Научтруд
Войти

ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ПОШИВА ОДЕЖДЫ ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО ХХ века)

Научный труд разместил:
Nafanailovich
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 39(4/9)

ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ МАТЕРИАЛОВ ДЛЯ ПОШИВА ОДЕЖДЫ ЧЕЧЕНЦЕВ И ИНГУШЕЙ (КОНЕЦ XIX - НАЧАЛО ХХ века)

© 2009 г Л.М. Гарсаев, М.М. Гарсаева

Институт гуманитарных исследований Академии наук Чеченской Республики, пр. Революции, 13, г. Грозный, 364024, academy chr@mail.ru

The Institute of Humanitarian Researches of the Academy of Science of Chechen Republic, Revolutcia Ave, 13, Grozny, 364024, academy_chr@mail.ru

Описываются материалы (домотканая материя, шкуры домашних и диких животных), используемые для изготовления одежды, и предания, связанные с кройкой и шитьем. Подробно рассмотрены технологические процессы обработки кожи и шерсти (прочесывание, прядение и т.д.) и применявшиеся при этом различные прялки и станки местного изготовления, а также красители шерстяной ткани; коллективные формы взаимопомощи, к которым прибегали вайнахи в ходе этих работ.

Fabrics, used for clothing manufacture (home-woven fabrics, wild and domestic animals skins) and legends about tailoring and sewing are described in this article. Technological processes of leather and wool processing (combing, spinning) and different spinning-wheels and looms of local manufacture are studied in detail in the article as well as dyes for woolen cloths; collective forms of mutual assistance that vainakhs used to render.

По имеющимся сведениям, в XIX - начале XX в., особенно до появления на равнинах и в горных районах Центрального Кавказа одежды фабричного производства, вайнахи широко использовали домотканую шерстяную материю - маша (инг. маша, кист., бац. маш) и шкуры домашних и диких животных. Подобно другим горцам Кавказа, в их хозяйстве обработка шерсти и обеспечивание членов семьи изготовленной из нее одеждой занимали весьма важное место.

Кустарное производство шерстяной одежды более интенсивно развивалось в горных районах, чем на равнине. Им преимущественно занимались женщины, приобщаясь к этому делу с 7-8-летнего возраста, а потому хорошо и владели им.

Собранные полевые материалы свидетельствуют о том, что шерсть чистили и промывали, как правило, невестки, а золовки им помогали. Старшие женщины-матери - нана, занимались последующими процессами.

По данным Н. Грабовского, очистку, мытье, обработку шерсти вайнахи производили во все времена года, в свободное от домашних и полевых работ время [1]. Вайнахские женщины шерсть стирали на реке в любое время года, но при этом была необходима солнечная погода. Почти каждая семья имела доску и две палки одинакового размера, с помощью которых производилась стирка шерсти.

Указанный порядок ее обработки отмечен и среди живущих в Грузии кистов [2].

В соседней же с Чечней и Ингушетией Тушетии те же процессы распределялись по месяцам. В октябре -промывание и просушивание шерсти; в ноябре и декабре - прочесывание; в январе - прядение; в марте-апреле - тканье [3].

Как сообщают информаторы, замужние женщины занимались индивидуальной кустарной деятельностью, но в случае необходимости (например, во время прочесывания и прядения большого количества шер-

сти) они прибегали к коллективному труду. Эту форму взаимопомощи вайнахи называли белхи, что означает помочь.

При создании таких временных сотовариществ вайнахи, как и соседние горцы, обращались прежде всего к родственникам, а потом к соседям.

Работницы собирались на долгие зимние ночи, шерсть - т1арг1а / тха - прочесывали на чесалке -ехк. Хозяйка угощала приглашенных девушек и женщин специально приготовленными кушаньями. В Чечне и Ингушетии эта форма организации труда носила и развлекательный характер. Здесь же собирались и соседские неженатые молодые мужчины, которые не работали, а проводили всю ночь за беседой, пели и слушали песни.

Согласно материалам, зафиксированным в Шатое, Шали, Элистанжи, Ведено, Джейрахе, прочесывание и другие коллективно выполняемые работы с шерстью производились при свете очага в центре комнаты. Это подтверждается данными Л. Маргошвили, которая также сообщает, что «в Чечне подобные собрания давали возможность молодым людям выбрать себе невесту и открывали дорогу для сватовства. Так продолжалось всю зиму, и незадолго до весны прочесывание шерсти заканчивалось. Затем начиналось прядение, крашение, ткачество и валяние войлока» [4, с. 21].

З. Хасбулатова отмечает, что «процесс обработки шерсти происходил с помощью белхи, куда приглашались девушки и молодые женщины (руководили работой пожилые хозяйки), а также молодые парни, которые не принимали в работе непосредственного участия, а только развлекали работающих. Последние приходили сами, как только узнавали, что где-то состоятся бел-хи по расчесыванию шерсти. По обычаю чеченцев и ингушей молодой человек должен был находиться всегда там, где появлялась его девушка, ездить за ней в другое селение со своими друзьями» [5, с. 53].

Аналогичный обычай подтверждается у соседних кумыков. С. Гаджиева указывает, что в ходе взаимопомощи женщины могли выбрать невесту для своих сыновей и братьев [6].

Взаимопомощь при изготовлении бурок, кошм, шляп, войлока у вайнахов называлась по-разному, в зависимости от характера выполняемой работы: вер-та датош болу белхи - валяние бурок, верта дуьллуш болу белхи - укладывание бурок, истанг дуьллуш болу белхи - укладывание кошмы.

Во всех трех регионах проживания вайнахов применялась одна и та же форма прялки. Чеченцы называли ее урчакх, ингуши - йоч1инг, а кисты - яМвежг. Аналогичные прялки встречаются у некоторых народов Дагестана.

Шерстяную нить пряли двух видов - тонкую и грубую. Из тонкой ткали шерстяной материал для одежды, а из грубой - изделия хозяйственного назначения: мешки, хурджины, чехлы, носки. Впрочем, шерсть для одежды также имела разновидности. Так, в материалах Чечено-Ингушского государственного объединенного музея, относящихся к началу XX в.,

были представлены два вида шерстяной ткани: для чох и г1абали - чои маша и для платья-рубахи - коч -куча Маш [7]. И хотя такую шерсть больше не ткут, название маша до сих пор сохранилось в народной памяти.

Сведения о разновидностях шерсти, хранившейся в музее, подтверждаются информаторами. Ткань для женской одежды была гораздо плотнее, чем для мужской.

Все вайнахи (чеченцы, ингуши, кисты) для ткачества использовали станок, описанный О. Марггра-фом, - маша буцу - дахьар (инг. - дохьор/т1алх, кист., бац. - дохьараш): «Станок состоит из следующих частей: кресла, валика и гребня, двух направил и челнока. Все указанные части неразрывно связаны друг с другом. В начале кресла под руками ткачихи расположен валик, вращающийся горизонтально вокруг своей оси; он предназначен для первоначального прикрепления ниток основы и для наматывания уже сотканного сукна. Гребень удерживает параллельность ниток, причем одно направленно двигает одну половину ниток основы, а другое - другую. Челнок ходит поперек между ними с пряжею утка» [8, с. 206].

Чтобы изготовить один отрез сукна (кийсак, ср. тюрк. кис - резать, кроить, кисак - кусок, лоскут, половец, кесак - кусок, слиток; инг. - ч1егалг, ч1ега -кусок), наполняли пряжей обычно около десятка веретен. Только сотканное сукно называлось исхар (инг. исхали, ср. кум. исхарла).

До Кавказской войны в Чечне и Ингушетии изготовлялось и полотно из льна (виетаПгиета).

Почти все остальные ткани были привозными и покупались у армянских, персидских, русских, кумыкских, затем у собственных купцов.

Причем ткани различались как окрасками, рисунками, так и узорами, например: т1амар йолу к1ади - ткани с узорами, моха (инг. мух, кист. могI) йоьди к1ади -ткань в полоску, гах1ар доьду к1ади (инг. тоже) - ткань с узором наподобие елочки. Принимали во внимание усадку ткани при мойке и крашении.

Выбор цвета шерсти, окраска ткани из нее зависели от экономического положения и возраста женщины, но в горных районах большим спросом пользовались оттенки светло-серого цвета. Раньше белые нитки смешивали с черными или серыми, полученные оттенки хорошо сочетались с любыми другими цветами.

Чеченцы и ингуши для крашения использовали листья мелкого ореха, лавра, дикой лесной яблони, кору дуба, ольхи, грецкого ореха. Лучшими красителями шерстяной ткани были корни марены, которая в большом количестве росла на берегу Терека - в Бра-гунском районе.

Полевой этнографический материал свидетельствует и о том, что вайнахи в большинстве случаев красили шерстяную ткань в черный, темно-серый, а чаще всего - в синий цвета, применяя натуральные красители. По данным старожилов, искусственными красителями пользовались значительно реже. Окрашенную ткань для сушки вывешивали на веревке по длине за

концы, на которые к тому же навешивали какой-либо груз, чтобы ткань выровнять и равномерно растянуть.

Е. Крупнов отмечает, что «мы не имеем никаких оснований предполагать местное изготовление каких-либо тканей, кроме шерстяных, но лучшего качества. Судя по ряду данных, использование шерстяной ткани было очень широким». Автор указывает на то, что изготовление шерстяных тканей было самым распространенным в каждой семье видом кустарничества. Из шерсти шили различные элементы одежды, женские головные уборы, чулки, ноговицы и др. [9].

По оценке О. Маргграфа, в деле обработки шерсти ингуши находились на восьмом месте в северокавказском регионе, а чеченцы и осетины - перед ними, но намного отставали от дагестанских кумыков и кабардинцев. Согласно данным Н. Грабовского, ингуши изготавливали шерсть низкого качества [10]. И. Пан-тюхов добавляет, что ингуши изготовляли очень мало шерстяных тканей, даже войлок для домашнего использования покупали у кабардинцев. По его данным в горных условиях шерсти ткали мало и в основном приобретали ее на равнине путем обмена на продукты. Домотканая же шерсть чеченцев по своему качеству невыгодно отличалась от шерсти, изготовленной в других районах Северного Кавказа [11].

Есть и несколько иного рода сведения, согласно которым, напротив, зажиточные горцы покупали только ингушскую шерсть. «Она была тонкой, чисто вытканной и наиболее пригодной для чокхи», - говорили мохевцы. Домотканая шерсть для чокхи ингушского производства была самого высокого качества и пользовалась большим спросом в Чечне, Дагестане, Осетии. Она оценивалась в три холощенных барана, а обычная - в один баран». Указанное определенное противоречие, возможно, разрешается следующим образом. Шерсть местного производства, ткавшаяся более для себя, нежели на продажу, считалась, очевидно, добротнее, чем продававшаяся на рынках ткань массового кустарно-товарного производства. Однако для пошива более ценных швейных изделий применялась ткань повышенного качества, изготовлявшаяся профессионалами-ткачами в других регионах Кавказа.

Горцы Ассинского и Джейрахского ущелий носили шерстяную ткань одного типа, которая походила на белую осетинскую шерсть, покупаемую у ингушей. Среди них шерстеткачеством прославились семьи Угурчиевых, Чахкиевых, Джамбулатовых.

Домотканый шерстяной материал из Веденского и Ножай-Юртовского районов в результате соседства с Дагестаном имел большое сходство с производимой там шерстью.

Чеченцы и ингуши в большом количестве валяли бурки-накидки и декоративный войлок для семейных нужд; этот промысел носил рыночный характер. Особенно это касается бурок, которые пользовались популярностью среди царских офицеров. Вспомним у М. Лермонтова: «Бурка его (офицера. - авт.) тога, он в нее драпируется, дождь льет за воротник, ветер ее раздувает - ничего! Бурка, прославленная Пушкиным...» [12, с. 430].

Бурка в чеченской семье считалась источником дохода. Несмотря на то, что процесс ее изготовления в Чечне и Кабарде был аналогичен, чеченская бурка по своим качеству и легкости превосходила изготовленную в Кабарде и ценилась поэтому выше.

Центром изготовления бурок в Большой Чечне издавна был Старый Юрт, отсюда это мастерство распространилось на юго-восток до Кумыкской низменности. В связи с тем, что в Большой Чечне (Шали, Курчалой, Герменчук) овцеводством занимались мало, ее население покупало шерсть в Малой Чечне (Урус-Мартан, Ачхой-Мартан, Самашки), Ингушетии, на базаре в г. Грозном, весной и осенью, непромытую, в 25-килограммовых рулонах.

Производством бурок в Чечне занималось до 500 семей с 1230 работниками. За год изготавливали 7400 бурок на 73300 р. За вычетом расхода шерсти получали прибыль в 33 тыс. р. Средняя бурка стоила 4-6 р., а хорошая - 10 и выше. По имеющимся данным, «из шерсти овец они возделывают для домашнего обихода довольно изрядное количество сукна, остальная шерсть обращена на изготовление бурок, которые продаются в небольшом количестве и соседним, и другим народам» [13, с. 89].

Бурка относится к элементам мужской одежды. В женской одежде для отдельных деталей эпизодически использовались куски (лоскуты) бурочного материала.

В данной работе бурочному производству уделено внимание потому, что оно, будучи важным источником дохода, давало семьям необходимые средства для покупки тканей фабричного и ремесленного производства.

В Чечне и Ингушетии традиционно выращивали лен. Его срезали в начале осени до созревания семени, сушили и затем на 10-12 дней оставляли в запруженной воде. Вынув из воды, обламывали верхнюю корку и для извлечения нити разглаживали его коровьей или бычьей лопаткой. В этом случае нить получалась равномерной и блестящей. Эту нить чеченцы и ингуши использовали, в частности, для пошива обуви, хурд-жинов и др., из нее также плели веревки для хозяйственного пользования.

Лен получил распространение и в качестве материала для пошива одежды. Льняная одежда имеет определенные преимущества, поскольку создает благоприятный для человеческого тела климат. Видимо, зная эти свойства, даже в суровых горных условиях Чечни и Ингушетии, невзирая на преобладание скотоводческого хозяйства, вайнахи охотно прибегали к льняному материалу для производства многих компонентов одежды.

Старики рассказывают, что материал для одежды делали и из камыша. Правда, такая одежда была несколько грубей обычной, но зато, как считалось, комфортной. «Такую одежду помнила и моя бабушка, которая умерла в 1905 году, - рассказывает 107-летний информант. - Ей было больше 100 лет. Хорошо помню людей, одетых в камышовую одежду. Правда, во время ходьбы и работы она была неудобной, но зато в жару - прохладной, а в холод - теплой». Образцов ее не сохранилось, но в Чечено-Ингушском госу-

дарственном объединенном музее хранились изготовленные из камыша ремни и небольшие веревки.

Согласно письменным источникам, чеченцы и ингуши также занимались разведением шелковичных червей. Появление этой отрасли на Северном Кавказе связывают с поселившимися здесь турками, персами и армянами. Эта отрасль получила развитие лишь в равнинных районах Чечни и Ингушетии.

Из шелковичных коконов получали нить - чиллан тай, из которой ткали шелк для одежды, шапки, канты для украшения носков - к1инж, позументы - хьаса. Эта продукция имела рыночное предназначение.

Несколько слов об обработке кожи, предназначенной для пошива одежды.

Технология выделки кожи среди вайнахов (чеченцев, ингушей, кистов) одинакова. В специальной литературе отмечено, что «выделка кожи производилась следующим образом: шкура свежеразделанной овцы -кхакха - обильно обсыпалась солью, затем ее сворачивали и клали в холодное место. Через двое-трое суток разворачивали, обливали пахтой и вновь сворачивали. Через три дня хорошо промывали, просушивали, натянув на специальную двунотную палку, затем снимали и специальным инструментом (кист. ардах, чеч. кхема, инг. гер) разминали до смягчения. Выделанную таким образом кожу кисты называли силавдин кхакха.

Горные чеченцы хорошо владели правилами обработки кожи. Не было семьи, в которой мужчина не умел ее выделывать. В этом деле наши люди исходили из собственного опыта и достигали цели. При выделке кожи использовалась соль, которую смешивали с отрубями и желтым мышьяком. Шкуру свежезабитой овцы или крупного рогатого скота обильно обсыпали солью или желтым мышьяком, сворачивали и клали в прохладное темное место. Через две недели разворачивали, высушивали на солнце и смягчали специальным инструментом. Для выделки шкуры соль и желтый мышьяк кое-где использовали и в Ингушетии. Выделанная таким образом кожа получалась мягкой и прочной.

Во второй половине XIX в. капиталистические отношения начали проникать и на Кавказ. На торговых площадях накопилось большое количество товаров. В лавках равнинных чеченцев и ингушей появились различного вида ткани для нижней и верхней одежды, составившие конкуренцию производимой на месте домотканой материи, более тяжелой и грубой, чем фабричная. Появление тканей фабричного производства в целом облегчило труд производителя, однако эти ткани не были, особенно поначалу, общедоступны. К тому же в аулах и селах даже высмеивали того, кто отдавал предпочтение фабричной продукции, правда, проявлять такое отношение могли лишь близкие и родственники, остальные же высказывались «за глаза» - во избежание больших неприятностей, столкновений и даже убийств. Однако женщины из зажиточных семей, считая для себя недостойным носить одежду из домотканого материала, даже повседневную одежду шили из фабричной ткани, тогда как ос-

тальные могли использовать ее для пошива только выходных и праздничных нарядов. Позже одежду из фабричных тканей стали использовать и в коллективных трудовых процессах (белхи). Здесь вайнахские женщины занимались оштукатуриванием или обмазкой глиной домов и хозяйственных построек, облачившись в праздничные одежды, что носило также своего рода и ритуальный характер. Вообще же в таком одеянии отдыхали, пели, плясали. Еще в 20-х гг. ХХ в. население Чечни и Ингушетии широко использовало и домотканую материю, особенно те вайнах-ские семьи, которые занимались овцеводством.

Собранные нами этнографические материалы свидетельствуют о том, что со временем в горах стали часто появляться армянские, чеченские или лезгинские торговцы, привозившие скупленные на равнине ситец, миткаль, сатин, кашемир и т. д., а также пуговицы, брошки, медальоны, браслеты, серьги, наперстки, мешочные иглы, ножницы и т. д. Эти товары купцы обменивали на продукты (сыр, творог, топленое и сливочное масло, мясо). Торговлей, которую вообще считали здесь постыдным делом, кроме армянских и еврейских торговцев, занимались и местные вайнахи. Носила она в основном натуральный характер. Продукты, полученные в обмен на мануфактурные и иные изделия, купцы продавали на базаре за более высокую цену, получая большую прибыль.

В лавках, открытых в селах, наряду с шелковыми, хлопчатобумажными тканями торговали различными украшениями, фурнитурой, другой необходимой в хозяйстве мелочью. Но главное, что здесь следует подчеркнуть, - население получило возможность приобретать качественные, красивые ткани, что в свою очередь способствовало дальнейшему развитию форм и элементов одежды, в первую очередь -женской. Однако этот исторический процесс в силу ряда причин в Чечне и Ингушетии развивался довольно медленно.

Таким образом, как свидетельствует представленный материал, в исследуемый период в горных, предгорных и в равнинных районах Чечни и Ингушетии, возникали динамично развивающиеся социально-экономические условия, довольно активно воздействующие на процессы изменения различных элементов материальной культуры, в том числе и одежды.

Литература

1. Грабовский Н. Ф. Экономический и домашний быт жителей горского участка Ингушского округа // ССКГ. Тифлис. 1879. Вып. З.С. 15.
2. Маргошвили Л.Ю. Культурно-этнические взаимоотношения между Грузией и Чечено-Ингушетией в XIX - начале XX в. Тбилиси, 1990. С. 117.
3. Безарашвили Ц.И. Женская одежда в горах Восточной Грузии. Тбилиси, 1974. С. 10.
4. Маргошвили Л.Ю. Одежда горянки Центрального Кавказа. Тбилиси, 1980. (на груз. яз.).
5. Хасбулатова З.И. Некоторые формы взаимопомощи, связанные с хозяйственным и семейным бытом чеченцев и ингушей в конце XIX - начале XX в. // Хозяйство и хо-

зяйственный быт народов Чечено-Ингушетии. Грозный, 1983.

6. Гаджиева С.Ш. Кумыки. М., 1961. С. 67.
7. Чечено-Ингушский государственный объединенный музей. Ф. 5.
8. Маргграф О. Очерки кустарных промыслов Северного Кавказа. М., 1982.
9. Крупное Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960. С. 329.
10. Грабоеский Н.Ф. Ингуши // ССКГ. Тифлис, 1879. Вып. 9. С. 15.
11. Пантюхов И. Ингуши // ИКОИРГО. Тифлис. Вып. 12. № 6. С. 129.
12. ЛермонтовМ.Ю. Полн. собр. соч. Л., 1940. Т. 4.
13. Максимов Е. Чеченцы // ТС. Владикавказ, 1983. Кн. 2, вып. 3. С. 89.

Поступила в редакцию 14 мая 2009 г.

Научтруд |