Научтруд
Войти
Категория: Биология

СОСТОЯНИЕ ГНЕЗДОВЫХ ПОПУЛЯЦИЙ ПТИЦ ОСТРОВНЫХ ЭКОСИСТЕМ КОСЫ ГОЛЕНЬКАЯ

Научный труд разместил:
Tezibemol
12 августа 2020
Автор: Лохман Юрий Викторович

ды, сообщества, взаимосвязи. Тр. науч. конф., посв. 150-летию со дня рождения Н.Н.Сомова (1861-1923). Харьков, 2: 200-203. Савицкий Р.М., Лебедева Н.В., Ломадзе Н.Х. 2012. Влияние гидрологического режима на пространственное распределение колоний ходулочника // Материалы 3-го международ. совещ. по теор. аспектам колониальности у птиц, посвящ. 100-летию со дня рождения В.М.Модестова. Ростов-на-Дону: 223-227.

ISSN 1026-5627

Русский орнитологический журнал 2020, Том 29, Экспресс-выпуск 1963: 3816-3821

Состояние гнездовых популяций птиц островных экосистем косы Голенькая

Ю.В.Лохман

Второе издание. Первая публикация в 2004*

Комплекс островов косы Голенькая находится в системе Кизилташ-ских лиманов, расположенных на юго-востоке Таманского полуострова. Коса Голенькая является основным местом концентрации гнездящейся орнитофауны КОТР международного значения «Кизилташские лиманы», международный код - RU-152; российский код - КД-003 (Свиридова, Зубакин 2000); также угодье включено в рамсарский список.

Регулярные исследования и мониторинг орнитофауны Кизилташ-ских лиманов ведётся с 1989 года. В 2003 году исследования проводились благодаря финансовой поддержке фонда Дж. и К. МакАртуров. Кизилташские лиманы являлись дельтовой областью реки Кубани с типичными пресноводными биоценозами. В начале ХХ века в результате вмешательства человека русло реки Кубани изменилось, прекратилось поступление пресной воды, водоёмы стали засолоняться, периодически они пересыхали. Современный орнитокомплекс стал формироваться с 1955 года после искусственной прокопки гирла, в результате чего лиманы наполнились морской водой. Появившиеся острова стали благоприятным местом гнездования для многих видов птиц.

Коса Голенькая представлена тремя основными островами песчано-ракушечной структуры, конфигурация и размер их постоянно изменяются. Характерны ассоциации влагоустойчивой солелюбивой растительности, отмечено 64 вида высших цветковых растений (Касанелли, Нагалевский 1994). На островах на гнездовании отмечено 18 видов птиц, динамика численности многих из них отражена в таблице. Коса Голенькая является местом концентрации на гнездовании 8 видов птиц

* Лохман Ю.В. 2004. Состояние гнездовых популяций птиц островных экосистем косы «Голенькая» //Кавказ. орнитол. вестн. 16: 92-97.

с охраняемым статусом (1 вид — МСОП, 7 видов — Красная книга России). Также Кизилташские лиманы являются стациями переживания для водоплавающих и околоводных птиц в период миграции и зимовки. Всего на островах косы Голенькая гнездится в разные годы 15-17 тысяч пар птиц.

Кудрявый пеликан Pelecanus crispus. Впервые загнездился в 1989 году - 3 гнезда, в 1999 году популяция состояла из 7 гнёзд (Иваненко и др. 2000; Лохман, Емтыль 2000). В последующие годы гнездовий не обнаружено, в репродуктивный период близ островов держались 2-5 птиц. В 2003 году в конце мая у островов отмечена пара кудрявых пеликанов. Гнездится обособленно от других видов птиц среди небольших зарослей тростника. Поселение пеликанов компактное, на участке 6 м2 располагалось 7 гнёзд. Место гнездования находится на самом возвышенном участке острова.

Большой баклан Phalacrocorax carbo. Регулярно гнездится на островах. Образует компактные колонии от 20 до 700 гнёзд. Постоянных участков гнездования нет, практически ежегодно выбирает новое место для гнездования. Бакланы стремятся занять самые возвышенные участки острова, но не всегда их можно встретить там. Вероятно, этому препятствует человек, пытаясь отпугивать и «регулировать» численность этого ихтиофага. Низкий количественный показатель большого баклана в 1989-1990 годах объясняется регулированием численности с целью повышения рыбопродуктивности (Мнацеканов и др. 1994).

Пеганка Tadorna tadorna. В 1989 и 1990 годах отмечалось гнездование пары пеганок (Мнацеканов и др. 1990). В 1991 году также гнездилась одна пара. В последующие годы пеганки регулярно в гнездовой период отмечаются на островах, но гнёзд не обнаружено.

Кряква Anas platyrhynchos. По 2-6 особей этого вида фиксируется ежегодно в гнездовой период. В конце мая 1998 года на островах держались 2 пары крякв, в брошенной колонии большого баклана было обнаружено одно гнездо кряквы. 3 мая 2003 в углублении под гнёздами большого баклана располагалось гнездо кряквы, содержавшее 11 яиц. А.А.Кищинский (1960) в 1958 году также отметил одно гнездо.

Чирок-трескунок Anas querquedula. Отдельные особи каждый год отмечаются на островах или вблизи их. В начале мая 2003 года отмечено 14 чирков. 31 мая 2003 в развалившейся «засидке» охотников найдено пустое гнездо, похожее на гнездо чирка-трескунка. Рядом держалась утка.

Малый зуёк Charadrius dubius. 1-2 пары регулярно отмечаются на материковой части косы Голенькая. В 2003 году 2 пары отмечены на островах в гнездовой период. Гнёзд не найдено.

Морской зуёк Charadrius alexandrinus. В 1998 и 1999 годах были отмечены по 2 пары. В 2003 году на острове с внутренними озерками

держались 5 пар морских зуйков. У двух пар проявлялись яркие элементы гнездового поведения.

Шилоклювка Recurvirostra avosetta. Гнездиться начинает после подъёма на крыло основной массы птенцов хохотуньи. В последние годы численность шилоклювки на островах увеличивается, по всей видимости, сказывается антропогенный пресс на приморских косах, в результате чего происходит переселение птиц на острова.

Кулик-сорока Haematopus ostralegus. На островах гнездится регулярно, обособленно от других видов, ближе к урезу воды. У кулика-сороки наблюдается увеличение численности на островах.

Травник Tringa totanus. В начале августа 1992 года на островах присутствовали 10 птиц. Встречены 2 нелётных птенца.

Черноголовый хохотун Larus ichthyaetus. На Кизилташских лиманах отмечен как гнездящийся вид в 1986 году (Хохлов, Заболотный 1987). Численность нестабильна. В течение 9 лет основная колония располагалась на самом возвышенном участке одного из островов. В дальнейшем (с 1997 года) птицы стали каждый год гнездиться на новом месте, образуя при этом несколько поселений. Все гнездовые скопления располагались в пониженных участках островов, частично в рыхлом ракушечнике, т.е. в менее благоприятных (типичных) местах. Расстояние между колониями составляло 3 км. Гнездовья черноголового хохотуна являлись центром концентрации других видов птиц (большой баклан, чеграва, хохотунья) (Лохман и др. 1999).

В 2003 году гнездовая популяция состояла из 6 самостоятельных по репродуктивным срокам поселений (от 56 до 121 гнёзд) с удалением 15-350 м друг от друга. Разница в сроках гнездования составила 25-27 дней, что не совсем характерно для вида в целом.

Черноголовая чайка Larus melanocephalus. Впервые загнездилась на островах Кизилташских лиманов в 1990 году, в июне было обнаружено 30 гнёзд (Соловьёв и др. 1991). В том же году в августе найдено 10 сильно насиженных кладок и в июне 1991 года — 1 гнездо, в дальнейшем черноголовая чайка на косе Голенькая не гнездилась (Лохман и др. 1995). Только в 1999 году птицы вновь образовали небольшое поселение. В 2003 году отмечен максимальный пик численности. Вся популяция черноголовой чайки состояла из 7 обособленных поселений (микроколоний) от 50 до 500 пар. Смешанная колония совместно с пестроносой и речной крачками и морским голубком располагалась на открытом рыхлом ракушечнике в 5-7 м от уреза воды.

Морской голубок Larus genei. Гнездился на косе «Голенькой» в 1958 году (Кищинский 1960). Вновь загнездился в 2003 году. Колония располагалась в поселении пестроносой крачки.

Хохотунья Larus cachinnans. Гнездится на всех островах косы «Голенькая». Считается обычным гнездящимся видом на Кизилташских

лиманах с 1970-х годов (Тильба 1983). Однако можно предположить, что хохотунья появилась на гнездовании раньше — в конце 1960-х годов, что обусловлено следующим: в Черноморском заповеднике проводились мероприятия по регулированию численности хохотуньи с целью увеличения поголовья черноголовой чайки (Сабиневский 1958). Вероятно, эти действия побудили отдельные популяции хохотуньи искать новые места для гнездования, а на Кизилташских лиманах в этот период сложились благоприятные для гнездования условия. Наибольшая численность отмечена в 1987 году и составила около 11 тыс. гнёзд (Заболотный, Хохлов 1989). Динамика численности подвержена межгодовым колебаниям, но в среднем гнездовая популяция хохотуньи косы Голенькая держится в пределах 4-5 тыс. пар. Хохотунья оказывает пресс на мелкие виды чаек и крачек, в результате чего у них сдвигаются сроки гнездования.

Чеграва Hydroprogne caspia. Регулярно гнездящийся вид. Достоверное гнездование чергавы отмечено в 1986 году (Н.Л.Заболотный, устн. сообщ.). Численность подвержена годовым колебаниям. Образует компактные колонии обособленно от других видов. Чаще всего поселение состоит из 1-2 колоний, расположенных на возвышенном участке острова с разреженной растительностью. Начиная с 1997 года чегравы перестали придерживаться привычных и характерных для них мест гнездования. Гнездовой период сильно растянут, свежие кладки можно встретить в начале мая, а также в середине июня (Лохман и др. 1996). Чеграва — конкурентоспособный вид, выдерживает пресс агрессивной хохотуньи.

Пестроносая крачка Thalasseus sandvicensis. Этот вид один из первых заселил острова Кизилташских лиманов. А.А.Кищинский (1960) в 1958 году отмечал гнездовые скопления. В период с 1989 по 2003 год популяция этого вида увеличилась в 20 раз.

Чайконосая крачка Gelochelidon nilotica. Впервые чайконосая крачка загнездилась на косе Голенькая в 1998 году. Она предпочитает гнездование в смешанных колониях вместе с речной и пестроносой крачками. Гнёзда устраивает на рыхлом ракушечнике на участках, лишённых растительности.

Малая крачка Sterna albifrons. Гнездящийся вид с 1958 года (Ки-щинский 1960). Образует небольшие колонии от 10 до 30 гнёзд. В последние годы наблюдается снижение численности малой крачки по всему региону и в частности на черноморских лиманах.

Речная крачка Sterna hirundo. А.А.Кищинский (1960) пишет: «Ки-зилташский лиман был затоплен в 1955 г., а в 1956 г. здесь, по сообщению местных жителей, уже гнездились крачки; в 1957 г. образовались их крупные колонии». Вероятно, речь идёт о речной крачке. Это один из самых многочисленных видов. Пик гнездования приходится на

период, когда у хохотуньи птенцы начинают подниматься на крыло. В последние годы отмечается значительное снижение численности. Чаще всего места для гнездования располагаются в 3-5 м от уреза воды на участках с разреженной растительностью и без неё.

Динамика численности многих видов птиц, гнездящихся на косе Голенькая, подвержена значительным колебаниям, что вызвано многими экологическими факторами (см. таблицу).

Динамика численности птиц в 1989-2003 годов (гнездящиеся пары)

Виды птиц 1989 1990* 1991 1992* 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2003

Большой баклан 500 + 1030 850 1000 780 970 1200 693 721 + + 1820

Шилоклювка + 5 + + 18 + - + 40 20 20 7 31

Кулик-сорока 4 0 2 4 2 + 5 6 3 3 8 2 9

Черноголовый хохотун 250 250 580 + >700 300 350 >800 55 350 + + 500

Черноголовая чайка - 40 ед. 30 + 1420

Морской голубок 300

Хохотунья 2500 2100 5000 + >5000 5000 2000 4500 1500 5500 7000 + 7500

Чайконосая крачка 100 50 + 50

Чеграва 69 40* 150 30* 300 89 135 183 45 105 207 127 300

Пестроносая крачка + 122 200 + 300 + + + 2000 2500 + + 4000

Речная крачка 300 >300 1000 2000 + + 1000 + 4000 3000 1500 1000 800

Малая крачка + 90 200 150 + + 50 + 50 200 50 50 50

* - позднелетние наблюдения.

На сроки и успешность гнездования рано гнездящихся видов (большой баклан, черноголовый хохотун, хохотунья, чеграва) сильно влияют абиотические факторы, такие как нагонный ветер, шторм, резкое похолодание. Для видов, гнездящихся в более поздние сроки, метеоусловия меньше сказываются на результатах репродуктивного периода, для них лимитирующим фактором выступает наличие агрессивного и многочисленного вида — хохотуньи. Но самым опасным для всех видов птиц является антропогенный фактор.

Рыбоядность большого баклана и хохотуньи побуждает рыбаков к «регулированию численности» этих видов, что негативно сказывается на успешном гнездовании не только большого баклана и хохотуньи, но и других видов. Совершенно очевидно, что в 2003 году растянутый период откладки яиц (у черноголового хохотуна 25 дней, у хохотуньи 30 дней, у большого баклана 45 дней) объясняется регулярным присутствием человека на островах. В результате беспокойства (установка сетей, посещение островов, браконьерство) перестал гнездиться кудрявый пеликан. Учитывая вышесказанное и уникальность орнитокоплекса Кизилташских лиманов, целесообразно придать данному угодью необходимый природоохранный статус (заказник) для обеспечения эффективного сохранения существующих здесь видов птиц и экосистем.

Литератур а

Заболотный Н.Л., Хохлов А.Н. 1989. Заметки о некоторых птицах низовий Кубани // Экологические проблемы Ставропольского края и сопредельных территорий. Ставрополь: 208-212.

Иваненко А.М., Емтыль М.Х., Динкевич М.А., Лохман Ю.В., Ластовецкий В.Е. 2000.

Кизилташские лиманы — новое место гнездования кудрявого пеликана (Pelecanus crispus Bruch) на Северо-Западном Кавказе // Актуальные вопросы экологии и охраны природы экосистем южных регионов России и сопредельных территорий. Краснодар: 105-106.

Кищинский А.А. 1960. Современная авифауна лиманов северо-восточного Причерноморья и биология гнездящихся здесь чайковых птиц // Охрана природы и озеленение 4: 69-75.

Лохман Ю.В., Емтыль М.Х., Иваненко А.М. 1995. Численность и распределение гнездящихся чайковых птиц косы Голенькой (п-ов Тамань) // Кавказ. орнитол. вестн. 7: 42-45.

Лохман Ю.В., Емтыль М.Х., Тильба П.А., Мнацеканов Р.А., Иваненко А.М. 1996.

Чеграва в Западном Предкавказье // Актуальные вопросы экологии и охраны природы экосистем южных и центральных регионов России. Краснодар: 128-130.

Лохман Ю.В., Емтыль М.Х., Карбач В.А. 1999. К биологии черноголового хохотуна (Larus ichthyaetus) в Восточном Приазовье и Северо-Западном Причерноморье // Роль заповедников Кавказа в сохранении биоразнообразия природных экосистем. Сочи: 166-119.

Лохман Ю.В., Емтыль М.Х. 2000. КД-003. Кизилташские лиманы // Ключевые орнитологические территории России. М., 1: 327-328.

Мнацеканов Р.А., Емтыль М.Х., Тильба П.А., Лохман Ю.В., Иваненко А.М., Лохман А.О. 1994. Большой баклан на Кизилташских лиманах // Актуальные вопросы экологии и охраны природы степных экосистем и сопредельных территорий. Краснодар, 1: 179-182.

Мнацеканов Р.А., Тильба П.А., Емтыль М.Х., Соловьёв С.А. 1991. Пеганка на Кизил-ташских лиманах // Актуальные вопросы экологии и охраны природы экосистем черноморского побережья. Краснодар, 1: 172-175.

Сабиневский Б.В. 1958. Опыт регулирования численности чайки хохотуньи в Черноморском заповеднике // Тр. Черноморского заповедника 2: 83-87.

Свиридова Т.В., Зубакин В.А. (ред.) 2000. Ключевые орнитологические территории России. Т. 1. Ключевые орнитологические территории международного значения в Европейской России. М.: 1-702.

Соловьёв С.А., Иваненко А.М. 1990. О редких птицах Восточного Приазовья // Редкие, малочисленные и малоизученные птицы Северного Кавказа. Ставрополь: 90-91.

Другие работы в данной теме: