Научтруд
Войти

Ю. И. Венелин-гуца и Молдавия

Научный труд разместил:
Lidiya
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Михаил АЛМАШИЙ

Ю.И. ВЕНЕЛИН-ГУЦА И МОЛДАВИЯ

Жизненный и творческий путь Ю. Венелина представляет значительный интерес не только в общем контексте возникновения и развития славяноведения как науки, но и в свете взаимоотношений русинов, великороссов, малороссов, болгар, волохов. Настоящая работа имеет своей целью выяснить взгляды Венелина в молдавский период жизни и деятельности ученого-русина, который, как нам представляется, сыграл определяющую роль в реализации его научных планов: в изучении болгарского Возрождения, русской, малорусской, карпаторусской истории и истории других славянских народов, а также России, Болгарии, Молдавии, Словении, Венгрии, Украины.

Ю.И. Венелин-Гуца родился в с. Велика Тибава Бережской жупы (ныне Свалявский район Закарпатья). По национальности он карпатский русин, по старой терминологии- угорский русин, карпаторосс. Пребывание и научная работа Венелина в Кишиневе дали основание исследователю его деятельности А.Панкратьеву считать его «...деятелем молдавской культуры начала XIX века»1.

Со школьных лет Юрий отличался исключительным умом. В период юношеских студий его вместе с двоюродным братом И. Молнаром заметили католические монахи и, предвидя в молодых людях даровитых и полезных для своего ордена деятелей, вознамерились - против их желания - постричь их в монахи. В 1821 году, когда пострижение стало неизбежным, братья решились бежать в Россию. Сначала Вене-лин думал пробраться в Россию через Грецию, но там к этому времени

вспыхнуло восстание, и он остановился в Венгрии, в Сегедине (ныне Сегед), и стал учиться в Сегединской академии.

Еще до переселения в Россию Венелину довелось обойти и объездить значительную часть Австро-Венгрии (Берегово, Ужгород, Львов, Сатумаре, Сегед), т.е. он посетил земли Закарпатья, Венгрии, Трансиль-вании. Он познакомился с жизнью людей этих местностей, с их историей, этнографией, языком, фольклором. В Венгрии, по свидетельству П.Бессонова, «юноша собирал сведения у профессоров этого малого мира Европы, соединявшего в своем просвещении отголоски столь многих разноплеменных народов».

В конце апреля - начале мая 1823 года Ю. Венелин с двоюродным братом И. Молнаром без паспортов перешли русско-австрийскую границу и через Черновцы и Хотин добрались до Кишинева. В Кишиневе при помощи генерал-губернатора И.Н. Инзова Венелин н Молнар получили место в пансионате при духовной семинарии. Венелин стал воспитателем и преподавателем математики, а Молнар - воспитателем и преподавателем латинского языка. Здесь Венелин впервые встретился со многими болгарскими юношами, которые оставили свою родину из-за турецкого ига.

К этому времени в Молдавии и Бессарабии проживало более 30 тыс. выходцев из Болгарии. Болгарские переселенцы получили в вечное владение по 60 десятин казенных земель, они на несколько лет освобождались от налогов, от рекрутского набора. Болгарское население Кишинева было столь многочисленным, что не обратить на него внимание было невозможно. Значительную часть населения Кишинева составляли болгары, из-за чего часть города называлась «Малой Болгарией». Это тот самый район города, который в свое время любил посещать А.С. Пушкин. Здесь по воскресным дням молодые болгары в присутствии многочисленной публики проводили национальные игры, состязания в единоборстве, проявляя силу и ловкость.

Эту национальную традицию неоднократно наблюдал Венелин и впоследствии описал ее в своих трудах. В архивном фонде ученого, в отделе рукописей Государственной библиотеки в Москве, хранится «Карта бывшей Буджакской степи», на которую нанесены болгарские колонии, образовавшиеся в Бессарабии до 1820 года, и сделана запись, относящаяся к последнему массовому переселению болгар. Здесь же хранится и другое дело, озаглавленное «Разные статистические выписки о Бессарабии и частию о Болгарии». Венелин часто и в последующие времена обращался за помощью к своим кишиневским знакомым, в том числе и к И.Н. Инзову, с просьбами о предоставлении статистических сведений о «Малой Болгарии».

В Кишиневе братья прожили два года. Венелин продолжает интересоваться историей, и именно здесь сформировалось новое направление его деятельности - увлечение болгарским языком и историей болгарского народа. Кроме того, здесь будет собран материал по истории Молдавии, Валахии и Бессарабии. Молодой ученый использует его вскоре уже как студент Московского университета в дебютной работе в исторической науке - статье (рецензии) на книгу И. Яковенко «Нынешнее состояние Молдавии, Валахии и Бессарабской области»2. Статья Венелина вызвала острую дискуссию. В «Отечественных записках» была помещена статья С. Руссова «Взгляд на историю трех княжеств: Валахии, Молдавии и Бессарабии, с II по XII столетия», в которой автор полемизировал с Венелиным3. С этого момента Вене-лин переключился на исторические изыскания.

В марте 1829 года Венелин отправляется в путешествие по Болгарии, Валахии, Молдавии. Перед отъездом он составил детальный план путешествия для утверждения Академией наук. В первой половине проекта говорилось о путешествии по Молдавии и Валахии, во второй - по Болгарии и Румынии. Венелин намеревался посетить Яссы, Бухарест, Крайову, Силистрию, Варну, Бургас. Главной задачей путешествия по Молдавии и Валахии были поиски и собирание в монастырях, церквах, княжеских архивах древних памятников русской и болгарской письменности, поскольку в административном и церковном делопроизводстве княжеств до ХУШ в. широко использовался, как тогда полагал Венелин, болгарский язык. Свои поиски он планировал начать с ясских архивов, а потом осмотреть и другие населенные пункты северной, южной и западной части Молдавии. Насколько успешно был осуществлен этот план, судить трудно. Об этой части путешествия по Молдавии осталось мало записей, и то в отрывочной форме.

По пути в Болгарию, в Одессе, Венелин познакомился со старшим священником одной их одесских церквей П.С. Куницким, который увлекался древней историей и был неплохо осведомлен о состоянии дел в Молдавии и Валахии. Он издал «Статистику Бессарабии», которой воспользовался Венелин. Вместе с ним 22-23 мая 1830 г. Венелин совершил поездку в Овидиополь, к Днестровскому лиману. В те времена Овидиополь был похож более на деревню, чем на посредственное местечко. Он расположен на покатом берегу Днестровского лимана. На противоположном берегу находится Аккерман. Тогда основным населением Овидиополя были молдаване и малороссы.

Обратный путь Венелина из Болгарии также проходил по Валахии, Молдавии, Бессарабии. В Кишиневе он задержался на два месяца. Здесь занимался изучением албанского языка. В целом болгарское путеше-

ствие Венелина длилось 596 дней (один год и 8 месяцев). Грамоты, привезенные Венелиным, освещали разные моменты внутренней жизни Бессарабии в ХТУ-ХУШ столетиях.

Научная деятельность Венелина была проникнута глубокой любовью к славянским народам. Он пытался найти решение многим общим и частным вопросам, касающимся истории, литературы и языка восточных, западных и южных славян. Русские, болгары, чехи, словаки, сербы, словенцы, поляки, прибалтийские славянские племена были предметом его неустанных этнографических, фольклористических, лингвистических, палеографических, исторических и других исследований.

Будучи полиглотом (он прекрасно владел русским и большинством других славянских языков, а также немецким, французским, латинским, греческим, венгерским, румынским, понимал турецкий), успешно используя сравнительный метод исследований, многие научные проблемы Венелин решал именно через лингвистику. Он считал, что язык представляет собой один из богатейших музеев, в котором весьма многое переходит из старины, от праотцов в отдаленные потомства. Поэтому познание и изучение языка (или филологии в целом) составляет значительную часть курса всех древностей, ибо ничто так цельно и так долговременно не сохраняется, как слово в устах человека, слово, как клад, завещанный отдаленнейшими предками.

Эта позиция выработалась у Венелина еще на ученической скамье. Жизненные наблюдения над различными языками впоследствии дали ему основание высказать свои глубокие соображения о значимости языка в жизни общества, о том, что язык - главный этнический признак народа: «Душа, гений народа выражается и заключается в его языке, сила мысли, сила его жизни проявляется в его произведениях. Начало нравов и привычек его так тесно сопряжено с происхождением и образованием слов его, что Logographia и Etnographia, то есть языко-пись и нравопись народа какого-либо составляют то целое, ту гармонию в условиях народной жизни, в которой только и можно открыть те действительные пружины народной деятельности, которые очень нередко избегают взоров самых строгих наблюдателей. ...Развитие народа или развитие его деятельности идет наравне с гибкостью или развитием его языка»4.

Венелин видел в славянах один из образованнейших народов древности и наделял их язык гармоничностью, нежностью, благозвучием, богатством словопроизводства, способностью к высшим искусствам музыки, пения и стихотворства. О славянских языках он писал: «Славянское словосочетание соединением своим строжайшей определенности, взаимной зависимости слов с самым непринужденным распо-

ложением оных почти беспримерно». Вместе с тем, полагал он, для каждого языка характерен собственный словарный запас, те «золотые плоды», по которым можно судить о его гибкости и богатстве. Разнообразие слов и понятий, согласно его точке зрения, отличает все славянские языки и придает им глубокую философичность. В этой связи он писал: «Полный словарь народного языка есть система его философии. Это я называю философией языка... у нас есть огромный словарь: растворяю его и назидаюсь»5.

Судьба подарила славянам в лице Венелина великого ученого -историка, языковеда, этнографа, фольклориста. Энциклопедический характер интересов и деятельности Венелина обращал на себя внимание современников, и поэтому не удивительно, что в русской науке его имя часто упоминалось вслед за именем другого замечательного слависта, чешского ученого П.Й. Шафарика. Но он ушел из жизни внезапно, как падающий метеорит, в 37 лет, не успев завершить все задуманное и начатое, полнее осуществить свое высокое предназначение.

Нельзя не упомянуть удивительную черту личности Ю. Венелина -пламенную любовь к родному Карпатскому краю, к русинскому народу и его духовному богатству. Двадцатилетним юношей оставив родную землю, он никогда не забывал о родных местах и при первой возможности охотно знакомил ученый мир с их природой, историей, этнографией, фольклором, со своим материнским русинским языком. Не случайно, читая его научные студии, мы находим материалы о Закарпатье. Особенно много таких материалов в трудах о языке, о грамматике славянских народов, о фольклоре славян. При этом всегда чувствуется гордость автора за свой русинский народ, его духовные ценности и, конечно же, скрытая ностальгия.

Неизвестный автор в некрологе, напечатанном в мае 1839 года в «Московских ведомостях», отмечал: «Он пришел к нам от наших русских, западных братий, один, на чужую для себя сторону, но не как иноземец, ищущий хлеба, но как бескорыстный деятель на поприще русской науки; пришел, полный своей славянской, родной жизни, - и воспоминания о ней никогда его не оставляли. Часто рассказывал он, полон души, всякому, кто хотел его слушать, о том, как он жил в горной Руси, в Синем Вире, месте первого возраста и ученых. И посреди такого рассказа раскрывал он всегдашний свой настольный атлас, указывал на места и округи и незаметно переходил к так называемой им народности. Заставлял забыть краски границ на карте, чертил он свои пределы по границам племен и языка, и рассказ его незаметно становился исторической былью»6.

В завершение хочется выразить надежду, что тема «Ю.И. Венелин и Молдавия» нацелит нас на необходимость глубоких научных исследований в области русинистики, в частности исторических, этнографических, языковедческих и иных отношений славянских и неславянских этносов Восточных Карпат и Молдавии. Для таких исследований еще в начале XIX века открыл нам путь Ю.И. Венелин.

Литература

1. Днестр. Кишинев, 1959. № 9. С. 143.
2. Московский вестник. 1828. Ч. Х. № 15. С. 256 - 278; № 16. С. 373 -392; № 17. С. 160 - 175.
3. Там же. 1828. Ч.56. №192-104. С.90-99.
4. Венелин Ю. Древние и нынешние словене в политическом, народопис-ном, историческом и религиозном их отношении к россиянам // Историкокритические изыскания. Т.2. М., 1841. С.295-297.
5. О древних славянах.// Там же. С. 13.
6. Цит. по статье Німчука В. Ю. Венелин (Гуца) - лінгвіст, фольклорист, етнограф // Юрій Гуца-Венелін. До 200-річчя від дня народження. Ужгород, 2002. С. 165.

Официальный сайт депутата Государственной Думы России Андрея Николаевича Савельева (фракция РОДИНА):

www.savelev.ru

Научтруд |