Научтруд
Войти
Категория: Биология

АЛЕКСАНДР НИКОЛАЕВИЧ КРУТИКОВ (1901-1976) - ПОЛЬСКИЙ ОРНИТОЛОГ И ЛЕСОВОД РУССКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ

Научный труд разместил:
Arath
12 августа 2020
Автор: Крутикова Ольга Георгиевна

ISSN 1026-5627

Русский орнитологический журнал 2020, Том 29, Экспресс-выпуск 1962: 3737-3755

Александр Николаевич Крутиков (1901-1976) -польский орнитолог и лесовод русского происхождения

О.Г.Крутикова, Е.Э.Шергалин

Ольга Георгиевна Крутикова. Союз польских переводчиков, Союз польских собаководов. Варшава, Польша. E-mail: krutikow@gmail.com

Евгений Эдуардович Шергалин. Мензбировское орнитологическое общество. E-mail: zoolit@mail.ru Поступила в редакцию 7 июля 2020

Среди длинного списка польских орнитологов особняком стоит имя русского эмигранта Александра Николаевича Крутикова (1901-1976). В России он до сих пор неизвестен. Но обо всём по порядку.

Александр Николаевич Крутиков родился 1 декабря 1901 года в Санкт-Петербурге в высокопоставленной и богатой семье офицера Русской императорской армии Николая Александровича Крутикова (18711920). Николай Александрович, уроженец Ялты, получил образование в Ловичском реальном училище* и затем окончил Михайловское артиллерийское училище в Санкт-Петербурге. В службу вступил 30 августа 1889 года и выпущен в 10-ю артиллерийскую бригаду. Окончил по 2-му разряду Николаевскую академию Генерального штаба. Участник похода в Китай в 1900-1901 годах. Полковник (ст. 6 декабря 1907). Командир 6-й батареи лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады (6 декабря 1907 — 28 июля 1915). Участник Первой мировой войны. Генерал-майор (ст. 17 сентября 1915). Командир 51-й артиллерийской бригады (с 24 января 1916).

Мать А.Н.Крутикова (Шурика) - Александра Александровна, в девичестве Петрова, родилась в местечке Skierniewice недалеко от Лодзи в Польше в 1872 году, так как её отец, сенатор Александр Иванович Петров (1838-1915), работал здесь чиновником. Потом семья жила в Петербурге. В юности Александра Александровна закончила Сорбонну, вышла замуж за Н.А.Крутикова и родила трёх сыновей. Она умерла от старости в 1957 году в возрасте 85 лет в местечке Весёлой — пригороде Варшавы. Теперь это район польской столицы. Мать Александры — Александра Михайловна Петрова с 1890 года была председательницей Харьковского общества взаимного вспоможения учительниц и воспитательниц.

На деде Шурика по материнской линии стоит остановиться подробнее. В 1866 году Александр Иванович Петров, из дворян Саратовской

* Ловичское реальное училище также закончил будущий генерал и командующий Добровольческой армией Антон Иванович Деникин (1872-1947).

губернии, был причислен к статс-секретарю Царства Польского, в 1868 году перемещён комиссаром Скерневицкого уезда Варшавской губернии. Седлецкий вице-губернатор (2 августа 1874 - 14 апреля 1878), Минский губернатор (30 августа 1879 - 30 января 1886) и Харьковский губернатор (30 января 1886 - 24 марта 1895). Помощник Варшавского генерал-губернатора по гражданской части (24 марта 1895 - 12 февраля 1897). В 1897 году ему Всемилостивейше повелено присутствовать в Правительствующем Сенате. С 1894 года он гофмейстер Двора Его Императорского Величества. Почётный гражданин Минска и Харькова. Был председателем комитета по постройке Храма Христа Спасителя в Борках, возведённого в 1894 году на месте крушения императорского поезда в 1888 году. Действительный статский советник (1 апреля 1879), тайный советник (30 августа 1887), гофмейстер (1894), действительный тайный советник (6 июня 1907).

Таким образом, и мать и отец Александра Николаевича были хорошо знакомы с Польшей и польским языком ещё до революций 1917 года и провозглашения независимости Польши в 1918 году.

Николай Александрович Крутиков (1871-1920) — отец орнитолога. Эта и все последующие фотографии из семейного альбома племянницы орнитолога Ольги Георгиевны Крутиковой (Варшава), если не оговорено другое.

Наш герой Александр (названный в честь деда) был старшим сыном в семье. Вместе с ним подрастали ещё два брата - средний Николай (1906-1990) и младший Георгий (1912-1992). Образованная и не

нуждающаяся в средствах семья дала всем трём сыновьям блестящее домашнее образование. Старший Александр к 1920 году успел окончить гимназию в России.

Слева — кольцо с печаткой графского фамильного герба Крутиковых. Справа — Герб фамильного дворянского рода Крутиковых. До 1966 года хранился в архиве Государственного Эрмитажа.

Слева — маленький Шурик на руках деда по матери Александра Ивановича Петрова.

Санкт-Петербург. 1902 год. Справа — сенатор Александр Иванович Петров. 1895 год.

1 августа 1914 года мир в Европе закончился. Глава семьи полковник Николай Александрович Крутиков ушёл на фронт Первой мировой войны (тогда её называли Великой). На этой войне Николай Александрович прославился, был многократно награждён и отмечен командованием. Осенью 1916 года он был произведён в генералы и вернулся живым с этой войны. Казалось, можно было передохнуть и радоваться жизни. Однако передышки не получилось, так как грянула революция, а за ней Гражданская война. Генерал Крутиков снова ушёл воевать и сражался на стороне белой армии. Победу в ожесточённой и беспощадной войне одержали красные. Как и многие другие белогвардейские офицеры, Николай Александрович был убит.

Шурик (Александр Николаевич Крутиков) в детстве.

Санкт-Петербург, Дворцовая набережная. Крайний слева — дом, в котором провёл детство Александр Николаевич Крутиков.

Александра Александровна вместе с тремя сыновьями спешно покинули страну, охваченную огнём братоубийственной войны. В 1920 году они переехали в Польшу, в имение польского офицера Юлиюша Руммеля (1881-1967)*, ставшего позже генералом и главнокомандующим обороной Варшавы в 1939 году. Когда-то он учился у Николая Александровича в Константиновском военном училище. Имение генерала находилось на Волыни в местечке Лычки около Ровно. Там Крутиковы жили до 1939 года, откуда уехали вглубь Польши, а именно в городок Ключе в Олькушском повяте.

Родственники с трёх континентов на ежегодном семейном сборе возле кенотафа семьи Крутиковых на православном кладбище в Варшаве. 18 июля 2019.

Для этой ветви рода Крутиковых Польша стала второй Родиной и из неё они уже никуда далее не уехали, в отличие от сотен тысяч других русских эмигрантов той первой, самой знаменитой волны.

Саша (в семье Шурик) и до этого рос чувствительным и романтическим мальчиком, а потрясения революционных и военных лет произвели на него такое впечатление, что, по мнению его младшего брата, отчасти и по этой причине он всю последующую жизнь избегал людей,

* Юлиуш Кароль Вильгельм Руммель (польск. Juliusz Karol Wilhelm Jozef Rommel /Rummel; 2 июня 1881, Гродно — 3 сентября 1967, Варшава) — российский и польский военный деятель, полковник Русской императорской армии и дивизионный генерал Войска Польского. Родился в семье потомка вестфальских дворян, генерала российской армии Альфонса Руммеля и Марии Мартинкевич. Образование получил в Псковском кадетском корпусе и Константиновском военном училище в Санкт-Петербурге.

работал в лесу и в пустыне и стал окончательным интравертом. Полевым стационаром Александра стала Блендовская пустыня рядом с городком Ключе, расположенном между Катовице и бывшей столицей Польши Краковым. Шурик начал учить польский язык и устроился на работу лесником. Разумеется, денег на высшее образование у нищего эмигранта не было и о нём можно было и не мечтать. Польша приходила в себя после войны и жила очень бедно. Некоторое время до войны Саша работал также рабочим на фабрике. Во время работы лесником его интерес к птицам превратился в настоящую страсть. Александр Николаевич твёрдо решил статьи орнитологом и птицы навсегда вошли в его жизнь.

Блендовская пустыня осенью.

Блендовская пустыня (польск. Pustynia BlQdowska) - очень интересное природное образование. Это крупнейшая (32 км2) в Польше и Европе пустыня, занятая подвижными песками, раскинувшаяся на границе Силезской и Визинской возвышенностей. Блендовская пустыня располагается между Блендувом на западе и деревнями Хехло и Ключе. Длина пустыни не более 10 км, ширина — не более 4 км. С востока на запад её разделяет на две части река Бяла-Пжемша. Эта пустыня возникла в результате хозяйственной деятельности человека и

когда-то занимала площадь до 150 км2. Ещё со средних веков здесь активно вырубались леса для нужд горнодобывающей промышленности и металлургии, активно развивавшихся в Силезии. С начала XX века пустыня использовалась в качестве военного полигона. Во время Второй мировой войны немецкий Африканский корпус использовал эту пустыню как полигон для тренировки войск для войны в пустынных условиях. Пустыня со всех сторон окружена лесистыми холмами. Птицы здесь демонстрируют широкий диапазон аберрантных и нетипичных черт, что представляет интерес для науки в плане исследования пластичности их поведения и гнездовых адаптаций. С каждым годом Блендовская пустыня сокращается в размерах. Изучением этих вопросов отчасти и занялся наш герой.

Стожок для подкормки серых куропаток. Вдали дом Крутиковых. Ключе. 1942 год. Из семейного альбома внучки А.Н.Крутикова — Нины Крутиковой.

Слева — западня для отлова больших синиц для кольцевания в усадебном парке. Одна из них уже попалась. Ключе. 1938 год. Справа — кормушка для зимней подкормки птиц. Ключе. 1939 год. Из семейного альбома внучки А.Н.Крутикова — Нины Крутиковой.

А.Н.Крутиков с сыном Юрием держат в руках окольцованных сов. Ключе. 1937 год. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

А.Н.Крутиков (справа) с женой Вероникой, сыном Юрой и младшим братом Ежи (Георгием) в Ключе. 1937 или 1938 год.

А.Н.Крутиков с сыновьями Ержи (Юрием) и Янушем в Ключе в 1942 году. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

На сайте Олькушского повята* (повят — административно-территориальная единица в Польше, соответствующая нашему району) написано следующее. «Как вспоминает Юлиан Кашуба, в посёлке Жека у семьи Парч было гнездо аистов. Крутиков, местный лесник, который заинтересовался птицами в 1934-1935 гг., изучал птиц в деревнях района Олькуша. Крутиков, владевший несколькими языками, был русским и профессиональным орнитологом; его отец был белогвардейцем и поэтому его семья вынужденно покинула Родину. Он был первым орнитологом в истории нашего района, который начал кольцевать птиц, главным образом ласточек, скворцов и аистов. То же самое случилось с аистами из местечка Рыжовка-Жеки (Rycz6wka-Rzeki). Позже выяснилось, что один из этих аистов погиб в Африке во время итальянской войны в Абиссинии. Итальянцы прислали информацию об этой находке вместе с кольцом в Варшаву, и пресса живописала в подробностях всю историю. Осталось неизвестным, какая из противоборствующих сторон застрелила беззащитного путешественника».

В октябре 1929 года Александр Николаевич Крутиков женился на польке Веронике Мосур (1910 -1998). У них родились двое сыновей: старший Юрий в 1931 году, которого дома по-польски называли Ежи, и младший Януш. Александр и Вероника прожили всю совместную жизнь в Ключе по адресу: улица Гурна, дом 63.

Мама А.Н.Крутикова Александра Александровна жила в местечке Лычки на Волыни (ныне территория Украины). Дети Александра гостили у бабушки в Лычках ежегодно, в том числе и летом 1939 года. К

* https://przeglad.olkuskL.pl/17-wiekow-dziejow-ryczowka/

сентябрю они возвращались в Ключе, потому что им надо было идти в школу. После подписания договора между правительствами СССР и Польши об обмене территориями остальная часть семьи из-под Ровно переехала вглубь Польши к Александру с Вероникой, которые жили в Ключе. По этому договору поляки должны были покинуть эти места, а у всех троих сыновей Крутиковых по достижению ими 18-летнего возраста было польское гражданство.

Александра Александровна Крутикова с тремя сыновьями и внуком Юрой на лестнице перед домом в Лычках под Ровно. Слева направо: Георгий, Александр, их мать Александра Александровна, её внук Юрий (сын Александра), Николай. Александр Николаевич тогда уже жил в Ключе, но на лето ездил к матери и братьям в Лычки. 1938 или 1939 год.

Уже после войны появились первые печатные работы Александра Николаевича Крутикова. Ещё до войны он активно включился в работу по кольцеванию птиц и стал наиболее активным кольцевателем-добровольцем организации под названием Stacja Badania WQdr6wek Ptak6w - института, координирующего работу в этом направлении в Польше. Теперь это Орнитологическая станция Института зоологии Польской Академии наук.

Юра Крутиков держит окольцованного отцом белого аиста, сзади стоит его Александр Николаевич. 1938 год. Из альбома Нины Крутиковой.

Сообщение об одном из африканских возвратов белого аиста, окольцованного А.Н.Крутиковым. Из семейного архива Нины Крутиковой.

Запатентованный А.Н.Крутиковым скворечник на шесте с прикреплёнными ветками. Ключе. 1950-е годы. Идея заключалась в том, что не скворечник крепится к веткам дерева, а скворечник устанавливается на шесте, к которому крепятся ветки. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

Кольцевание птиц. Ключе. 1954 год. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

В общей сложности Александр Николаевич за свою жизнь окольцевал около 20 тысяч птиц. Ссылки на его работу в качестве кольцевате-ля появились в серии работ с анализом миграций отдельных видов

птиц, например, по белому аисту (Каша 2006). Согласно этому источнику, А.Н.Крутиков окольцевал 220 аистов. В обзоре результатов изучения миграций скворцов Польши Мация Громадского и Войцеха Кани приводится количество возвратов по скворцам, окольцованным Крутиковым — 40 (Gromadzki, Ката 1996) (возвратов, а не окольцованных птиц!). А.Н.Крутиков не описан в справочниках с польскими зоологами или статьях по истории зоологии, но он упомянут в докладах и сообщениях Орнитологической станции за 1932-1939 и 1947-1960 годы. Первое упоминание его имени относится к 1936 году, когда он окольцевал 313 птиц и последнее — к 1957 году, когда он пометил 416 птиц. Таким образом, кольцеванием Александр Николаевич занимался ровно 20 лет и наибольшее количество помеченных птиц (615) пришлось на 1956 год (письменное сообщение доктора М.Луняка).

Семья Крутиковых. Слева направо: Николай, мать троих сыновей Александра Александровна (урождённая Петрова), Александр, Бася (жена Николая), Георгий (Ежи) Крутиков.

Впереди — сын Александра Юрий. Бодзехув (Bodzechow). 1942 год.

Из семейного альбома Нины Крутиковой.

На протяжении многих десятилетий Александр Николаевич следил за изменением орнитофауны Блендовской пустыни. В 1967 году он подытожил результаты своих многолетних наблюдений в работе «Птицы северо-западной части повята Олькуш», на которую польские коллеги продолжают ссылаться и поныне. Она вышла в главном польском орнитологическом журнале «Acta Ornithologica». Эта статья напечатана на польском языке с резюме на английском, перевод с которого на русский мы приводим ниже. Она охватывала наблюдения, «выполненные в 1931-1962 годах на территории примерно в 130 км2. Территория

включает сосняки (40%), поля (20%) и бесплодные земли (24%). Водоёмы малочисленны. Внутри этой территории расположена так называемая «Блендовская пустыня» — обширная зона песков (32 км2). Примыкающий с запада промышленный Силезский район загрязняет лесные биотопы дымом и пылью. Список наблюдаемых видов состоит из 136 видов, из которых 93 гнездятся. Болотные и водные птицы немногочисленны, как совы и дневные хищные птицы. Численность белого аиста не изменилась на протяжении периода наблюдений. Были обнаружены несколько пар тетерева и одна пара авдотки. Седой дятел и крас-ноголовый сорокопут гнездятся здесь. Наблюдались зимующие оляпки и горные трясогузки. Клинтух исчез с территории, деревенские и городские ласточки сократились в численности. С 1955 года спорадически наблюдается ворон».

29 V 1967 w c/asic kontroli skr/ynck Ifgowych w Iciniclwic Ryczöwek, pow. Olkuv. pod sosnil, nu którcj wisiala ikr/ynku tfgowa typu Л, znalaztem 3 jaja krftoglowa Ic/^cc na mchu. W odlcglosci okoto 30 m w inncj skrzyncc /naidownly si? c/lery ja ja, a w naslfpncj, »ddaloncj о 50 m samica krfloglowa wy*iadywala 6 jaj. Na ¿ienu pod sosnq, do którcj byla przybit« la skrzynka, leíalo jeszc/e jedno. lc/.|ce na ziemi nie uszkod/onc jaja krfloglowa znajdowalem

Краткое сообщение А.Н.Крутикова об откладке вертишейкой яиц на землю, опубликованное в журнале «Notatki Omitologiczne» (1968/1969), ныне переименованном в «Omis Poloшca».

Слева — жена Александра Вероника с детьми. Справа от неё Юрий, а над шезлонгом Януш. Справа — Вероника среди цветов перед домом. Ключе. 1942 год. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

Слева — Александр Николаевич справа, сестра его жены Вероники перед ним, а слева Вера (мать соавтора статьи Ольги Георгиевны Крутиковой) с дочерью Ольгой на коленях. Ключе. 1954 год. Справа — Вероника с женой брата мужа Верой и её дочерью Ольгой.

Ключе. 1955 год.

А.Н.Крутиков (второй слева) с братом Ежи (Георгием) и их сыновьями в 1960 году. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

А.Н.Крутиков (в форме лесничего) осматривает посадки каспийской ивы в Бледновской пустыне в июне 1966 года. Из семейного альбома Нины Крутиковой.

Поездка лесников в Бищады в 1966 году. А.Н.Крутиков (в очках) с супругой Вероникой Крутиковой в центре слева от него.

Из семейного альбома Нины Крутиковой.

В 1977 году уже посмертно вышла обобщающая многолетние исследования статья Александра Николаевича Крутикова «Р1аЫ wskaz-тЫет zatrucia srodowiska» [Птицы как индикатор загрязнения среды] в журнале «СЬгопту Р^угой^ Одауэ^» — ежеквартальном печатном органе Института охраны природы Польской Академии наук.

Встреча в Ключах с энтомологом Ержи Дабровским (крайним слева) в августе 1973 года.

Из семейного альбома Нины Крутиковой.

А.Н.Крутиков (справа) с коллегой на симпозиуме по орнитологии в 1970 году в курортном городке Свиноуйсьце (Swinoujscie) на Балтийском побережье. Из семейного альбома внучки А.Н.Крутикова — Нины Крутиковой-Булас.

Могила Александра Николаевича Крутикова и его супруги Вероники на кладбище в Ключе. Из семейного альбома внучки А.Н.Крутикова — Нины Крутиковой-Булас.

Александр Николаевич Крутиков скончался 23 июня 1976 года и похоронен на местном католическом кладбище в городе Ключе вместе с женой и её родными. Ему шёл 75-ый год. Светлая память тихому и скромному труженику на ниве орнитологической науки!

Авторы выражают благодарность внучке орнитолога Нине Крутиковой-Булас и её мужу Витольду Буласу (Крупски-Млын) за предоставленную информацию и фотографии из семейного альбома. Отдельное большое спасибо доктору Мацию Лунияку (Варшава), доктору Тадеушу Мизере (Познань), доктору биологических наук Владимиру Александровичу Паевскому (Санкт-Петербург) и кандидату биологических наук Владимиру Михайловичу Храброму (С-Петербург) за помощь в составлении библиографии А.Н.Крутикова.

Основные орнитологические публикации Александра Николаевича Крутикова

Krutikow A. 1950. Praktyczna ochrona ptaków [Практическая защита птиц] // Las pol. 24, 4: 19-22.

Krutikow A. 1953. Kilka uwag na temat ochrony ptaków na tle rozporz^dzenia o ochronie gatunkowej zwierz^t [Некоторые замечания по защите птиц на фоне положения о защите видов животных] // Chronmy Przyr. ojcz. 9, 5: 40-41. Krutikow A. 1953a. Rola ptaków w zwalczaniu szkodliwych owadów [Роль птиц в борьбе с

вредными насекомыми] // Las pol. 27, 8: 32-35. Krutikow A. 1955. Zimowisko pliszki górskiej w powiecie olkuskim [Зимовка горной трясогузки в повяте Олькуш] // Chronmy Przyr. ojcz. 11, 5: 44. Krutikow A. 1957. Obserwacje nad dokarmianiem ptaków [Наблюдения за кормёжкой

птиц] // Las pol. 31, 1: 10-11. Krutikow A. 1963. Lesna skrzynka l^gowa [Лесные гнездовые ящики для птиц] // Las pol., 37, 18: 15.

Krutikow A. 1965. Wyniki obr^czkowania muchotówki zalobnej, Ficedula (Muscicapa) hypo-leuca (Pall.), w Nadlesnictwie Rabsztyn [Кольцевание мухоловки-пеструшки Ficedula hypoleuca в лесу около Рабштина (Краковское воеводство)] // Przeglqd Zoologiczny 9, 11: 61-64.

Krutikow A. 1967. Ptaki pólnocno-zachodniej cz^sci powiatu olkuskiego [Птицы северозападной части повята Олькуш] // Acta ornithol. 10: 254-265. Krutikow A. 1968. Znoszenie przez kr^toglowa, Jynx torquilla L., jaj na ziemi [Вертишейка

Jynx torquilla откладывает яйца на землю] // Notatki Ornitol. 9: 18. Krutikow A. 1969. Skladanie jaj przez kr^toglowa, Jynx torquilla, na ziemi [Откладка яиц

на землю вертишейкой Jynx torquilla] // Notatki Ornitol. 10: 15. Krutikow A. 1975. Obserwacje orzechowek (Nucifraga caryocatactes) w pow. Olkusz [Встречи кедровки Nucifraga caryocatactes в повяте Олькуш] // Notatki Ornitol. 16: 35. Krutikow A. 1977. Ptaki wskaznikiem zatrucia srodowiska [Птицы как индикатор загрязнения среды] // Chronmy Przyz. 33, 1: 70-75. Krutikow A., Kaczmarczyk P. 1957. Uwagi о ptakach w naszych lasach [Заметки о птицах наших лесов] // Las pol. 35, 9: 17.

Литератур а

Borowiec M., Wanat A. 1989. Polska bibliografía ornitologiczna III. Lata 1971-1980 // Acta ornithol. 25, 2.

Gromadzki M., Kania W. 1996. Bird-ringing results in Poland. Migrations of the Starlings,

Sturnus vulgaris L. // Acta ornithol. 15, 5: 279-321. Kania W. 2006. Movements of Polish White Storks Ciconia ciconia — an analysis of ringing results // The White Stork in Poland: studies in biology, ecology and conservation. Bogucki Wydawnictwo Naukowe: 313-358.

ISSN 1026-5627

Русский орнитологический журнал 2020, Том 29, Экспресс-выпуск 1962: 3755-3757

Гнездование сизого дрозда Turdus hortulorum под крышей дачного домика в Приморском крае

А.П.Ходаков, Ю.Н.Глущенко

Анатолий Петрович Ходаков. Владивосток, 690021, Россия. E-mail: anatolybpf@mail.ru Юрий Николаевич Глущенко. Дальневосточный федеральный университет, филиал в Уссурийске (Школа педагогики), ул. Некрасова, д. 35, Уссурийск, 692500, Россия. Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, ул. Радио, д. 7, Владивосток, 690041, Россия. E-mail: yu.gluschenko@mail.ru

Поступила в редакцию 19 июля 2020

Сизый дрозд Turdus hortulorum Sclater, 1863 — обычный гнездящийся вид, очень широко распространённый по всей пригодной для его размножения территории Приморского края. Это типичный вид древесных и древесно-кустарниковых зарослей, густота и видовой состав растительности которых бывают весьма различными, при этом отдельные пары нередко проникают на участки плохо ухоженных парков, садов, а также на окраины частной и дачной застройки (Глущенко и др. 2016).