Научтруд
Войти

Российско-японское рыбохозяйственное сотрудничество в районе южных Курильских островов

Научный труд разместил:
Aridwyn
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Известия ТИНРО

2006 Том 146

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

УДК 001.83(100):639.2/.3

А.А. Курмазов

(Российско-Японская Комиссия по урегулированию претензий, связанных с рыболовством, г. Токио, Япония)

РОССИЙСКО-ЯПОНСКОЕ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В РАЙОНЕ ЮЖНЫХ КУРИЛЬСКИХ ОСТРОВОВ

Послевоенное размежевание советско-японской границы между южными Курильскими островами и восточной частью о. Хоккайдо создало новые условия рыбохозяйственной деятельности в этом морском районе (акватории у о-вов Кунашир, Итуруп, Шикотан и группы мелких о-вов Плоских (Хабомаи) с российской стороны, с японской — морские районы, примыкающие к п-овам Нэму-ро и Сирэтоко). Население смежных территорий этого района в большой степени зависит от рыболовства. Японские рыбаки совершали большое количество нарушений: нарушение государственной границы СССР/России, ведение промысла без разрешений и др. Число задержанных здесь властями СССР японских судов к моменту установления 200-мильных зон в 1977 г. достигло 1129 случаев. Решить проблему незаконного японского промысла помогло заключение двух соглашений — соглашения о промысле морской капусты в районе о. Сигнального 1963 г. и 1981 г., а также соглашения о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла морских живых ресурсов, или о так называемом "безопасном промысле" 1998 г. В конце 1990-х гг. в России появилась идея о совместном с Японией развитии островов, спектр российских предложений был весьма широк. Японская сторона и сейчас предлагает различные варианты совместной разработки запасов этого морского района. Но к настоящему моменту ситуация значительно изменилась. Промысел рыбных ресурсов и их продажа на японском рынке стали основой хозяйственной жизни российского населения на островах. Поэтому местные жители и Сахалинская администрация отрицательно относятся к предложениям дальнейшего расширения иностранного промысла в акваториях у южных Курильских островов, поскольку это создаст ненужную конкуренцию российским рыбакам. Экономика смежных районов Японии — порты Ханасаки, Нэмуро, Абасири и др. — стала сильно зависеть от поставок рыбной продукции российскими судами. Сложился международный хозяйственный симбиоз, сформировалась особая зона, где "де-факто" действуют другие правила, чем в остальных районах двух стран. Рыбные ресурсы российской зоны стали основой существования такого специального района, но его благополучию грозит их чрезмерная эксплуатация.

Kurmazov А.А. Russia-Japan fisheries coopération in the South Kuril marine area // Izv. TINRO. — 2006. — Vol. 146. — P. 343-359.

After WWII, delimitation of the Soviet-Japan marine boundaries between the zones of South Kuril Islands and eastern Hokkaido created new conditions for fisheries activities. The frontier area includes the waters around the islands of Kunashir,

Iturup, Shikotan, and the group of Ploskie Islands (Habomai) from Russian side and the waters at Nemuro and Shiretoko Peninsulas from Japanese side. People living in this area and adjacent territories depend strongly on fishery. In the early after the War, the Russian fishery didn&t develop here, but later it became the base of the life for local population. In Nemuro, fisheries became to develop in the first half of the 19 Century, started from the kelps "kombu" harvesting. Nemuro was the main center of the kelp export to China. Later the crabs, cod and other species fisheries had developed, too. However, Japanese fishermen were left without governmental support and sufficient fishing grounds after the WWII. That&s why they made a huge number of violations — illegal enters in the territorial waters of the Soviet Union, fishery without permission, and others. By the year 1977, when the 200-mile economic zones were established, the number of Japanese boats captured by Soviet coast guard in the waters of the South Kuril Islands reached 1129 ones.

The problem of illegal Japanese fishery in the Russian waters was allowed by two agreements: the Agreement on the kelp harvesting by Japanese fishermen at Signalny Island of 1963, renewed in 1981, and the Agreement "On some aspects of cooperation in the field of the harvesting of marine live resources" or on so called "safety fishery" of 1998. In 1990s, after the USSR collapse, some joint projects were developed on nongovernmental level. In those times, people of the South Kuril Islands were left without state support and need any help, so local authorities made some proposals on joint business on the Islands and in adjacent waters. Japanese side still continues to propose different variants of mutual development of the resources in the South Kuril area. However, the situation changed recently. Now the harvesting of marine living resources and selling the harvest to Japanese market is the base of the Islands economy. Therefore, the people and the government of Sakhalin region are negative to proposals to widen more the foreign fishery in the South Kuril waters, because it creates unnecessary competition with Russian fishermen. At the same time, the economics of some regions on Hokkaido, as the ports Hanasaki, Nemuro, Abashiri, and some others, became dependent strongly on the fish products supplying by Russian vessels from the South Kuril area. Thus, new international economic symbiosis has composed; a specific zone has formed where the laws act "de-facto", different from those in other regions of both countries. Fish resources of the Russian waters are the base of this specific area economical system. But well-being of the area is under the menace of over-fishing that is able to worse sufficiently the state of bioresources.

После российско-японской встречи на высшем уровне в ноябре 2005 г. средства массовой информации стали затрагивать вопрос "совместного экономического развития" южных Курильских островов. Правда, при этом особо не упоминается, что сотрудничество двух стран в этом районе в области рыбного хозяйства с переменным успехом осуществляется далеко не первый год. Переменность успеха объясняется наличием территориальной проблемы, точнее говоря, наличием территориальных притязаний со стороны Японии сначала к СССР, а затем к России как правопреемнице бывшего СССР. Из-за этого периодически возникают трудности в развитии экономических связей в этом районе по политическим соображениям сторон. Однако жизненная реальность заставляет искать пути налаживания хозяйственных обменов, необходимых как населению южных Курильских островов России, так и жителям восточного соседнего о. Хоккайдо.

На словосочетании "территориальный вопрос" следует остановиться отдельно, поскольку оно будет встречаться и ниже. Да и весь излагаемый материал с этим вопросом связан самым непосредственным образом. Взгляды России и Японии по этому вопросу расходятся коренным образом. Россия считает, что никакого территориального вопроса не существует, и она не имеет территориальных притязаний к Японии. Территориальные приобретения России в Тихом океане в результате Второй мировой войны имеют прочный международно-правовой базис. Японская сторона считает южные Курильские острова своими и требует их возвращения от России. И если одна из стран-соседей имеет претензии к другой, то проблема в отношениях все-таки существует.

344

В огромной степени позицию государства в отношении подобных проблем формируют внешнеполитические ведомства. Поэтому здесь уместно привести высказывание по проблемам отношений с Японией И.С. Иванова (в то время министра иностранных дел России): "Вместе с тем остается неурегулированным вопрос о международно-правовом оформлении линии российско-японской государственной границы в районе Южных Курил. Совершенно очевидно, что решение этой сложной проблемы должно быть взаимоприемлемым, не наносить ущерба суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации, отвечать национальным интересам, базироваться на существующих реалиях, получить широкую поддержку общественности, быть одобренным в соответствии с установленным конституционным порядком высшими законодательными органами обеих стран" (Иванов, 2001, с. 158). На то, что международно-правовое оформление линии российско-японской границы в районе южных Курильских островов не завершено указывают и другие российские специалисты в области международного права (Михайлов, 2005).

Отсутствие в рассматриваемом районе государственной границы с Японией, оформленной в международно-правовом отношении, как этого требует Закон РФ "О Государственной границе ..." (1996), как раз и создает шероховатости на пути развития российско-японских хозяйственных связей в смежных районах. Это накладывает отпечаток на условия жизни населения района и с российской, и с японской стороны.

Жизнь населения российских южных Курильских островов полностью зависит от добычи природных ресурсов — в первую очередь водных биологических — и их реализации на российском и внешнем рынках. Она могла бы зависеть также от государственных программ развития региона и правительственных дотаций. И программы, и дотации в теории существуют, но практика показывает их минимальное значение для обычных людей. Каждый выживает в одиночку. На этом и строят свою жизнь южнокурильцы. Выживать помогает наличие в прибрежных водах морских биоресурсов, а также близость достаточно дорогого рынка сбыта соседних районов о. Хоккайдо. Расстояние до ближайших японских портов Нэ-муро, Ханасаки, Кусиро, Раусу, Абасири, Момбэцу в десятки раз короче, чем до Сахалина, не говоря уже о других районах России. Важно и то, что в большинстве случаев рыбная продукция в Японии стоит значительно дороже, чем в России. Возможность сбыть улов быстро и дорого становится благоприятным условием для распространения браконьерства и контрабандных поставок. Есть и дополнительный фактор, который этому способствует — недостаточность государственных административно-правовых мер управления.

Жители близлежащих районов Хоккайдо также в огромной мере зависят от рыболовства. Показателен пример г. Нэмуро. В период становления капитализма в Японии в последней четверти 18 в. зарождение хозяйственной жизни на Хоккайдо (в тот период самой северной, экономически совершенно не развитой окраине) произошло в двух очагах: в г. Хакодатэ в юго-западной части острова и г. Нэмуро на востоке. Нэмуро стал развиваться благодаря богатым морским живым ресурсам, особенно морской капусты, промысел и переработка которой здесь получили значительное развитие после 1833 г. Этот город стал главным японским центром экспорта продукции морской капусты в Китай (Человек ..., 1981).

Крабовый промысел рыбаки Нэмуро начали вести в районе о. Кунашир в 1905 г., однако и в последующий период морская капуста оставалась основным объектом помысла и внешней торговли. В 1928 г. из Нэмуро в Китай экспортировано продукции морской капусты на сумму 1,83 млн иен (Человек ..., 1981).

Часто сотрудничество начинается с противоречий и даже конфликтов. Район южных Курильских островов не стал исключением. Для хоккайдских рыбаков эта зона в послевоенный период по-прежнему представляла большой интерес. В СССР также быстро поняли важность этого района для рыболовства.

В первые послевоенные годы советская рыбохозяйственная наука стала осваивать новые районы промысла и рыбные запасы в районе южного Сахалина и южных Курильских островов. Экспедиция под руководством Г.У. Линдберга (1947— 1949 гг.) выявила промысловые скопления камбал, крабов и определила продуктивность донных сообществ. В этих районах была проведена оценка запасов лососей, водорослей — ламинарии и анфельции (Люди. Наука. Океан, 1975). С 1953 г. был начат лов сайры, который до середины 1980-х гг. вели только в южнокурильском районе (Каредин, 1988). Водорослевый потенциал района специалистами ТИН-РО был оценен очень высоко: до 90 % добычи всех водорослей, рекомендованных к промыслу на дальневосточном бассейне (Ерухимович и др., 1988).

Пресечение незаконного японского промысла в районе южных Курильских островов и нормализация советско-японских отношений

В послевоенные годы, несмотря на то что по итогам Второй мировой войны южная часть Курильских островов отошла к СССР, японские рыбаки северо-востока Хоккайдо "привычку" (вернее, жизненную необходимость) вести промысел в водах у о-вов Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан не утратили. Характер и масштабы такого промысла были такими, как если бы японские рыбаки вели промысел в своих водах. Значительным было число нарушений границы, установленной СССР в этом районе. Хотя и не всегда, но периодически за такие нарушения советские патрульные суда задерживали японских рыбаков. До введения 200-мильных исключительных экономических зон и территориальных вод шириной 12 миль, т.е. до 1977 г., число японских судов, задержанных советскими властями, достигло 1129 (табл. 1).

Таблица 1

Число японских судов-нарушителей, задержанных правоохранительными органами СССР в северо-западной части Тихого океана в 1946-1976 гг. (Ежегодник ..., 1977)

Number of Japanese violating fishing boats captured by Soviet coast guard in the North-West Pacific in 1946-1976 (Ежегодник ..., 1977)

Число судов Численность экипажей, чел.

Район Всего Возвра- Не вер- Потоп- Всего Возвра- Не вер- Погиб-

щено нулись лено щено нулись ли

Южные

Курильские

острова 1 129 669 439 21 8 104 8 064 12 28

СЗТО 405 270 131 4 4 638 4 628 1 9

Всего 1 534 939 570 25 12 742 12 692 13 37

Среди задержанных судов 91 % составили суда с о. Хоккайдо. В свою очередь, 90 % хоккайдских судов были судами из г. Нэмуро. Больше всего за все это время было задержано судов крабового (31 %), а также лососевого (13 %) промысла, а в 70-е гг. их число было преобладающим (Ежегодник ..., 1977).

В 1952 г. Губернаторство Хоккайдо и Штаб Управления безопасности на море Японии установили так называемый "потенциально опасный район". После того как в 1977 г. СССР установил 200-мильную экономическую зону, Хоккайдская ассоциация рыбопромышленников установила для рыбаков восточного Хоккайдо "линию самоограничения". Это была дополнительная мера, чтобы предотвратить несанкционированные заходы японских рыболовных судов в воды СССР в районе южных Курильских островов и избежать их арестов советскими пограничниками. Линия проходила вдоль восточного побережья Хоккайдо от мыса Сирэтоко до мыса Носаппу, почти совпадая с серединной линией разграничения

морских пространств между южными Курильскими островами и о. Хоккайдо (Хонда, 2004). Таким образом велась работа по предотвращению инцидентов и арестов судов, местные органы самоуправления и рыбопромышленные круги всеми силами стремились добиться осуществления "безопасного промысла" в этом морском районе.

В 1956 г. между СССР и Японией были восстановлены межгосударственные отношения, в 1958 г. в г. Нэмуро открыто отделение Ассоциации японо-советской дружбы, каналы которого использовались также и для решения судеб задержанных японских рыбаков. В 1962 г. правительство Японии сформировало бюджет "по острову Кайгара" (о. Сигнальный) на сумму 6 млн иен для оказания помощи семьям японских рыбаков, задержанных в советских водах. Устав г. Нэмуро также предусматривал меры поддержки семей местных рыбаков (Человек ..., 1981), арестованных советскими властями за нарушения государственной границы СССР и правил ведения промысла. Задержанных рыбаков японские власти нарушителями не считали. Правда, в более поздние годы и в Японии стали применять уголовные меры преследования к рыбакам, которые намеренно организовывали такие инциденты.

В июне 1966 г. г. Нэмуро посетил Министр рыбного хозяйства СССР А.А. Ишков, его сопровождал посол СССР в Японии В.М. Виноградов. В знак укрепления японо-советской дружбы жители г. Нэмуро направили на о. Шикотан фрукты и овощи. 10 японских рыбаков освобождены советскими властями и возвращены в Японию. Мэр г. Екота по приглашению Минрыбхоза СССР посетил Советский Союз (Человек ... , 1981).

Соглашение о промысле морской капусты

Попытки сгладить остроту проблемы нарушений и арестов с помощью жестов доброй воли, таким образом, делали обе стороны, но в корне ситуация не менялась. Легальных основ для промысла японскими рыбаками в районе южнокурильских островов не было. Первым двусторонним советско-японским договором, позволившим частично разрешить проблему нарушений советской морской границы на юге Курильских островов, стало соглашение о промысле морской капусты в районе Малой Курильской гряды.

Пытаясь решить проблему ведения легального промысла в смежных с японскими советских водах, в 1959 г. рыбопромышленники района Нэмуро направили послание президенту Всеяпонской ассоциации рыбопромышленников (в то время К. Такасаки) с просьбой о принятии мер для возобновления промысла морской капусты в районе о. Сигнального Малой Курильской гряды. Также рыбаки пригласили президента ассоциации посетить г. Нэмуро для ознакомления с ситуацией на месте. Центральные власти Японии плохо представляли степень зависимости местных рыбаков от такого промысла и трудное их положение из-за нехватки промысловых районов (Сайто, 1981).

Инициатива хоккайдских рыбаков возымела действие, и в последующем в ходе встреч с высшим руководством СССР (Н.С. Хрущевым и А.И. Микояном) японская сторона обратилась с просьбой разрешить промысел морской капусты японским рыбакам в районе о. Сигнального. Аргументировала она свое предложение тем, что в этом промысле крайне нуждаются японские рыбаки (в основном мелкие семейные предприятия) прилегающего района, а в Советском Союзе запасы капусты этого района совершенно не используются.

В апреле 1963 г. от посла СССР в Японии В.М. Виноградова в адрес президента Всеяпонской ассоциации рыбопромышленников К. Такасаки последовало неожиданное предложение направить японских представителей в Москву для ведения переговоров по промыслу морской капусты.

В 1963 г. разработан текст и 10 июня подписано Соглашение между Государственным комитетом по рыбному хозяйству при Совете народного хозяйства

СССР и Всеяпонской ассоциацией рыбопромышленников о промысле морской капусты японскими рыбаками в районе о. Сигнального (Кайгара) (Сборник ..., 1966). СССР заключил это соглашение, идя навстречу пожеланиям малых семейных предприятий рыбаков п-ова Нэмуро и желая способствовать развитию отношений добрососедства и укреплению сотрудничества между двумя странами, которое тогда характеризовалось подъемом уровня связей, расширением контактов.

В 1977 г. действие соглашения было прервано в связи с введением СССР и Японией 200-мильных зон и принятием соответствующих законодательных актов, делающих невозможным продолжение японского промысла на прежней основе. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР "О временных мерах по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР" от 10 октября 1976 г. японские рыбаки должны были в дальнейшем признавать демаркационную линию*, разделяющую территориальные воды двух стран. Дополнительные сложности для японцев возникали в связи с принятием закона Японии от 2 мая 1977 г. "О временных мерах, относящихся к рыболовным районам". Сложности японская сторона создала себе сама. Введением закона о временных мерах была установлена и граница территориальных вод шириной в 12 морских миль. Район промысла морской капусты, таким образом, оказался, как считала японская сторона, в территориальных водах Японии. На этом основании МИД Японии не стал соглашаться с предложением СССР о ведении промысла морской капусты японскими рыбаками по разрешениям, выдаваемым советской стороной. Политические амбиции японцев в этот момент взяли верх над здравым смыслом и экономической целесообразностью. Поэтому японская сторона в 1977 г. решила отказаться от продолжения промысла на новых условиях.

Отказаться от промысла в новых условиях японская сторона решила, как мы видим, по политическим мотивам. Однако в 1977-1979 гг. после прекращения действия Соглашения 1963 г. японские рыбопромышленники неоднократно обращались с просьбой к советской стороне о возобновлении переговоров для продолжения промысла. В частности, такое предложение было сделано министру рыбного хозяйства СССР A.A. Ишкову вице-президентом Всеяпонской ассоциации рыбопромышленников М. Кавабата по окончании межправительственных переговоров по лососю в апреле 1978 г. (Накагава, 1981).

Советское законодательство предусматривало возможность осуществления иностранного промысла в пределах территориальных вод только на основе соглашений СССР с другими государствами и на основании лицензий (разрешений), выданных советскими уполномоченными органами.

После консультаций между МИД СССР и МИД Японии, а также в результате работы других компетентных организаций СССР (ЦК КПСС, Совет Министров СССР, МИД СССР, Минрыбхоз СССР, КГБ СССР, Минобороны СССР и др.) в 1979 г. Советом Министров СССР было принято итоговое решение о возможности проведения переговоров между Минрыбхозом СССР и Хоккайдской ассоциацией рыбопромышленников по заключению нового соглашения о промысле морской капусты в территориальных водах СССР у о. Сигнального, которое впоследствии (после подписания) получило название "Соглашение между Министерством рыбного хозяйства СССР и Хоккайдской ассоциацией рыбопромышленников о промысле морской капусты японскими рыбаками" (1981).

Позиция СССР тогда заключалась в следующем:

— вести переговоры с японской стороной только при условии уважения Японией суверенитета Советского Союза на воды, где будет осуществляться промысел;

* Статуса государственной границы пока не имеет.

348

— заключить соглашение о промысле морской капусты японскими рыбаками в территориальных водах СССР на межправительственном уровне и на взаимовыгодных условиях;

— предоставить японским рыбакам возможность за определенную плату добывать морскую капусту на участке территориальных вод СССР у о. Сигнального;

— в обмен японская сторона должна была согласиться на осуществление рыбопромышленными судами перегрузочных работ в водах Японии у побережий о-вов Хоккайдо и Хонсю, а также на заходы советских рыбопромысловых судов в японские порты для ремонта и получения снабжения.

25 апреля 1979 г. в Минрыбхозе СССР такие переговоры были начаты, но прерваны из-за сильного расхождения позиций сторон.

Весной 1980 г. по просьбе японской стороны переговоры были возобновлены. Японская сторона представила проект, который расходился с советским по трем основным условиям: название острова*, процедура выдачи разрешений и признание советской юрисдикции в районе предполагаемого промысла. В том же году было проведено еще два раунда переговоров и принято решение о продолжении переговоров в 1981 г.

Наконец, 25 августа 1981 г. было подписано соглашение между Минрыбхо-зом СССР и Хоккайдской ассоциацией рыбопромышленников, т.е. на неправительственном уровне. Были приняты условия советской стороны, по которым японские рыбаки были обязаны соблюдать законы и правила СССР, действующие в районе действия соглашения, а также оплачивать право промысла в японских иенах.

На основе ежегодно подписываемого протокола о продлении соглашения японским рыбакам разрешается вести промысел морской капусты в ограниченном районе, примыкающем к разграничительной линии напротив мыса Носаппу о. Хоккайдо (г. Нэмуро) и о. Танфильева. В соглашении не указывается, что речь идет о территориальных водах и о. Сигнальном, приводятся только координаты района (см. рисунок).

С 1987 г. был начат одновременный промысел морского ежа, для которого капуста служит кормовой базой (высокая плотность ежа снижает урожайность капусты на участках совместного обитания). К 1993 г. проблема сохранения зарослей морской капусты решилась, и был вновь продолжен промысел только морской капусты (табл. 2).

После того, как в декабре 1991 г. Советский Союз распался, государством-правопреемником СССР, в том числе по международным правам и обязательствам, стала Российская Федерация. Поэтому начиная с 1992 г. Хоккайдская ассоциация рыбопромышленников выплачивает средства за право промысла российской стороне. Эти средства в соответствии с Указом Президента Российской Федерации "О социально-экономическом развитии Курильских островов" № 1549 от 8 декабря 1992 г. должны направляться на финансирование конкретных проектов на южных Курильских островах.

В промысле участвует 375 моторных лодок водоизмещением от 3 до 5 т (до 3 чел. команды, в основном члены семьи), которые в промысловый сезон с 1 июня по конец сентября добывают сырец морской капусты и затем производят 500-900 т продукции.

Соглашение между Министерством рыбного хозяйства СССР и Хоккайдской ассоциацией рыбопромышленников о промысле морской капусты японскими рыбаками 1981 г. имеет свои особенности. Во-первых, оно "асимметрично" (с российской стороны — федеральное ведомство, с японской — общественная

* Японская сторона в своем проекте оставила японское название острова — Кайгара.

о. Шнкотан

Плоские (Хабомаи)

о. Хоккайдо

Районы промысла по Соглашению 1998 г.

о. Хоккайдо

о. Танфильева

\ о. Сигнальный

м. Ноеаппу

о. Анучина

П-ов Нэмуро

Район промысла морской капусты по Соглашению 1981 г.

организация). Во-вторых, оно носит компромиссный характер, поскольку касается района, права на который оспаривают договаривающиеся стороны. В-третьих, оно не ратифицировано парламентами двух стран, посколъку межведомственное, а вдобавок "асимметричное" соглашение парламент ратифициро-ватъ не может, но в результате обмена нотами МИДов сторон ему придан статус международного договора.

Таким образом, договоренность о промысле морской капусты создала правовые основы для работы в российских территориальных водах в южнокурильском районе японских судов, заинтересованных в таком промысле. Но оно не решило проблему нарушений в целом, поскольку в этом же районе японские рыбаки продолжали вести лов и других объектов, часто допуская нарушения российской морской границы.

Районы промысла японских рыбаков в водах у южных Курильских островов по российско-японским соглашениям 1981 и 1998 гг. и район "треугольника", где велись исследования крабов и трески в 1991-1995 гг.

The areas of Japanese boats fishing near South Kuril Islands under the Russia-Japan agreements of 1981 and 1998, and "triangle" area, where the joint research of crabs and cod were conducted in 1991-1995

Соглашение о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла морских живых ресурсов

С ноября 1993 г. российская сторона стала применять жесткие методы пресечения нарушений японских рыбаков, в частности обстрелы судов. Кроме того, в этом же году было арестовано девять японских рыболовных судов*. В 1994 г. глава Южно-Курильской администрации Н.А. Покидин сделал предложение о промысле японскими рыбаками в водах, прилегающих к островам южных Курильских островов. После этого начались межправительственные переговоры для реализации "безопасного промысла", которые продолжались 4 года.

* Всего до момента заключения межправительственного соглашения о промысле у южных Курильских островов 1998 г. произошло более 1700 инцидентов, сопровождавшихся арестами японских рыболовных судов.

Таблица 2

Промысел морской капусты японскими рыбаками у о. Сигнального по Соглашению 1981 г. (Белая книга ..., 1991, 1994, 1998, 2001, 2004)

Japanese fishermen "Kombu" (Kelps) Harvesting near Signalny Island by Agreement of 1981 (Белая книга ..., 1991, 1994, 1998, 2001, 2004)

Показатель 1981 1982 1983 1984 1985 1986 1987 1988 1989 1990 1991 1992

Морская капуста

Число судов 330 330 375 375 375 375 375 375 375 375 375 375

Плата за право лова, млн иен 66,0 66,0 75,0 78,75 91,36 107,5 110,5 115,0 115,0 118,0 120,0 122,0

Объем сбора, т 559 1298 633 964 928 734 1 031 680 735 582 860 809

Морской еж

Число судов - - - - - 18 18 10 10 10 10

Плата за право лова, млн иен - - - - - 57 62 36 38,38 42 43

Объем сбора, т - - - - - - 260 260 130 130 128 68

Показатель 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004

Морская капуста

Число судов

Плата за право лова, млн иен 122,0 124,0 124,0 124,0 124,0 124,0 124,0 124,0 124,0 124,0 120,0 122,0

Объем сбора, т 842 456 656 362 274 486 272 572 464 737 420 825

Морской еж

Число судов - - - - - - - - - - - -

Плата за право лова, млн иен - - - - - - - - - - - -

Объем сбора, т - - - - - - - - - - - -

Примечание. Объем сбора — тонны, для капусты в сухом весе, для ежа — вес в раковине. С 2003 г. введены ограничения на максимальный объем сбора (в сыром весе): в 2003 г. — 5000 т, в 2004 г. — 5000 т, в 2005 г. — 5600 т.

В 1998 г. было заключено Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Японии о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла морских живых ресурсов (1999).

Цели этой договоренности приведены в статье 1 соглашения: стороны сотрудничают в целях осуществления промысла живых ресурсов японскими рыболовными судами в морском районе, ограниченном прямыми геодезическими линиями, последовательно соединяющими точки с координатами, указанными в Приложении, у о-вов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, а также сохранения, рационального использования и воспроизводства живых ресурсов в этом морском районе в соответствии с настоящим соглашением.

Японская сторона постоянно намеренно искажает официальное название соглашения и преподносит его в средствах массовой информации как "Соглашение о безопасном промысле", которое якобы заключено с той целью, чтобы заинтересованные японские рыбаки могли вести безопасный промысел (без риска быть обстрелянными или арестованными) в 12-мильной зоне вблизи южных Курильских островов (см. рисунок).

Появление соглашения было инициировано японской стороной по двум причинам. Во-первых, недостаточность промысловых участков для ведения лова и необходимость расширить такие участки, на чем особенно настаивали промышленники округа Нэмуро. Во-вторых, обстрелы и аресты японских судов, которые рисковали вести лов в территориальных водах России, российскими пограничниками продолжались (Ежегодник ..., 2003). Соглашение было основано на посылке не нанесения ущерба позициям правительств обеих стран по проблемам взаимных отношений.

Конкретные условия промысла на основе соглашения определяют в ходе ежегодных переговоров российских уполномоченных организаций и объединений японских рыбаков. Японские рыбаки ведут промысел минтая и терпуга жаберными сетями, а также крючковый лов осьминога.

На 2005 г. в районе действия соглашения японским рыбакам выделено 2180 т морских ресурсов при условии оплаты в размере 21,3 млн иен. Кроме того, японская сторона должна поставить научно-исследовательские материалы и оборудование на сумму 21,1 млн иен в целях оказания содействия российской стороне в восстановлении запасов морских ресурсов. Содержание договоренностей предыдущих лет представлено в табл. 3.

Таблица 3

Условия промысла японских судов в районе южных Курильских островов по Соглашению 1998 г.

The Fishery conditions for Japanese boats in the area of the South Kuril Islands under Agreement of 1998

Показатель 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005

Разрешенный объем вылова, т 1190 (2252) 2 252 2 252 2 330 2 180 2 180 2 180 2 180

Фактический

вылов, т 850,0 1834,0 1048,0 1097,13 1340,0 1310,84 1187,36 655,0*

Оплата сотрудни-

чества, млн иен 1020,0 20,0 20,0 22,0 21,3 21,3 21,3 21,3

Поставки оборудо-

вания, млн иен 15,0 15,0 15,0 23,0 21,1 21,1 21,1 21,1

* Предварительные данные.

При этом остается один нерешенный вопрос, который главным образом заботит японскую сторону. В районе действия соглашения периодически происходят повреждения японских орудий лова российскими траулерами, но

пока меры (компетентными органами сторон) для избежания таких случаев и их урегулирования на месте в случае возникновения не принимаются. В данном случае речь идет о российских территориальных водах, где действуют российские законы и правила рыболовства, и российская сторона не обязана согласовывать свое законодательство на своей территории с другими странами.

Если в Японии заключение данного соглашения было встречено в целом положительно с точки зрения как политиков, так и рыбаков, то в России оценка была неоднозначной и противоречивой. В качестве примера можно привести дискуссию на страницах журнала "Рыбное хозяйство" (Зиланов, 1998; Промысел по закону, 1998).

Рассматривая предысторию появления соглашения, некоторые участники дискуссии приводили как позитивный факт обстрелы в 1994-1995 гг. японских нарушителей российских границ в районе южных Курильских островов для сокращения числа нарушений (Зиланов, 1998). Мера крайняя, и число нарушений действительно сократилось с 8-10 тыс. случаев в 1970-1980-х и начале 1990-х гг. до 12-15 (следует заметить, что в советское время пограничникам открывать огонь запрещали).

Участники дискуссии по-разному оценивали правоспособность пограничников проводить досмотры в случае возникновения подозрений в правильном ведении промысла (Зиланов, 1998; Промысел по закону, 1998). Представитель МИДа России В.И. Саплин настаивал на том, что возможность проведения досмотров японских судов соглашением предусмотрена. Другой участник дискуссии, В.К. Зиланов, утверждал, что в тексте соглашения нет никаких упоминаний о мерах контроля за японским промыслом со стороны российских органов рыбоохраны и погранслужбы.

Российское законодательство — Федеральный закон "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации" (1998) — действительно предусматривает досмотр иностранных судов, но в исключительной экономической зоне. Это положение не относится к территориальному морю, где никакой иностранный промысел осуществляться не может. В данном случае имеет место очень необычная, редкая ситуация, когда иностранный промысел в российских территориальных водах разрешен на основании межправительственного соглашения. Отсюда, вероятно, и противоречивость комментариев.

До 2005 г. случаев досмотров и арестов японских судов при ведении промысла по соглашению на самом деле не было. Но 3 ноября 2005 г. в российских территориальных водах в районе о. Кунашир было досмотрено и задержано японское рыболовное судно, которое вело промысел по Соглашению 1998 г., поскольку для этого у российских пограничников имелись основания. Проверка подтвердила правоту предположений российских компетентных организаций. Факт задержания вызвал шквал негативных публикаций в японской прессе, которые увязывали данные действия российских властей с предстоящим визитом президента В.В. Путина в Японию. Действительно, после завершения визита российского президента японское судно было освобождено. Японская пресса замолчала и больше к этому вопросу не возвращалась. А российская сторона отныне имеет прецедент проверок иностранных судов в своих территориальных водах на основании Соглашения 1998 г.

Соглашение 1998 г. носит компромиссный и половинчатый характер. Оно не ратифицировано сторонами, как и соглашение по морской капусте. К нему по-разному отнеслись в России и Японии. Не будем давать политическую оценку, обратимся к практическому значению этой договоренности. Она позволила свести до минимума случаи нарушений и незаконного промысла в районе действия соглашения. Были найдены формы для ведения промысла на правовой, хотя и компромиссной, основе. Прекратились обстрелы и аресты японских судов. Рос-

сийская сторона получает от японских рыбопромышленников плату за право промысла в российских территориальных водах, которая в этой договоренности "взаимных уступок" называется "платой за сотрудничество и поставками оборудования".

В то же время, по оценкам японской прессы, эта сторона соглашения — оплата — для части заинтересованных кругов в Японии означала потерю привлекательности такого промысла (Безопасный промысел ..., 2005). Здесь японская пресса говорит от имени японских рыбаков. Однако японский флот продолжает работу в рамках Соглашения 1998 г. уже седьмой год, и пока нет никаких намеков на желание эту работу прекратить. Скорее всего, в этой оценке Соглашения 1998 г., данной японскими СМИ, кроется предвзятость и не очень хорошо закамуфлированная попытка подогреть интерес японского обывателя к проблеме принадлежности южных Курильских островов, поскольку этот интерес с каждым годом в Японии падает.

Таким образом, в районе южных Курильских островов Россия и Япония заключили два международных договора, которые действуют в настоящее время и регулируют промысел японских рыбаков в российском территориальном море. Японская сторона продолжает оспаривать территориальную принадлежность островов и прилегающих морских акваторий. Но "де-факто" японские суда ведут здесь промысел по российским законам и на основании международных договоренностей с Российской Федерацией.

Другие формы рыбохозяйственного сотрудничества России и Японии в районе южных Курильских островов

Помимо упомянутых международных договоров, были и другие примеры, когда Россия и Япония договаривались о промысле японскими рыбаками в этой акватории на неправительственной основе.

Внешние границы территориальных вод России между островами южнокурильской гряды в Южно-Курильском проливе образуют акваторию, где действует режим не территориального моря, а 200-мильной исключительной экономической зоны* (см. рисунок). До установления 200-мильных зон в 1977 г. японские рыбаки могли вести здесь промысел на основании свободы рыболовства в открытом море. Акватория небольшая, но достаточно рыбопродуктивная.

С установлением в 1977 г. 200-мильной зоны СССР в этом районе японским рыбакам был запрещен ловушечный промысел краба с 1978 г., а с 1986 г. любой промысел. Однако поскольку хоккайдские рыбопромышленники выражали сильное стремление возобнови

Научтруд |