Научтруд
Войти

Инспекция медицинской части в Виленском округе в преддверии первой мировой войны

Автор: указан в статье

противоречивые интересы». Письма русского посла в Лондоне А.К. Бенкендорфа брату. 1914 - 1915 гг. публ. подгот. С.Р. Беляев // Исторический архив. - 2005. - № 3.

5. Гринякин, Н. Мировая война за мир и свободу /

Н. Гринякин. - Пг., 1914.

6. Гришин, М. Помни о войне / М. Гришин. - М.; Л., 1924.
7. Кашкаров, В. На пороге великих событий (Замыслы Германии и задачи России) / В. Кашкаров. - М., 1914.
8. Мединский, В.Р. О русской угрозе и секретном плане Петра I. Мифы о России / В.Р. Мединский. - М., 2010.
9. Науман, Ф. «Срединная Европа» / Ф. Науман. - Пг., 1917.
10. Немецкий страх перед «Русскою опасностью». -М., 1914.
11. Орлов, В. Причины русско-немецкой войны и ее

конечная цель / В. Орлов. - М., 1914.

12. Палеолог, М. Царская Россия во время мировой войны / М. Палеолог. - М., 1991.
13. Розанов, В.В. Война 1914 года и русское возрождение / В.В. Розанов. - Пг., 1915.
14. Розанов, Н.П. Освободительная война / Н.П. Розанов. - Подольск, 1914.
15. Рорбах, П. Война и германская политика / П. Рор-бах. - М., 1915.
16. Саблер, В.К. Французы о немцах. Очерк В. Деся-товского / В.К. Саблер. - Пг., 1916.
17. Так говорит Германия. Подлинные документы и изречения о германских замыслах и поступках. - Пг., 1915.
18. Тютюкин, С.В. Война, мир, революция. Идейная борьба в рабочем движении России 1914 - 1917 гг. / С.В. Тютюкин. - М., 1972.

УДК 947.083

Н.В. Тонкий

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор В.Н. Фурсов

ИНСПЕКЦИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ЧАСТИ В ВИЛЕНСКОМ ОКРУГЕ В ПРЕДДВЕРИИ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В данной статье на примере Виленского округа рассматривается организация медицинской части русской армии накануне Первой мировой войны. На основе выявленных инспекцией недостатках автором были установлены важнейшие проблемы, имевшиеся в округе, проанализированы причины их возникновения, приведены примеры мер по их устранению, принятых военным руководством.

Виленский военный округ, лазарет, госпиталь, больные, раненные, медикаменты.

The article considers the organization of the medical unit of the Russian army on the eve of World War I on the example of the Vilna district. On the basis of identified disadvantages, the author found the most important problems existing in the region, analysed the reasons and gave the examples of corrective measures taken by the military authorities.

Vilensky military district, hospital, sick, wounded, medicines.

Разрабатывая план ведения боевых действий с Германией и Австро-Венгрией, российский Генеральный штаб большую роль в нем отводил Западным военным округам. К их числу относился и Виленский военный округ, включавший в себя Виленскую, Ковенскую, Курляндскую, Лифлянскую, Минскую, Могилевскую, а также части Витебской, Гродненской и Ломжинской губерний.

С целью выяснения уровня готовности медицинского обеспечения округа была произведена инспекция, признавшая состояние многих лечебных учреждений неудовлетворительным. Согласно оперативным данным, в округе находилось свыше 200 военно-медицинских учреждений различного уровня и мощности. К ним относились стационарные, местные и войсковые лазареты, санитарные станции. Стационарные госпитали различались по классам. К первому классу относились госпитали на 200 солдатских и 7 офицерских мест. Г оспиталь второго класса мог принять 15 офицеров и 400 нижних чинов, третьего класса - 40 офицеров и 650 солдат, четвертого - 60 офицеров и 1100 солдат. Местные лазареты, согласно приказу от 1901 года № 45, открыва-

лись при резервных, запасных частях, крепостных пехотных полках и батальонах, при местных командах, управлениях уездных воинских начальников и, наконец, как самостоятельные лечебные заведения. Рассчитаны они были, как правило, на 50 - 350 мест, из которых офицерам отводилось не более 10. Войсковые лазареты создавались в случае отсутствия местных лазаретов. Число мест в них в мирное время определялось штатным составом воинской части, из расчета три места на каждые сто человек личного состава. Лечение в санитарных станциях могли проходить только офицеры и классные чиновники Военного ведомства.

На содержание больных казна ежедневно выделяла: для офицеров - 50 коп., для нижних чинов -25 коп. Если пациенты обеспечивались провиантом и приварочными деньгами, то денежное довольствие составляло 15 коп. На санитарных станциях размер суточных составлял: для генералов - 2,5 руб., для штаб-офицеров - 2 руб., обер-офицеров - 1 руб. Наличные деньги выдавались только при условии, что все больничные места были заполнены.

В большинстве случаев в инспектируемых госпи-

талях и лазаретах имелись проблемы, связанные с отсутствием приемлемых санитарных условий. Внутренняя и внешняя часть зданий госпиталей и лазаретов требовала ремонта, некоторым не доставало дополнительных помещений. Например, Рижский госпиталь не имел отдельного здания для заразных больных [3, л. 95]. В Минском местном лазарете больные с заболеванием глаз и венерическими болезнями размещались в палатах без строгого разобщения [3, л. 1]. В запущенном состоянии находились хирургические и процедурные кабинеты, склад продовольствия, палаты, коридоры, ванные и туалет. Все помещения требовали срочного ремонта. Причиной такого положения в большинстве случаев являлась низкое финансирование. К примеру, на ремонт лазарета в Минске казна в 1906 г. ассигновала всего 1100 руб. [3, л. 6]. Это была лишь треть от реально необходимой лечебному учреждению суммы. Давая объяснение инспекции, главный врач Минского лазарета указывал, что выделенная сумма должна была пойти, в первую очередь, на переоборудование перевязочных помещений и туалета.

Осмотр медицинских учреждений также указал на антисанитарные условия размещения больных. Все в том же Минском местном лазарете, инспекция установила, что перевязочные и операционные недостаточно убраны [3, л. 1]. В Двинском госпитале медицинские инструменты венерического и сыпного (кожного. - Н.Т.) отделений, хранились вместе, а в заразном отделении отсутствовали рукомойники [3, л. 55]. В Бобруйском, Виленском и Киевском военно-медицинских учреждениях не убирались туалеты. В Рижском госпитале не производился контроль качества припасов довольствия для больных, молоко исследовалось редко, отсутствовала кипяченая питьевая вода [3, л. 54].

Проверке подверглась и лечебная часть. Здесь также имели место грубые нарушения. В Двинском госпитале обследования больных поверхностны, записи медицинских карточках краткие и неопределенные. В Минском лазарете больным не разъяснялись их диагнозы и план предстоящего лечения. Более того, контроль медицинского персонала за пациентами в госпиталях оставался недостаточным, что порой являлось причиной их смерти. В 1908 г. широкую гласность приобрело дело поручика Ядрихин-ского, умершего в госпитале Виленского военного округа. По словам свидетелей, к кончине поручика привело отсутствие надлежащего за ним ухода. Находившиеся с ним в одной палате прапорщики Бедрицкий и Столобовский указывали на то, что медицинский персонал лечебного заведения контролировал больного всего лишь один раз в сутки. По этой причине своевременно не были обнаружены возникшие у него осложнения, что привело к смерти Ядрихинского. В то же время пациенты и сами не отличались примерным поведением. К примеру, рядовой 5 роты 2-го железнодорожного батальона Георгий Кривошеенко, находясь на излечении в лечебных учреждениях округа, многократно нарушал внутренний распорядок, за что подвергался дисциплинарным взысканиям. Так, за оскорбление врача,

проводившего осмотр, он был приговорен к 5 суткам ареста, отмененных впоследствии ввиду ухудшения здоровья. За сбор денег с больных сослуживцев с целью улучшения своего питания он получил еще пять суток гауптвахты.

В ходе проверки выяснилось, каким образом ведутся работы по профилактике эпидемий в военномедицинских заведениях. На высоком уровне было поставлено в Ковенском местном лазарете. Все больные, поступающие в него на излечение с повышенной температурой тела, осматривались и направлялись в изоляционные комнаты. Вещи, предметы и сами помещения в дальнейшем подвергались тщательной дезинфекции. Допуск посторонних лиц в палаты и свидания с больными ограничивались. Сменное белье острозаразных после переодевания отправлялось в простыне, пропитанной в растворе сулемы, в дезинфекционную камеру доктора Рапчев-ского, где оно в течение часа замачивалось в чане с 2 % раствором соды. Из дезинфекционной камеры оно поступало в прачечную. Больным туберкулезом выдавались плевательницы, в которые заливался раствор 5 % карболовой кислоты. Экскременты, как правило, обрабатывались 10 % раствором неочищенной карболовой кислоты, после чего выливались в отхожее место. В лазарете проводилась просветительская работа с прислугой [4, л. 19 - 20]. Несмотря на меры по ограждению больных и медицинского персонала от заражения, занос инфекции по-прежнему оставался возможным.

Во время инспекции медицинских учреждений Виленского военного округа в 1907 - 1908 гг. проверяющие обнаружили небольшое количество документально зафиксированных случаев заболевания санитаров, которые случились из-за пренебрежения техникой безопасности, своевременной уборкой палат инфекционных больных.

Ревизия указала и на недостатки в работе хозяйственной службы, которой руководили военные чины, отвечавшие за имущество и медикаменты. В начале ХХ в. управление медицинскими учреждениями находилось под руководством военных, не имевших специальных медицинских знаний. Но после русско-японской войны военно-медицинские заведения постепенно, начиная с учреждений небольшой мощности, стали передаваться в полное ведение врачей [5, с. 73]. В первую очередь, под контроль медиков перешла лечебная часть, но в отдельных госпиталях и лазаретах начальниками по-прежнему оставались военные.

Взаимоотношения между начальниками лечебной и хозяйственной частью в то время нельзя было назвать идеальными. Несогласованность их действий приводила к проблемам обеспечения госпиталей медикаментами, что не лучшим образом сказывалось на санитарно-гигиеническом состоянии помещений. И это подтверждает большое количество документов. Например, инспекция тайного советника Шер-шевского в Минском лазарете указала на то, что у многих больных белье оказалось заношенным [3, л. 1]. Давая этому объяснения, главный врач лазарета убедил инспекторов в том, что в данном случае име-

ла место вина не только медиков, но и хозяйственной службы. Завхоз, в свою очередь, перекладывал вину на врачей, упрекая их в несвоевременной подачи заявок относительно требуемого госпиталю имущества и медикаментов.

Инспекторские комиссии проверяли различную документацию госпиталей. В первую очередь, отчеты и расходные ведомости. Среднестатистический госпиталь, такой как Рижский, за год расходовал не менее 25 тыс. руб. В эту сумму включались: кормовое довольствие, канцелярские расходы, очистка нечистот, медикаменты и оборудование, гробы, оплата за рытье могил, погребение офицеров, стоимость гробов, учебно-справочная и художественная литература для служащих и больных соответственно. В представленной для проверке отчетной документации, комиссия не выявила никаких нарушений. Однако начальнику и главному врачу Рижского госпиталя комиссия сделала замечания по ведению документации. Главному врачу указали на недостаточный контроль за деятельностью подведомственных ему чинов и отсутствие записей в медицинских картах отдельными врачами.

Выявленные инспекцией недостатки послужили основанием реформирования системы медицинского обеспечения армии. Большое внимание уделялось реорганизации больничного дела, эвакуации, созданию запаса медицинского имущества. На 1 июля 1906 г. на складах Виленского военного округа оно полностью отсутствовало [2]. Согласно мобилизаци-

онному плану 1914 г. в Западных военных округах помимо штатных военных госпиталей, предназначенных для различных воинских частей и соединений, планировалось сформировать 8 полевых, 12 тыловых и 3 внутренние эвакуационные комиссии, 198 подвижных полевых и 444 запасных госпиталей [1, с. 7]. По мнению военных, такое количество медицинских учреждений было достаточным для ведения кампании на западном театре военных действий.

Решением военного руководства страны в 1914 г. Виленский военный округ был расформирован. Органы управления медицинским обеспечением и военно-медицинские учреждения вошли в состав Двинского военного округа. Впоследствии из них комплектовалась 1-я русская армия П.К. Реннен-кампфа.

Источники и литература

1. Быков, И.Ю. Вопросы подготовки и развертывания сил и средств медицинской службы в русской армии в XVIII - ХХ веках / И.Ю. Быков, А.Г. Чепелев // Военномедицинский журнал. - 2008. - № 8. - С. 4 - 9.
2. Деревянко, И.В. «Белые пятна» Русско-японской войны / И.В. Деревянко. - М., 2005.
3. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). - Ф. 1962. - Оп. I. - Д. 271.
4. РГВИА. - Ф. 1962. - Оп. I. - Д. 276.
5. Редигер, А.Ф. История моей жизни. Воспоминания военного министра. Т. II / А.Ф. Редигер. - М., 1999.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |