Научтруд
Войти
Категория: Литература

ТЕОРЕТИКО-ПРАКТИЧЕСКИЙ РАКУРС ОСОБЕННОСТЕЙ ДЕПРЕССИВНЫХ СОСТОЯНИЙ У ПОДРОСТКОВ

Автор: Родермель Т.А.

Теоретико-практический ракурс особенностей депрессивных состояний у подростков

Родермель Татьяна Алексеевна

кандидат философских наук, доцент кафедры клинической психологии, Сургутский государственный университет, tra960@mail.ru

Шамухаметова Елена Сафиулловна,

канд. психол. наук, доцент кафедры психологии, Сургутский государственный университет, shalesaf@mail.ru

В данной статье рассматриваются проблемы подростковых депрессий на современном этапе, которые имеют важное значение в научно-практическом изыскании. Сделан анализ теоретических аспектов проблемы депрессивных состояний у подростков.

Анализ исследовательской практики позволил прийти ученых к выводам, что сравнение депрессии подростков и взрослых, независимо от различий в стадий развития депрессии - все симптомы идентичны. Из различий можно выделить такие особенности у подростков, как булимия, бессонница и повышенная сонливость, потеря интереса к жизни, бурное реагирование на внешние события, излишняя раздражительность, а так же стресс. Но, несмотря на все различия, лечить подростков следует теми видами терапии, что уже зарекомендовали себя в лечении депрессии у взрослого поколения. В статье представлены результаты эмпирического исследования, направленное на исследование депрессивных состояний у подростков. В большинстве случаев у испытуемых было выявлено депрессивное состояние, наблюдались нега-тивизация прошлого, чрезмерная идеализация будущего и проблемные зоны в настоящем, описание которого затрачивало больше всего времени.

Депрессивные расстройства детского и подросткового возраста представляют одну из сложнейших проблем ввиду тяжёлых социальных последствий. Хоть и наличие истинного депрессивного состояния именно у подростков встречается не так часто, но, тем не менее, опасно оно именно своими последствиями. Если оно не будет своевременно купировано, то может последовать проявление истинной депрессии, которая будет осложнять весь процесс взросления и приводить подростков к социальной дезадаптации. Данное состояние на начальных этапах может повлечь за собой множество трудностей, где одной из основных будет являться понижение фона настроения, что повлечет изменение многих сфер жизни. Подобное состояние может затрагивать как снижение интереса к обычным видам деятельности, так и когнитивные и мотивационные нарушения, за которыми могут последовать сложности в дальнейшем самоопределении подростка.

Таким образом, под прогностической функцией можно понимать и как способность к планированию деятельности, так и к действиям и принятием тех или иных решений с определенным временно-пространственным убеждением в отношении ожидаемых, будущих событий. А так как лишь правильно сформированная прогностическая функция с дальнейшей способностью к прогнозированию будет считаться залогом успешной регуляции деятельности, за счет правильно происходящих процессов адаптации личности к меняющимся условиям среды, можно в очередной раз утвердить, что ее нарушение так же приведет к дезадаптации.

Согласно данным подростковой психиатрии средняя и тяжелая формы депрессии в подростковом возрасте встречаются довольно редко, но ее симптомы могут представлять угрозу для жизни тех, кто оказался в таком состоянии. Исследование подростковой депрессивности (Коннелли, 1993 г.) показали, что легкая депрессия встречается в среднем в 90% случаев, а средняя и тяжелая форма депрессии встречается значительно реже, только в 10% случаев.

6 У X
0X Е

о п гп

-С ГП

о т; О

О и Д

-о О ГО 0-Я

Структура депрессивных состояний у подростков довольно сложна и демонстрирует соче-танную истинную депрессивную симптоматику, которая своеобразно преломляется в соответствии с возрастом ребенка, а так же личностной защитной реакцией, которая возникает, как ответ на какие-то социальные трудности, будь то проблемы в усвоении школьной программы или изменение отношений с коллективе, но и так же изменение в социальных мерах взаимодействия. На это могут последовать такие личностные реакции, как агрессивность, нарушение поведения, прогулы, конфликты, а так же тяга к антисоциальным течениям.

Такие подростки способны уйти в себя, проводить все больше времени в одиночестве, даже начать питаться отдельно от других; могут начинать уделять больше внимания своему внутреннему миру, уходя в фантазии, мысли и грезы. Так же не исключены моменты, когда они могут даже попытаться найти утешение в наркотиках или алкоголе. Нужно уделять пристальное внимание тем подросткам, которые не демонстрируют реакций на какую-либо утрату, но принимаются вести бурный образ жизни, слишком поспешно завязывая новые эмоционально окрашенные отношения. Потеря любви является также одной из частых причин самоубийств среди подростков.

Но депрессивные расстройства не исчерпываются тоской, тревогой, страхом, скукой: нередко на первый план выступает так называемый дисфорический фон настроения, при котором преобладает раздражительность с гневливостью, злобностью и агрессией. При этом вспышки ярости, активного сопротивления с драчливостью, грубостью, бранью, как правило, провоцируются извне и чередуются с периодами слезливости и подавленности.

Кэндел и Дэвис обнаружили, что депрессивные симптомы в подростковом возрасте являются основным фактором, определяющим появление депрессивных симптомов во взрослой жизни. Подростки, страдающие от депрессии, подвергаются также большему риску иметь в дальнейшем значительные психосоциальные трудности, включающие меньшую способность к близости, наибольший процент безработицы, большее количество разводов, возрастающую отчужденность от родителей и большую степень употребления наркотиков и алкоголя, в отличие от подростков, не страдающих от депрессии [12].

Подольский А. отмечает, что депрессия и тревожные состояния, депрессия и поведенческие нарушения, включая импульсивное поведение, часто появляются вместе. Значительная „ доля тех, кто покушается на самоубийство, пес реживают депрессию, по меньшей мере после © своей попытки. Депрессия, мысли о самоубий-оТ стве, и употребление наркотиков также связаны о между собой. У девушек недовольство своим ^ телом может привести к расстройствам пищево-2 го поведения, а затем и к депрессии. Особую

опасность депрессии всегда связывали с нездоровьем, - исходя из предположения, что депрессия делает человека уязвимым к болезни. Вызываемое депрессией обеднение общения может ухудшать отношения "родитель - ребенок" в отрочестве и влиять на романтические отношения. [9]

Депрессия способна поспособствовать усугублению проблемы и к появлению частого ощущения безнадежности, неспособности приспособления к новым ролям или нахождению способа изменению ее таким образом, чтобы та больше соответствовала потребности подростка. В итоге такой переход может повлиять на понижение самооценки, а так же появлению чувства неудачи, что обусловлено неспособностью успешно исполнять новую роль.

Нас заинтересовала, данная тема, изучив, теоретические основы мы провели исследование депрессивных состояний у подростков.

В исследовании принимали участие 10 подростков в возрасте 15-17 лет. При проведении исследования все участники находились в одинаковых условиях эксперимента.

Методы исследования:

- Диагностическое обследование.

• Многофакторный опросник ММР1 «Мини-мульт»; • Методика рисуночных метафор «Мой жизненный путь» И. Л. Соломина; • Опросник временной перспективы Зимбардо; • Сочинение на тему «Мое прошлое, настоящее и будущее»;

- Клиническая беседа.

Основной целью нашей работы являлся анализ исследуемой проблемы, а так же проверка следующей гипотезы: мы предполагали, что прогностическая функция мышления у лиц с выраженным депрессивным фоном будет отличаться своеобразием при сравнении с нормативной выборкой, что будет состоять в:

- преобладании негативного образа прошлого и возможной фиксацией на нем; с неопределенностью своего настоящего, что будет накладывать определенные трудности при сопоставлении своих возможностей для планирования будущего.

- Несоответствии заявляемых целей с имеющимися у них средствами на данном этапе жизни;

- Несформированности ценностей - средств при планировании дальнейшей жизни;

Далее подросткам предлагалось написать сочинение на тему «Мое прошлое, настоящее и будущее». Перед началом проведения сочинения была дана инструкция: «Здравствуйте, вам предлагается написать сочинение на тему «Мое прошлое, настоящее и будущее». Это сочинение не будет предполагать оценку за грамматические ошибки, приветствуется ваша развернутость и искренность».

К работе на данном этапе все участники исследования подошли с меньшим энтузиазмом, чем ко всем другим методикам. Некоторые объяснили это усталостью от подобных заданий в школе, другие обосновывали тем, что не знают, что написать (в основном это были участники ЭГ). Объем сочинений был разным, но чаще всего

наибольший был у подростков первой группы. Им было свойственно расписывание не только своих чувств, но и идеальных образов будущего, а так же событий прошлого, которые не представлены в позитивном ракурсе и больше представлено в оправдывающейся функции, т.к. указанные лица, будь то семья, друзья или какие-то события изображены в несправедливой роли по отношению к участникам. Такой феномен может характеризоваться ощущением несправедливости подростков, излишней жалостью к себе, что может объясняться и юношеским максимализмом, при котором юношам и девушкам происходящие события воспринимаются более остро и критично, чем есть на самом деле.

Анализируя полученный материал, мы можем утверждать, что у первой группы испытуемых наблюдаются большие проблемы с настоящим, чем с прошлым. Для примера рассмотрим сочинение И. (17 лет) и проведем на его основе сравнительный анализ, поскольку оно раскрывает общую тенденцию в сопоставлении с сочинениями остальных 4-х участников из экспериментальной группы:

«Воткнув наушники в уши, я как обычно включила свой плейлист. Музыка в дороге помогает мне рисовать мое будущее. В голове уже прорисовано множество вселенных моего будущего, но все они имеют схожесть. В своём будущем я прежде всего успешная девушка, с собственным жильем, с машиной, у меня есть породистые ко-тейки. Я уже выучилась, а моя работа проносит радость и очень большие деньги. У меня есть возможность путешествовать, пусть недалеко, но в желаемые места. В своём будущем я здоровая и активная, занимаюсь собой. Моя творческая составляющая бьет ключом. Я пробую себя во многом или развиваю нынешние зачатки творчества. В моем будущем много интересных друзей и выгодных знакомых. Я становлюсь предметом подражания и человека с мнением которого все считаются и слушаются. В моем будущем есть любящее меня лицо (человек), который обеспечен и не ущемляет меня. Он тоже творчески развит. Мы открываем с ним новые миры и творим. В конечном итоге мы сотворим наше продолжение рода. Дети смогут добиться того, чего не добились мы. В моем настоящем этого нет ничего. Оно пустое и не приносит удовольствие. Есть только желание и задатки. То что есть мне этого мало. Есть фундамент для будущего, но не хватает строительного материала. Может показаться что у меня хорошее настоящие: родители, обеспеченность, хобби, подруги, небольшие путешествия. Но все это словно без цвета и вкуса. А ещё много страхов. Мое прошлое. Я к нему редко обращаюсь, только лишь за хорошими воспоминаниями. В моем прошлом есть мой кот Банан. Это моя призма, через которую я видела цветной мир. Он в прошлом, как и цветной мир. Самые счастливые школьные годы, годы глупостей, дурных и рискованных поступков. 2 года ада в виде панических

атак. Переломный год переосмысления жизни. Сильная депрессия. Отвратные последние школьные дни и годы белой вороны. Год в больнице. Годы счастья поездок к бабушке. Счастливые годы в садике. Все детство в аэропорту».

И для сравнения сочинение одного из участников нормативной группы (М, 17 лет):

«В каждом прошлом находится небольшая частичка другого человека. Лично для меня ранняя жизнь была куда более простой и легкой. Эмоции были честнее, поступки интереснее, мир-более захватывающим. Хоть и не было интересов, отсутствовала цель, зато были близкие друзья и яркие события. В настоящем же всё немного иначе. Каждый поступок может быть, как мимолётным решением-так и взвешен и обдуманным действием. Чужие эмоции всё чаще мне кажутся наигранными и может пройти не малое количество времени для попытки понять их. Но теперь есть и идеи, и цель. Есть желание действовать здесь и сейчас. Каждый день. Увлечения, друзья, возможности на любой вкус и цвет! Своё же будущее я представляю, как продолжение пути, по которому иду. Развитие в той стезе, которую выбрал лично для себя. Окружённый теми, кто поддержит в нужный момент и останется рядом до конца. Это будет моя жизнь.»

Как и предполагалось в гипотезе, по исходам методики ОВП, образ своего прошлого испытуемая с депрессивным состоянием выражает негативно, уделяет больше внимания будущему, где участники оценивают себя положительно, даже идеально, представляя в нем многие аспекты жизни, которых их не хватает на данном этапе.

Что касается настоящего - в большинстве случаев оно либо представлено в таком же негативном окрасе, что и прошлое, либо описывается тем, что участники его не чувствуют, а в отдельных случаях испытывают ощущение тревоги при более полном анализе и не заинтересованы в его описании. Во всех сочинениях ЭГ данному времени, описанию событий или своих чувств уделялось меньше всего внимания. Вероятно, подобный уход, может объясняться отсутствием контроля, ответственности за свою собственную жизнь, а так же отсутствием сил и средств, где подобное бессилие может объясняться депрессивными симптомами, которые исполняют истощающую функцию.

Но, что отличительно: будущее описано в светлых тонах, есть полный список желаемых моментов, но нет никакого действия или средств для достижения. «Нет строительного материала», как описывается на примере сочинения И., т.е. хоть и имеется целеполагание - самих шагов нет.

В то время, как испытуемый из контрольной группы в равной степени уделяет свое внимание всем промежуткам: прошлое и настоящее представлены преимущественно позитивно и реалистично, в то время как будущее видится равноценным продолжением этого времени. Так же наблюдается не только образ цели, но и действие по ее достижению («развитие в той стезе»). Бу6 У X

0-X

т гп А о п гп т;

-С ГП

о т; О

О и Д

-о О ГО 0-Я

дущая жизнь так же рассматривается положительно, где участники КГ руководствовались и изменениями, и учетом ошибок прошлого, на которых происходило развитие.

Один из результатов, полученных в ходе работы по методике рисуночных метафор:

И., изобразила полосу прошлых событий, состоящую из пережитых переживаний, которые были отгорожены от нее забором - что говорит о желании девушки в защите от тех эмоций и переживаний. Латентный период был слишком коротким, что объясняется импульсивностью и отсутствием точного плана, место которому уступает импровизация. Паузы, характеризующие внутренние конфликты, концентрировались преимущественно внизу листа, где подобное расположение может говорить о значимости и актуальности для И. Наиболее значительное количество деталей наблюдается при визуализации прошлого, что свидетельствует о значимости данного этапа для личности, несмотря на то, что она от него метафорически защищается. Из особенностей деталей можно выделить большое количество второстепенных, которые говорят о вытеснении, стремлении личности не замечать проблемы, не обращать внимание на цели и игнорировать существенные обстоятельства.

Себя же испытуемая изобразила верхом на единороге с волшебным скипетром, тем самым демонстрируя полную оторванность от реальности и инфантильность. Развилка на 3 варианта будущего указывает на несформированные конечные цели и подтверждение отсутствие какого-либо планирования. Акцента на настоящем не наблюдается.

В стороне прошлого были изображены лишь события негативного окраса с излишками деталей, либо зачеркнутый, что говорит о негативном отношении. Значимость данного этапа была выявлена лишь в пересказе моментов предшествующих событий, о которых стало известно подробнее лишь из последующего индивидуального разговора. Так же изображение группы людей было чаще именно на этом этапе. К примеру, О. таким образом изобразила не только своих врагов, но и бывших подруг и бывшего парня, которые так же были зачеркнуты, тем самым подтверждая ее негативное отношение. Образ будущего оказался размытым лишь у А. (в образе злого монстра, который состоял из вопросов и занимал почти половину правой стороны, преграждая собой путь), в то время, как у остальных прослеживались образы идеальных целей, которых им не хватает на данном этапе жизни (семья, любовь, верные друзья и профессия мечты).

„ По итогам проведенного исследования мы с можем выявить следующие тенденции: © По всем методикам прослеживалась негатиоТ визация событий прошлого, которые не пред© ставлены в позитивном ракурсе. Это чаще со-^ провождалось либо жалобами, либо обвинения-2 ми, что характеризует оправдывающуюся роль

испытуемых т.к. указанные лица, будь то семья, друзья или какие-то события изображены в несправедливой роли по отношению к участникам. Такой феномен может характеризоваться ощущением несправедливости подростков, излишней жалостью к себе. И так же может объясняться и юношеским максимализмом, при котором подростками происходящие события воспринимаются более остро и критично, чем есть на самом деле.

Также отличительной особенностью было избегание настоящего, его отрицание и неполное ощущение, на что, вероятно, в большей степени влияет существующая депрессивная симптоматика. Все это способствует избегающей позиции, при которой образ будущего идеализируется, как уход от реальности. Но поскольку настоящее ощущается не в полной мере - в нем нет ни интереса, никакого-либо желания к поиску средств, а следовательно и к действиям.

Участники экспериментальной группы в большинстве были склонны описывать лишь свой образ без какого-либо действия или без учета задействованных средств, считая, что у них все получится без определенных усилий. Образ цели в некоторых случая был либо размыт, либо изображен в нескольких вариациях, свидетельствующих о неопределенности. В ходе беседы составление подробного плана тех или иных действий тоже сопровождался затруднениями, непониманием, которое в большинстве случаев было обусловлено непостоянством в настоящем времени.

Участники контрольной группы в равной степени уделяли свое внимание всем временным промежуткам: прошлое и настоящее представлены преимущественно позитивно и реалистично, в то время как будущее видится равноценным продолжением этого времени. Также наблюдается не только образ цели, но и действие по ее достижению. Будущая жизнь так же рассматривается положительно, где участники руководствовались и изменениями, и учетом ошибок прошлого, на которых происходило развитие. Все это может свидетельствовать о том, что у подростков, находящихся в депрессивном состоянии, процесс прогнозирования на данном этапе сформирован неполно.

В заключении исследования можно сделать вывод о том, что участники исследования, у которых по итогам опросника было выявлено депрессивное состояние, в большинстве случаев наблюдались негативизация прошлого, чрезмерная идеализация будущего и проблемные зоны в настоящем, описание которого затрачивало больше всего времени. У испытуемых экспериментальной группы было отмечено избегание настоящего, его отрицание и неполное ощущение, на что, вероятно, в большей степени влияет существующая депрессивная симптоматика. Все это способствует избегающей позиции, при которой образ будущего идеализируется, как уход от реальности. Но поскольку настоящее ощущается не в полной мере -в нем нет ни интереса, какого-либо желания к поиску средств, а следовательно и к действиям, изза чего процесс дальнейшего целеполагания встречает некоторые трудности.

Литература

1. Вейн, А.М. Депрессия в нейрологической практике. / А.М. Вейн //- М.: Медицинское информационное агенство, 2002. -160 с.
2. Депрессия. Справочник. Сост. В.Д. Сухарева. М.: Мир, 2000. с.214.
3. Бойко, В.В. Трудные характеры подростков: развитие, выявление, помощь. / В.В. Бойко//-СПб.: Союз, 2002, 160 с.
4. Исаев, Д.Н. Эмоциональный стресс, психосоматические и соматические расстройства у детей / Д.Н. Исаев. - Санкт-Петербург: Речь, 2005. - 400 с.
5. Евсегнеев, Р.А. Распознавание и лечение депрессий в общемедицинской практике: Учебно-методическое пособие. - Минск, 2002. - С. 103
6. Лоуэн, А. Депрессия и тело. / А. Лоуэн //:изд. Велигор.-2015.- 320с.
7. Мафсон, Л., Моро, Д. и др. Подросток и депрессия. Межличностная психотерапия. / Л.Мафсон, Д. Моро //- М.: ЭКСМО, 2003, 320 с.
8. Мэй, Р. Смысл тревоги. / Р. Мэй//- М.: Класс, 2001. - 384 с.
9. Подольский А.И. Диагностика подростковой депрессивности. Подольский А.И., Идобаева О.А., Хейманс П. - СПб.: Питер, 2009. 18. Словарь - справочник Дефектология - ее основные понятия. - М., 2005.
10. Романов, И.А. Новое в терапии депрессии. / И.А. Романов//-М.: ЧеРо.-2001.-40с.
11. Смулевич, А. Б. Дистимия. Депрессии в общемедицинской практике. / А. Б.Смулевич // -М.: Медицина. - 2000 - С. 74
12. Хьюбел, Д.; Стивенс, Ч.; Кэндел, Э. Мозг. / Д.Хьюбел, Ч.Стивенс, Э.Кэндел // М.: Мир.-1982 . -280 с

Theoretical and practical perspective features of depressive

status in adolescents Rodermel T.A., Shamukhametova E.S.

Surgut State University

This article discusses the problems of adolescent depression at the contemporary, which are important in scientific and empirical research. The analysis of the theoretical aspects of the problem of depression in adolescents. An analysis of research practices has led scientists to conclude that the comparison of depression in adolescents and adults, regardless of differences in the stages of development of depression, is all identical. The differences in adolescents include bulimia, insomnia and increased sleepiness, loss of interest in life, rapid response to external events, excessive irritability, as well as stress. But, despite all the differences, adolescents should be treated with those types of therapy that have already proven themselves in the treatment of depression in the adult generation. The article presents the results of an empirical study aimed at the study of depressive states in adolescents. In most cases, subjects showed a depressive state, there was negativity of the past, excessive idealization of the future and problem areas in the present, the description of which took the most time.

1. Wayne, A.M. Depression in neurological practice. / A.M. Wayne

// - M .: Medical Information Agency, 2002. -160 p.

2. Depression. Directory. Comp. V.D. Sukharev. M .: Mir, 2000.
3. Boyko, V.V. Difficult characters of adolescents: development,

identification, help. / V.V. Boyko // - St. Petersburg: Soyuz, 2002, 160 p.

4. Isaev, D.N. Emotional stress, psychosomatic and somatic disorders in children / D.N. Isaev. - St. Petersburg: Speech, 2005. -400 p.
5. Evsegneev, R.A. Recognition and treatment of depression in general medical practice: Teaching aid. - Minsk, 2002. - p. 103
6. Loewen, A. Depression and body. / A. Loewen //: ed. Veligor.2015.- 320s.
7. Mafson, L., Moreau, D., et al. Teenager and Depression. Interpersonal psychotherapy. / L. Mafson, D. Moreau // - M .: EKSMO, 2003, 320 p.
8. May, R. Meaning of anxiety. / R. May // - M .: Klass, 2001. - 384 p.
9. Podolsky A.I. Diagnosis of adolescent depression. Podolsky, AI,

Idobaeva, OA, Heymans, P. - St. Petersburg: Peter, 2009. 18. Dictionary - Handbook Defectology - its basic concepts. - M., 2005.

10. Romanov, I.A. New in the treatment of depression. / I.A. Romanov // - M .: CheRo.-2001.-40s.
11. Smulevich, A. B. Dysthymia. Depression in general medical practice. / A. B. Smulevich // - M .: Medicine. - 2000 - p. 74
12. Hubel, D .; Stevens, H .; Candel, E. Brain. / D.Hyubel, ® C.Stevens, E.Kandel // M .: Mir. Mir-1982. -280 s h
167
ДЕПРЕССИЯ ДЕЗАДАПТАЦИЯ ДЕПРЕССИВНАЯ СИМПТОМАТИКА ДИСФОРИЧЕСКИЙ ФОН МЕЖПЕРСОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ПСИХОТРАВМА ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ФУНКЦИЯ
Другие работы в данной теме:
Научтруд |