Научтруд
Войти

Международная конференция "Война и сакральность"

Научный труд разместил:
Thetalace
30 мая 2020
Автор: указан в статье

И. О. Ермаченко,

доцент кафедры всеобщей истории

МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ВОЙНА И САКРАЛЬНОСТЬ»

1-4 октября 2009 г. на базе Российского государственного педагогического университете им. А. И. Герцена была проведена международная научная конференция «Война и сакральность». Мероприятие с подзаголовком «Четвертые международные чтения "Мир и война: куль-

турные контексты социальной агрессии"» продолжило давнюю, 2003 г.,

инициативу Санкт-Петербургского отделения Российского общества интеллектуальной истории (председатель — доцент кафедры всеобщей истории РГПУ им.

А. И. Герцена И. О. Ермаченко)1. Три конференции (чтения), посвященные разным темам в рамках единого цикла, состоялись за это время с двухгодичным интервалом в Вы-

борге, Санкт-Петербурге и Кронштадте и на разных этапах проекта были поддержаны грантами Института «Открытое общество» (Фонда Соро-

са ), Российского фонда фундаментальных исследований, Комитета по науке и высшей школе Правительства Санкт-Петербурга. Результаты этих форумов накануне новой конференции подытожил специальный выпуск научного альманаха Института всеобщей истории РАН «Диалог со временем», посвященный аспектам интеллектуальной истории войны и мира» (2009. Вып. 29).

С предыдущих, Третьих чтений 2007 г.2, при активном содействии доктора Стефано Мариа Капилупи — участника самой первой конференции, ставшего главным международ-

ным координатором проекта, началось сотрудничество оргкомитета с Итальянским институтом культуры в Санкт-Петербурге и лично его директором доктором Джорджо Маттио-ли, которое получило теперь свое дальнейшее развитие. Финансовой поддержке Института организаторы обязаны возможностью пригласить для очного участия и в предыдущей, и в нынешней конференции итальянских коллег, организовать публикацию сборника материалов конференции. Помимо семерых докладчиков-итальянцев, в работе Четвертых чтений приняли участие Дж. Маттио-ли, С. М. Капилупи и участник прошлого форума, профессор Университета Бари А. Дж. Де Робертис (в качестве модератора одной из секций). Каждый из них произнес приветственное слово на торжественном открытии конференции. Выступления итальянских коллег сопровождались переводом на русский, российских участников — на итальянский язык.

Непосредственными организаторами Четвертых чтений выступили кафедра всеобщей истории факультета социальных наук (заведующая — д-р ист. наук Т. В. Кудрявцева) и Санкт-Петербургская высшая школа перевода (директор — канд. филол. наук И. С. Алексеева) при Институте международных связей РГПУ им. А. И. Герцена. Особых слов благодарности заслуживают декан факультета социальных наук В. В. Барабанов, уделивший много внимания подготовке конференции, и, конечно, ректорат, всецело поддержавший идею мероприятия и предоставивший оргкомитету всю необходимую инфраструктуру.

Помимо Герценовского университета, в котором прошли основные заседания двух из четырех дней конференций, значительный вклад в проведение научных чтений внес целый ряд учреждений и общественных организаций не только Санкт-Петербурга, но и Ленинградской области (на 2 и 4 октября пришлись выездные заседания в Выборге и Старой Ладоге) — Выборгский филиал

Северо-Западной академии государственной службы, Староладожский историко-архи-тектурный и археологический музей-запо-ведник, Санкт-Петербургская ассоциация международного сотрудничества и Санкт-Петербургская ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией, Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств.

Специфика темы, обсуждаемой на Четвертых чтениях, предопределила еще одно направление сотрудничества — с представителями Русской Православной Церкви. Оргкомитет глубоко благодарен за поддержку, оказанную его начинанию, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру, который дал свое благословение на проведение конференции, а также председателю епархиального отдела по связям с ВМФ, настоятелю церкви Св. Иоанна Предтечи (Чесменской), протоиерею Алексею Крылову и члену Епархиального совета, духовнику Санкт-Петербургских Православных духовных школ, настоятелю храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Шпалерной улице, протоиерею Вячеславу Харинову. Отец Вячеслав, в частности, выступил на конференции с вводным словом и докладом «Миротворческая деятельность иерархов Русской Православной Церкви в советское время», принял самое деятельное участие в организации и проведении круглого стола, а о. Алексей явился инициатором приглашения на форум капеллана Школы генерального штаба Жака Фурнье, официального представителя епископа Французской армии Его Преосвященства Патрика Ле Галя. В результате ярко проявились перспективы плодотворного и актуального диалога светской общественности и Церкви по вопросам, никогда не перестававшим волновать людей самых разных убеждений.

Как и предыдущие встречи, научные чтения 2009 года соответствовали позиции, заявленной в первой же публикации проекта: «...Понятие

"мир" не случайно поставлено на первое место в заглавии ... — как категория более широкая, многомерная и, наконец, в качестве антитезы войны более естественная для общества»3. Это, впрочем, отнюдь не означало отсутствие концептуальной полемики и особых точек зрения. Дискуссия, в частности, коснулась содержания термина «са-кральность», тех рамок, которые задают диапазон его значений, включая их моральный аспект. В определенной мере полемичность выступлений определялась междисциплинарностью форума, участием в нем историков, философов, политологов, филологов, культурологов, искусствоведов, которые привносили в обсуждение неоднозначной темы свои «цеховые» традиции.

Всего в работе конференции приняли участие более 8 0 докладчиков, представлявших образовательные и академические учреждения 28 городов России, Италии, Франции, Кипра, Боснии и Герцеговины, Латвии, Белоруссии. Заседания проходили в рамках 10 тематических секций.

В секции «Война и сакральность: антагонизм культурных аспектов», работавшей на протяжении двух дней в конференц-зале Высшей школы перевода и отмеченной приоритетом

философских и культурологических подходов, выступило большинство

зарубежных гостей. Открывший ее работу о. Жак Фурнье выступил с интересным докладом о понятии

справедливой войны в вероучении современной Римско-Католической Церкви, рассмотрев соответствующие решения, принятые на последнем соборе ее иерархов, и проанализировав идейные истоки этих решений в их соотнесении с традиционной католической доктриной , а также взаимосвязь с проблемой личного морального выбора верующих-

военнослужащих. От выводов французского коллеги полемически оттолкнулся следующий докладчик — Андреа Беллантоне из Университета Мессины, предложивший секулярную феноменологическую трактовку взаи-

мосвязи сакральности, насилия и войны как категорий, находящихся в сложной ментальной иерархии и заставляющих во многом отнести себя к сфере иррационального. Сакральное, согласно докладчику, знаменует собой опыт предела, и в этом оно сопоставимо с насилием, в котором, как в постыдном, страшном, но и притягательном феномене, сознание переживает опыт своей ограниченности. Насилие, ставшее табу для западного общества, но посредством войны проявляющее себя как базовый общественный элемент, как концепт, опосредующий отношение между сакральным и войной, как «последнее слово в конфликте», заслуживает самого пристального рассмотрения ради того, чтобы с него сорвали маску, изобличив его лицемерную сущность. Любые попытки представить войну «гуманной» — не более как плацебо, отвлечение от главной истины: в войне раскрыва-

ется часть человеческой природы, выходящая за рамки пространства современной культуры, загипнотизированной собственным имагологиче-ским аппаратом. Другие итальянские докладчики ярко представили несколько частных случаев преодоления подобной «загипнотизированно-сти». Применительно к одной из жесточайших войн XX в. — балкан-

ской — это сделал директор Института итальянских исследований Университета Баня-Луки (Босния и Герцеговина) Данило Капассо, обратившийся к длительным и напряженным размышлениям о ее природе Иво Анд-рича. Интересным оказалось сопоставление с позицией крупнейшего сербского писателя взглядов на военный опыт столетия Ф. А. Степуна, которые проанализировала Л. А. Га-ман (Северск). Русский религиозный мыслитель обнаруживал в этом опыте интенсивное изобличение лжи секуляризованной культуры, возвращение к подлинным реальностям.

Исследовательница из Кунео Грация Мондже Роффарелло рассмотрела ту же проблему на материалах текстов об альбигойских войнах из-

7G

вестного французского философа и религиозного мыслителя Симоны Вайль, которая накануне Второй мировой войны пыталась обнаружить в разрушенной крестовыми походами средневековой окситанской цивилизации пример абсолютно толерантного общества. Героем доклада ученых из Венецианского университета «Ка& Фоскара» Джанфранко Джираудо и Марии Марчеллы Ферраччиоли явился «военный пацифист» капитан Антонио Паравиа (1754-1828), в надолго забытом исследователями неизданном дневнике которого обнаруживается своеобразная либералистская интерпретация истории, отвергающая любое покушение на свободу гражданина и одновременно не признающая свободы, навязываемой насилием. С другой стороны подошел к проблеме еще один участник из Венеции — Альдо Феррари, сосредоточившийся в своем докладе «Война и мир в армянской культуре Нового времени» на реконструкции сложной картины взаимоотношений между армянской церковью и прогрессистски настроенным антитурецким

освободительным движением. Весьма драматичный материал итальянских событий времен Второй мировой войны, также касающийся массового восприятия церков-ных установлений, привел в своем выступлении «Церковная жизнь Казачьего Стана в Северной Италии (1944-1945 гг.)» М. В. Шкаровский (Центральный государственный архив Санкт-

Петербурга).

Классические примеры влияния военно-исторических реалий на переосмысление картины мира в истории общественной мысли были затронуты в докладах профессоров из Мессины Пины Фурнари («Римские боги и христианский Бог перед лицом войны: "О граде Божьем" Августина Гиппонского») и Санти Ди Белла («Христианство и его национальные герои в историографии Нового времени Леопольда фон Ранке») , петербуржской исследовательницы Е. Н. Кузменко («Религиозное оправдание насилия в эпоху Реформации (итальянские ре-

форматоры XVI века))» и др. Большое внимание своей актуальностью и одновременно фундаментальностью и яркостью материала привлекли два доклада, затронувшие проблемы педагогики: «Религиозное воспитание

в военно-учебных заведениях России второй половины XIX — начала ХХ в. Теория и реальность» известного военного историка

А. А. Михайлова (Санкт-Петербург) и «Война в школьных учебниках по литературе» Б. А. Ланина, ведущего научного сотрудника Института содержания и методов образования Российской академии образования ( Москва).

С выступлениями на этой «заглавной» секции перекликались своей акцентированной историко-этической направленностью и доклады двух других секций — «Сакральность и

гуманность: коллизии войны в зер-

кале культуры» и «"Брат на брата": религиозный контекст внутренних междоусобиц и церковь в периоды гражданских войн». В то же время для многих выступлений были характерны взвешенные, отмеченные подлинным историзмом оценки своеобразия менталитета и идеологии отдаленных периодов. Так, исследователь из Нижнего Новгорода А. А. Кузнецов, анализируя древнерусские княжеские усобицы 1216-1217 гг., отмечал специфику их сакрального осмысления в летописании и соответствующую ей динамику. Усобицы во всех случаях понимались как зло, но становились аргументами в идеологической борьбе, ведя либо к возвеличиванию владимирских князей, либо к их осуждению. В домонгольской Руси усобица-битва понималась как нормальное проявление княжеского поведения, но вероломное убийство князей другими князьями из-за власти резко порицалась. В XV столетии, видимо, устранение соперника в борьбе за власть могло рассматриваться как необходимая порой мера, но столкновение князей в битве могло уже приравниваться к этому преступлению. Однако вокруг докладов петербургских участников

А. Г. Юрченко и

Р. Ю. Почекаева, посвященных проблемам «монгольского ига» и претендующим на кардинальную смену парадигмы, разгорелись наиболее жаркие дискуссии.

Особой общественной актуальностью уже в силу формулировки проблемы была отмечена работа секции «Три отечественные войны: аспекты

сакрального». Момент исторической компаративистики действительно

возникал здесь довольно часто, особенно при сопоставлении мате -риала и выводов сообщений Т. Н. Жуковской (СПбГУ — «Религиозная

вера как фактор мобилизации общества в 1812-1814 гг.»), О. С. Поршневой (Екатеринбург — «Священная война с "германизмом": миссия

союзников в российском дискурсе

1914 г.») и руководителя научных

проектов «Ассоциации исследователей российского общества (АИРО-ХХ1)» Г. А. Бордюгова (МГУ), доклад которого «"Священная война" И. Сталина: историческая динамика сюжета», посвященный, в частности, недавним нашумевшим фактам самочинной «канонизации» Верховного главнокомандующего и их исторической подоплеке, вызвал, пожалуй, наиболее оживленный отклик аудитории. Интерес вызвали и доклады, предложившие историко-психо-

логический анализ эпистолярного, мемуарного, дневникового материала — выступления И. Н. Гребенкина (Рязань — «Русский солдат в годы Первой мировой войны: религиозные

аспекты мировоззрения и их трансформация»), О. Р. Николаева (Санкт-Пе-тербург — «Между идеологией и верой: поле сакрального в

письмах советских солдат Второй мировой войны»), В. Н. Матонина

(Архангельск — «Психологические

портреты советских солдат в священной войне (по дневникам Егора Поташева и Виктора Мамонтова))».

Хотя один из выступавших в данной секции в принципе усомнился в правомерности восприятия какой бы то ни было войны как «священной», понятие священной войны, столь прочно вошедшее в идеологический обиход целых эпох всемирной истории, оставалось одним из центральных в концептуальной структуре конференции. Многочисленные и разнообразные аспекты его бытования рассматривались на секциях «Са-кральность и война: наследие античности», «Средневековый Запад:

сакрализация войны», «От Средневековья к Новому време-ни — от сакрализации к десакрализации войны», «Священная война: вековой исторический опыт», сложившись в итоге во

впечатляющую панораму — от роли древ-негреческих святилищ в военные периоды (А. Б. Шарнина, РГПУ им. А. И. Герцена) и сконструированной в рамках церковного дискурса «осады» Арелата бургундами в раннесредневековой Испании (Д. М. Омель-ченко, Ставрополь) до современных трудноразрешимых межконфес-сиональных проблем сосуществования общин турок и греков-киприотов (Бюлент Эвре, Никосия), израильтян и палестинцев (М. Г. Агапов, Тюмень ). К сожалению, в кратком обзоре невозможно уделить внимание очень многим достойным выступлениям. В начале следующего года оргкомитет планирует выпустить сборник материалов конференции, который, смеем надеяться, найдет своего заинтересованного читателя.

Примечания

1. См.: Ермаченко И. О. Хроника научной жизни // Новое литературное обозрение. 2003.

№ 64. С. 427-431.

2. См.: Хронотоп войны: пространство и время в культурных репрезентациях

социального конфликта: Материалы Третьих международных научных чтений «Мир

и война: культурные контексты социальной агрессии» и Научной конференции

«Мир и война: море и суша» (Санкт-Петербург — Кронштадт, 21-24 октября 2007 г.) / Отв. ред. И. О. Ермаченко. М.; СПб., 2007.

3. Мир и война: культурные контексты социальной агрессии (1): Выборгские

чтения — 2003 / Под ред. И. О. Ермаченко, Л. П. Репиной. М., 2005. С. 6.

Научтруд |