Научтруд
Войти

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ АРМЕНИИ В НОВОЙ СИСТЕМЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ

Научный труд разместил:
Kirsan
27 августа 2020
Автор: А. Маркаров

АНАЛИТИКА

УДК 339.9 А. МАРКАРОВ,

доктор политических наук, профессор, директор филиала Института стран СНГ в г. Ереване

e-mail: amarkarov@ysu.am

A. MARKAROV,

doctor of political science, Professor, the Director of branch of Institute of CIS States in Yerevan

В. ДАВТЯН,

кандидат политических наук, доцент РАУ

e-mail: amarkarov@ysu.am

V. DAVTYAN,

candidate of political Sciences, associate Professor

энергетика, безопасность, Южный Кавказ, Армения, «Север - Юг», транзитный коридор

energy, security, South Caucasus, Armenia, North - South, transit corridor

ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ АРМЕНИИ В НОВОЙ СИСТЕМЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ

Введение

Южный Кавказ, обладающий значительным, но не полностью используемым транзитным потенциалом и зачастую рассматриваемый как своего рода региональный Heartland, находится в центре геополитических и геоэкономических интересов ключевых акторов мировой политики. Этот интерес — явление не новое и восходит к XVIII в., когда в борьбе между Россией и Турцией за укрепление статуса черноморской державы сторонами предпринимались вполне прагматичные шаги по укреплению позиций в рассматриваемом регионе. Последний, таким образом, стал восприниматься в качестве стратегически важного пространства, завоевание которого было необходимо для доминирования в Черноморском регионе. И если в начале XIX в. регион стал фактически южным флангом российского империализма, а в 20-е годы XX в. был полностью советизирован, то уже после распада СССР заявления о традиционном доминировании здесь России начали приобретать противоречивый характер. Очевидно, что как в начале 90-х годов, так и в настоящее время Южный Кавказ продолжает оставаться точкой столкновения интересов мировых и региональных держав. Это в особенности проявляется в сфере энергетических коммуникаций.

Из стран Южно-Кавказского региона только Азербайджан обладает существенными запасами углеводородов: 7 млрд баррелей нефти (960 млн т) и 1,35 трлн куб. м газа. В общемировом масштабе эти объёмы составляют 0,6 и 0,7% соответственно. Незначительны запасы углеводородов в Грузии: около 15 млн т нефти и 8,5 млрд куб. м газа1. Лишь Армения, согласно официальным данным, не имеет их, что, однако, не мешает ей выступать в качестве потенциального игрока на рынках региона, особенно в качестве экспортера электроэнергии.

Энергетика - локомотив армянской экономики

Энергетика является одной из системообразующих сфер в экономике Республики Армения, зачастую выступая в качестве генератора экономического роста.

Так, по итогам 2017 г., в республике был зафиксирован рост ВВП на уровне 7,5%, чему в значительной степени способствовало повышение активности в энергетической сфере на 6,1%2.

Более того, организации, задействованные в энергетической отрасли, с начала 2000-х годов и по настоящее время продолжают занимать лидирующие позиции в списке крупнейших налогоплательщиков республики в частности ЗАО «Газпром — Армения», ЗАО «Воротанский КГЭС», ЗАО «Электрические сети Армении», ЗАО «Армянская АЭС» и др.). Согласно официальным данным, ЗАО «Газпром — Армения» возглавляет список крупнейших налогоплательщиков Армении по итогам 2017 г.

В целом, однако, заметна тенденция снижения налоговых выплат энергетических компаний, что прежде всего связано с уменьшением объёмов потребления как среди населения, так и в производственных отраслях. И если по итогам 2017 г. в Армении был зафиксирован рост производства электроэнергии на 6,1% (762,9 млн кВт-ч)3, то это показатель обусловлено прежде всего активизацией экспорта в грузинском направлении (при этом рост экспорта в Грузию связан с нулевыми показателями за 2016 г.).

1 Боровский Ю. В. Мировая система энергоснабжения. М.: Навона, 2008. С. 104.
2 Национальная статистическая служба Республики Армения // URL: http://www.armstat.am/am/
3 Там же

В настоящее время наибольшая доля генерируемой в республике электроэнергии приходится на теплоэлектростанции (Ереванская и Разданская ТЭС) — 40%, гидроэнергостанции (включая малые ГЭС) — 20%, атомную станцию — 40%.

В среднем ежегодное производство электроэнергии в Армении за последние 10 лет составляет 7—7,2 млрд кВт-ч, при этом электропотребление на душу населения составляет порядка 1500 кВт-ч электроэнергии. Важно отметить, что общая установленная мощность энергетической системы республики сегодня является избыточной и составляет около 3555 МВт, эксплуатируется примерно 2300 МВт4. Но около 38% мощностей находится в эксплуатации более 40 лет и имеет высокий уровень физической и моральной изношенности, что негативно сказывается на общем уровне обеспечения энергетической безопасности страны.

Вместе с тем начавшаяся ещё в конце 90-х годов передача в управление российских компаний ряда крупных энергетических объектов республики позволила значительно повысить уровень энергетической безопасности: общий объём российских инвестиций в экономику Армении с 1991 г. составляет порядка 4 млрд долл., львиная доля которых была направлена именно на энергетический сектор, в основном — на газотранспортную систему (ЗАО «Газпром — Армения»), теплоэнергетику (ЗАО «Разданская энергетическая компания РазТЭС») и гидроэнергетику (ЗАО «Международная энергетическая корпорация» — Севано — Разданский каскад ГЭС).

Газотранспортный коридор Иран - Армения - Грузия

После распада СССР Армения получала природный газ по Северному газопроводу (Моздок — Тбилиси), проходящему через территорию Грузии, что не могло полностью обеспечивать энергетическую безопасность республики. Как пишет Д. Ергин, диверсификация является одним из ключевых условий обеспечения энергетической безопасности страны5.

Следовательно, наличие альтернативного источника поставки газа — это необходимость для Армении. При этом в качестве угрозы для энергетической безопасности страны следует рассматривать возможное приобретение права собственности на грузинский участок Северного газопровода со стороны азербайджанской или турецкой компании6.

4 Концепция обеспечения энергетической безопасности Республики Армения // URL: http://www. mfa.am/u_files/ffle/doctrine/Doctrinerus.pdf
5 Yergin D. The Fundamentals of Energy Security. Testimony: Hearing on «Foreign Policy and National Security Implications of Oil Dependence». Committee on Foreign Affairs US House of Representatives, 2007, March 22.
6 Концепция обеспечения энергетической безопасности Республики Армения // URL: http://www. mfa.am/u_files/ffle/doctrine/Doctrinerus.pdf

Такие опасения небезосновательны. В 2010 г. правительство Грузии заявило о возможном выставлении на Лондонскую биржу акций участка газопровода. В том же году инфраструктура была исключена из списка стратегически важных объектов страны.

Интересно, что азербайджанская компания SOCAR, заинтересованная наряду с ОАО «Газпром» и нефтегазовой компанией «КайМунайГаз» (Казахстан) в приобретении участка, заявила о готовности заплатить за него 0,5 млн долл., что превышало реальную стоимость газопровода. В дальнейшем продажа грузинского участка газопровода была заморожена, однако в 2017 г. в риторики грузинских властей вновь появился данный тезис7.

Снятие санкций с Ирана в 2015 г. вызвало бурную реакцию в Армении. Новые экономические реалии, в которых оказался Иран, рассматривался в качестве возможности реанимирования ряд замороженных ранее армяно-иранских проектов: Мегринская ГЭС, нефтеперерабатывающий завод, нефтепродукто-провод, железная дорога и пр. В качестве одного из первых шагов, нацеленных на активизацию армяно-иранского диалога, рассматривался транзит иранского газа в Грузию по территории Армении. Анализируя заявления о возможности Армении выступить в качестве страны-транзитёра для поставок иранского газа в Грузию, следует обратиться прежде всего к технической составляющей вопроса. Известно, что газопровод Иран — Армения располагает весьма низкой пропускной способность (2,3 млрд куб. м, что в состоянии покрыть лишь спрос в Армении). Проект был разработан в Республике Армения ещё в середине 90-х годов, когда, выйдя из энергетического кризиса, после карабахской войны, республика приступила к выстраиванию энергодиалога с Ираном.

Наряду с этим официальный Ереван не раз заявлял о транзитном потенциале Армении, рассматривая проект в контексте реализации логистического маршрута Иран — Армения — Грузия — Чёрное море — Украина — Европа. Сегодня очевидно, что газопровод, первый участок которого был введён в эксплуатацию в 2007 г., не имеет реальной возможности стать транзитным из-за технических характеристик: проектный диаметр газопровода изначально составлял 1,4 м, однако на стадии строительства был доведён до 70 см, что ограничило его пропускную способность8.

Вопрос транзита иранского газа по территории Армении вновь оказался на международной повестке в начале 2016 г., когда ПАО «Газпром» предложило Грузии оплачивать транзит газа в Армению рублями вместо действующих 10%

7 Давтян В. С. Энергетическая политика России на Южном Кавказе: трубопроводные войны // Россия XXI. М., 2015. № 4. С. 71.
8 Газопровод Иран — Армения и энергетический интерес России // URL: http://svom.info/ entry/626-gazoprovod-iran-armeniya-i-energeticheskij-interes/

поставляемого газа (что составляло 12% потребляемого в стране газа). С учётом девальвации рубля данное предложение было изначально отвергнуто грузинской стороной. Примечательно, что в на переговорах «Газпром» использовал «иранскую карту», заявив, что у России есть реальная возможность обеспечивать Армению природным газом по армяно-иранской магистрали, находящейся на балансе ЗАО «Газпром — Армения»*.

Известна реакция министра энергетики Грузии К. Каладзе, назвавшего предложение «Газпрома» ультиматумом и заявившего, что последствия подобного решения будут тяжёлыми: Грузия окажется в энергетическом кризисе, так как страна потеряет 2,5 млн куб. м газа в сутки при ежесуточном потреблении 11,5 млн. Однако вскоре предложение было принято, несмотря на крайне негативную реакцию общественности, особенно оппозиционной её части.

Учитывая трудности осуществления прямого транзита иранского газа в Грузию через территорию Армении, 28 июля 2016 г. Иран заключил соглашение об экспорте газа в Грузию через территорию Армении по своповой схеме. Вслед за этим последовало решение правительства Республики Армения о создании ЗАО «Энергоимпекс» для увеличения импорта газа из Ирана и повышения эффективности эксплуатации газопровода Иран — Армения9.

Однако в мае 2017 г. официальный Тбилиси заявил, что страна будет закупать дополнительные объёмы газа у Азербайджана, окончательно отказавшись от закупок у «Газпрома». По словам главы грузинского энергетического ведомства, «Тбилиси зависит от азербайджанского газа»10.

Решение грузинских властей непосредственно отразилось на перспективе энергетической интеграции Армении. Сформировалась ситуация, при которой Азербайджан полностью покрывает спрос на грузинском рынке, следовательно, фактически деактуализируется модель свопового коридора Иран — Армения — Грузия11.

9 Манасерян Т. Армения и Иран в новых условиях территориальной интеграции // Альтернатива. 2017. Январь-март. С. 7.
10 Каладзе: Грузия будет закупать дополнительные объёмы газа у Азербайджана // URL: https://eadaily.com/ru/news/2017/05/25/kaladze-gruziya-budet-zakupat-dopolnitelnye-obemy-gaza-u-azerbaydzhana
11 Давтян В. С. Энергетические проблемы Армении // URL: https://www.imemo.ru/files/File/ru/ publ/2017/2017_005_2.pdf

* В настоящее время по газопроводу Иран — Армения в республику ежегодно поступает до 400 млн куб. м природного газа, который поступает на Разданскую и Ереванскую ТЭС. В Иран идёт электроэнергия по бартерной формуле 3,2 кВт.ч электроэнергии за 1 куб. м газа.

Электроэнергетический коридор «Север - Юг» и возможности армянского экспорта

При советской власти энергосистема страны проектировалась как энергоизбыточная, покрывающая часть потребностей региона, вследствие чего Армения и сегодня способна обеспечить бесперебойный экспорт электроэнергии в соседние страны. Последнее особенно актуально в связи с исключением Армении из ряда региональных инфраструктурных проектов:

• Южный газовый коридор;

• Баку — Тбилиси — Джейхан;

• международный транспортный коридор (МТК) «Север — Юг» и пр.

При этом соседние государства, традиционно рассматриваемые как импортёры генерируемой в Армении электроэнергии, сегодня сами развивают свои энергетические мощности, покрывая внутренний спрос, а также увеличивая экспортные показатели. Рассмотрим эти государства.

Вплоть до 2007—2008 гг. армянский экспорт покрывал до 15% электроэнергетического спроса в Грузии (при потреблении электроэнергии в 8,5 млрд кВт-ч). В результате проведённой реформы энергетического рынка, грузинские власти сегодня ведут активную политику, направленную на международное позиционирование страны в качестве страны экспортёра электроэнергии. Это приобретает особую актуальность в связи с вводом энергомоста Азербайджан — Грузия — Турция, способного обеспечить экспорт электроэнергии в Турцию до 700 МВт. Сегодня экспорт электроэнергии из Армении в Грузию осуществляется лишь по сезонному принципу, а также во время аварий в грузинской энергосистеме. Более того, электроэнергетическая коммуникация между странами осуществляется по принципу взаимных перетоков, т. е. импортированную электроэнергию Грузия поэтапно возвращает Армении.

В период 1995—2007 гг. спрос на электроэнергию в Турции ежегодно увеличивается на 6,6%. Ожидается, что потребление электроэнергии в Турции, достигшее в 2006 г. своего максимального уровня — 170 млрд кВт-ч, до 2020 г. увеличится примерно в три раза, достигнув 499 млрд кВт-ч. Для этого в Турции необходимо втрое увеличить установочные мощности электростанций: с 38500 до 96000 МВт в 2020 г.12 Строительство атомной станции «Аккую» мощностью 4800 МВт призвано решить именно эту задачу

Что касается Ирана, то здесь нехватка энергетических мощностей составляет 2500 МВт13. Однако власти Ирана последовательны в решении проблем, связан12 Карапетян К. Роль Армении в обеспечении энергетической безопасности Южного Кавказа // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-armenii-v-obespechenii-energeticheskoy-bezopasnosti-yuzhnogo-kavkaza

13 Там же.

ных с энергообеспечением страны, о чем прежде всего свидетельствует ввод в эксплуатацию АЭС в Бушере, а также проектирование его дополнительного блока. При этом обеспечение энергетической безопасности Ирана во многом связывается с Арменией. Следует, однако, отметить, что начиная с 2011 г. экспорт в иранском направлении ежегодно падает: за последние 7 лет показатели экспорта упали с примерно 1,5 млрд кВтч до 1 млрд кВтч. При этом часть поставок электроэнергии, как и в случае с Грузией, осуществляется в виде взаимных перетоков14.

Таким образом, обладая весьма серьёзным экспортным потенциалом, в настоящее время Армения в условиях сложившейся геополитической архитектуры не в состоянии осуществлять экспортные операции со странами региона в объёмах, необходимых, во-первых, для интеграции во внешние рынки, во-вторых, для оздоровления внутреннего рынка, ахиллесовой пятой которого продолжает оставаться высокая себестоимость производимой электроэнергии, что обусловлено спадом потребления, а также привлечёнными в энергосистему многомиллионными кредитными средствами (около 1 млрд долл.).

Реализация электроэнергетического коридора «Север — Юг» может в перспективе существенно подкорректировать указанную ситуацию.

В апреле 2016 г. министрами энергетики России, Армении и Ирана была подписана «дорожная карта» энергокоридора. В рамках программы между Арменией и Ираном уже осуществляется строительство линий электропередачи (ЛЭП) при финансировании иранской стороны, а также строительство высоковольтной ЛЭП между Арменией и Грузией на кредитные средства банка KfW. Предполагается, что строительство 400-киловольтных ЛЭП Иран — Армения и Армения — Грузия расширит связь энергосистем стран. Сегодня в синхронном режиме работают ЛЭП Ирана и Армении, а также Грузии и России. Коридор позволит электросетям четырёх стран работать в синхронном режиме с перетоками до 1200 МВт15.

Однако перспективы прорыва энергетической блокады Армении наталкиваются на опрепделённые препятствия. В начале 2018 г. азербайджанские власти инициировали переговоры, направленные на проведение электроэнергетического коридора «Север — Юг» по территории Азербайджана. В июне 2018 г азербайджанские власти заявили о первых поставках электроэнергии в иранском направлении в объёме 80 МВт, на что Тегеран откликнулся готовностью значительно увеличить данный показатель16.

14 Национальная статистическая служба Республики Армении // URL: http://www.armstat.am/am/
15 Армения, Россия, Грузия и Иран подписали «дорожную карту» энергокоридора «Север-Юг» // URL: http://newsarmenia.am/news/armenia/armemya-rf-gmziya-i-iran-podpisali-dorozhnuyu-kartu-energokoridora-sever-yug/
16 Азербайджан начал экспортировать электроэнергию в Иран // URL: https://neftegaz.ru/news/ view/172093-Azerbaydzhan-nachal-eksportirovat-elektroenergiyu-v-Iran

Таким образом, Азербайджан ориентирован на то, чтобы в ближайшем будущем вытеснить Армению с геополитически важного проекта «Север — Юг», тем самым повторив судьбу железной дороги Иран — Армения, вычеркнутой из российско—армяно—иранской повестки после начала строительства магистрали Казвин — Решт — Астара (МТК «Север — Юг»). Налаживая поставки в Иран, Азербайджан отчасти наносит урон по интересам Армении, рассматривающей иранский рынок в качестве традиционного направления экспорта электроэнергии и привлекшей для вовлечения в «Север — Юг» немалые кредитные средства: около 108 млн долл. на третью высоковольтную линию с Ираном и более 168 млн долл. — на высоковольтную линию с Грузией17.

При этом одним из наиболее крупных проектов, ориентированных на активизацию экспорта генерируемой в Армении электроэнергии в Иран, является Мегринская ГЭС. В рамках межгосударственного договора намечено строительство двух ГЭС на приграничной реке Аракс.

В рамках проекта Иран и Армения заявляют о намерениях строительства двух самых мощных ГЭС на Южном Кавказе: с армянской стороны ГЭС будет располагаться в Мегри, с иранской — в Карачиларе.

По проекту строительство будет осуществляться параллельно, что позволит оптимизировать расходы примерно на 15%. Каждая из станций будет ежегодно вырабатывать по 793 млн кВт-ч электроэнергии. Расчётная мощность Мегрин-ской ГЭС составит 130 МВт.

Строительство ГЭС, которое продлится пять лет, оценивается в 323 млн долл. Предполагается, что данную сумму в качестве кредита предоставит иранская инвестиционная компания. За кредит Армения будет расплачиваться электроэнергией, вырабатываемой на ГЭС в течение 15 лет, а затем станция полностью перейдёт в собственность Армении18.

Консервация проекта традиционно объясняется международным санкцион-ным режимом, применяемым в отношении Ирана. И хотя смягчение данного режима в 2015 г. позволило Ирану реанимировать ряд крупных инфраструктурных проектов и активизировать экономические отношения с внешним миром, но выход США из ядерной сделки (май 2018 г.) и новые «беспрецедентные санкции»19 по отношению к Тегерану, вероятно, вновь приведут к замораживанию проекта строительства Мегринской ГЭС.

17 Строительство ЛЭП Армения — Иран завершится в 2019 г. // URL: https://regnum.ru/ news/2379967.html
18 Программа стратегического развития гидроэнергетической отрасли Республики Армения. Приложение к решению Правительства Республики Армении от 8 сентября 2011 г. № 35 // URL: http://www.gov.am/files/docs/2220.pdf
19 Помпео пригрозил Ирану беспрецедентными санкциями // URL: https://www.rbc.ru/ politics/21/05/2018/5b02cbca9a7947171528aed7

Выводы

Таким образом, основные внешние угрозы энергетической безопасности Армении, обусловливаемые процессами на региональных рынках, определяются следующими факторами:

• сбоем работы газопровода Моздок — Тбилиси (Северный газопровод), либо одновременным сбоем в системах Северного и Южного газопроводов, в частности, в зимний период;

• приобретением прав собственности на грузинский участок Северного газопровода со стороны азербайджанской или турецкой компании напрямую либо через аффилированную компанию;

• одновременным выходом из строя электроэнергетических систем Армении и Ирана и, как следствие, изоляция армянской энергосистемы;

• продолжающимся и углубляющимся процессом исключения Армении из региональных топливно-энергетических проектов и, как следствие, спадом уровня диверсификации источников поставок для республики;

• конъюнктурными перестановками и резким изменением (роста) цен на рынке топливно-энергетических ресурсов, а также препятствиями, возникающими при транзите энергоресурсов в странах-транзитёрах вследствие политической нестабильности;

• региональными политическими противостояниями, которые сопровождаются диверсионно-террористическими действиями в отношении объектов топливно-энергетической системы;

• понижением уровня рек Ахурян и Аракс со стороны Турции, что может отрицательно сказаться на мощностях ГЭС, проектируемых Арменией и Ираном на р. Аракс.

Основываясь на сравнительном анализе некоторых выявленных угроз, можно определить ключевые вызовы, которые сегодня стоят перед энергетической сферой безопасности Армении:

• неизбежная диверсификация импорта энергоресурсов, прежде всего за счёт активизации энергодиалога с Ираном, в том числе путём реализации своповых схем транзита.

Обеспечивая для Армении статус страны — транзитёра природного газа в будущем, ЕАЭС и, в частности, Россия, смогут гарантировать себе дополнительный выход на внешние энергетические рынки, что в условиях современной логистической конкуренции более чем необходимо. Следовательно, важно использовать потенциал Армении, в частности, газового маршрута Иран — Армения в качестве важного интеграционного актора в ближайшей перспективе;

• поиск возможных путей непрерывного увеличения экспорта электроэнергии на внешние рынки.

В современном мире политическая конъюнктура меняется со стремительной скоростью, что диктует необходимость её участникам всегда быть готовыми к радикальным изменениям. Для решения указанной стратегической задачи необходимо в первую очередь осуществить соответствующие работы по восстановлению и поддержке энергетической инфраструктуры республики (модернизировать подстанции, повысить качество обслуживания для уменьшения экономических и технических потерь и пр.)

Список литературы

Азербайджан начал экспортировать электроэнергию в Иран // URL: https://neftegaz. ru/news/view/172093-Azerbaydzhan-nachal-eksportirovat-elektroenergiyu-v-Iran

[Azerbajdzhan nachal ehksportirovat& ehlektroehnergiyu v Iran // URL: https://neftegaz. ru/news/view/172093-Azerbaydzhan-nachal-eksportirovat-elektroenergiyu-v-Iran]

Армения, Россия, Грузия и Иран подписали «дорожную карту» энергокоридора «Север — Юг» // URL: http://newsarmenia.am/news/armenia/armeniya-rf-gruziya-i-iran-podpisali-dorozhnuyu-kartu-energokoridora-sever-yug/

[Armeniya, Rossiya, Gruziya i Iran podpisali «dorozhnuyu kartu» ehnergokoridora «Sever — YUg» // URL: http://newsarmenia.am/news/armenia/armeniya-rf-gruziya-i-iran-podpisali-dorozhnuyu-kartu-energokoridora-sever-yug/]

Боровский Ю. В. Мировая система энергоснабжения. М.: Навона, 2008. С. 104. [Borovskij YU. V. Mirovaya sistema ehnergosnabzheniya. M.: Navona, 2008. S. 104] Газопровод Иран — Армения и энергетический интерес России // URL: http://svom. info/entry/626-gazoprovod-iran-armeniya-i-energeticheskij-interes/

[Gazoprovod Iran — Armeniya i ehnergeticheskij interes Rossii // URL: http://svom.info/ entry/626-gazoprovod-iran-armeniya-i-energeticheskij-interes/]

Давтян В. С. Энергетические проблемы Армении // URL: https://www.imemo.ru/ files/File/ru/publ/2017/2017_005_2.pdf

[Davtyan V. S. EHnergeticheskie problemy Armenii // URL: https://www.imemo.ru/ files/File/ru/publ/2017/2017_005_2.pdf]

Давтян В. С. Энергетическая политика России на Южном Кавказе: трубопроводные войны // Россия XXI. М., 2015. № 4. С. 71.

[Davtyan V. S. EHnergeticheskaya politika Rossii na YUzhnom Kavkaze: truboprovodnye vojny // Rossiya XXI. M., 2015. № 4. S. 71]

Каладзе: Грузия будет закупать дополнительные объёмы газа у Азербайджана // URL: https://eadaily.com/ru/news/2017/05/25/kaladze-gruziya-budet-zakupat-dopolnitelnye-obemy-gaza-u-azerbaydzhana

[Kaladze: Gruziya budet zakupat& dopolnitel&nye ob»yomy gaza u Azerbajdzhana // URL: https://eadaily.com/ru/news/2017/05/25/kaladze-gruziya-budet-zakupat-dopolnitelnyeobemy-gaza-u-azerbaydzhana]

Карапетян К. Роль Армении в обеспечении энергетической безопасности Южного Кавказа // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-armenii-v-obespechenii-energeticheskoy-bezopasnosti-yuzhnogo-kavkaza

[Karapetyan K. Rol& Armenii v obespechenii ehnergeticheskoj bezopasnosti YUzhnogo Kavkaza // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/rol-armenii-v-obespechenii-energeticheskoy-bezopasnosti-yuzhnogo-kavkaza]

Концепция обеспечения энергетической безопасности Республики Армения // URL: http://www.mfa.am/u_files/file/doctrine/Doctrinerus.pdf

[Koncepciya obespecheniya ehnergeticheskoj bezopasnosti Respubliki Armeniya // URL: http://www.mfa.am/u_files/file/doctrine/Doctrinerus.pdf]

Манасерян Т. Армения и Иран в новых условиях территориальной интеграции // Альтернатива. 2017. Январь-март. С. 7.

[Manaseryan T. Armeniya i Iran v novyh usloviyah territorial&noj integracii // Al&ternativa. 2017. YAnvar&-mart. S. 7]

Национальная статистическая служба Республики Армении // URL: http://www. armstat.am/am/

[Nacional&naya statisticheskaya sluzhba Respubliki Armenii // URL: http://www.armstat. am/am/]

Помпео пригрозил Ирану беспрецедентными санкциями // URL: https://www.rbc. ru/politics/21/05/2018/5b02cbca9a7947171528aed7

[Pompeo prigrozil Iranu besprecedentnymi sankciyami // URL: https://www.rbc.ru/poli tics/21/05/2018/5b02cbca9a7947171528aed7]

Программа стратегического развития гидроэнергетической отрасли Республики Армения. Приложение к решению Правительства Республики Армении от 8 сентября 2011 г. № 35 // URL: http://www.gov.am/files/docs/2220.pdf

[Programma strategicheskogo razvitiya gidroehnergeticheskoj otrasli Respubliki Armeniya. Prilozhenie k resheniyu Pravitel&stva Respubliki Armenii ot 8 sentyabrya 2011 g. № 35 // URL: http://www.gov.am/files/docs/2220.pdf]

Строительство ЛЭП Армения — Иран завершится в 2019 г. // URL: https://regnum. ru/news/2379967.html

[Stroitel&stvo LEHP Armeniya — Iran zavershitsya v 2019 g. // URL: https://regnum.ru/ news/2379967.html]

Yergin D. The Fundamentals of Energy Security. Testimony: Hearing on «Foreign Policy and National Security Implications of Oil Dependence». Committee on Foreign Affairs US House of Representatives, 2007, March 22.

энергетика безопасность Южный Кавказ Армения «Север – Юг» транзитный коридор energy security south caucasus armenia