Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com
Категория: Психология

ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ СОВРЕМЕННЫХ ШКОЛЬНИКОВ: РАСПОЗНАВАНИЕ УГРОЗ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ УСТРАНЕНИЯ

Автор: Белоусова М.В.

УДК 616.891-053.5:371.78

М.В. БЕЛОУСОВА1, А.М. КАРПОВ1, М.А. УТКУЗОВА1, В.Ф. ПРУСАКОВ1, А.А. ОСТУДИНА2

1 Казанская государственная медицинская академия - филиал РМАНПО МЗ РФ, г. Казань
2 Казанский государственный медицинский университет МЗ РФ, г. Казань

Психическое здоровье современных школьников: распознавание угроз и перспективы их устранения

Контактная информация:

Белоусова Марина Владимировна - кандидат медицинских наук, доцент кафедры психотерапии и наркологии Адрес: 420012, г. Казань, ул. Бутлерова, 36, тел.: +7 (843) 272-41-51, e-mail: belousova.marina@mail.ru.

В статье раскрывается социально значимая проблема роста распространенности непсихотических психических расстройств у детей, обусловленных особенностями современного детства - преждевременным освоением электронных устройств; запросами родителей на раннее обучение детей в ущерб их сенсорному, эмоциональному и коммуникативному развитию; мотивированием к социальным достижениям; напряжением когнитивных функций; ограничением эмоциональной и двигательной самореализации детей. Техногенные, образовательные и социальные вызовы «цифровой эры» активно влияют на онтогенез, превышают возрастные психофизиологические возможности мозга и способствуют развитию школьной дезадаптации, дислексии, дисграфии, астении, депрессии. Для улучшения психического здоровья детей предложено активное взаимодействие специалистов системы здравоохранения и образования в рамках биопсихосоциального подхода; психопрофилактическая и психообразовательная работа с семьей.

(Для цитирования: Белоусова М.В., Карпов А.М., Уткузова М.А., Прусаков В.Ф., Остудина А.А. Психическое здоровье современных школьников: распознавание угроз и перспективы их устранения. Практическая медицина. 2019. Том 17, № 5, С. 16-21)

DOI: 10.32000/2072-1757-2019-5-16-21

M.V. BELOUSOVA1, A.M. KARPOV1, M.A. UTKUZOVA1, V.F. PRUSAKOV1, A.A. OSTUDINA2

1 Kazan State Medical Academy - Branch Campus of RMACPE MH Russia, Kazan
2 Kazan State Medical University Ministry of Health of the Russian Federation, Kazan

Mental health of schoolchildren today: recognition of threats and prospects of their elimination

Contact details:

Belousova M.V. - Ph. D. (medicine), Associate Professor of the Department of Psychotherapy and Narcology Address: 36 Butlerov St., Kazan, Russian Federation, 420012, tel.: +7 (843) 272-41-51, e-mail: belousova.marina@mail.ru

The article reveals the socially significant problem of the growing occurrence of non-psychotic mental disorders in children caused by the features of modern childhood - premature mastering of electronic devices; parents& striving for early education to the detriment of the children&s sensory, emotional and communicative development; motivation to social achievements; tension of cognitive functions; restriction of emotional and motor self-realization of children. The technogenic, educational and social challenges of «digital era» actively influence the ontogenesis, exceed the age-specific psycho-physiological capabilities of brain and result in school maladjustment, dyslexia, dysgraphia, and asthenia. To improve the mental health of children, it is proposed to arrange active interaction of public health experts and education system within the framework of the biopsychosocial approach and to perform psychoprophylactic and psychoeducational work with families.

(For citation: Belousova M.V., Karpov A.M., Utkuzova M.A., Prusakov V.F., Ostudina A.A. Mental health of schoolchildren today: recognition of threats and prospects of their elimination. Practical medicine. 2019. Vol. 17, № 5, P. 16-21)

В 2015 г. в интервью главного психиатра Минздрава России З.И. Кекелидзе корреспонденту ТАСС прозвучали тревожные цифры, отражающие состояние психического здоровья детей и подростков: аномалии развития и психические расстройства отмечаются у 60% дошкольников и у 70-80% школьников; у 40% учеников начальной школы имеются нарушения адаптации к условиям пребывания и обучения в школе, что негативно отражается на их способности к освоению знаний в рамках школьной дезадаптации [1].

По данным главного внештатного специалиста МЗ РФ по детской реабилитации Т.Т. Батышевой, у 68% детей школьного возраста имеются множественные нарушения здоровья. На фоне избыточной информационной и психоэмоциональной нагрузки отмечается рост психосоматической патологии [2].

В качестве одной из причин, влияющих на психическое здоровье школьников, следует рассматривать неоправданно раннее вовлечение ребенка во взаимодействие с гаджетом в ущерб нормативному онтогенезу высших психических функций, необоснованно частое использование гаджетов и электронных устройств, начиная с первого года жизни, а также семейные особенности воспитания и развития детей «цифровой эры» [3].

В раннем детстве «пищей для мозга» является информация в виде стимулов окружающего мира. Работу мозга ребенка раннего возраста активируют получаемые сенсорные впечатления. Не слова, как элементы второй сигнальной системы, а ощущения и адаптивные ответы на них организуют и потенцируют работу мозга ребенка. Именно они -посредством сенсорных систем соответствующих модальностей, запускают процессы переработки получаемых двигательных, координаторных, чувствительных, зрительных, слуховых, обонятельных, вкусовых, тактильных впечатлений, инициируя активное включение корковых полей затылочной, височной, теменной долей мозга.

В раннем и дошкольном возрасте мозг ребенка активно настроен на восприятие и переработку сенсорных стимулов окружающего мира, структуры нервной системы обеспечивают передачу сенсорных сигналов от находящихся на периферии рецепторов в кору головного мозга.

Для успешного восприятия сенсорных сигналов необходимо взаимодействие всех органов чувств - сенсорная интеграция (термин предложен Джин Айрес, 1979), подразумевающая упорядочивание ощущений с целью последующей адекватной реакции на них. Сенсорная интеграция осуществляет организацию полученных через органы чувств ощущений, наделяет их значением, с учетом приоритетности в данный момент для выполнения конкретной деятельности / задачи (помогает не отвлекаться от интересного задания воспитателя на шуршащий конфетный фантик сверстника), формирует адаптивный ответ, что позволяет осмысленно действовать и реагировать в ситуации взаимодействия с сенсорной средой. Именно создаваемая база адаптивных ответов является фундаментом для движения, для формирования речи, для сюжет-но-ролевой игры, а по мере взросления - и для социализации, научения и формирования адекватного поведения ребенка.

Чем больше сенсорный опыт ребенка, тем «вместительнее» кладовая его образов, ощущений, впечатлений. Благодаря аналитико-синтетической

деятельности корковых отделов, реализуются процессы восприятия и понимания (осмысления), развивается крупно- и тонко-моторная активность, улучшается координация движений, их организация и планирование, становится более точным управление собственным телом, формируется познавательная активность, повышаются ресурсы памяти. Все это, наряду с развитием эмоциональной сферы и возрастанием коммуникационной активности, на фоне появившейся мотивации к освоению нового, к игре, которая позже трансформируется в мотивацию к учебе, является базисом, необходимым для дальнейшего обучения. Без стабильной сенсорной интеграции освоение письма, чтения, математики крайне затруднено.

Если мир не определяется ребенком в виде «осязаемого», «чувственного», полисенсорного многообразия объектов, а представлен техногенными устройствами - «заместителями», на экране которых ребенок видит изображение объекта, не знакомясь предварительно с этим объектом в реальности (через чувственное восприятие), то картина мира и информация о нем воспринимается искаженно. Раннюю и бесконтрольную игру ребенка с гаджетом, замещающим общение и коммуникацию, привязанность и социальное взаимодействие, можно отнести к фактору риска быстрого развития зависимости и формирования соответствующего, «созависимого» от техногенного устройства, поведения.

Ранний возраст - время для формирования важнейшей функции - эмоционального интеллекта - способности к восприятию, обработке и использованию информации, заключаемой в эмоциях. Эмоциональный интеллект отражает межфункциональную связь между мышлением и эмоциями.

Развитие эмоционального интеллекта инициируется родителями и членами семьи. Они реагируют на эмоции ребенка, дают названия испытываемым им состояниям («Я вижу, ты сейчас злишься... расстроен... грустишь»), легитимизируя их («Бывает, и мы злимся.»). Родители обучают ребенка распознавать эмоции других и подстраивать свое поведение под ситуацию, с точки зрения его эмоциональной адекватности обстоятельствам. Родители помогают ребенку найти социально приемлемый способ избавления от негативных эмоций и уместное выражение своим положительным эмоциям.

В дошкольном возрасте социальной ситуацией развития является познание мира человеческих отношений и последующая имитация их в игре, в собственном поведении. Эмоциональный интеллект формируется внутри семьи, зарождаясь через наблюдение за эмоциями других, через созерцание сопереживания и заботы, через чуткость и доброту, через утешение и взаимопомощь. Эмоциональный интеллект формируется, если способность распознавать чужие эмоции и намерения и управлять эмоциями для решения конкретной задачи - востребована семьей и социальным окружением.

Если в семье с детства прививается приоритетность «ума над эмоциями», если родители дошкольника озабочены высокими показателями памяти, мышления, внимания, логического оперирования, полилингвизма в ущерб сенсорному развитию, «воспитанию чувств» и эмоциональному интеллекту, то по мере взросления отголоски этого упущения будут звучать все громче.

Эмоциональный интеллект - это основа стрессо-устойчивости ребенка и его умения адаптироваться в социуме, это возможность управлять своими эмоциями и адекватно реагировать на эмоции других, это путь к ассертивному поведению и социальной ответственности. В современном мире, где так много внезапных потрясений и неуравновешенных психических реакций, агрессивных форм поведения и манипуляций, эти умения для ребенка и для взрослого являются жизненно необходимыми.

Школьная дезадаптация

Проявления школьной дезадаптации выявляются у трети (31,6%) учеников начальных классов общеобразовательных школ [4]. В нашей практике ежегодно 40-45% семей, от общего числа обратившихся за помощью, в качестве терапевтического запроса, ставшего поводом консультирования, заявляют школьные проблемы ребенка.

К окончанию 2 месяца от начала учебы можно анализировать - состоялась ли у ребенка адаптация к социуму, к новым требованиям, к новым формам деятельности и поведения или нет. В качестве ведущих этиологических факторов рассматриваются: наличие заболеваний нервной системы или их последствий (резидуально-органический фон), психические расстройства, расстройства тревожного спектра, в том числе стрессы и минимальные мозговые дисфункции (обуславливающие несоответствующий возрасту уровень развития высших психических функций, дисгармоничное развитие) [5, 6, 7].

Клинические проявления дезадаптации неспецифичны и включают несколько аспектов:

• когнитивный (сложности с освоением учебных навыков, несформированность требуемых высших психических функций, недостаточное развитие распространенной, правильной речи);

• эмоциональный (негативная эмоциональная реакция на неудачи в учебе, нежелание посещать школу, непродуктивные коммуникации со сверстниками и учителями, снижение самооценки и нарастание ситуативной и личностной тревожности);

• поведенческий (эмоциональный протест и негативизм находят отражение в поведении, сопровождаются нарушением школьных правил, норм социального взаимодействия, проявляются импульсивностью, агрессией);

• соматический (снижение работоспособности, утомляемость, головные боли, нарушение сна, изменение аппетита, постуральное беспокойство, появление невротической симптоматики (тикозных ги-перкинезов, заикания, энуреза)).

В практике педиатра, детского невролога, психотерапевта важно обнаружить связь между многоплановой симптоматикой и школьным обучением и, назначая терапию, настраивать семью на необходимость найти и решить проблему, запускающую школьную дезадаптацию. Только устранение исходной проблемы или нивелирование степени ее выраженности улучшит состояние ребенка. Бесполезно уповать на витаминотерапию и ноотропы, если школьная дезадаптация у ребенка возникла вследствие несформированности навыков чтения или тяжелого конфликта со сверстниками. В этом случае препараты будут фоновым сопровождением работы логопеда или психолога.

Дислексия, дисграфия, дискалькулия

Наш практический опыт показывает возрастание на приеме количества детей 7-10 лет, чьи родители обращаются к психотерапевту по поводу низкой мотивации ребенка к учебе, нежелания посещать

некоторые уроки, неуспешности в выполнении самостоятельных заданий в классе, что приводит к появлению у него эмоционально-личностных проблем, которые и становятся поводом для обращения к специалисту.

В процессе диагностики эмоциональной сферы в качестве психотравмирующего триггера выступают школьные занятия, а при изучении особенностей психического статуса обращают внимание на фоне соответствующего возрасту психического развития - несформированные по возрасту навыки:

- чтения (читает медленно, переставляя звуки и слоги в слове, искажая, не дочитывая окончания, не может пересказать прочитанное, выделить основную мысль текста, ответить на вопросы; не понимает смысла прочитанной математической задачи, хотя может решить пример, не сопровождающийся письменной вербальной инструкцией);

- правописания (плохой почерк, пишет с ошибками, «по слуху», опираясь на фонематический образ слова, пропуская точки, не разграничивая слова и предложения);

- счета (затруднено выполнение простых арифметических действий, понимание состава числа, смысла числовых отношений, иногда - даже счет без опоры на визуальный объект (по линейке, по пальцам) малодоступен).

Очевиден высокий риск возникновения школьной дезадаптации. Такие дети, даже усердно занимаясь дома, продвигаются в освоении учебных навыков медленно. В классе их неуспешность быстро становится заметной, сопровождается низкими оценками, стигматизацией в среде сверстников, нареканиями педагогов и непониманием сути проблемы родителями. Учебная мотивация быстро гаснет, усердие уступает место безынициативности и протесту, нарастают невротические, поведенческие и эмоциональные реакции, ассоциированные с процессом обучения (с выполнением домашних заданий, с посещением школы).

Специфические расстройства учебных навыков (МКБ-10 F81), по данным А.Н. Корнева [8], в России наблюдаются у 5-10% детей школьного возраста; в англоязычных странах - у 17-20% детей.

Это расстройства, характеризующиеся нарушением приобретения ребенком навыков чтения (дислексия), счета (дискалькулия), письма (дисграфия). Недостаточность развития этих навыков не обусловлена низкими интеллектуальными показателями, не является исходом черепно-мозговой травмы или последствием органической патологии головного мозга, не является следствием нарушения сенсорных систем (зрения, слуха) или неадекватностью школьной программы. В анамнезе у детей с данными расстройствами нередко - поздний старт экспрессивной речи, появление фраз после 3-4 летнего возраста, проявления общего недоразвития речи, проявления гиперактивности, импульсивности с дефицитом внимания [9], элементы моторной диспраксии, трудности освоения пространственных представлений, сенсорная дезинтеграция. Так, из 352 детей, наблюдавшихся нами в раннем возрасте по поводу нарушения развития экспрессивной и импрессив-ной речи, у 60,7% (214 детей) в начальной школе отмечались трудности освоения навыков письма и чтения различной степени выраженности, которые потребовали продолжения коррекционной работы.

Дети не могут «перерасти» дислексию, избавившись от этого симптома с возрастом [10]. И на запрос родителей - как помочь «двоечнику» и «лентяю», не способному заставить себя учиться «как все»? - ответ один - лечить и корректировать, совместно с логопедами, нейропсихологами, педагогами. Ребенку требуется комплексная коррекция в рамках междисциплинарного подхода. Медикаментозное лечение включает назначение патогенетически обусловленных ноотропных препаратов, сосудистой терапии, витаминов. Коррекционные программы включают упражнения нейропсихологи-ческой коррекции, подобранные с учетом выявленных дефицитарных и ресурсных функций, активно применяются технологии «замещающего онтогенеза», предложенные А.В. Семенович, базирующиеся на представлениях о закономерностях развития мозга иерархической организации высших психических функций, кинезиологические подходы, методики Д. Дейвиса, программы педагогической и логопедической коррекции дислексии и дисграфии.

Лучшая стратегия - профилактика подобных расстройств, в том числе через активную, раннюю, патогенетически обоснованную коррекцию речевых нарушений у детей, которые следует рассматривать в качестве предикторов нарушения формирования письменной речи.

Депрессивные проявления

Распространенной проблемой современного мира является депрессия. По данным ВОЗ (2018), депрессией страдают более 300 млн человек и ежегодно около 800 тыс. человек погибают вследствие суицида, который занимает второе место среди причин смерти у людей молодого возраста (от 15 до 29 лет) [11].

По данным литературы, у 14,8% лиц до 21 года определяются признаки расстройства настроения [12]. У 8% подростков выявляются диагностические критерии депрессивного расстройства [13].

Депрессия - психическое расстройство, характеризующееся снижением настроения, нарушением мышления, снижением двигательной активности (вплоть до заторможенности), а также снижением самооценки, утратой интереса к привычной деятельности, учебе, развлечениям, играм. Эти признаки, наблюдаемые у детей, часто расцениваются родителями как проявления лени, эгоизма, скуки.

Причинами психогенно обусловленной депрессии у детей могут быть: переживание утраты (члена семьи, любимого питомца, друга/подруги, прежнего образа жизни, прежней доминирующей социальной роли в среде сверстников и т.д.); проблемы, связанные с адаптацией и коммуникацией в школьном коллективе; стрессы повседневной жизни, к которым можно отнести высокий темп жизни, нехватку времени на любимые дела, хобби, отсутствие права на «ничегонеделание», необходимость соответствовать ожиданиям родителей и учителей, бороться за рейтинг, за статус, за высокие отметки «любой ценой», необходимость вырабатывать тактические приемы конкурентной борьбы и манипулирования, которые становятся привычными атрибутами современного детства.

Культивируемые современным обществом ценности обрекают человека с детства на недовольство собой: культ внешности и физического совершенства, в том понимании, которое диктует современная мода, забота о собственном образе «виртуального Я», о своем профиле в социальной сети, о ярких фотографиях, броских цитатах и ироничных комментариях, о жизни в режиме online. И если профиль взрослого можно рассматривать, как некую территорию Личности внутреннего мира, предназначенную для демонстрации социуму, то профиль школьника - это скорее мозаика картинок, мнений, шуток, цитат, которая не отражает, а порой формирует Личность, с учетом современных трендов. С первого класса, с появлением собственного аккаун-та, жизнь школьника нередко превращается в гонку за «лайками», и их количество влияет на самооценку ребенка и его представление о собственной успешности.

Проявления депрессии в детском возрасте нетипичны и «маскированы» соматическими симптомами, что усложняет диагностику данного расстройства и влияет на сроки обращения к специалистам. В клинической картине выявляются эмоциональные (раздражительность, тревога, страхи, внутреннее напряжение, беспокойство), поведенческие (безынициативность, нежелание включаться в целенаправленную деятельность, отказ от контактов и развлечений, иногда агрессия) и когнитивные проявления (трудности управления вниманием, сложность в принятии решения, мысли о собственной никчемности, ненужности, негативное видение будущего с отсутствием перспективы). Также отмечается сопутствующая соматическая симптоматика (нарушение сна, изменение аппетита, нарушение функций кишечника (обстипация), алгии, астенические проявления), которые и становится зачастую причиной обращения к специалистам.

Наличие подавленного настроения вне четкой связи с внешними обстоятельствами, утрата прежних интересов на фоне стойкой утомляемости в течение 1 месяца и более - повод проконсультироваться со специалистом в отношении психического здоровья ребенка.

Астения

В век гиперактивности, импульсивности и сверхзагруженности современные дети часто жалуются на отсутствие сил, утомляемость, усталость.

Астенический синдром (Chronic Fatigue Syndrome (CFS), синдром хронической усталости) встречается в практике врача с частотой до 57% [14], в амбулаторной практике - до 90% [15]. В МКБ-10 астенические проявления соотносятся с рубриками F48.0 (Неврастения), F48.8 (Психастения), F06.6 (Органическое эмоционально-лабильное (астеническое) расстройство); G93.3 (Синдром усталости после вирусной инфекции), а также - астения неспецифическая (R53), синдром выгорания (Z73.0), поствирусный астенический синдром (G93.3) [16].

Астения отмечается более чем у 50% детей с проявлениями школьной дезадаптации, и именно она является частой причиной пропуска школьных занятий [17]. В детском возрасте чаще имеют место психогенно обусловленные астении (неврастении), возникновение которых связано с психотравмирую-щей ситуацией, с длительно осуществляемой энергозатратной деятельностью - психоэмоциональным напряжением, интеллектуальной нагрузкой, физической активностью без последующего восстановления сил на фоне продолжающейся перегрузки или хронического стресса [18].

Особенности клинической картины, специфика жалоб (общая слабость, постоянное ощущение усталости - даже после ночного сна, чувство сонливости днем, безынициативность, низкая способность к активному волевому контролю, к произвольному управлению вниманием и памятью, к мобилизации перед ответственным заданием, контрольной работой, выступлением, эмоциональная неустойчивость, тревожность, перепады настроения («капризы»),

вегетативные проявления - потливость, головокружение, тахикардия, гипервентиляция, головные боли) часто наводят родителей на мысль о преувеличении ребенком тяжести своего состояния, с целью избежать необходимости продолжать жить и учиться в прежнем ритме. Такой ребенок, приходя после 7 уроков и серии дополнительных кружков домой, отказывается садиться за уроки, мотивируя свое нежелание усталостью, и погружается в смартфон.

Основная роль в развитии астении принадлежит ретикулярной формации ствола головного мозга -она располагается в области продолговатого, среднего и промежуточного мозга и регулирует уровень функциональной активности нервных центров этих отделов мозга и коры больших полушарий. Ретикулярная формация (ее восходящие влияния) обеспечивают высокий психический тонус, активное функционирование в состоянии бодрствования. Симптомы функциональной астении являются своего рода сигналами перегрузки, которые информируют организм о необходимости временного прекращения интенсивной деятельности. Присущее астении ощущение усталости является универсальным системным «выключателем» чрезмерной активности, с которой организм уже не справляется.

Истощаемость высших психических функций проявляется нарушением управления вниманием (его избыточной отвлекаемостью, переключае-мостью, трудностями концентрации и удержания, «астеническим соскальзыванием» - неспособностью удержать мысль посредством концентрации на ней своего внимания) и нарушениями памяти (по типу затруднения воспроизведения и уменьшение времени запоминания) [19].

В детском возрасте в меньшей степени снижается физическая активность, стремление к игре - заметнее страдает когнитивная сфера, волевой контроль, работоспособность. Прекращение энергозатратной деятельности, истощающей ресурсы, можно рассматривать как механизм саморегуляции, посредством которого он пытается избежать дальнейшего пребывания в условиях избыточных энергозатрат.

Астения приводит к значительному снижению работоспособности, нарушает привычный уклад жизни и подчас создает почву для иных, более серьезных психоневрологических проблем. Астения требует лечения, цель которого - восполнение энергоресурсов, их эффективное перераспределение в организме. Назначение «таблетки от усталости» - не спасет, поскольку не является патогенетически обоснованным подходом. Основа терапии - психогигиена: оптимизация режима, уменьшение избыточной нагрузки, правильное чередование периодов занятий и отдыха, достаточный по времени и качественный сон, адекватные физические нагрузки (непродолжительные прогулки, зарядка), правильное сбалансированное питание. Дополнительно назначаются витамины, ноотропные препараты, средства метаболической коррекции, адаптогены, в некоторых случаях - антидепрессанты, транквилизаторы.

К сожалению, на практике видишь другое - родители продолжают настойчиво продвигать идею «хорошего» образования, подчас сопряженного со значительными интеллектуальными, психоэмоциональными перегрузками ребенка, и им требуется помощь и время на принятие информации, что ребенок не сможет и дальше продолжать учиться в 3 школах без вреда для своего здоровья.

Мы описали наиболее распространенные симптомы психических и поведенческих расстройств у детей дошкольного и школьного возраста. Описанная психопатология появилась в результате нарушения гармонии между биологическими, социальными, психологическими и духовными составляющими психического здоровья детей, а также из-за нарушения баланса между ожидаемым и возможным -между родительским уровнем притязаний и планкой социальных требований и психическими особенностями конкретного ребенка. Преждевременное и неумеренное использование электронных устройств переформатирует естественную возрастную организацию психофизиологических процессов в мозге. Опережающее возрастные нормы усиление социальных обязанностей, моральной ответственности за успешность индивидуальной карьеры, перфек-ционизм, добровольно-принудительная перегрузка когнитивных функций, обусловливающая дефицит физической активности, эмоций, чувственного общения, дружбы со сверстниками, симпатий, ограничение увлечений и свободы самовыражения нарушают гармоничную иерархию возрастных потребностей детей, создают хронический внутрилич-ностный конфликт между потребностями, способствующий развитию невротических расстройств и деформаций личности. Увеличивают травматизацию личности детей жесткая и нередко несправедливая конкуренция, использование детьми агрессивной лексики, идеологии и поведенческих паттернов, свойственных криминальной субкультуре, насаждение потребительского отношения к сверстникам, учителям и даже к родителям.

Эти атрибуты современного детства далеко выходят за профессиональные границы детской психиатрии. Требуется не только активное междисциплинарное взаимодействие врачей педиатров, психиатров, наркологов, психотерапевтов, неврологов по ранней диагностике и адекватной терапии данных расстройств, но и продуктивное межведомственное сотрудничество со специалистами системы образования и социальной сферы, с деятелями культуры и спорта, со средствами массовой информации, ориентированное на превенцию психических расстройств у детей и подростков. Приоритетным направлением в отношении улучшения психического здоровья детей, является профилактика непсихотических психических нарушений в рамках биопсихосоциального подхода, предусматривающего восстановление баланса между биологическими психофизиологическими возможностями, психологическими особенностями и социальной средой ребенка, а также гармонизация биологических, психологических и духовных потребностей ребенка, продуктивная психообразовательная работа с семьей.

Белоусова М.В.

https://orcid.org/0000-0002-8804-8118 Карпов А.М.

https://orcid.org/0000-0001-9777-5571 Уткузова М.А.

https://orcid.org/ 0000-0001-7804-372Х Прусаков В.Ф.

https://orcid.org/ 0000-0002-2866-4031 Остудина А.А.

https://orcid.org/0000-0002-8452-2652

Литература

1. Электронный ресурс: https://tass.ru/obschestvo/2332218
2. Электронный ресурс: https://medvestnik.ru/content/news/Ek-spert-68-rossiiskih-doshkolnikov-imeut-mnojestvennye-narusheniya-zdorovya.html
3. Белоусова М.В., Карпов А.М., Уткузова М.А. Влияние гадже-тов на развитие коммуникации, социализации и речи у детей раннего и дошкольного возраста // Практическая медицина. - 2014. -№ 9 (85). - С. 108-113.
4. Заваденко Н.Н. Школьная дезадаптация в нейропедиатриче-ской практике // Практика педиатра. - 2016. - № 3. - С. 60-70.
5. Нестеровский Ю.Е., Заваденко Н.Н., Шипилова Е.М. и др. Школьная дезадаптация в практике педиатра и невролога // Consilium Medicum. - 2017. - № 2.3. - С. 28-33.
6. Заваденко Н.Н. Тревожные расстройства у детей и подростков // Фарматека. - 2016. - № 4. - С. 28-34.
7. Чутко Л.С., Айтбеков К.А., Анисимова Т.И. и др. Клинические проявления школьной дезадаптации // Учебно-методич. пособие. - СПб, 2012. - 47 с.
8. Электронный ресурс: www.mk.ru/social/health/2017/10/05/ pokolenie-disleksii-kazhdyy-desyatyy-rebenok-v-rossii-imeet-rasstroystva-chteniya.html
9. Электронный ресурс: http://www.psychiatry.ru/lib/1/book/14/ chapter/10
10. Заваденко Н.Н., Румянцева М.В. Дислексия: механизмы развития и принципы лечения // Русский журнал детской неврологии. - 2008. - Т. III, вып. 1. - С. 3-9.
11. Электронный ресурс: https://www.who.int/ru/news-room/ fact-sheets/detail/depression
12. Copeland W., Shanahan L., Costello E.J., Angold A. Cumulative prevalence of psychiatric disorders by young adulthood: a prospective cohort analysis from the Great Smoky Mountains Study // J Am Acad Child Adolesc Psychiatry. - 2011. - № 50. - P. 252-261.
13. Kessler R.C., Avenevoli S., Costello E.J. et al. Prevalence, persistence, and sociodemographic correlates of DSM-IV disorders in the National Comorbidity Survey Replication Adolescent Supplement // Arch Gen Psychiatry. - 2012. - № 69. - P. 372-380.
14. Путилина М.В. Особенности терапии астенических расстройств // Неврология и ревматология. - 2010. - № 1. - С. 30-35.
15. Акарачкова Е.С. К вопросу диагностики и лечения психовегетативных расстройств в общесоматической практике // Лечащий врач. - 2010. - № 10. - С. 60-64.
16. Котова О.В., Акарачкова Е.С. Астенический синдром в практике невролога и семейного врача // Русский медицинский журнал. - 2016. - № 13. - С. 824-829.
17. Crawley E., Sterne J. Association between school absence and physical function in paediatric chronic fatigue syndrome/myalgic encephalopathy // Arch Dis Child. - 2009. - № 94. - P. 752-756.
18. Чутко Л.С., Сурушкина С.Ю., Никишена И.С. и др. Астенические расстройства у детей и их дифференцированная терапия // Журнал неврологии и психиатрии имени С.С. Корсакова. - 2014. -№ 114 (12). - С. 99-103.
19. Шалькевич Л.В., Малаш А.В. Астения в педиатрической практике: взгляд невролога // Медицинские новости. - 2016. -№ 9. - С. 5-9.

НОВОЕ В МЕДИЦИНЕ. ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

КУРЕНИЕ БУДУЩЕГО ПАПЫ ОПАСНО ДЛЯ ЕГО СЫНОВЕЙ

Мальчики от отцов, которые курили перед зачатием, имеют впоследствии почти на 10% меньше сперматозоидов. Впрочем, это может также вызываться пассивным курением их матерей.

Если мужчина перед зачатием ребенка курит, то у его сыновей впоследствии отмечается меньшее количество сперматозоидов. К такому выводу пришли датские исследователи, которые проанализировали образцы семени, взятые у около 800 подростков. Выяснилось, что ежедневное курение отца перед зачатием снижает концентрацию сперматозоидов у его сына приблизительно на 8%. Это еще одна демонстрация вредного воздействия табачного дыма не только на организм самого курильщика, но и на здоровье его детей.

Опасность курения во время беременности уже давно установлена, так как наука доказала, что сигареты могут вызывать дефицит массы тела при рождении и разного рода родовые дефекты. Однако не так много известно по поводу того, влияет ли курение отца на здоровье его нерожденного ребенка. Вот теперь исследователи восполнили этот пробел. Информация о курении будущих отцов основывалась на сообщениях от их партнерш.

Отметим, что исследование не доказало наличия причинно-следственной связи между курением будущего отца и снижением фертильности его сыновей, которое бы передавалось через сперматозоиды. Нельзя исключить, что причиной снижения фертильности мальчика может быть пассивное курение матери, то есть вдыхание ею табачного дыма.

Источник: https://www.medikforum.ru

ПСИХИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ ЗДОРОВЬЕ ШКОЛЬНИКОВ ШКОЛЬНАЯ ДЕЗАДАПТАЦИЯ ДИСЛЕКСИЯ АСТЕНИЯ ДЕПРЕССИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ БИО-ПСИХО-СОЦИО-ДУХОВНАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЧЕЛОВЕКА children's mental health health of schoolchildren
Другие работы в данной теме:
Научтруд |