Научтруд
Войти

Региональные особенности ледовых условий акваторий морских нефтегазовых месторождений

Научный труд разместил:
Vukol
18 августа 2020
Автор: Поломошнов Анатолий Михайлович

Региональные особенности ледовых условий

акваторий морских нефтегазовых месторождений

3

m О X X

Поломошнов Анатолий Михайлович,

д.т.н., кафедра гидротехники, теории зданий и сооружений, Инженерная школа, Дальневосточный федеральный университет, polomoshnov.am@dvfu.ru

Помников Егор Евгеньевич,

к.т.н., профессор, кафедра гидротехники, теории зданий и сооружений, Инженерная школа, Дальневосточный федеральный университет, pomnikov.ee@dvfu.ru

Шамсудинов Рамиль Рашитович,

аспирант кафедра гидротехники, теории зданий и сооружений, Инженерная школа, Дальневосточный федеральный университет, shamsudinov.rr@dvfu.ru

Природные условия для морских нефтегазоносных провинций, простирающихся на десятки и сотни километров, имеют региональные особенности. Наиболее характерна локальная пространственно-временная изменчивость для характеристик гидрометеорологического режима (ветер, температура воздуха, волнение, температура воды, течения и т. д.), которые определяют в свою очередь высокую изменчивость параметров ледового режима, даже в пределах отдельной акватории. Вследствие этих причин очевидна необходимость проведения полевых исследований ледяного покрова для каждого проектируемого объекта. При проектировании нефтегазодобывающих комплексов на шельфе детализация гидрометеорологических изыскательских работ обеспечивается проведением исследований отдельно для района постановки платформ, трассы подводных трубопроводов и площадок под береговые сооружения. Прочностные свойства льда, его физико-механические и физико-химические характеристики, являются основными, при определении проектных критериев для строительства нефтегазодобывающих платформ. Практически все известные зависимости для определения силы давления льда на вертикальные опоры и стенки гидротехнических сооружений учитывают в качестве основных прочностных параметров льда его прочность на сжатие и сдвиг. Для сооружений с наклонными поверхностями надо знать прочность льда на изгиб и растяжение. Для большинства характеристик морского льда замерзающих морей Мирового Океана отмечаются одни и те же закономерности в формировании, развитии и разрушении, поэтому нельзя рассматривать региональные характеристики ледяного покрова в отрыве от общей информации, существующей на сегодня по всем акваториям.

Основные трудности в освоении морских месторождений на шельфе северных морей связаны с ледовыми воздействиями на технические средства различного назначения. Опыт, накопленный при освоении северных морских путей, не может быть напрямую использован для освоения месторождений шельфа. Имеющиеся на сегодня определенные знания по учету ледовых воздействий речного льда на гидротехнические сооружения также должны использоваться с определенными допущениями и пониманием значительных отличий, имеющихся в физике морского и речного льда.

Отсутствие достаточных знаний обо всем спектре возможных воздействий ледяного покрова на морские нефтегазодобывающие комплексы потребовало от нефтяных компаний проведения широкомасштабных исследований морского льда, как объекта, определяющего, в конечном счете, экономичность и безопасность сооружений.

Природные условия для морских нефтегазоносных провинций, простирающихся на десятки и сотни километров, имеют региональные особенности. Наиболее характерна локальная пространственно-временная изменчивость для характеристик гидрометеорологического режима (ветер, температура воздуха, волнение, температура воды, течения и т. д.), которые определяют в свою очередь высокую изменчивость параметров ледового режима, даже в пределах отдельной акватории.

Вследствие этих причин очевидна необходимость проведения полевых исследований ледяного покрова для каждого проектируемого объекта. При проектировании нефтегазодобывающих комплексов на шельфе детализация гидрометеорологических изыскательских работ обеспечивается проведением исследований отдельно для района постановки платформ, трассы подводных трубопроводов и площадок под береговые сооружения.

В начале 70-х годов крупные нефтяные компании, планировавшие освоение морских месторождений на шельфе Аляски и Канады, для получения проектных параметров окружающей среды создали специальные организации для координации работ по изучению гидрометеорологического режима.

На Аляске эти функции выполняла AOGA (Alaska Oil and Gas Association) а в Канаде APOA (Arctic Petroleum Operators Association), которая сейчас называется CPA (Canadian Petroleum Association). Кроме того, необходимо отметить огромные объёмы полевых исследований морского льда в Арктике, выполненные специалистами из Специальной Исследовательской Лаборатории Холодных Регионов (CRREL, Cold Regions Research and Engineering Laboratory).

В Российской Арктике и Антарктике за последние десятилетия были выполнены аналогичные объёмы полевых работ по всем аспектам исследования морского льда. Признанным лидером в этой области является ААНИИ (Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт).

Большой интерес к исследованию ледовых проблем и значительные достижения в этой сфере отмечены в Финляндии. Только в период с 1985 по 1990 годы на выполнение различных видов ледовых исследований по программе «Технологии Арктического Шельфа» (Arctic Offshore Technology Programme) было затрачено более 7 миллионов долларов.

Необходимо также отметить многолетние исследования морского льда, проводимые на акваториях морских лагун восточного побережья о. Хоккайдо специалистами университета г. Саппоро под руководством профессора Саеки. Особенность этих полевых экспериментов состоит в том, что проводились они при средней температуре воздуха -2оС.

Прочностные свойства льда, его физико-механические и физико-химические характеристики, являются основными, при определении проектных критериев для строительства нефтегазодобывающих платформ. Практически все известные зависимости для определения силы давления льда на вертикальные опоры и стенки гидротехнических сооружений учитывают в качестве основных прочностных параметров льда его прочность на сжатие и сдвиг. Для сооружений с наклонными поверхностями надо знать прочность льда на изгиб и растяжение.

Понимание необходимости получения этих характеристик льда и простота проведения испытаний образцов льда на сжатие, изгиб, сдвиг и растяжение предопределили включение этих классических испытаний в любую программу ледотехнических исследований.

На акваториях замерзающих морей России было проведено большое количество полевых исследований для определения физико-механических свойств льда, проведены эксперименты предела прочности морского льда на одноосное сжатие и растяжение для разных регионов Мирового океана таких как: [1, 2, 3, 4, 5, 6].

• Ледяной покров Карского моря (о.Уединения);

• Ледяной покров Карского моря (м. Желания);

• Ледяной покров пр. Вильпицкого (м.Челюскина);

• Лед Финского залива;

• Лед торосов Охотского моря;

• Лед арктических морей;

• Лед Сахалинского залива.

Диапазон разброса значений прочности льда меняется от 0,5 МПа до 12 МПа и это объясняется прежде широкими спектрами изменения температуры образцов и скорости нагружения. Кроме того, различная соленость, структура, размеры кристаллов и плотность льда также повлияли на разброс значений.

В России нормативное значение прочности льда на сжатие, для льда соленостью 3-6 % и температурой -30оС, при отсутствии натурных данных, рекомендуется принимать равным 1,05 МПа [7].

Сравнение российских и западных нормативов по расчетам ледовых нагрузок на сооружения от воздействия морского льда показало, в частности, что использование рекомендованных методов даёт разные величины прочности льда на одноосное сжатие, от 0,3 МПа до 3,3 МПа. В мировой практике эта величина при расчетах обычно принимается в диапазоне между 1,0 и 2,0 МПа.

Методология использования результатов, полученных при испытаниях образцов льда малого или среднего размера, когда диаметр или поперечный размер испытуемого образца может содержать от 10 до 25-30 размеров зерен кристаллов льда, для расчетов ледовых нагрузок на сооружения, на сегодняшний день, уже не считается достаточной и исчерпывающей.

В период 1987-1989 гг. финскими специалистами впервые был разработан и применен на натурных торосах Балтийского моря метод исследования прочностных параметров в масштабе, на порядок и более превышающий размеры обычных, то есть выбуренных кольцевыми бурами, образцов льда при испытании их на одноосное сжатие.

Поверхность льда расчищается до консолидированного слоя и производится пропил через всю толщу этого слоя по периметру площадки для последующего нагружения. Нагружение может производиться грузами или гидравлически.

Аналогичную методику, но для торосов, изготовленных из модельного льда FGX (карбомидный, соленовод-ный, мелкозернистый), использовали при испытаниях в компании Kverner Masa-Yards Arctic Research Center (MARC). В программе экспериментов предусматривалось моделирование торосов для Балтийского и Баренцева морей и Печоры. Различие в моделях для разных регионов достигалось, в основном, за счет разного времени выдерживания льда при отрицательных температурах воздуха (разные суммы градусодней мороза), что способствовало формированию консолидированных слоев разной толщины. Априори, принималось, что толщина консолидированного слоя для торосов Балтийского моря равна 0,5-1,5 м, для Баренцева моря - 5,0 м и для Печоры - 2,0-3,0 м. При проведении экспериментов консолидированный слой (круг диаметром 200 мм) пропиливался и удалялся, а на его место устанавливались грузы.

Значительный вклад в развитие этого метода исследования прочности торосов сделал Кен Кросдейл (Канада). Под его руководством и при участии автора большая серия экспериментов по продавливанию, сдвигу и вытягиванию различных фрагментов торосов была выполнена сначала в проливе Нортамберленд (Канада), а затем, в течение двух лет, на дрейфующих полях шельфа северного Сахалина. Результаты и методология этих работ в настоящее время высоко оценены специалистами и использованы в проектных разработках по сахалинским нефтегазовым проектам, поэтому ниже приводится более подробная информация о проведении этих испытаний.

В экспериментах по определению прочности льда килевой части торосов использовались три метода, разработанные в 1997 году. Эти три метода включают испытания на продавливание, на сдвиг и на вытягивание.

Всего, за период 1997-1998 гг. на дрейфующих полях шельфа северного Сахалина, по изложенным выше методикам, было выполнено 35 испытаний различного вида.

Проведенные эксперименты показали перспективность использования методики исследований крупномасштабной прочности торосов. Анализ результатов показал, что наиболее вероятные значения для сцепления с и угла внутреннего трения р составляют 0,005-0,015 МПа и 45-50°, соответственно (при пористости n = 0,45).

Значительное количество проведенных экспериментов не позволило принять однозначно значения с и р по следующим причинам:

о го А с.

о см о см

о ш т

3

т О X X

• теория Кулона-Мора, используемая для интерпретации результатов экспериментов, предусматривает, что размер вдавливаемого штампа (выпиленного блока льда) должен быть, по крайней мере, на порядок больше размера частиц (блоков льда в киле тороса). Из-за невыполнения этого критерия, при вдавливании штампа малого размера происходят внутренние разрушения в самих обломках льда, которые вносят значительные искажения в результаты определения глобальной нагрузки, разрушающей киль в целом;

• эксперименты проводились в самых различных районах Мирового океана, имеющих региональные особенности в формировании ледяного покрова. Вследствие этого характеристики торосов отличались значительно (по строению, размерам консолидированного слоя и блоков льда в килевой части) и поэтому нельзя провести корректный анализ всего массива полученных данных.

Следующим объектом исследований по значимости при определении региональных особенностей ледяного покрова являются торосы. Изучение торосов имеет свои особенности, заключающиеся в разделении исследований на крупный и мелкий масштабы.

Исследования в крупном масштабе охватывают изучение эволюции торосов, мегамасштабной изменчивости и статистических характеристик, таких как плотность на км2, число на 1 км.

Исследования в мелком масштабе предназначены для получения характеристик самих торосов (морфо-метрические параметры, строение тороса, прочностные характеристики).

Основными методами исследования мегамасштабной изменчивости и статистических характеристик торосов являются аэрофотосъемка, стереоаэрофотосъемка, которая в последние годы выполняется с использованием лазерных профилометров. Применение специального оборудования позволило получить распределение расстояния между гребнями парусов гряд торосов и количество торосов на единицу длины трассы обследования.

Впервые распределение расстояния между гребнями торосистых гряд было получено для моря Бофорта. Высота паруса торосов измерялась в футах, и порог чувствительности приборов составлял 0,6 м

По количеству торосов на единицу длины трассы обследования имеется обширное количество фактического материала, полученного с помощью стереофото-съемки и лазерного профилирования.

Для дрейфующих и припайных льдов шельфа северного Сахалина были проанализированы аэрофотоснимки, полученные в 1986 и 1987 годах, которые позволили установить связь между торосистостью и некоторыми параметрами торосистых гряд.

Анализ данных был выполнен отдельно для площадей с различной торосистостью (от 1 до 4 баллов) в квадратах размером 100x100 м2. В этих же квадратах по проведенным линиям проводился подсчет числа пересечений гряд с торосами.

В соответствии с полученными данными, среднее число торосов на километр трассы колеблется от 9, при торосистости 1 балл (в январе), до 25, при торосистости 4 балла (в мае).

Среднее количество гряд торосов на километр трассы изменяется в более широких пределах и корреляционной связи между этими двумя параметрами не

обнаружено. В то же время прослеживается влияние широты места, т. е. с увеличением широты места растет количество торосов на единицу длины трассы обследования.

Для Арктических и замерзающих морей паруса гряд торосов имеют в горизонтальном плане сложную двухмерную геометрию и, поскольку общепринятой двухмерной статистики не существует, то гряды торосов обычно характеризуют количественно по данным линейных поперечных измерений торосистого поля. Двумя основными компонентами линейной статистики являются распределения высоты паруса и пространственного распределения парусов. Для высоты паруса (или глубины киля) используют несколько широко известных распределений. Это распределение Хиблера и отрицательная экспоненциальная функция, предложенная Водэмсом.

Достоинство экспоненциального распределения является его аналитическая простота, при этом результаты не зависят от порога чувствительности. Для распределения Хиблера выбор порога чувствительности и исходного уровня является решающим, так как при его корректировке будет меняться характеристики распределения.

Логарифмически нормальное распределение используется гораздо реже.

Выбор достаточно широкого диапазона при построении гистограмм часто маскирует особенности поведения в области малых значений высоты паруса торосов и за экспоненциальное распределение принимается логарифмически нормальное распределение.

В таблице 4 приведены обобщенные результаты исследований высоты паруса для различных районов Мирового океана.

Морфометрические параметры торосов, описывающие форму, размеры, углы наклона паруса и киля, используются при построении моделей торосов, которые применяются в расчетных схемах нагрузок на гидротехнические сооружения и описании морфометрии ледяного покрова.

На формирование торосов и торосистых гряд основное влияние оказывают такие характеристики ледяного покрова, как толщина, прочность, скорости дрейфа и динамические процессы.

Форма киля и паруса меняются от треугольной и трапециевидной до многоплановой, подлежащей описанию кривыми высшего порядка. В большинстве случаев имеет место асимметрия, как киля, так и паруса, оси которых обычно сдвинуты по отношению друг к другу.

На полигонах полярных станций СП-13 и СП-18 средняя высота торосов составила 203 см, а для однолетних - 163 см.

Специальные многолетние измерения, проведенные во время посадок самолета на лед в Арктике в 19721981 гг., показали, что средняя высота торосов среди многолетних и в зоне смешанных льдов составила 204 см, а для однолетних - 173 см. Средняя высота торосов для льдов любого типа по всей акватории Арктики равнялась 198 см. Южная граница торосов с высотой 200 см и более совпадала со среднемноголетней границей преобладания многолетних льдов.

В 1981 году, впервые, было отмечено влияние толщины обломков льда, слагающих торос на высоту паруса.

Средний угол наклона граней паруса торосов для моря Бофорта равен pвav= 26,1°, максимальные и минимальные углы равны ртах= 51,3° и дьтт= 8,8°. Ранее полученные данные по исследованию этого параметра для шельфа Аляски находились в этих же пределах: psav = 24°, psmax=55°, (втп = 10°[31].

Киль тороса занимает около 90% от общего объема тороса и поэтому его параметры являются основными при определении расчетных нагрузок на платформы и подводные трубопроводы. Понимание этого предопределило интенсивное исследование морфометрических параметров килей торосов, которые проводились первоначально с применением сонаров бокового обзора, установленных на подводных лодках. Максимальная зарегистрированная осадка киля торосов по этим наблюдениям составила 47 метров.

Угол склона граней киля у однолетних торосов для различных акваторий отличается незначительно.

Распределение осадки килей торосов для Центральной Арктики имеет экспоненциальный характер. Для его теоретического описания было предложено использовать распределение Хиблера:

р(Нк)=0,346• ехр(-0.01167 • Нк2). (1)

Для арктического шельфа Канады, разделенного условно на три района, это распределение имело следующий вид:

р(Нк)=0.247ехр(-0.00862Нк2), для первого района; (2) p(Hk)=0.174 ехр(-0.006Нк2), для второго района; (з) р(Нк)=0.47 ехр(-0.005Нк2), для третьего района (4)

Соотношение морфометрических параметров паруса и киля позволяет найти параметры одной части тороса, зная параметры другой. Наиболее важным и широко используемым параметром является отношение осадки киля к высоте паруса тороса (Нк/Нз), которое варьируется в довольно широком диапазоне от 3,5 до 6,0. В различных моделях этот параметр чаще всего принимается равным 5. Это отношение зависит от возраста тороса и толщины обломков льда. Для молодых торосов оно выше, а для старых - примерно на 15% меньше. Для торосов, сложенных из обломков тонкого льда, отношение выше, нежели для торосов, образованных толстыми льдами.

С использованием метода наименьших квадратов была получена аппроксимационная зависимость осадки киля тороса от высоты его паруса:

Hk=4.21 ■Hs

Изученность стамух играет важную роль при определении проектных критериев для подводных трубопроводов, поэтому во всех арктических регионах, в которых планировалась прокладка любых коммуникаций по дну, проводились широкомасштабные полевые исследования этих ледяных образований. Работы прикладного направления в этой области были выполнены за рубежом в конце 70-х, начале 80-х годов, в море Бофорта и Чукотском море. В российских морях первые работы в этом направлении были выполнены в конце 80-х годов на шельфе Байдарацкой губы и на шельфе северного Сахалина.

Наиболее изученным параметром стамух является высота паруса. По опубликованным результатам наибольшая высота паруса стамухи, около 40 м, была зафиксирована Пири у мыса Вашингтон, к северу от о. Гренландия. Для шельфа северного Сахалина максимальная высота паруса стамух составила 18 м. Необходимо отличать стамухи от береговых навалов льда, которые для побережья в районе полуострова Шмидта (север о. Сахалин) могут достигать 30 м.

Максимальная глубина моря в американском секторе моря Бофорта, на которой наблюдались борозды в донном грунте, составляла от 50 до 60 м. В канадском секторе моря Бофорта аналогичные следы воздействия ледовых образований на морское дно отмечались на глубинах моря до 80 м, что объясняется наличием айсбергов в этом районе.

Форма стамух (конфигурация по горизонтали на уровне моря) может быть разнообразной, но наиболее часто встречаются стамухи в виде овала. Характеристика формы стамух определяется по соотношению горизонтальных осей, т. е. длины к ширине, по взаимно перпендикулярным направлениям называемым показателем удлиненности и изменяющимся от 0,13 до 1,0. Исследованные стамухи имели следующие статистические характеристики:

• количество стамух: в 1969 г. - 207, в 1971 г. - 175;

• средняя длина: в 1969 г. - 315.6 м, в 1971 г. - 168,7

• стандартное отклонение длины: в 1969 г. - 378,7 м, в 1971 г. - 214,5 м;

• мода длины: в 1969 г. - 120 м, в 1971 г. - 55 м.

Для показателя удлиненности стамухи статистические характеристики имели следующие значения:

• среднее значение: в 1969 г. - 0,554, в 1971 г. -0,538;

• стандартное отклонение: в 1969 г. - 0,194, в 1971 г. - 0,215;

• мода: в 1969 г. - 0,45, в 1971 г. - 0,35.

Для шельфа северного Сахалина была получена ап-проксимационная зависимость показателя удлиненности стамухи £ от ее площади Гв:

4 = 1-0.01125■ JFs (6)

Исходя из этого выражения была сделана оценка максимальной площади стамух для данного региона, равная 8000 м2 [8].

Среднее отношение осадки киля к высоте паруса для стамух обычно лежит в пределах от 1 до 2. Для стамух Байдарацкой губы, это соотношение в среднем составило 1,2, при стандартном отклонении 0,42.

Для стамух, исследованных в районе о. Шпицберген, соотношение равнялось 2,6, а для шельфа северного Сахалина - 1,59.

Необходимо отметить, что для большинства характеристик морского льда замерзающих морей Мирового Океана отмечаются одни и те же закономерности в формировании, развитии и разрушении, поэтому нельзя рассматривать региональные характеристики ледяного покрова в отрыве от общей информации, существующей на сегодня по всем акваториям.

Литература

1. Пейтон Х. Р. Некоторые механические свойства морского льда. В книге «Лед и снег», М., Наука, 1966, с. 81-87.
2. Столярова Г.А. Прогноз ледовитости Охотского моря. Методическая записка, Владивосток, ФОЛ ДВНИИ, 1977.
3. Abdelnour R., Laap D., Haider S., Shinde S.B., Wright B. Model tests of sea bottom scouring. Proc. of the Int.Conf. POAC, Quebec City, 1981, V.2, pp.689-705.

о го А с.

to о м о

4. Akagawa M. Characteristics of oceanographic conditions in the Okhotsk Sea and meteorological conditions over Far East in November. The Oceanogr.Mag., 1977, V.28, № 1-2, pp.11-21.
5. Butkovich T. R. On the mechanical properties of sea ice. Thule,Greenland Snow, Ice and Permafrost Res. Establishment, US Army Corp. of Engineer, Res. Report RP 54, 1957, 354 p.
6. Kamesaki K. and Yamauchi Y. Experimental study for first year ridge load // Proc. of the 9-th Int. Offshore and Polar Eng. Conf. (ISOPE&99), Brest, 1999. - pp.518-522.
7. СНиП 2.06.07-87. Подпорные стены, судоходные шлюзы, рыбопропускные и рыбозащитные сооружения. Госстрой СССР. Строительные нормы и правила. Москва, ЦИТП Госстроя СССР, 1995. - 40 с.
8. Surkov G.A. Uniaxial Compresive Strength of the Okhotsk Sea Ice // Proc. of OMAE Conference, New Orleans, 2000c, (paper # OMAE-00-1008).

Regional features of ice conditions of offshore oil and gas fields

Polomoshnov A.M., Pomnikov E.E., Shamsudinov R.R.

Far Eastern Federal University

Natural conditions for offshore oil and gas provinces, extending over hundreds of kilometers, have regional characteristics. The most characteristic local spatio-temporal variability for the characteristics of the hydrometeorological regime (wind, air temperature, waves, water temperature, currents, etc.), which in turn determine the high variability of the parameters of the ice regime, even within a separate water area. For these reasons, the need for field studies of ice cover for each projected object is obvious. In the design of offshore oil and gas facilities, detail hydrometeorological survey work provides research separately for the area of setting platforms, underwater pipelines and platforms for onshore facilities. The strength properties of ice, its physico-mechanical and physico-chemical characteristics are the main ones in determining design criteria for the construction of oil and gas platforms. Almost all known dependencies for determining the pressure force of ice on vertical supports and walls of hydraulic structures consider it is compressive and shear strength as the main strength parameters of ice. For structures with inclined surfaces, it is necessary to know the strength of ice in bending and stretching.

For most of the characteristics of sea ice in the freezing seas of the World Ocean, the same patterns are observed in the formation, development, and destruction; therefore, it is impossible to consider the regional characteristics of the ice cover in isolation from the general information that currently exists in all water areas.

References

1. Peyton H. R. Some mechanical properties of sea ice. In the book "Ice and Snow", M., Science, 1966, p. 81-87.
2. Stolyarova G.A. Forecast of the Sea of Okhotsk. Methodical note, Vladivostok, FOL DVNII, 1977.
3. Abdelnour R., Laap D., Haider S., Shinde S.B., Wright B. Model tests of sea bottom scouring. Proc. of the Int.Conf. POAC, Quebec City, 1981, V.2, pp. 689-705.
4. Akagawa M. Characteristics of oceanographic conditions in the Okhotsk Sea and meteorological conditions over Far East in November. The Oceanogr.Mag., 1977, V.28, No. 1-2, pp. 1121.
5. Butkovich T. R. On the mechanical properties of sea ice. Thule, Greenland Snow, Ice and Permafrost Res. Establishment, US Army Corp. of Engineer, Res. Report RP 54, 1957, 354 p.
6. Kamesaki K. and Yamauchi Y. Experimental study for first year ridge load // Proc. of the 9-th Int. Offshore and Polar Eng. Conf. (ISOPE&99), Brest, 1999 .-- pp. 518-522.
7. SNiP 2.06.07-87. Retaining walls, shipping locks, fish passage and fish protection structures. Gosstroy of the USSR. Building regulations. Moscow, TsITP Gosstroy USSR, 1995. - 40 p.
8. Surkov G.A. Uniaxial Compresive Strength of the Okhotsk Sea Ice // Proc. of OMAE Conference, New Orleans, 2000c, (paper # OMAE-00-1008).
3
гидрометеорологический режим исследования морского льда прочность льда торос стамуха hydrometeorological regime sea ice research ice strength ridge grounded ridge