Научтруд
Войти
Сайт продается: mail@nauchtrud.com
Категория: Право

Конституционное право на жизнь и некоторые проблемы биоэтики

Автор: Дмитрий Григорьевич Василевич

УДК 342 DOI 10.24411/2073-0454-2019-10224

ББК 67 © Д.Г. Василевич, 2019

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО НА ЖИЗНЬ И НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ БИОЭТИКИ

Дмитрий Григорьевич Василевич, доцент кафедры международного права, кандидат юридических наук Учреждение образования Федерации профсоюзов Беларуси «Международный университет «МИТСО» (220099, Республика Беларусь, Минск, ул. Казинца, д. 21, корп. 3) E-mail: office@unity-dana.ru

Аннотация. Рассматриваются проблемы, актуальные с точки зрения перспектив развития учения о правах и свободах граждан, а именно: развитие представления о праве на жизнь во взаимосвязи с репродуктивными технологиями. Акцентировано внимание на проблемах экстракорпорального оплодотворения и возникающих в этой связи проблемах. Отмечено, что правоприменительная практика в этой сфере отношений только формируется. Возникают вопросы о праве супругов, в том числе и бывших, решать судьбу эмбрионов. В данном случае идет речь также о личных, экономических (например, наследования, признания отцовства ребенка и др.) и иных правах детей и родителей. Продуктивной является идея об уточнении с учетом новых реалий порядка использования половых клеток после расторжения брака, смерти супруга или признания его недееспособным, а также иного лица, согласившегося на экстракорпоральное оплодотворение.

CONSTITUTIONAL RIGHT TO LIFE AND SOME PROBLEMS OF BIOETHICS

Dmitriy G. Vasilevich, associate professor of international law, candidate of legal sciences Educational establishment of the Federation of trade unions of Belarus «International university «MITSO» (220099, Republic of Belarus, Minsk, Minsk, ul. Kazintsa, d. 21, korp. 3) E-mail: office@unity-dana.ru

Annotation. The article discusses topical from the perspective of the development of the doctrine of the rights and freedoms of citizens, namely: the development of ideas about the right to life in conjunction with reproductive technologies. In particular, attention is focused on the problems of in vitro fertilization and the problems arising in this regard. It is noted that law enforcement practice in this area of relations is only being formed. There are questions about the right of spouses, including the former, to decide the fate of embryos. In this case, there is also a discussion of personal, economic (for example, inheritance, recognition of paternity of a child, etc.) and other rights of children and parents. The idea of clarifying with regard to the new realities of the procedure for the use of germ cells after the dissolution of a marriage, the death of a spouse or declaring him incompetent, as well as another person who agreed to in vitro fertilization is productive.

Citation-индекс в электронной библиотеке НИИОН

Для цитирования: Василевич Д.Г. Конституционное право университета МВД России. 2019;(4):206-210.

В соответствии с Конституцией Республики Беларусь человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства. Уже только в этом состоит принципиальное отличие данной Конституции от предыдущих конституций, принятых в советский период. Однако указанное выше положение, зафиксированное в Основном Законе страны, а также современных конституциях других государств, возникло не спонтанно: оно отражает результат длительной борьбы людей за свои права и свободы, в первую очередь гражданские.

В ХХ-ХХ1 столетиях права и свободы человека и гражданина стали предметом пристального внимания международного сообщества. Наглядным подтверждением тому является Всеобщая декларация прав человека, международные пакты о гражжизнь и некоторые проблемы биоэтики. Вестник Московского

данских и политических правах, об экономических, социальных и культурных правах.

В доктринальном аспекте неоценим вклад ученых в развитие современной концепции правового статуса человека и гражданина, одним из краеугольных камней которой является утверждение постулата о том, что человек и государство являются равноправными партнерами, несут взаимную ответственность. Новое звучание и содержание получает право личности на свободу, на частную жизнь.

Особенно актуально развитие представлений о правовом положении личности для постсоветского периода развития нашей республики. Вместе с тем, нельзя отказываться от предшествующего теоретического опыта, вклада ученых, которые создавали свои труды в советский период.

Относительно традиционно понимаемого комплекса прав — политических, экономических, социальных, культурных — уже сложились соответствующие стандарты. Сейчас наблюдается переход от традиционных взглядов к либеральным, что вызывает потребность переосмысления устоявшихся ценностей, включая соотношение права и морали, иных социальных регуляторов, их ценностного единства и взаимовлияния. Формируются новые модели права и нравственности; в основе этого процесса переосмысление существующих проблем человеческого бытия. Ученые и практики обращают внимание на то, что в нынешний период актуальной становится необходимость решения ряда сущностных вопросов так называемых соматических прав, т.е. тех правах, которые связаны с распоряжением человеком своим телом, их законодательного закрепления, правового регулирования отношений, связанных с их реализацией, ограничением или даже запретом.

По этой причине в последние два десятилетия можно наблюдать усиленное внимания не только ученых, но и общественности к тем правам, которые связаны с распоряжением человеком своим телом. Учение о соматических правах, на наш взгляд, становится важным направлением развития юридической науки, прежде всего, конституционного права и смежных с ним отраслей права. В этой сфере переплелись воедино проблемы новых возможностей естественной науки и развития права. Формированию всего более широкого комплекса соматических прав в качестве отдельной группы прав способствуют достижения биомедицины, генетики, трансплантологии и других наук. Человеческое тело продолжает оставаться предметом обсуждения с позиций собственности на него, определения того, кто может его использовать: сам человек, его близкие родственники (например, по отношению к несовершеннолетнему), государство в лице медицинских учреждений (при решении вопроса об изъятии органов после смерти человека в целях проведения операции по трансплантации) и др.

Во многих современных странах проводятся широкомасштабные и интенсивные исследования в области генной инженерии, крионики, трансплантологии, поиска новых методов лечения, создания более совершенных человеческих организмов, причем с заранее запрограммированными данными, продления жизни человека, а то и полного его возрождения на основе клонирования и др. Даже не затрагивая проблему модификации внешнего образа человека (кос-метологические операции, голодание, татуировки, наносимые взрослым и детям и др.), видна необходимость решения ряда правовых и этических проблем, например, с учетом новых результатов медицинских

исследований определение начала и окончания жизни, корректировка генома человека, суррогатное материнство и др. и связанной с этим юридической регламентации.

Сейчас общество стоит на пороге биотехнической революции. Биомедицинские технологии стремительно развиваются. Человеческий геномный проект принес ряд социальных, этических и юридических вопросов. Репродуктивные технологии порождают споры о статусе эмбриона и утробного плода. Врачи овладели методикой проведения операций, которые ранее не были мыслимы. Например, уже сейчас проводятся операции над не родившимися детьми, причем посредством их изъятия из организма матери и помещения обратно в ее утробу [1]. Овладение методикой внутриутробного вмешательства осуществляется в Российской Федерации [2]. Полагаем, что в скором времени, исходя их достигнутых успехов в области трансплантологии, о таких операциях станет известно в Республике Беларусь.

Нормами Закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях» определен порядок применения вспомогательных репродуктивных технологий. Их применение осуществляется медицинскими работниками организаций здравоохранения на основании клинических протоколов, утверждаемых Министерством здравоохранения (ст. 7).

Сведения о применении вспомогательных репродуктивных технологий, а также о личности пациента, донора составляют врачебную тайну. Предоставление информации, составляющей врачебную тайну, без согласия пациента, донора допускается в случаях, предусмотренных в ст. 46 Закона «О здравоохранении».

При применении вспомогательных репродуктивных технологий пациент имеет право на выбор донора. В Законе Республики Беларусь «О здравоохранении» определены условия и порядок применения экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) (ст. 19).

ЭКО — это вид вспомогательных репродуктивных технологий, заключающийся в соединении сперматозоида и яйцеклетки вне организма женщины, развитии образовавшегося в результате этого соединения эмбриона и дальнейшем переносе данного эмбриона в матку. Необходимым условием применения ЭКО является письменное заявление пациентки (если пациентка состоит в браке, — также письменное согласие ее супруга).

Стоимость ЭКО в Беларуси составляет не менее 2 тыс. долл. США. По данным Министерства здравоохранения, в ЭКО нуждается около 1,5 тыс. белорусок [3]. В целях финансовой поддержки граждан при получении медицинской помощи с применением вспомогательных репродуктивных технологий в виде

экстракорпорального оплодотворения в организациях здравоохранения Республики Беларусь издан Указ Президента Республики Беларусь от 27 декабря 2013 г. № 574 «О предоставлении гражданам Республики Беларусь кредитов на льготных условиях для оплаты экстракорпорального оплодотворения» [4]. Согласно данному Указу право на получение льготных кредитов имеют женщины, являющиеся гражданами Республики Беларусь, которым оказывается медицинская помощь в виде экстракорпорального оплодотворения, при наличии у них постоянного источника дохода (далее — кредитополучатели). Льготные кредиты предоставляются ОАО «Сберегательный банк «Беларусбанк» в белорусских рублях сроком до пяти лет с уплатой процентов за пользование ими в размере 50% ставки рефинансирования Национального банка. Максимальная сумма льготного кредита, предоставляемого кредитополучателю, не должна превышать 300 базовых величин, установленных на дату заключения кредитного договора. Компенсация банку потерь, связанных с предоставлением льготных кредитов, осуществляется за счет средств республиканского бюджета.

Для образования эмбрионов при экстракорпоральном оплодотворении могут быть использованы: донорские яйцеклетки, донорские сперматозоиды; половые клетки лиц, состоящих в браке между собой и совместно обратившихся за применением экстракорпорального оплодотворения; яйцеклетки женщины, не состоящей в браке и обратившейся за применением экстракорпорального оплодотворения.

В отношении половых клеток, эмбрионов, невостребованных в результате применения экстракорпорального оплодотворения, пациент принимает решение о прекращении использования половых клеток, эмбрионов; криоконсервации половых клеток, эмбрионов; возможности использования половых клеток в научно-исследовательских целях, а эмбрионов — для совершенствования применения вспомогательных репродуктивных технологий.

Представители церкви отрицательно относятся к ЭКО. Так, глава католической церкви в Беларуси архиепископ Тадеуш Кондрусевич выступил против финансирования даже первой попытки ЭКО за счет бюджета, так как «данная процедура нарушает святость акта зачатия, кроме того, отец при ЭКО фактически исключается из процесса зачатия ребенка». Он отметил в качестве негативного факта уничтожение эмбрионов, несмотря на их право, как и у каждого родившегося, на жизнь, и то, что медицинские учреждения не информируют женщин о последствиях процедуры ЭКО, о состоянии здоровья, о данных по инвалидности при зачатии детей с помощью ЭКО [5].

Поддерживаем предложение об информировании, по крайней мере, потенциальных пар, рассчитывающих на ЭКО, о динамике заболеваний или отклонений в здоровье детей, родившихся в результате технологии ЭКО.

На практике возникают вопросы о праве супругов, в том числе и бывших, решать судьбу эмбрионов, что влияет на ряд прав таких детей, в том числе личных, экономических, например, касающихся наследования, признания отцовства ребенка и др. Вправе ли женщина, если не было специально между супругами это оговорено, провести операцию ЭКО? Позиция на этот счет неоднозначная. Когда готовили Кодекс о браке и семье, а также Гражданский кодекс, то исходили из того, что зачатие и рождение детей происходит естественным способом. Законодательство не предвидело появления новых медицинских технологий.

Например, в Московском городском суде рассматривался спор между супругами и медицинской организацией относительно юридической силы соглашения между супругами о сохранении эмбрионов при расторжении брака. Истец в суде требовал расторгнуть договор на оказание медицинских услуг в виде ЭКО. Расторгнув брак, он потребовал утилизации криоконсервированных эмбрионов. Бывшая супруга оспорила это намерение, указав, что такой договор нельзя расторгнуть в одностороннем порядке. Суд первой инстанции посчитал, что факт информированного согласия супругов подтверждает права и обязанности сторон в отношении эмбрионов и при расторжении брака [6].

Иной пример. Был заморожен эмбрион, но до смерти супруга он не был имплантирован женщине. В такой ситуации все зависит от соглашения сторон. Например, в Ростове-на-Дону в 2018 г. решением суда весь биоматериал для ЭКО супружеской пары был утилизирован, так как супруги подписали договор, согласно которому в случае смерти одного из них производится утилизация этого биоматериала [7]. Что касается возможного наследования детей, родившихся после смерти супруга в результате ЭКО, то согласно ст. 1037 ГК РБ наследниками по завещанию и закону могут быть граждане, находящиеся в живых в момент открытия наследства, а также зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. При этом надо иметь в виду, что наследство может быть принято в течение шести месяцев со дня открытия наследства (ст. 1071 ГК РБ). Логичным будет руководствоваться следующим подходом: если биологический отец ребенка — наследодатель письменно согласился на ЭКО, то этот ребенок является наследником. Однако ситуация усложняется, если истекли шесть месяцев для принятия наследства со дня его открытия и оплодотворение ранее замороженным эмбрионом происходит по прошествии, например, года, трех и т.п. со дня смерти. Полагаем, в течение 6-месячного срока со дня открытия наследства должна быть осуществлена операция ЭКО. Только это должно давать право в перспективе на возможное наследование имущества таким способом зачатым ребенком. В Заявлении об искусственном оплодотворении и трансплантации эмбрионов, принятом в Мадриде в 1987 г. 39-й Всемирной медицинской ассамблеей [8] зафиксировано: «Если при проведении 1УР образуется избыток яйцеклеток, которые не будут немедленно использованы для лечения бесплодия, их дальнейшая судьба должна быть определена совместно с донорами. Лишние яйцеклетки могут быть:

а) уничтожены;

б) подвергнуты криоконсервации с целью сохранения в замороженном виде;

в) оплодотворены и подвергнуты криоконсервации».

Новые технологии в области зачатия порождают много и иных вопросов, на которые необходимы ответы. В частности, что делать с лишними эмбрионами, можно ли с ними проводить опыты, за кем решение об этом.

Белорусский законодатель должен использовать опыт иных стран, в частности, должно быть принято решение о бесплатном хранении половых клеток лиц, занятых на работах, связанных с повседневным риском. Это не только сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие, но и сотрудники Министерства по чрезвычайным ситуациям. Полагаем, что этот круг лиц может быть шире при условии, что у них нет пока детей. При осуществлении таких мероприятий гражданин может распорядиться своими половыми клетками в случае гибели. Наличие такого прижизненного завещания позволит исключить споры между членами семьи, родственниками, а также между ними и медицинскими учреждениями.

То, что проблема требует своего законодательного решения, подтверждает практика Европейского Суда по правам человека. Так, в решении от 10 апреля 2007 г. по делу «Эванс против Соединенного Королевства» изложена следующая фабула.

Эванс по причине серьезного заболевания предстояла операция по удалению яичников. До проведения такой операции у нее было взято несколько здоровых яйцеклеток с целью последующего ЭКО спермой ее гражданского мужа. Однако в последующем пара рассталась, и прежний сожитель потребовал утилизировать замороженные эмбрионы. Эванс настаивала на принадлежащем ей, как она считала, фундаментальном праве уважать ее семейную жизнь.

Суды Великобритании отказывали ей в желании использовать эмбрионы бывшего сожителя, мотивируя его отзывом ранее данного согласия. По сути, суды ориентировались на принцип информированного добровольного согласия при проведении медицинских процедур и право человека отказаться от процедуры имплантации до ее начала. Суды также оперировали понятиями «будущее благополучие ребенка», «необходимость отца» [9]. ЕСПЧ, вынося решение по обращению Эванс указал на отсутствие единой в Европе практики, что решение данного вопроса находится в компетенции национального законодателя. Согласно британскому законодательству эмбрион человека не имеет самостоятельного права на охрану его жизни. Здесь не применима ст. 2 Конвенции. Одновременно Судом отмечено наличие конкуренции частного и общественного интересов. Последний состоит в признании верховенства согласия, когда заходит речь о репродуктивных правах [9].

В литературе обращается внимание на отсутствие единства европейской практики. Так, согласно венгерскому законодательству женщина вправе осуществить процедуру ЭКО вопреки согласию мужчины. Наоборот, в Австрии, Италии и Эстонии мужчине допускается отмена своего согласия до того, как началось оплодотворение яйцеклетки. По испанскому законодательству согласие на процедуру ЭКО можно отменить при условии нахождения в браке и проживания вместе с женщиной. Здесь, видимо, можно найти аргументы следующего характера: женщина планирует свою жизнь, ориентируется на определенные возможности организма. Лишение шансов иметь детей в случае отказа партнера от имплантации она теряет значительно больше, чем мужчина. Компромиссом могло бы быть согласование условий по содержанию такого ребенка. Не исключали бы и фиксацию отказа от алиментов, хотя эта позиция и не бесспорна.

Продуктивной является идея об уточнении с учетом новых реалий порядка использования половых клеток после расторжения брака, смерти супруга или признания его недееспособным, а также иного лица, согласившегося на ЭКО.

Согласно белорусскому закону «О репродуктивных вспомогательных технологиях» (ст. 18) в случае расторжения брака, признания его недействительным использование бывшими супругами невостребованных в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий половых клеток друг друга запрещается. Однако в данном случае законодателю можно было бы отдать решение данного вопроса на усмотрение самих супругов, которые могли бы выразить свою волю в соответствующем договоре. Согласно закону также запрещается использование невостребованных в результате применения вспомогательных репродуктивных технологий половых клеток пациента, умершего или объявленного в судебном порядке умершим. Здесь также можно было бы отнести на наличие завещания по данному вопросу.

Активно развивается по данному вопросу законодательство стран СНГ. Так, в Армении действует закон «О репродуктивном здоровье и репродуктивных правах человека». Он позволяет лицам, достигшим брачного возраста сдавать в медицинских организациях в репродуктивных интересах свои половые клетки. А государство, со своей стороны, гарантирует их хранение в случае угрозы жизни, лишения способности к воспроизводству потомства и др.

Учитывая современные реалии, закон Кыргызской Республики от 10 августа 2007 г. № 147 «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их реализации», не только закрепляет право граждан на хранение половых клеток, но и предусматривает их использование близкими родственниками (это супруг, супруга, мать, отец, родные братья и сестры) в случае смерти лица, выступавшего в качестве донора [9].

По закону Республики Таджикистан «О репродуктивном здоровье и репродуктивных правах» в случаях, связанных с риском утраты репродуктивного здоровья или риском для жизни в результате профессиональной деятельности, выполнения воинской обязанности, а также при наличии медицинских показаний, государство гарантирует предоставление услуг по хранению половых клеток бесплатно [9].

Приведенный разнообразный зарубежный опыт должен побудить белорусского законодателя к решению новых возникающих вопросов в области биотехнологий, в том числе в области репродуктивных технологий.

Литература

1. Ребенка вынули из утробы матери ради операции и вернули на место // URL://https:/Лenta.ra/-news/2019/02/11/it_possible/
2. Российские хирурги смогут спасать сотни нерожденных детей // URL://https://vz.ru/society/2019/-2/26/966075.Ыт1
3. Гончарик А. ЭКО по льготному кредиту // Народ. воля. 2013. 1 красав.
4. Указ Президента Республики Беларусь от 27 декабря 2013 г. № 574 «О предоставлении гражданам Республики Беларусь кредитов на льготных условиях для оплаты экстракорпорального оплодотворения (вместе с «Положением о порядке выдачи кредитов на льготных условиях для оплаты экстракорпорального оплодотворения и предоставления

отсрочки по данным кредитам»» // ООО «Юр-Спектр». Мн., 2018.

5. Страсти вокруг ЭКО. Костел против медиков // URL://https://naviny.by/article/20190226/1551195909-strasti-vokrug-eko -ko stel-protiv-medikov
6. Рыбалов А. Дело об эмбрионах в МГС // URL://https://zakon.ru/blog/2016/3/25/delo_ob_em-brionah_v_mgs
7. Судьба эмбриона Божены Рынски стала предметом спора юристов // URL://https://vz.ru/socie-ty/2019/3/23/969657.html
8. Заявление об искусственном оплодотворении и трансплантации эмбрионов: Принято 39-й Всемирной Медицинской Ассамблеей, Мадрид, Испания, октябрь 1987 // URL://http://www.med-pravo.ru/Inter-national/IVF.htm
9. Романовский Г.Б. Правовое регулирование хранения половых клеток и эмбрионов // Медицинское право. 2010. № 2.

References

1. Rebenka vynuli iz utroby materi radi operatsii i vernuli na mesto // URL://https://lenta.ru/news/2019/-02/11/it_possible/
2. Rossiyskiye khirurgi smogut spasat& sotni nerozh-dennykh detey // URL://https://vz.ru/society/2019/2/26/-966075.html
3. Goncharik A. EKO po l&gotnomu kreditu // Narod. volya. 2013. 1 krasav.
4. Ukaz Prezidenta Respubliki Belarus& ot 27 de-kabrya 2013 g. № 574 «O predostavlenii grazhdanam Respubliki Belarus& kreditov na l&gotnykh usloviyakh dlya oplaty ekstrakorporal&nogo oplodotvoreniya (vme-ste s «Polozheniyem o poryadke vydachi kreditov na l&gotnykh usloviyakh dlya oplaty ekstrakorporal&nogo oplodotvoreniya i predostavleniya otsrochki po dan-nym kreditam»» // OOO «YurSpektr». Mn., 2018.
5. Strasti vokrug EKO. Kostel protiv medikov // URL://https://naviny.by/article/20190226/1551195909-strasti-vokrug-eko-kostel-protiv-medikov
6. Rybalov A. Delo ob embrionakh v MGS // URL://https://zakon.ru/blog/2016/3/25/delo_ob_em-brionah_v_mgs
7. Sud&ba embriona Bozheny Rynski stala predme-tom spora yuristov // URL://https://vz.ru/society/2019/-3/23/969657.html
8. Zayavlenie ob iskusstvennom oplodotvorenii i trans-plantatsii embrionov: Prinyato 39-i Vsemirnoy Meditsin-skoy Assambleyey, Madrid, Ispaniya, oktyabr& 1987 // URL://http ://www.med-pravo .ru/International/IVF.htm
9. Romanovskiy G.B. Pravovoe regulirovanie khra-neniya polovykh kletok i embrionov // Meditsinskoe pravo. 2010. № 2.
право на жизнь экстракорпоральное оплодотворение эмбрион человека. the right to life in vitro fertilization human embryo.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |