выполнялись, если поблизости имелся источник воды (река, озеро с подземной подпиткой, ручей с сильным водным потоком и аналогичным источником подпитки), отсутствие которого или необходимость завоза воды извне значительно снижали возможности укрепления в плане длительности его обороны. Заслуживает внимания факт постройки во всех крепостях мельниц, для которых в идеальном варианте необходим водоем, желательно с ниспадающим водным потоком, способным играть роль движителя. В случае если такой источник отсутствовал или не обеспечивал необходимой энергии падающего потока, орденские мастера, хорошие специалисты в области гидротехнических сооружений, путем создания каналов, шлюзов и подъемных механизмов подводили воду туда, ще ее не было в естественных условиях местности.

Орденские крепости преимущественно располагались не на слишком высоких, но крутых берегах, особенно, если укрепление являлось полуостровным образованием местности, на озерных полуостровах, в извивах и обрывистых берегах рек. Даже незначительно возвышенные полуостровные образования обладали хотя и мало заметным, но весьма важным преимуществом: нижние этажи замков, использовавшиеся как подвалы и темницы, могли быть сооружены на нужной глубине, но оставались сухими, гарантированно защищенными от грунтовых вод [4, Б. 24].

Устройство орденского замка к концу XIII в. приобрело типовую форму. Крепости и замки этого времени возводились заново, либо модернизировались сооружения более раннего периода. Поскольку силы крестоносцев уже не распылялись между подавлением сопротивления коренного населения и созданием фортификационных сооружений, появилась возможность сосредоточиться на замковом строительстве, используя при этом для производства неквалифицированных работ (земляных, шлифовки камня, подвоза) местное население, трудившееся под руководством приглашенных из Европы специалистов-зодчих.

Крепость имела основную задачу по предоставлению приюта определенному числу братьев-рыцарей, обязанных по данному ими обету вести свою повседневную рьщарско-монашескую жизнь в духе требований Ордена. Укрепленное сооружение, во-первых, должно было располагать церковью для проведения регулярных богослужений, помещениями для советов и совещаний, совместных трапез, отдыха и сна и др. Во-вторых, орденская крепость быта центром определенной административно-территориальной единицы (комтурства, фогтства), которая находилась под защитой и управлением замка. На фогте или комтуре как на командире данной крепости лежала обязанность заботиться о размещении больших вооруженных отрядов в периоды боевых действий в непосредственной близости от вверенной ему крепости и о приеме беженцев. Для управленческих структур в крепости отводились комнаты, складские помещения, ще хранились продукты, получаемые от подданных, а также изделия собственного хозяйства. Понятно, что в крепости

предусматривались помещения для многочисленного обслуживающего персонала — дворни, мастерские, конюшни, хлевы [5, Б. 14].

Орденская крепость начиналась с ее ядра — так называемого «дома». Эго мощное, четырехугольное или круглое в плане здание длиной от 40 до 60 м по внешней стороне, углы которого делались сильно укрепленными. Важнейший угол, повернутый к стороне вероятного нападения противника, трансформируется и развивается в мощную башню, которая в нижних ярусах соответствует плану всего здания, в большинстве своем квадратная, а в свободно расположенных верхних ярусах круглая или четырехугольная. Эта башня одновременно играет роль сторожевой вышки и цитадели. За исключением главного входа, находящегося в нижней части цитадели, она не имеет ни дверей, ведущих наружу, ни оконных проемов. Лишь на значительной высоте сооружаются открывающиеся стрельчатые окна готического стиля, а над ними, вплотную к крыше, располагаются стрельчатые бойницы. Ряд этих бойниц окружавших все здание, позволяет сделать вывод о наличии оборонительного хода, служащего, помимо защитных сооружений у ворот, для ведения обороны активного характера.

Через ворота можно было проникнуть во внутренний двор. Вокруг него по четырем крыльям тянулась двухъярусная сводчатая галерея. На этой галерее у самой земли располагались двери и входы в мощные сводчатые подвалы, в зависимости от характера грунта устраиваемые друг над другом. На крытой галерее имелись лестницы, связывавшие нижний этаж с верхним, все двери которого выходили на галерею. С врагом, даже прорвавшимся во внутренний двор замка, еще можно было бороться, поскольку верхние этажи после сбрасывания легких галерейных лестниц (или их поджога оборонявшимися) становились полностью изолированными [5, Б. 16].

Помещения в здании располагались следующим образом: на нижнем этаже, комнаты которого освещались через смотровые щели и через двери, затененные галереей со стороны внутреннего двора, за исключением привратницкой и караульного помещения, а также небольшого помещения для челяди, жилых комнат не было вообще. На нем располагались большая кухня с громадным очагом, подвешенным на мощных столбах, кладовые для съестных припасов, мастерские и другие помещения. Братья Ордена занимали исключительно верхний этаж, где помещения располагались по различным крыльям таким образом, что в самом важном из них, на стороне с входом, находились церковь и зал совещаний, в гфимыкающем к нему — спальня и помещения для отдыха рыцарей. В третьем — столовая, как правило, над кухней, соединявшаяся с последней лестницей, находящейся в стене. В четвертом крыле располагались помещения для высших должностных лиц, священников и канцелярия. Все помещения нижнего и верхнего этажа были сводчатыми [8, Б. 19]. Покои сообщались между собой только галереями. Жилые помещения верхнего этажа в зимнее время отапливались каминами или с помощью центрального отопления, причем котел находился в подвале или на первом этаже [7, э. 25; 3, с. 11].

Четвертый этаж служил только для целей обороны. По нему шли два соединенных параллельных объединительных хода, один из которых выходил наружу, а другой во внутренний двор. Связывающие их ггрохо-

78

ды часто располагались выше их основания и иновда использовались как склады. Через замковую башню, а также если имелись другие башни над воротами или по углам, насквозь проделывался оборонительный ход. Зачас тую это был единственный вход в башню. Только из помещения, где заканчивался оборонительный ход, по узкой винтовой лестнице в стене или с помощью лебедки через лаз в своде можно было спуститься на нижние этажи башни, а также подняться на верхние этажи до чердака под крышей, ще располагались сводчатые бойницы парапетной стены, служившие для отражения нападающего врага. Амбразуры в замковой башне устраивались редко, а в стенах замка они могли вообще отсутствовать. В этом случае амбразуры и бойницы устраивались над воротами.

Не все орденские замки имели одинаковое значение, поскольку в некоторых из них конвент братьев-рыцарей был укомплектован не полностью. Поэтому зачастую, не отклоняясь от основных норм планировки, ограничивались зданием, в котором оставляли недостроенным то или иное крьшо четырехугольника, выходящее во внутренний двор, и лишь его внутренние стены поднимались до высоты оборонительного хода. Эго обеспечивало связь и позволяло вести оборону как снаружи, так и внутри. Вокруг замка оставлялось свободное пространство, носившее название «пархам», появившееся в орденскую эпоху [1, с. 22]. Оно охватывалось мощной стеной, увенчанной оборонительным ходом, часто с бойницами и выступающими четырехугольными или полукруглыми защитными башнями. Перед ней всеща находился глубокий и широкий ров, нередко выложенный камнем. Через ров перекидывался деревянный мост с подъемным внутренним краем, опирающийся на каменные столбы. Со стороны рва мост защищался прочным предвратным сооружением [5, Б. 19].

В зависимости от значимости крепости, важности и роли в тактико-оборонительном характере действий Ордена она усиливалась одним или несколькими гфедкрепостными зданиями, которые также могли быть окружены стеной или рвом. Поскольку они конструктивно имели большую протяженность, то их, по возможности, выстраивали симметрично замку. При этом предусматривалось все возможное, чтобы применить эти сооружения к рельефу местности, учесть его особенности [8, Б. 24].

Стены предкрепосги, как правило, были снабжены башнями. Внутри крепостных построек располагались помещения для челяди и обслуживающего персонала, конюшни для рыцарей и слуг, комнаты для курьеров, почтальонов и иностранцев. Сюда также входили постройки хозяйственного назначения: склады, амбары, хлевы, пивоварни и пекарни, мастерские для изготовления и ремонта военного снаряжения и оружия, гостиницы для солдат, крестоносцев. Здесь располагались покои для ищущего приюта в боевой обстановке сельского люда. Имелись и помещения для представителей торговых фирм и приютов, предоставлявших кров больным и паломникам.

Таким образом, орденская структура, занимавшая отдельное долговременное фортификационное сооружение (замок, крепость), была полностью автономной, обеспечивая себя без посторонней помощи. Зачастую вокруг крепости и замка возникали городские поселения, что объясняется стремлением поселенцев найти защиту от нападений извне, в

случае военной угрозы укрыться за толщей замковых стен [7, S. 51]. Эго касалось и «обращенных» пруссов, искавших в замке защиту от своих соплеменников, сохранивших верность прежней вере. Вероятно, по причине недостатка пространства либо из-за недоверия Орден селил таких пруссов вне крепости в деревянных постройках, которые назывались «домами-убежищами» и служили крепости своего рода фортом.

Каменные крепости и замки Восточной Пруссии на побережье залива Фришес-Гафф или в непосредственной близости от него относятся к самым старшим по возрасту в прусских землях. Бальга (1240 — 1250), Кёнигсберг (1257), Лохпггедт (1270), Бранденбург (1266) — эти восточнопрусские замки старше на 20—30 лет замков, располагавшихся южнее побережья. Время их основания относят к началу или середине процесса завоевания этой территории. В то же время замки западной Пруссии основываются либо в годы окончательного покорения пруссов, либо после полного подавления сопротивления коренных жителей, то есть после 1283 года [8, S. 15].

Список литературы

1. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии: справочник / авт.-сост. А. П. Бахтин; под ред. В. Ю. Курпакова. Калининград, 2005.
2. Урбан В. Тевтонский орден. М., 2007.
3. Ходынъский А. Р. Замок в Мальборке. Варшава, 1997.
4. Bonk Н. Die in Verbindung mit der Gelandegestaltung gegriindete Stadte und Schlosser des Altpreufiens. Konigsberg, 1895.
5. Krollmann K. Ostpreufiische Schlosser. Berlin, 1905.
6. Lullies Ch. Ostpreufien. Sammelwerk. Konigsberg, 1906.
7. Mierzwinski M. Die Marienburg. Warszawa, 1993.
8. Talmann V. Tilsits Bau- und Kulturgeschichte. Tilsit, 1923.
9. Winnig A. Der Deutsche Ritterorden und seine Burgen. Tausend, 1956.

Об авторе

М. Л. Тэргович — заместитель начальника учебно-методического отдела, Калининградский пограничный институт ФСБ России.

УДК 94(430) "15/17"

А. Грот

КЁНИГСБЕРГСКИЙ ПОРТ И ЕГО ЗНАЧЕНИЕ В РЕГИОНАЛЬНОЙ ТОРГОВЛЕ В XVI-XVIII ВЕКАХ

Развитию Кёнигсберга как порта способствовало его географическое положение. Здесь пересекались два пути: из Самбии до Натангии и от моря до Литвы вдоль реки Преголи. Уже во времена Ордена крестоносцев порт играл важную роль в региональной торговле. С середины XVI в. контроль над морской торговлей Кёнигсберга установили голландцы. Период наивысшего раз-

Научтруд |