Научтруд
Войти

К вопросу о принятии христианства предками современных гагаузов

Научный труд разместил:
Anayalas
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 94(478)

К ВОПРОСУ О ПРИНЯТИИ ХРИСТИАНСТВА ПРЕДКАМИ СОВРЕМЕННЫХ ГАГАУЗОВ

© 2010 г. В.А. Колосов

Ростовский филиал Российской таможенной академии, Rostov Branch of Russian Customs Academy,

пр. Буденновский, 20, г. Ростов-на-Дону, 344001, Budennovskiy Ave, 20, Rostov-on-Don, 344001,

rta-rostov@mail.ru rta-rostov@mail.ru

Рассматривается этногенез гагаузского народа. Особое внимание уделяется христианству как важному фактору этногенеза гагаузского народа, делается попытка установления даты начала процесса христианизации предков гагаузов, средневековых тюркоязычных кочевых народов Северного Причерноморья.

In this article the author considers the ethnogenesis Gagauz people. The author pays special attention to Christianity, as an important factor ethnogenesis Gagauz people, trying to ascertain the date of Christianization ancestors Gagauzians, middle ages Turkic-speaking nomads of the northern Black Sea.

История гагаузского народа по-прежнему остается недостаточно изученной и в определенной степени политизированной. Вопрос о происхождении гагаузов вызывал и продолжает вызывать много споров. В начале XX в. болгарский историк Г. Димитров, обобщая литературные сведения о гагаузах, указал на существование 19 различных мнений о происхождении этого народа, а М. Губогло - 21 [1].

Гипотезы происхождения гагаузов чрезвычайно разнообразны и многовариантны. Особого внимания заслуживают версии: «славянского» (болгарского) и «тюркского» их происхождения.

Первая, что гагаузы - это болгары, воспринявшие турецкий язык, возникла еще в середине XIX в. Её разделяли В. Маринов, И.И. Мещерюк и др.

Сторонники второй версии разделились на четыре группы. Одни считают гагаузов потомками тюркоязычных куман (В.И. Григорович, К. Иречек, А. Ишир-ков, И.Д. Шишманов и др.). Другие - потомками узов (К. Баев, Н.А. Баскаков, А. Манов, В.А. Мошков и др.). Третьи были уверены, что гагаузы - тюрки, но не пытались доказать, какие именно (Т. Ковальский, Н. Нико-лау, С. Романски и др.). Четвертые предполагали, что гагаузы ведут свое происхождение от турок-сельджуков

(Г. Баласчев, И.К. Димитров, Р. Вулпе, В. Зайончков-ский, П.Н. Ников, Е.М. Хоппе и др.) [2].

Видный исследователь истории гагаузского народа М. Н. Губогло на основании тщательного анализа научных данных пришел к выводу, что современные гагаузы возникли в результате смешения многих этнических элементов, но видное место в их формировании занимают кочевые тюрки южно-русских степей [3].

Сложность исследования ранней истории гагаузского народа, а также наличие многовариантных гипотез его происхождения проистекает из наличия лишь отрывочных и фрагментарных сведений о гагаузах и их предках в болгарских, румынских, восточно-славянских, турецких письменных источниках. Надо отметить, что даже генетика не может поставить окончательную точку в этом научном споре. В 2008 г. группой ученых Мюнхенского университета под руководством В. Степанова был проведен анализ У-хромосомы 89 гагаузов из двух популяций на юге Республики Молдова более чем по трем десяткам генетических маркеров. Но даже такая небольшая выборка показала признаки значительной генетической неоднородности [4].

Целью данной статьи является рассмотрение с привлечением материалов русских летописей вопроса о времени и обстоятельствах принятия христианства предками современных гагаузов, который является, несомненно, одним из самых важных и сложных в истории гагаузов. Актуальность этого вопроса чрезвычайно велика, более того, пожалуй, ни один исследователь не станет оспаривать роль православного христианства в этногенезе гагаузского народа. Уникальное сочетание тюркского языка и православного вероисповедания позволило сформироваться и сохраниться национальной идентичности гагаузского народа, который испытывал постоянное ассимиляционное давление со стороны болгар и турок.

Из записок турецкого путешественника XVII в. Евлия Челеби известно, что население страны узов -«Узи-еялет», которое он называл «читаки» (предки гагаузов), были православными христианами [цит. по: 3]. А. Манов в своих работах доказывал, что уже в XIII в. предки современных гагаузов, составлявшие большинство населения так называемой Огузской державы, исповедовали христианство и имели собственный экзархат с центром в Каварне. Таким образом, можно говорить, что в XIII в., а тем более в XVII в. предки гагаузского народа были православными христианами.

Христианизация - это не одномоментный акт, а процесс, который занял длительное время, сыграв, несомненно, заметную роль в этногенезе гагаузов. Исследователям еще предстоит определить начало и содержание процесса христианизации предков современных гагаузов, под которыми подразумеваются кочевые тюркоязычные народы причерноморских степей: узы (в русских летописях торки), берендеи, печенеги, половцы (куманы, кипчаки).

Восточно-славянские письменные источники, в частности русские летописи, достаточно скупо и от-

рывочно говорят о кочевых народах, упоминая о них, как правило, в контексте повествования о внутренней и внешней политике Руси. Сделать вывод об обстоятельствах христианизации тюркоязычных кочевых народов южно-русских степей можно лишь на основе обобщения, анализа и сопоставления всех во многом косвенных свидетельств письменных источников.

В русских летописях зафиксированы два факта крещения печенежских князей. В Патриаршей летописи под 988 г. содержится свидетельство: «Тогда же прииде Печенежский князь Метигай къ Володимеру и веровав кре-стися во Отца и Сына и Святаго Духа» [5, т. 9, с. 57]. Та же летопись свидетельствует, что в 991 г. «... прииде Печенежский князь Кучюгъ, иже нарицаются Измаили-те, къ Володимеру, въ Киевъ, и приатъ веру Греческую, и крестися во Отца и Сына и Святаго Духа, и служаше Владимиру чистымъ сердцем.» [5, т. 9, с. 64].

Свет на вопросы христианизации печенегов проливает и послание Бруно Кверфуртского к германскому королю Генриху II, написанное, вероятно, осенью 1008 г. Бруно писал о печенегах: «Верно, уж целый год исполнился месяцами и днями с тех пор, как мы покинули венгров, где понапрасну провели много времени, и направились к печенегам (Pezenegi), жесточайшим из всех язычников. Государь Руси (senior Ruzorum), великий державой (regnum) и богатствами, в течение месяца удерживал меня против [моей] воли, как будто я по собственному почину хотел погубить себя, и постоянно убеждал меня не ходить к столь безумному народу, где, по его словам, я не обрел бы новых душ, но одну только смерть, да и то постыднейшую. Когда же он не в силах был уже [удерживать меня долее] и устрашен неким обо мне, недостойном, видением, то с дружиной два дня провожал меня до крайних пределов своей державы, которые из-за вражды с кочевниками со всех сторон обнес крепчайшей и длиннейшей оградой. ... В воскресенье, когда мы добрались до мест, более обитаемых, нас оставили в живых до срока, пока весь народ по зову гонцов не соберется на сходку. Итак, в девятом часу следующего воскресного дня нас зовут на сходку, бичуя, словно лошадей. Сбежалась бесчисленная толпа; с налитыми кровью глазами, они подняли страшный крик; тысячи обнаженных мечей и тысячи топоров, [занесенных] над нашими головами, грозили изрубить нас в куски. До ночи терзали нас, волоча в разные стороны, пока нас не вырвали из их рук старейшины (maiores) [той] земли, которые, будучи рассудительны, услыхав наши речи, поняли, что мы с добром явились в их землю. Как то было угодно неисповедимому Господу и честнейшему Петру, пять месяцев провели мы среди этого народа, обойдя три его части, не заходя в четвертую, из которой к нам прибыли послы от старейшин (raeliores). Обратив в христианство примерно тридцать душ, мы, по мановению Божию, устроили мир который, по их словам, никто кроме нас не смог бы устроить. "Сей мир, - говорили они, - тобою устроен. Если он будет прочен, то все мы, как ты учишь, охотно станем христианами; если же государь Руси изменит уговору, нам придется думать только о войне, а не

о христианстве". С тем я и прибыл к государю Руси, который ради [успеха] Божьего [дела] одобрил это, отдав в заложники сына. Мы же посвятили в епископы [одного] из наших, которого затем государь вместе с сыном поместил в середине земли [печенегов]. И установился, к вящей славе Господа, Спасителя [нашего], христианский закон среди наихудших и жесточайших из всех обитающих на земле язычников» [6].

Исходя из текста послания, можно сделать вывод, что принятие христианства печенегами было своеобразным залогом мира и союза с Русью. Следует отметить, что установление мира с Русью и принятие христианства затронуло печенегов, кочевавших на правом берегу Днепра, так как Бруно ничего не пишет о переправе через Днепр. Из трактата Константина VII Багрянородного «Об управлении империей» науке известно о четырех «округах» печенегов на левобережье Днепра и четырех - на правобережье, которые, вероятно, и посещал Бруно. Известно, что Святополк, став в 1015 г. киевским князем, наследовал союз с печенегами, которые сражались на его стороне в битвах против Ярослава Владимировича в 1016 и 1019 гг. Таким образом, можно предположить, что союз между Русью и печенегами был эффективным, а процесс христианизации вследствие этого продолжился.

Византийские источники свидетельствуют, что в начале 40-х гг. XI в. около 20 тыс. печенегов, под предводительством хана Кегена пришли в Византию. Император Константин Мономах принял Кегена на службу и крестил его, предоставив печенегам земли в при-дунайской Болгарии. Примеру хана последовали его соплеменники. Греческий монах Евфимий, прибывший на Дунай вместе с ханом Кегеном, без труда обратил в христианство или по крайней мере окрестил в дунайской воде целые тысячи печенегов [7, с. 11]. Чуть позднее, зимой 1048 г. взятые в плен печенеги орды хана Тираха были приняты на службу Константином Мономахом. Тирах и сто сорок знатных печенегов были отведены в столицу, где Константин Мономах велел их окрестить и потом дал им надлежащие чины и титулы византийской табели о рангах [7, с. 14].

Впервые торки упоминаются в «Повести временных лет», под 985 г., когда Владимир Святославич со своим дядей Добрыней пошел против волжских болгар. «А торки берегомъ приводе на конихъ». О. Су-лейменов предположил, что термины «торки», «тор-чин», под которыми в русских летописях подразумеваются узы, происходит от искаженного тюркского «торкин» - народ, к которому принадлежит жена. Предположив на основе этого, что узы состояли не только в военном союзе (составляя гвардию киевских князей), но ив родстве с русскими князьями. Есть многочисленные доказательства тому, что торки прочно осели на территории Киевского государства. Об этом ясно говорят данные топонимики. Часто упоминаемый в русских летописях город Торческ в Поросье играл роль центра торкских поселений на Руси. Торки, вероятно, составляли значительный элемент в смешанном населении многих южно-русских городов и поселений [8].

Позволяет предположить широкое распространение среди торков христианства их родство с русскими князьями, длительное время проживания на Руси, а также свидетельство лаврентьевской летописи за 1093 г. «Половцы повоевали много и возвратились к Торческу, и изнемогли люди в городе от голода, и сдались врагам. Половцы же, взяв город, запалили его огнем, и людей поделили, и много христианского народа повели в вежи к семьям своим и сродникам своим...» [5, т. 1, с. 225]. Более того, Торческ находился неподалеку от города Юрьева, который располагался на старом городище поблизости от Белой Церкви [9]. В Юрьеве же в годы правления митрополита Феопемпта (1035 - 1040-е), основывается пятая русская епископия [10]. Создание её, несомненно, имело своей целью ведение активной миссионерской деятельности среди союзных тюрков, населявших южные рубежи Киевского княжества, которая, если верить Лаврентьевской летописи, принесла определенные плоды.

В отношении христианизации половцев восточнославянские письменные источники сообщают значительно подробнее и обстоятельнее. О распространении православия среди половцев свидетельствуют письменные источники XII в. «Житие черноризца Никона Сухого» [11], «Сказание о пленном половчи-не» [12] и «Вопрошания Кириковы» [13].

В Патриаршей летописи под 1132 г. сообщается о крещении в Рязани половецкого князя Амурата «...крестися въ Рязани Половецкый князь Амуратъ» [5, т. 9, с. 158], к 1168 г. относится сообщение о крещении половецкого князя Айдара «.. .прииде въ Киевъ Половецкий князь Айдаръ къ великому князю Мстиславу Изяславичу служити, таже потомъ мало пре-бывъ крестися.» [5, т. 9, с. 236]. О крещении половецкого князя Бастыя в 1223 г. сообщают Ипатьевская [5, т. 2, с. 741] и Патриаршая [5, т. 10, с. 90] летописи.

К концу XII - началу XIII в. православное христианство уже довольно широко распространилось среди половцев, косвенным доказательством этого является упоминание в Ипатьевской летописи половцев (главным образом ханов) с христианскими именами, несомненно, полученные ими после крещения, к примеру: Михалко Гюргевича, Романа Кзичь и Лавра под 1185 г., Юрия Кончаковича - под 1223 г.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что процесс христианизации тюркоязычных кочевых народов причерноморских степей начался в конце X в., протекал довольно интенсивно и был вызван главным образом сложившейся политической обстановкой. Печенеги, торки, а затем и половцы, оказавшись в окружении христианских государств и неизбежно вступая во взаимодействие с ними (заключая мир или союз, прибегая к покровительству, поступая на службу и т.д.), вынуждены были принимать христианство, чтобы подтвердить серьезность своих намерений и достичь равноправия в рамках сложившегося механизма взаимодействия.

Поскольку вышеуказанные тюркоязычные кочевые племена приняли самое непосредственное уча-

стие в этногенезе гагаузского народа, можно утверждать, что процесс христианизации гагаузского народа шел параллельно и был одним из факторов этногенеза современных гагаузов, а православное вероисповедание стало одним из факторов сохранения национальной идентичности в среде близкородственных тюркских племен, например турок-османов.

Литература

1. История гагаузов // URL: http://www.comrat.iatp.md/ gagauzia/history_gagauz.html (дата обращения: 04.11.2008).
2. Губогло М.Н. Этническая принадлежность гагаузов (историография проблемы) // Советская этнография. 1967. № 3. С. 163.
3. ГубоглоМ.Н. Гагаузы // Наука и жизнь. 1969. № 10. С. 103.
4. Гагаузы это европейцы // Единая Гагаузия: сетевая версия, 2009. URL: http://edingagauz.com/content/view/1218/1 (дата обращения: 14.01.2009).
5. Полное собрание русских летописей. М., 2000.
6. Древняя Русь в свете зарубежных источников / под ред. Е.А. Мельниковой. М., 1999. С. 314 - 315.
7. Васильевский В. Г. Византия и печенеги (1048 - 1094) // Труды В. Г. Васильевского. Т. 1. СПб., 1908.
8. Сулейменов О. Аз и Я. Книга благонамеренного читателя. Алма-Ата, 1975. URL: http://www.geocities.com/ plt_2000plt_US/azia/ (дата обращения: 04.11.2008).
9. Антонович В.Б. Археологическая карта Киевской губернии. М., 1895. С. 52.
10. Митрополиты Киевские и всея Руси (988—1305 гг.) URL: http://ricolor.org/history/ka/period/1/ mitropolit/ (дата обращения: 04.11.2008).
11. Житие преподобного отца нашего Никона Сухого / Патерик Печерский. Киев, 1998. URL: http://www. pravbese-da.ru/library/index.php?page=bookid=514#t2 (дата обращения: 04.11.2008).
12. Источники русской истории. Русь допетровская: пособие. Т. 1 / сост. С.В. Фарфоровский М., 1913. С. 53 - 54.
13. Калайдович К. Ф. Памятники российской словесности XII века. М., 1821. С. 181.

Поступила в редакцию 18 марта 2009 г.

Научтруд |