Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com

РУССКИЕ В ЕВРОПЕ ПРИЗЫВАЮТ ЕС К ДИАЛОГУ С РОССИЕЙ

Автор: Докучаева А.В.

ИСТОРИЯ

УДК 325 А. ДОКУЧАЕВА,

кандидат физико-математических наук, заведующая отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ

Россия, Европа, соотечественники, право наций на самоопределение

A. DOKUCHAEVA,

candidate

of physico-mathematical Sciences, Head of Department of Diaspora and migration of the Institute of CIS countries

Russia, Europe, fellow citizens, the right of Nations to self-determination

РУССКИЕ В ЕВРОПЕ ПРИЗЫВАЮТ ЕС К ДИАЛОГУ

С РОССИЕЙ

В статье дана краткая информация о XI Европейском русском форуме «Евросоюз 2017 и Русская революция 1917: невыученные уроки», прошедшем 3-4 декабря в Европарламенте в Брюсселе. Автор представляет прозвучавшие на этом форуме доклады первого заместителя председателя Комитета Государственной думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, руководителя Института стран СНГ К.Ф. Затулина и заведующей отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ А.В. Докучаевой.

RUSSIAN IN EUROPE CALL ON THE EU TO DIALOGUE

WITH RUSSIA

The article gives a brief information about the XI European Russian forum «The European Union in 2017 and The Russian revolution of 1917: unlearned lessons», held December 3-4 at the European Parliament in Brussels. The author presents made on this Forum the reports of the first Deputy Chairman of State Duma Committee on CIS Affairs, Eurasian integration and relations with compatriots, head of the Institute of CIS K. Zatulin and head of the Department of Diaspora and migration Institute for CIS countries A. Dokuchaeva.

С 3 по 4 декабря в стенах Евро-парламента в Брюсселе прошел XI Европейский русский форум «Евросоюз 2017 и Русская революция 1917: невыученные уроки», собравший многих экспертов и политиков, выступающих за диалог между Россией и ЕС. Одновременно состоялся и Европейский русский молодежный форум, на котором молодые политики и общественные деятели стран ЕС обсудили проблемы самореализации и сохранения культурной идентичности русскоязычной молодежи.

Оба форума организованы Европейским русским альянсом (ЕРА) — организацией, которая объединяет русских общественных деятелей, журналистов и политиков стран Европейского союза.

Председатель ЕРА, депутат Евро-парламента от Латвии Татьяна Жда-нок, открывая форум, подчеркнула, что цель русскоязычных, проживающих в странах Евросоюза, — это восстановление хороших и добрососедских отношений между ЕС и Россией, но вот уже на протяжении нескольких лет форум бьет тревогу, обращая внимание на нагнетание русофобии в Европе. Зарождение конфликта между ЕС и Россией обозначилось «в тот момент, когда Евросоюз запустил программу "Восточного партнерства"» - сказала при открытии форума Т. Жданок. — Мы выразили опасения,

Доклад К.

Начну с благодарности за приглашение на очередной форум. Могу сказать, что в течение многих лет нечто данная программа станет программой разделения Европейского континента и приведет к созданию стены между Западом и Россией. <...> Наше провидение оказалось верным: ситуация именно так и развивалась, и вот уже второй год мы наблюдаем за обострением этого конфликта на Украине и в Сирии».

На XI Европейском русском форуме состоялась дискуссия о сути длящегося конфликта Запада и России, были обсуждены проблемы самоопределения наций, проявленные за 100 лет со времен русской революции 1917 г., и уроки этой революции в борьбе с социальной несправедливостью, которые остались «невыученными».

В форуме приняли участие К.Ф. Затулин, первый заместитель председателя Комитета Государственной думы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками, руководитель Института стран СНГ, и А.В. Докучаева, заведующая отделом диаспоры и миграции Института стран СНГ

Публикуем материалы в рамках прошедшего форума: доклад К.Ф. Затулина на панельной дискуссии «Самоопределение наций: от 1917 до 2017»; выступление А.В. Докучаевой на круглом столе «Борьба с социальной несправедливостью: уроки Русской революции 1917» и интервью К.Ф. Затулина, данное им во время форума для агентства Baltnews.

&. Затулина

сколько раз был участником Русского форума. Всегда с большим интересом, как и сегодня, впрочем.

По необходимости, мне кажется, нужно подвести некоторые итоги, конечно, промежуточные, 100-летия русской революции, которое уходит вместе с 2017 годом, открывая дверь другим юбилеям. Таким, например, как 100-летие Гражданской войны, последовавшей за переворотом в октябре. Прежде всего, хочу отметить: не сбылись надежды на то, что в 2017 году красные примирятся с белыми, их интерпретации совпадут и будет достигнуто единомыслие в России и во всем мире о причинах, значении и даже оценке революции 1917 года в России. Конечно, и не могли сбыться на самом деле. Прошло уже двести с лишним лет с момента Французской революции, которая тоже названа Великой, и, насколько я знаю, во Франции нет до конца полной уверенности в том, праздновать ли на самом деле, хотя эта дата есть в национальном календаре, или переживать по поводу того, что Франции не удалось другим путем решить противоречия, назревшие к моменту этой революции.

У нас (я говорю о России) есть, конечно, дополнительные основания не отмечать широко этот юбилей. Не скрою, сегодняшнее развитие России связано как с достижениями, так и с проблемами. Одной из проблем России является социальное неравенство, которое очень больно переживается людьми, привыкшими в течение 70 лет Советской власти к относительному равенству. Другой вопрос, насколько это равенство продуктивно, насколько оно позволяет стране двигаться быстро и выдерживать конкуренцию. Но сегодня о равенстве не приходится говорить в России. И, конечно, в этот момент неумеренное восхваление Октябрьской революции — это лишний намек на то, что подобного рода вопросы иначе, кроме как революцией, решаться не могут. А между тем в нашем обществе существует и другая точка зрения, что сама по себе революция — это большая трагедия. И тот факт, когда мы здесь, в Европе, это обсуждаем, что во втором ряду сидит прямой потомок эмигрантов граф Петр Петрович Шереметев, лишний раз говорит о том, что мы потеряли в результате революции. А именно значительную часть своего народа, которая выпала на десятки лет из развития России. И только сейчас, в последние годы, как-то приобщена к этому — со всеми, конечно, издержками и обстоятельствами, связанными с тем, что мы живем в разных государствах. Вынужденно живем в разных государствах.

Я хотел бы обратить внимание всех, кто очень сосредотачивается на Октябрьской революции, что вообще-то у нас в 17-м году было две революции. Или давайте признаем, что была одна большая революция, в которой были отдельные этапы. И Октябрьская революция не развалила Российскую империю. Российскую империю развалила Февральская революция, которая была на самом деле заговором верхов, которые не удержали в своих руках власть. В результате того, что развязали такие силы, с которыми не смогли справиться. Именно они привели к слому тогдашней государственной традиции в России, привели к тому, что уже 1 сентября 1917 года Россия была объявлена республикой.

Какой она была республикой после этого, эта тема другого разговора, но я хочу обратить ваше внимание на одно немаловажное обстоятельство. В связи с тем, что мы сейчас обсуждаем эти темы в стенах Европейского парламента. Россия тогда была вовлечена в Первую мировую войну, и союзниками ее были Англия и Франция. Так вот, свою долю вины в том, что развалилась Российская империя и дальше это все проложило путь к социальному перевороту, к Октябрьской революции, к Гражданской войне и т. д., безусловно, несем не только мы. Прежде всего, конечно, мы, наши предки, те, кто жил в России в те времена, кто участвовал в этих событиях. Но вину несут и западные государства в том числе. И не только Германия, которая с нами воевала, и в результате этой войны был создан кризис. Но и наши союзники. Именно в посольствах наших союзников — Англии и Франции — у послов Палеолога и Бьюкенена в Петербурге собирались заговорщики против царя. Потому что Англии и Франции — при том что они были союзниками — было неловко, что они находятся в союзе с самодержавной монархией. И они желали на ее месте видеть совершенно другие лица. И тогда своим соучастием они фактически поощряли крупную буржуазию, Гучкова и других авторов заговора к тому, чтобы они в нем приняли участие.

К чему я об этом вспоминаю? Потому что после того, как свершилось то, что свершилось, после этого был очень важный момент в развитии истории. Ибо ситуация в России вышла из-под контроля, и для того, чтобы обеспечить минимальный государственный порядок, для того, чтобы обрести себя в новом качестве, Россия нуждалась как в воздухе в том, чтобы выйти из Мировой войны. Но разве могли в тот момент Гучков, Милюков и другие деятели Временного правительства позволить себе выйти из Первой мировой войны, если они в посольствах Англии и Франции договаривались о том, чтобы сменить царя именно для продолжения войны до победного конца? Наши союзники не оставили им такой возможности. Министры, как вы помните, в начале Временного правительства заявили о том, что они будут вести эту войну, и были немедленно сметены. Пришли большевики, которые пообещали сразу все. Они пообещали выход из войны, землю — крестьянам, контроль над заводами — рабочим. Ничего из этого не было выполнено, но на тот момент это послужило главной причиной того, что они взяли власть.

Об этом я хочу сказать. О «пользе» западной поддержки в любые минуты и исторические периоды России. Это первое, что я хотел сказать.

Второе — на тему, связанную с самоопределением. Только что здесь состоялись выступления. Коллега из Совета Федерации рассказывала об опыте самоопределения Крыма. Наш коллега из Европейского совета, затронув это, говорил в том числе и о свежем примере — о Каталонии. Но я хотел бы тоже высказаться по этому поводу.

Вы знаете, принцип самоопределения, конечно, конфликтует в международном праве с принципом территориальной целостности, но рассуждать о возможности или невозможности самоопределения в отрыве от всего остального это и есть беспринципное и абсолютное политиканство. Потому что кроме принципа существуют и конкретные обстоятельства. Существуют реальные или придуманные основания для самоопределения. Важна мотивация, социально-психологические и прочие характеристики противоборствующих сторон.

Я, может быть, рискну вызвать здесь недоумение, но я считаю, что Каталония вряд ли достигнет желанного самоопределения, если целью является независимость. Я считаю, что главной причиной соблазна, безусловно, является тот факт, что Европейский союз самим фактом своего существования является экзистенциальной причиной подобных движений в европейских странах. Он провоцирует раскол и растворение национальных государств. Вот в чем причина. Потому что стираются границы национальных государств и возникают бесконечные запросы на то, чтобы выделиться Ломбардии или выделиться Каталонии, выделиться Шотландии. Ну, Шотландии проще, потому что, я думаю, Англия, выйдя из ЕС, сама создала условия для того, чтобы Шотландия когда-нибудь в будущем была признана Европейским союзом. А с Каталонией, вероятно, дело иное — вето Испании. И прежде, чем ответить на вопрос, а есть ли основания для этого самоопределения, надо задать себе вопрос: а являются ли сегодняшние противоречия между Каталонией и Испанией непреодолимыми, зашли ли их отношения в тупик? Являются ли вообще каталонцы, как они стали утверждать с 2006 года, отдельным народом? В какой мере самоопределение в форме отделения применимо к ситуации?

Конечно, когда здесь мы говорим о самоопределении, присутствуют в зале люди, которые представляют самоопределившиеся территории и республики, признанные или кем-то непризнанные, такие как Южная Осетия, Приднестровье. Когда мы видим, что люди готовы пойти на жертвы, когда они выстрадали это самоопределение (вот здесь я хотел бы завершить темой Крыма), то тогда речь идет о реальном самоопределении, поскольку ради него люди готовы идти до конца.

Здесь я не буду повторять всю историю, но самоопределение Крыма в этих условиях имеет еще один характерный момент в отличие от Каталонии, которая не собирается присоединяться к кому бы то ни было, хочет стать самостоятельной. Крым, как известно, вернулся в Российскую Федерацию. Мы все сказали про 2014 год, давайте вспомним другую дату — 1954 год. Ведь в основе самоопределения Крыма в 2014 году был тот факт, что решения его передать от России Украине были незаконными даже по советской Конституции. У нас украли землю в 54-м году. Это было узкопартийное решение через год после смерти Сталина, когда никто не мог протестовать. Я бы очень хотел, чтобы люди, которые считают, вслед за пропагандистами Украины, что мы отобрали родную землю Украины — Крым, Севастополь, ответили, с каких

пор и каким образом эта земля стала для Украины родной? С момента, когда она была подарена в 54-м году? Тогда спросите себя: а было ли это решение законным? Оно было абсолютно незаконным даже по законам Советского Союза того времени.

И самое последнее. Я с уважением отношусь, коллеги, ко всем выступлениям. Я очень люблю Болгарию, и собираюсь туда ехать на следующей неделе как раз в связи с тем, что 140 лет исполняется битве под Плев-ной — главному этапу освобождения Болгарии. Но, уважаемые коллеги,

если коллега Захариев говорит без всяких доказательств о том, что в России «возрождается национализм с признаками великодержавного шовинизма», в этом случае подумайте хотя бы о том, что вы представляете страну, которая дважды, будучи освобожденной Россией, «совершенно случайно» оказалась на чужой стороне в двух мировых войнах. И на наших глазах, уже в третий раз, поспешила в НАТО. Прежде чем упрекать Россию, пожалуйста, оцените факт — кому говорить и о чем говорить.

Спасибо.

Выступление А.В. Докучаевой: «Россия должна дать право соотечественникам на воссоединение со своей исторической родиной, на реализацию своего права на самоопределение»

Спасибо большое за возможность снова быть с вами и выступить по этой очень важной теме и, мне кажется, важной и для России сегодняшней, и для тех, кто является объектом моих профессиональных забот в последние 25 лет, — наших соотечественников за рубежом.

Конечно, уроки прошедшей 100 лет назад русской революции в том, что застарелые проблемы общества могут и будут использованы для того, чтобы взорвать общество и государство, и поэтому должны всерьез учитываться политиками.

Стабильность и сплоченность общества и государства зависят в первую очередь от соблюдения принципов социальной справедливости, о которых многие уже сегодня говорили и

которые, очевидно, не соблюдаются в условиях капитализма и посткапитализма, утвердившихся в мире, за редкими локальными исключениями, где реализуются другие социальные модели. Причиной конфликтов в обществе являются прежде всего несправедливые (с позиции большинства населения) решения власти во внутренней политике, классовое и социальное неравенство.

С другой стороны, мощный подъем в обществе, его сплочение вызывают справедливые и правильные решения власти во внешней политике. Примером этому было решение по воссоединению Крыма с Россией, принятое российской властью во исполнение воли народа Крыма к самоопределению. Это событие справедливо называют «русской весной» не только для Крыма, но и для России. Крым — это пример воссоединения с Россией части разделенного российского (в большей части — русского) народа, проживающего компактно на территории, которая была российской еще при жизни живущих ныне поколений.

При распаде СССР за пределами Российской Федерации осталось около 30 миллионов граждан СССР, имеющих российские корни. И в большинстве своем (за некоторыми исключениями, подобно Крыму), та часть русского народа, которая оказалась отрезанной от территории современной России, расселена по территории бывших союзных республик более-менее равномерно. Есть только отдельные населенные пункты с преобладанием русскоязычного населения. Можно сказать, что русские оказались в рассеянии на территориях постсоветских стран. А право на самоопределение народа, проживающего в рассеянии, при наличии материнского государства, это особая история, которая практически не освещена в современной политике, политологи, юриспруденции.

Уникальный пример в современной мировой истории создания национального государства для рассеянного народа дает государство Израиль, которое возникло по воле международного сообщества. Учреждение в 1948 году национального государства евреев стало итогом их многовекового стремления возродить национальный очаг, вернуться на Землю обетованную, свою историческую родину. Право на государственное самоопределение еврейского народа было поддержано международным сообществом как некое искупление вины за массовые репрессии против евреев во время Второй мировой войны, поскольку они не имели политически гарантированного убежища, которое могло бы обеспечить национальное государство.

В настоящее время Израиль подает пример того, как нужно осуществлять на практике это право на убежище для евреев, проживающих в рассеянии вне его пределов, право на политическое самоопределение, воссоединение с еврейским государством, получение его гражданства каждым, кто имеет еврейское происхождение или прошел гиюр. Пример, завидный для российских соотечественников, поскольку Россия за 25 лет постсоветского существования не выработала ясной политики в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, и не закрепила в законах и практике их применения право на воссоединение с исторической родиной части российского народа, рассеянного по миру, право на репатриацию.

Право на самоопределение разделенного народа, проживающего в рассеянии, может реализовать только материнское государство через институт своего гражданства. Это право экстерриториально, оно не затрагивает вопросов территориальной целостности государств.

Осуществление права на российское гражданство тех, кого в Российской Федерации называют соотечественниками, проживающими за рубежом, является очень важным

моментом как для внутренней, так и для внешней политики России, которая является правопреемницей и наследницей СССР. Вопрос при этом нужно решать в упрощенном порядке как для тех, кто возвращается жить на территорию материнского государства, так и для тех, кто остается за его рубежами. Если соотечественник по той или иной причине не хочет терять связь с той страной, где, может быть, родился, где родились, выросли его дети, несправедливо из-за этого отказывать ему в гражданстве исторической Родины, лишать его права на политическое самоопределение, на воссоединение с родным для него народом. И это право должно быть уважаемо и должно быть учтено и в Российской Федерации в том числе.

В России есть политики, которые последовательно это право декларируют и отстаивают. Один из них, на мой взгляд, наиболее последовательный в этом политик — Константин Зату-лин, который участвует в нынешнем форуме. Он не только высказывает эти идеи, но и перекладывает их на язык законодательных актов. У него есть соратники в нынешней Думе, в Совете Федерации. Но есть и структуры, и влиятельные персоны в российской политике, которые не разделяют этой позиции. Оттого так не просто продвигаются очень желанные и долгожданные для миллионов соотечественников, проживающих за рубежом, изменения в российском законодательстве.

Думаю, что задержка, или порой блокировка, подобных изменений в

российском правовом поле является безусловным ущербом для современной политики России. Ссылки на то, что новые граждане «отнимут кусок хлеба у пенсионеров» или сомнут социальные обещания, которые раздают на выборах населению страны, просто некорректны. Как показывает статистика, среди тех, кто приезжает в Россию из-за рубежа, пенсионеры составляют всего 6% желающих перебраться в Россию, 71% — это лица трудоспособного возраста, а 24% — дети. Это необходимое пополнение оскудевающего населения России, а не обуза.

Чрезмерными являются и электоральные фобии, поскольку, по нашим оценкам, позитивные подвижки в этом направлении поддержит треть населения современной России. По крайней мере, около 10% электората — это те, кто вернулся или является выходцами из бывших союзных республик, а 20%, как минимум, имеют своих родственников или друзей на территории постсоветских стран. Они, безусловно, положительно оценят справедливое решение вопроса о российском гражданстве в отношении соотечественников, проживающих за рубежом.

Многие участники сегодняшнего и прошлых форумов являются как раз той частью «Русского мира», которых Россия должна признать в своем законодательстве о гражданстве и дать им право на воссоединение, на реализацию их права на самоопределение в своей исторической, культурной общности.

Интервью К.Ф. Затулина: «После распада СССР с русскими сводили счеты, в том числе за свои собственные ошибки»

В чем опасность переписывания истории, кем для современной России являются русские и каковы их перспективы в разных странах мира — об этом и многом другом BaltNews.lv побеседовал во время Европейского русского форума в Брюсселе с депутатом Государственной думы Российской Федерации и директором Института по делам стран СНГ Константином Затулиным.

— Как Вы оцениваете перспективы развития русской диаспоры за пределами России?

— На мой взгляд, достаточно условно можно говорить о единой судьбе всей российской диаспоры вне зависимости от того, где она проживает. Она проживает в разных государствах, политика которых по-разному сформулирована. И это оказывает существенное влияние на состояние умов. В том числе и русской, или российской, диаспоры.

Во-вторых, хочу отметить, что Россия, по крайней мере с середины 90-х годов, предпринимает усилия — я их не переоцениваю, но они, эти усилия, действительно определенные есть — для того, чтобы переосмысливать свое отношение к факту разделенности русского народа и наличия больших масс русского населения за пределами Российской Федерации.

Подталкивает к этому прежде всего, конечно, распад Советского Союза и тот факт, что от миллионов людей,

бывших в Советском Союзе, уехало государство. Вот в чем принципиальная разница между эмиграцией и тем, что произошло в 1991 году.

Все-таки, несмотря на насилие, которое было поводом к эмиграции в XX веке, люди принимали самостоятельное решение уехать из России. А вот, когда дело касается событий 1991 года, люди это решение не принимали. И это для них очень важно. Это, кстати, одна из причин, по которой с трудом налаживается диалог между русскими в ближнем и дальнем зарубежье. Он не всегда налаживается быстро.

Мне кажется существенно важным прорывом в отношениях между Россией и находящимися за рубежом россиянами (не только русскими, но и представителями других народов, которые исторически живут в России, в Российской Федерации) было бы решение двух вопросов. Или, вернее, продвижение в решении двух вопросов.

Это эффективное сохранение и развитие русского языка среди русского зарубежья. Для чего Россия должна оказывать поддержку и помощь, как это делает любая страна, когда дело касается ее языковой среды, — Франция, Англия. К сожалению, у нас есть только первые шаги, и они далеки от того, чтобы считаться значительными.

И второе, это тоже мое глубокое убеждение, — надо снять препятствия

по гражданству для соотечественников, — если они действительно наши соотечественники. А этот вопрос у нас определяется в соответствующем законе о государственной политике в отношении соотечественников за рубежом, принятом в 1999 году, и в новой редакции — в 2010-м. Так вот, чтобы они получали гражданство России без выхода из гражданства страны проживания и без обязательного возвращения в Россию. Не надо на этом настаивать, чтобы они сдавали свое гражданство. Надо сделать все для того, чтобы они, если захотят, получили и гражданство России.

— Кто для современной России русские, живущие за рубежом? Балласт? Ресурс?

— Внутри России Россия воспринимается государством, созданным русским народом, к которому присоединились так или иначе многие другие народы, имеющие не меньшее право, чем русские, жить на этой территории, так как это исконная их земля. При этом Россия — это государство не узко националистическое, в котором, знаете, «Россия только для русских». Это совершенно для России неприемлемо.

Это бы означало слом той традиции, которая со времен Московского царства стала развиваться здесь, в России, и создала все наше государство. Мы не проведем селекцию внутри России на русских и нерусских.

А русские за рубежом — это наши соотечественники. Во-первых, часть нашего народа. Во-вторых, находящиеся в разделении. В силу этого необходимо с двух сторон предпринимать усилия

для того, чтобы сохранить связь и продолжать играть в жизни России и русского народа важную роль. Это не только какие-то политические акции (и даже необязательно политические акции), это вклад в культуру, сохранение русского языка, это наличие всяких других форм содействия.

Конечно, Россия очень бы хотела, если бы ей это удалось... Это моя тоже мечта — когда-нибудь выстроить такие взаимоотношения с диаспорой, которые существуют, например, у Израиля с его диаспорой, у Армении с ее диаспорой, у Китая с его диаспорой и так далее. Когда диаспора служит источником очень многих решений внутри страны и является в том числе источником поддержки и помощи.

А мы, в свою очередь, должны смотреть за тем, чтобы русские за рубежом не ущемлялись по национальному признаку. Признавая их существование как граждан чужих государств, надеясь на то, что они вносят свой вклад в жизнь этих государств, при этом всегда остро реагировать на какие-либо нарушения их прав и возможностей — права на язык, права на отношения с Россией.

— Нет ли у России планов по налаживанию связей между зарубежными русскими диаспорами, выстраивания какой-то единой зарубежной русской диаспоры?

— Когда дело касается некоторых центральных органов, у нас существует Координационный совет. Создаются такие координационные советы и в государствах, где проживает русское меньшинство, или население.

Я не переоцениваю этого. Как правило, в координационные советы идут люди, которые являются активистами. Они явно не могут претендовать на то, чтобы представлять всех. И явно их работа, при всем к ним уважении, не затрагивает всех и каждого, скажем, русского или русскоязычного, проживающего в любом государстве.

Есть достойное поощрение деятельности по созданию каких-то координационных структур. В нем, понятное дело, принимает участие Российское государство. Потому что оно помогает, поддерживает, выделяет средства на эту работу: на культурную работу, на проведение совместных праздников, например, Пушкинский день или еще чего-то. Но есть и гораздо более важная со стороны России обязанность — это найти дорогу ко всем.

А вот в этом качестве никакие организации ничего сделать не могут. Здесь что-то сделать может только закон, который предпишет, что граждане других государств, являющиеся нашими соотечественниками, получают право. Они могут им не воспользоваться, но они получают право, например, на российское гражданство.

А я знаю, что в Латвии обострился вопрос русских школ. Но мы не можем взять на себя все образование на русском языке за пределами России, потому что это огромные суммы. И потом это совершенно несправедливо. Люди, которые являются русскими гражданами других государств, платят налоги и имеют право на свою долю удовлетворения своих потребностей.

Но столкнувшись с этим обстоятельством, когда против нас совершенно

четко ведется борьба, и с русским языком тоже, надо создавать такие маяки, точки притяжения. На этот счет у нас далеко не все благополучно. Мы создали там центр фонда «Русский мир». Но это очень-очень худосочная организация, по факту обладающая маленькими возможностями.

— Многие отмечают схожесть реформы образования на Украине с планируемой реформой образования в Латвии. Будет ли какая-то реакция России на реформу образования в Латвии?

— Когда говорят о том, что Россия не реагирует на Закон об образовании, принятый на Украине, — это неправда. У нас принято было специальное заявление на уровне правительства, Министерства иностранных дел и на уровне парламента. Я был одним из авторов этого заявления, выступал с трибуны Государственной думы. Мы осудили принятие этого закона.

Но России сложнее, чем Венгрии, Польше или кому бы то ни было из членов Европейского союза говорить сегодня с Украиной на эти темы. Потому что Украина находится с нами во враждебных отношениях. Любое наше выступление рассматривается исключительно сквозь призму выступления врага.

Вот лично я получил сообщение о том, что я объявлен в уголовный розыск Главной военной прокуратурой Украины. Их суд решил, что они будут разбирать мое так называемое дело заочным образом. То есть ясно, что у нас свои обстоятельства с сегодняшней Украиной.

И Украина, кстати, пытается сделку предложить членам Европейского союза — той же Венгрии, Польше, говоря о том, что на языках членов Ев -ропейского союза образование может быть продолжено. Очевидная сделка — русским они этого не предлагают.

Что касается Латвии, я считаю, что с началом новой сессии (Госдумы РФ. — прим. ред.) обязательно вначале на уровне Комитета по делам СНГ, а потом, может быть, и на уровне Государственной думы в целом обсудим вопрос, связанный с нарушениями прав русскоязычных жителей Латвии на образование на родном языке. Мы это делали, когда в предыдущий раз решался вопрос. Поддерживали правозащитную деятельность в Латвии по этой части. И сейчас будем обязательно это делать. Хотя заранее известно, что нас обвинят в том, что мы создаем «пятую колонну», что мы стоим за каждым протестом в Латвии, что русские все засланы Федеральной службой безопасности в Латвию и поэтому протестуют и так далее и так далее. Мы все время с этим сталкиваемся.

Но на это нельзя обращать внимание. Надо выполнять то, что мы должны сделать. И мы это сделаем. На комитете этот вопрос обязательно будет стоять в январе.

— У русских за рубежом есть проблемы с самоидентификацией. Считаете ли вы это проблемой для России? Ведь Россия многонациональная страна и в Конституции у нее записан запрет на государственную идеологию...

— Вопрос признания или непризнания факта его происхождения, его

как бы культурно-цивилизационного гена — это не вопрос идеологии. Мы не требуем от живущих в России и от живущих за рубежом, скажем, выступать в роли правых или левых, красных или белых. В этом смысле Россия не идеологизированная страна. Но то, что касается этого явления, то это естественное следствие всего этого периода развития, когда целенаправленно русские унижались потому, что они русские. Когда на них вымещали свои мнимые или действительные обиды за прошлое, объявляя их ответственными за все и вся в прошлом.

В том числе за собственные ошибки и за собственные проблемы. И сводили с ними счеты. Когда государства, создавшиеся на обломках Советского Союза, взяли в качестве модели модель XIX века. Украина — для украинцев. Казахстан — для казахов. Латвия — для латышей. Национальное или даже националистическое государство. А Россия таким не является и не может быть.

— Можно ли говорить о русской цивилизации как отдельном явлении? Либо вы считаете Россию и русскую культуру частью европейской или восточной цивилизаций?

— Вы знаете, русская культура в основе своей — это, безусловно, европейская культура. Я отдаю должное усилиям людей, которые изобретают все больше и больше цивилизаций. Но, конечно, русская культура имеет свое своеобразие. Мы — европейцы, которые дошли за время своего развития до Тихого океана.

Никто же не отрицает европейских ценностей. Скажем, американцы. Хотя

они и живут в другом полушарии, они тоже европейцы, которые дошли до Тихого океана. Только в другом направлении. Поэтому, несмотря на все усилия, которые у нас предпринимаются, переодеть нас снова в зипуны или отрастить бороды, я считаю, что это совершенно не главное. А главное, что в основе у нас лежат христианские ценности. У русского народа, по крайней мере.

Являются ли христианские ценности исключительно европейскими? Наверное, нет. Христианство зародилось, как известно, в Палестине. Поэтому, в принципе, это цивилизационный курс. И я считаю, что мы относимся к этой части цивилизации и культуры.

Другое дело, что мы в нее многое привносим. В силу того, что и развитие России пошло по пути многона-циональности, многообразия культур и так далее. Поэтому мы представляем из себя материк. Я так назвал свой сайт Института стран СНГ, который возглавляю, — «Материк».

На мой взгляд, это, конечно, определенное допущение, территория бывшего Советского Союза со всеми осколками, которые возникли, представляет из себя некий особенный материк. Пока еще существуют поколения, которые жили в общем государстве, он будет сохранять свое существование.

— В странах Балтии раздувается истерия под лозунгом «Россия нападет»...

—То, что касается: «Россия нападет»— это к психиатру.

— Считаете ли вы переписывание истории элементом идеологической войны?

— Что касается переписывания истории, до некоторой степени оно носит неизбежный характер. Это бесконечный процесс, который происходит на протяжении всей истории. Другое дело, когда мы от того, что раскрываем все новые и новые страницы истории, приходим к огрублению и оглуплению истории под политический заказ.

В большинстве случаев, когда дело касается национальной историографии, после распада Советского Союза это и происходит. Я уже замучился читать учебники государств СНГ, в которых, например, каждое из этих государств утверждает, что оно изобрело колесо, или что оно изобрело земледелие.

Значит, самыми древними виноделами, безусловно, были грузины или армяне. И так далее, и так далее, и так далее. На это можно смотреть с некоторой долей юмора.

А вот чего нельзя себе позволить, это юмора по отношению к проблемам, носящим остро воспитательный и в том числе идеологический характер. Когда речь идет о переименовании предателей в героев или, наоборот, героев в предателей.

Притом речь идет о недавних исторических событиях, где память настолько яркая и острая, что люди на это вынуждены реагировать жизнями. Вот это недопустимо.

Речь идет прежде всего о событиях XX века. Когда коллаборационисты объявляются героями, когда бывшие фашисты объявляются национальными патриотами и так далее.

Нам обычно говорят, в том числе мне это говорили наши американские партнеры: «Ну, что вы хотите, у этих народов не было других героев, которые бы боролись с советской властью... Вот они так боролись.»

А я им привожу один простой пример. Это было несколько лет назад, когда мы в Фонде Никсона беседовали — там был семинар по Украине. И мне говорили: «Ну, что делать, вот у независимой Украины нет, кроме бан-деровцев, других героев». По-моему, это был посол Мэтлок, который как раз спорил со мной по этому поводу. Бывший посол в СССР, последний.

Я ему сказал, вы знаете, я был в Храме Ясукуни в Японии, где среди военных преступников похоронен Прохандра Чандра Босс — это один из лидеров Индийского национального конгресса, который на стороне японцев был во Второй мировой войне и

надеялся, что Япония принесет Индии освобождение от Великобритании.

Так вот, в Индии нет такого героя национально-освободительной борьбы. Там есть другое крыло — Неру, Ганди и так далее, которые, притом что они боролись против английского колониального режима, они не выступали в роли пособников и предателей, когда дело коснулось Второй мировой войны. Вот они выбрали для себя героев.

Я могу только посочувствовать. Но я не могу себе представить, чтобы в роли национального героя Украины обязательно был Бандера с Шухеви-чем, а в роли национальных героев России были Власов с Красновым. При том что Краснов из моего родного Донского края — это великий казачий писатель. Но тот факт, что он надел гитлеровскую форму для меня достаточен, чтобы сказать: никаких памятников в России ему ставить не будут.

РОССИЯ russia ЕВРОПА europe СООТЕЧЕСТВЕННИКИ ПРАВО НАЦИЙ НА САМООПРЕДЕЛЕНИЕ right of nations to self-determination fellow citizens
Другие работы в данной теме:
Научтруд |