Научтруд
Войти

Патриотизм и гражданственность как факторы укрепления государства

Автор: указан в статье

Патриотизм и гражданственность как факторы укрепления государства

А. П. Богданов (Институт российской истории РАН),

А. Ф. Хутин (Московский государственный университет технологий и управления им. К. Г. Разумовского)

Авторы статьи поднимают проблему восстановления истории России во взаимосвязи с проблемой патриотического воспитания подрастающих поколений.

Новейшая история России и особенно ее последнее десятилетие стали годами переосмысления пройденного пути, сложной трансформации и коренного изменения ориентирования исторического развития Российского государства и общества. Характерная черта этого десятилетия — глубокие кризисные явления во всех сферах жизни общества (политической, экономической, социальной, культурной духовной, военной). Они особенно остро проявляются в условиях углубляющейся военной напряженности внутри страны, вызванной деятельностью сепаратистских, экстремистских и террористических сил и глубокими изменениями геополитической, военно-политической обстановки, усилением противоборства новых тенденций в мировом сообществе.

Кризисные явления нанесли серьезный урон духовным, нравственным устоям российского общества. Он ощущается во всех слоях общества, особенно в наиболее уязвимом — молодом поколении граждан России.

В 1990-е годы политическое руководство Российской Федерации многократно делало заявления, обращения и другие реляции об общенациональной идее, о духовном и нравственном воспитании граждан многонациональной и многоконфессиональной России. Но недостаточность, слабость необходимых созидательных действий способствовали развитию разрушительных, негативных тенденций: критицизму, отрицанию и очернительству прошлого, насаждению так называемой массовой культуры, пропаганде культа насилия, аморальности.

Если всесторонне проанализировать, взвешенно, объективно оценить опыт 90-х годов в области духовного и нравственного воспитания граждан России, особенно молодого поколения, то становится очевидным, что по инициативе государственных и общественных организаций во многих регионах республики проводилась и до сих пор проводится немалая работа. Велика значимость высоконравственного патриотического труда сотен тысяч россиян по созданию книг Памяти воинов, отдавших жизнь за Отечество, по поиску останков сынов и дочерей России, республик Советского Союза, ныне суверенных государств, погибших на поле брани, преданию их праха родной земле. Немало положительных примеров имеет возрождение и сохранение народно-патриотических традиций.

Однако результаты кропотливой работы не могут покрыть и восполнить допущенные провалы и просчеты в духовном, патриотическом воспитании.

Патриотизм — явление историческое. Это один из элементов общественного сознания, принципов нравственности и морали. В разные эпохи истории патриотизм имел различное содержание. О корнях, сути и содержании патриотизма рассуждали, писали, спорили великие мыслители, философы как в отдаленные от нас времена, так и в более близкие. Выдающийся русский историк Н. М. Карамзин высказывал мнение о том, что патриотизм — наиболее сложное и глубокое чувство, требующее рассуждения. «Я не смею думать, что у нас в России было не много патриотов, но мне ка-

жется, что мы излишне смиренны в мыслях о народном самодостоинстве — а смирение в политике вредно. Кто самого себя не уважает, того, без сомнения, другие уважать не будут, но не должно быть места кичливости, патриотизм не должен ослеплять» (Карамзин, 1984: 226), — размышлял мудрый историк государства Российского. Новейшая история Российской Федерации дает большой простор для дальнейших размышлений по этому вопросу.

Каждому народу присущи определенные ценности, которые в той или иной степени консолидируют общество, заставляют поверить в себя, в свои духовные силы. Этой ценностью для России является патриотизм. Для большинства россиян он сохранил свое первоначальное, полностью позитивное значение. Это — чувство гордости своим Отечеством, его историей и свершениями. Это стремление сделать свою страну краше, богаче, крепче, счастливее. Чувство патриотизма является источником мужества, стойкости, силы народа. И если мы утратим патриотизм, связанную с ним национальную гордость и достоинство, мы потеряем себя как народ, способный на великие свершения.

Тысячелетняя история России свидетельствует о том, как велика была роль боевых и трудовых традиций в патриотическом воспитании молодежи. Патриот (греч. ра^Шез — земляк, соотечественник) — личность, подчиняющая свою жизнь интересам отечества. Патриотизм — это эмоциональное отношение к родине, выражающееся в готовности служить ей, отстаивать ее интересы. Патриотические традиции — это устойчивые, исторически сложившиеся, передаваемые из поколения в поколение формы отношений в виде порядка, правил и норм поведения, духовных ценностей, нравственных установок и обычаев.

Каковы же важнейшие традиции, оказывающие воспитательное воздействие на молодежь?

Боевые традиции: верность военной присяге, боевому знамени, служение интересам народа, а не партиям и лидерам; воинская доблесть, умение стойко переносить трудности военной службы; демократизм взаимоотношений между военнослужащими и взаимное доверие; массовый героизм и мужество, прояв-

ленные в периоды, когда решается судьба Отечества; самоотверженность и самопожертвование ради достижения общей победы.

Трудовые традиции: гордость за свою страну, свой народ, за трудовые подвиги молодежи; гордость за принадлежность к трудовой династии, преданность своему предприятию; настойчивое стремление к совершенствованию качества отечественной продукции; стремление к активному проявлению профессиональных трудовых качеств в интересах успешного выполнения обязанностей и поставленных задач.

Эти традиции сложились исторически. Они берут начало в героической песне Киевской Руси — «Слове о полку Игореве». Эти традиции — призыв к единству действий русских князей — проявились в деятелях рати Александра Невского и Дмитрия Донского, видны в делах славных героев К. Минина и Д. Пожарского, в грамотах своих призывавших русских людей помнить Отечество.

К 65-летию победы в Великой Отечественной войне массив исторической литературы пополнился новыми публикациями ранее закрытых документов, новыми трудами, позволяющими полнее воссоздать правдивую картину войны во всей ее сложности, масштабности и многообразии. Особое место в историческом литературном арсенале занимают книги Памяти, в которых публикуются сведения о погибших и пропавших без вести участниках войны.

Более широкий доступ к ранее закрытым документам позволил во второй половине 1990-х годов создать новые труды. Вышли документальные сборники и обобщающие работы, военно-исторические очерки (Великая Отечественная..., 1996-1999) и др. Ряд исследователей посвятили свои труды новым аспектам истории войны, переосмыслению изученных ранее проблем, определению новых подходов (Иванов, Петрова, 1995; Петрова, 1999; и др.). В ранее вышедших разнообразных трудах, а также увидевших свет в последние годы наработано и накоплено много ценного, добротного и достоверного. Это создает фундаментальную основу и широкие возможности использования богатейшего массива истори-

ческой литературы в духовном, нравственном, патриотическом воспитании.

Вместе с тем целесообразно обратить внимание на факты одностороннего, необъективного освещения исторических реалий, искажений, конъюнктурных оценок и выводов по ряду важнейших аспектов и проблем истории войны в отдельных изданиях, вышедших в свет в 1995-2009 гг.

К сожалению, и в наши дни искажение истории Великой Отечественной войны продолжается — и часто теми, кто призван ее не только пропагандировать, но и защищать. Так, в 1995 г. в Институте российской истории РАН вышла книга Е. С. Сенявской «Фронтовое поколение. 1941-1945 гг.», а впоследствии была защищена докторская диссертация, в которой содержится множество искажений истории минувшей войны. Все или почти все аспекты работы рассматриваются автором с позиций сегодняшних демократов-хулителей всего прошлого, советского. В работе Е. Се-нявской утверждается, что символы и мифы, которые широко использовались в годы войны, творила система по мере надобности, что присуще тоталитарному обществу, сталинскому режиму. В книге противопоставляется молодое поколение — старшему, утверждается, что и «война-то была войной мальчишек и девчонок», погибших на полях сражений. А вернувшиеся с войны оказались никому не нужными (Сенявская, 1995: 97-102, 130-147).

Наблюдается тенденция, когда Великая Отечественная война Советского Союза с фашисткой Германией 1941-1945 гг. как основополагающая самостоятельная проблема выпадает, отодвигается на второй план, поглощается проблемой истории Второй мировой войны 1939-1945 гг. Это проявляется в программах исследований, в учебниках и учебных пособиях, в научных конференциях и т. д. Показателен пример с книгой А. Кредера «Новейшая история XX века» (Воронеж, 1996), рекомендованной Министерством общего и профессионального образования РФ в качестве учебника для основной школы. В учебнике предвзято освещается и искажается роль СССР на фронтах Второй мировой войны, деятельность советских полководцев.

Ряд авторов само название «Великая Отечественная», «народная война» относят к символическим определениям. Хотя определения «Великая Отечественная», «народная война» отражают глубокую сущность ее характера, целей и задач, подчеркивают роль народов многонациональной страны, его воли в справедливой войне с фашистским агрессором. Несостоятельность тезиса о готовившемся Советским Союзом превентивном ударе по Германии доказана в обобщающих трудах, монографиях, документальных изданиях 1980-х, 1990-х и 2000-х годов. Однако этот тезис настойчиво пропагандируется в работах, вышедших в конце 1990-х — начале 2000-х годов.

Нередко повторяется ошибочный тезис о «потерянном поколении», «пропавшем поколении». Его авторы, видимо, плохо знают историю не далеких, а близких послевоенных лет. Тогда пришедшие с войны солдаты и те, кто не досыпал, нес вахту «Все для фронта, все для победы», и повзрослевшие раньше срока девчонки и мальчишки (наша «гвардия тыла») подняли из руин и пепла разоренные фашистским нашествием города и села России, Украины, Белоруссии, Молдавии, республик Прибалтики. Они создавали экономический потенциал страны и ядерный щит, защищая в мирные дни свое Отечество от «бурь холодной войны». О каком «потерянном поколении» можно вести речь? Это было поколение великих тружеников и созидателей.

Нынче стало модно писать о мифах, в том числе и по периоду Великой Отечественной войны. В научных и научно-популярных трудах, статьях и других публикациях на новых материалах «развенчиваются» мифы и легенды военного времени, доказывается их нереальность. Но авторы нередко при этом создают новые мифы и легенды. Переоценкам, новым трактовкам и искажениям подвергаются события и факты, связанные с героическими подвигами воинов на фронтах и в тылу врага, подпольщиков, самоотверженной работой тружеников тыла. Так, один из авторов, признавая, что героические примеры являются важным моментом в поддержании духа войск и это общепринятое, широко распространенное в истории явление, утверждает: «Однако

особенностью его в годы Великой Отечественной войны было то, что беспрецедентную роль в формировании символов и мифов играло государство, обладавшее монополией над средствами массовой информации. Поэтому созданные в то время символы представляют собой причудливое сочетание реальных фактов и вымысла, подлинных событий, отраженных в кривом зеркале пропаганды» (Сенявская, 1995: 126). Развивая свои суждения о механизме формирования героических символов «тыла подвигов» Зои Космодемьянской, Александра Матросова, 28 гвардейцев-панфи-ловцев, «Молодой гвардии» и других, автор пытается доказать, что якобы существовали символы общесоюзные и местного масштабов, что планировались они пропагандисткой машиной (там же: 128-147).

Спекулируя на «цене Победы», наши оппоненты (назовем их так) идут дальше, извращая и ее истинные причины. Ограничимся некоторыми нашими суждениями.

Как известно, сила духа, исторической правоты и единения народа сильнее оружия или определяет силу последнего, тем более если это единение охватывает и руководство страны. Фашистская Германия обладала всем современным вооружением, по многим показателям превосходившее наше, особенно к началу вторжения. Но дальнейшее наступление гитлеровцев захлебнулось по всему фронту, а советский тыл в итоге не только восполнил потери, но и устранил всякое техническое преимущество врага. И основное наше преимущество заключалось в превосходстве силы духа нашего народа. Оно, по нашему глубокому убеждению, основанному на исторических реалиях, заключалось в следующем. Прежде всего, это священные цели, которые встали перед страной в борьбе с фашистами, — национальные и интернациональные, во многом усиленные советским строем; тысячелетнее соседство и общность исторической судьбы десятков народов страны, сложившиеся в прочную дружбу, приумноженную в новых условиях и выступившую в наиболее концентрированном виде; богатейшие боевые традиции российских народов по защите своей Родины, вошедшие в их многонациональный

менталитет и в критических условиях сказавшиеся наиболее ярко; общенародная любовь к своей армии, полнейшее совпадение духовных мотивов всех дел и поступков абсолютного большинства людей — в тылу, на передовой, за линией фронта; необходимая и достаточно высокая мера исторической преемственности в формах и методах общегосударственной мобилизации (несмотря на всю разницу в общественном строе до и после революции), которую в конечном итоге и с учетом горьких уроков руководству удалось реализовать на самых критических этапах войны.

Сюда следует, конечно, отнести последовательную гражданскую, патриотическую позицию Русской православной церкви и других конфессий. Народ — власть — государственность — общность судьбы — священность войны. Вот тот органический, державный, светский и религиозный, русский, имперский и советский симбиоз истоков нашей Победы. Это позволило быстро привести в движение все перечисленные выше факторы, особенно военно-патриотического порядка, включая агитационно-пропагандистские функции государственных, партийных, общественных и самодеятельных организаций.

Приведенные выше критические замечания свидетельствуют о том, что в большом массиве исторической литературы немало искажений, ошибок и конъюнктурных, необъективных оценок, выводов как случайных, так и не случайных.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Карамзин, Н. М. (1984) Соч. : в 2 т. Л. : Художественная литература. Т. 2.

Великая Отечественная война 1941-1945 гг. : Военно-исторические очерки (1996-1999) : в 4 кн. М. : Наука.

Иванов, Р. Ф., Петрова, Н. К. (1995) Общественно-политические силы СССР и США в годы войны 1941-1945 гг. Воронеж : Изд-во Воро-нежск. ун-та.

Петрова, Н. К. (1999) Антифашистские комитеты в СССР (1941-1945 гг.). М. : Ин-т российской истории РАН.

Сенявская, Е. С. (1995) Фронтовое поколение. 1941-1945 гг. Историко-психологическое исследование. М. : Ин-т российской истории РАН.

PATRIOTISM AND CIVIC CONSCIOUSNESS AS FACTORS OF STATE CONSOLIDATION A. P. Bogdanov (The Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences),

A. F. Khutin

(The K. G. Razumovsky Moscow State University of Technologies and Management)

The authors of the article raise the issue of Russian history reconstruction taken in conjunction with the problem of the oncoming generations’ patriotic upbringing.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Karamzin, N. M. (1984) Soch. : v 2 t. L. : Khudo-zhestvennaia literatura. T. 2.

Velikaia Otechestvennaia voina 1941-1945 gg. : Voenno-istoricheskie ocherki (1996-1999) : v 4 kn. M. : Nauka.

Ivanov, R. F., Petrova, N. K. (1995) Obshchestvenno-politicheskie sily SSSR i SShA v gody voiny 1941-1945 gg. Voronezh : Izd-vo Vo-ronezhsk. un-ta.

Petrova, N. K. (1999) Antifashistskie komitety v SSSR (1941-1945 gg.). M. : In-t rossiiskoi istorii RAN.

Seniavskaia, E. S. (1995) Frontovoe pokolenie. 1941-1945 gg. Istoriko-psikhologicheskoe issle-dovanie. M. : In-t rossiiskoi istorii RAN.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |