Научтруд
Войти

Охрана труда и социальное обеспечение на Дону

Автор: указан в статье

© 2007 г. В.В. Готовкин

ОХРАНА ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ НА ДОНУ

Ростов-на-Дону, небольшой уездный городок на берегу Дона, в 1860-м г. насчитывал населения 18 тыс. чел. После отмены крепостного права и начавшегося промышленного переворота население Ростова-на-Дону стало быстро расти. Постоянный приток сырья создавал прочную основу для развития донской промышленности. Появились такие предприятия, как главные железнодорожные мастерские Владикавказской железной дороги, заводы Пастухова, гвоздильный завод Панина, табачная фабрика Асмолова. Благодаря развитию промышленности число ростовчан к концу XIX в. увеличилось до 120 тыс. чел.

Основная масса горожан работала на промышленных предприятиях и шахтах по 14 - 16 ч в сутки в тяжелых условиях. Вплоть до 90-х гг. XIX в. на шахтах Дона преобладал ручной труд. Один откатчик откатывал за смену 7 вагончиков, преодолевая за это время расстояние почти в 16 верст [1]. При этих условиях наивысший заработок рабочего-шахтера составлял 1 р. 20 коп. в день и колебался от 15 до 30 р. в месяц. На заводе Пастухова в Сулине при невыносимо тяжелых условиях и 10 - 12-часовом рабочем дне даже квалифицированный рабочий-литейщик получал не более 15 р. в месяц. Эта сумма почти никогда не попадала рабочему в руки из-за различных штрафов. Обсчеты, штрафы, спаивание рабочих, система снабжения их товарами из хозяйских лавок часто приводили к тому, что рабочий совершенно лишался зарплаты, а иногда попадал в задолженность к хозяину, которая увеличивалась из месяца в месяц. Не лучше были условия работы и на табачной фабрике Асмолова. Работницы резали табак ножом, гильзы клеили руками, папиросы набивали вручную. Самые лучшие работницы в день набивали не более 2000 папирос. Средняя зарплата у мастериц не превышала 70 коп. в день. Даже врачебную комиссию при поступлении на фабрику женщины проходили за свои деньги. Никаких отпусков, в том числе и беременным не полагалось. В цехах не было никакой вентиляции, работницы отравлялись табачной пылью, чахотка была распространенной болезнью особенно среди детей, работавших на фабрике [2]. Донские капиталисты совершенно не заботились о технике безопасности. Это приводило к массовым несчастным случаям, часто кончавшимся смертью рабочих. Вот некоторые наиболее характерные из них. На шахте ростовского купца Файна при подъеме бадьи с водой из шахты на поверхность поломалась железная дужка, бадья упала в шахту и убила рабочего З. Рогачева, а другого рабочего ранила [3]. На шахте Епифанова при спуске двух рабочих в бадье разогнулась дужка, и оба шахтера погибли. На шахте Чихировой инженер-технолог Торопов при проверке прочности сруба выпал из бадьи и утонул в воде, затопившей шахту. На шахте РОПИТа взрывом котла убило 15 рабочих [4]. Несколько рабочих получили ранения от взрыва динамита на шахте Кор-

неева: заготовка динамитных патронов происходила в рабочей казарме. У Вертицко-Братченко 10 чел. утонули в шахте. На заводе Пастухова в Сулине произошел взрыв парового котла, в результате 4 рабочих погибли. Причиной взрыва была ветхость котла.

Эти несчастные случаи являлись прежде всего следствием алчности предпринимателей, не желавших расходовать средства даже на минимальное обеспечение техники безопасности. Все они оставались безнаказанными. Более того, акты, касающиеся несчастных случаев, обычно заканчивались словами: «погибший неграмотный» [5]. Этим пытались свалить вину на самого погибшего. Ужасными были и бытовые условия рабочих. Это видно из протоколов окружного врача Таганрогского округа об антисанитарных условиях жизни рабочих на крупных угольных рудниках капиталистов Прохорова, Данилова, Алчевских, Хлопицкого и князя Гагарина в Макеевской волости.

В протоколе от 28 марта 1890 г. говорится, что жилые помещения рабочих в дурном до невозможности состоянии, очень грязны. Снаружи они окружены отбросами, вода содержится в грязных кадках, пища недоброкачественная [9]. На руднике Хлопицкого, записано в другом протоколе, «... помещения рабочих устроены с углублением в землю до 2 &У аршин. Крыша деревянная, из тонких досок, сверху обмазанных глиной и очень плохо засыпанных землей. Все помещения грязны, сыроваты, света мало, тесно. При топке печей - плит крупным углем газ проходит через щели составных плит. Освещение маслом с примесью керосина в шахтерских лампах без стекол - воздух делается испорченным» [7, л. 14-15]. Рабочие могли покупать продукты только в хозяйских магазинах. Эти продукты были плохого качества. Например, врач обнаружил около ста пудов солонины, покрытой червями. На руднике имелся приемный покой для больных, который находился в небольшой комнате с земляным полом. В нем стояли три деревянные кровати, которые были декорацией для начальства, так как принимать больных на эти кровати строго запрещалось. В приемном покое работал 70-летний фельдшер, который по специальности был ветеринаром [7, л. 15]. Окружного врача Янковского, отметившего в протоколе все эти недостатки, уволили с работы. На руднике Алексеевского горнопромышленного общества, где работало до 1000 рабочих, врач посещал рудник один раз в два года. На заводе Пастухова, который находился в Сулине, в 1879 г. числилось 980 рабочих. В течение года они 1802 раза ложились в больницу. В среднем каждый рабочий на этом заводе болел два раза в год серьезной болезнью. В 1883 г. рабочие обратились за медицинской помощью в стационар 1525 раз. В 369 из них был поставлен диагноз - перемежающаяся лихорадка, в 161 - желчный и слизистый понос, в 153 - ревматизм, в 73 - острый катар верхних дыхательных путей, в 87 - нервное рас-

стройство, в 54 - худосочная язва, в 86 - воспаление брюшных органов, в 49 - глазные заболевания, в 53 -катаральная горячка, в 130 - ушибы, травмы, ожоги [8].

Все это способствовало увеличению производственного травматизма, заболеваемости, росту смертности, уменьшению сроков жизни. Тяжелый труд и маленькая зарплата заставляли рабочих вести экономическую борьбу со своими работодателями за 8-часовой рабочий день, повышение зарплаты, улучшение условий труда. Эта экономическая борьба способствовала развитию гигиены труда, которая изучала влияние на организм рабочего химических и физических факторов производственной среды (промышленные яды, пыль, метеорологические условия, шум, вибрация), трудовые процессы и вызываемые ими физиологические сдвиги в организме рабочего, вырабатывала рациональный режим работы и отдыха в пользу капиталистов. Первой русской книгой о профессиональных заболеваниях и гигиене был труд врача А.Н. Никитина «Болезни рабочих с указанием предохранительных мер». Эта книга была написана в 1847 г. Из оригинальных санитарных исследований практическое значение имел труд Ф.Ф. Эрисмана (1879 - 1893) по санитарному исследованию фабрик и заводов Московской губернии [9]. Несмотря на то, что И.М. Сеченов научно доказал в 1900 г., что рабочий день должен длиться не больше восьми часов, рабочие продолжали трудиться по 14 - 16 часов в день. Такое положение дел в области охраны труда длилось до Октября 1917 г.

После Октябрьской социалистической революции был введен 8-часовой рабочий день и издан декрет о страховании рабочих на случай болезни, потери трудоспособности и безработицы. Таким образом, Советская власть удовлетворила все экономические требования рабочих в области охраны труда и социального обеспечения, что в свою очередь способствовало уменьшению производственного травматизма и росту экономического благосостояния народа. В марте 1919 г. прошел VIII съезд РКП(б). На этом съезде была принята новая медицинская программа, в которой было сказано, что Советское правительство создало все условия для принятия первого российского санитарного законодательства, что и произошло в 1920 г. Оно подтверждало право рабочих на 8-часовой рабочий день, а для ряда профессий установило 6- и даже 4-часовой рабочий день. Это касалось рабочих угольной, горнодобывающей, химической промышленности и медицинских работников туберкулезных, инфекционных, психиатрических больниц, моргов. В ночные смены продолжительность рабочего времени сокращалась на один час. В виде исключения допускались сверхурочные работы в случаях, строго регламентированных законом, и только по разрешению фабрично-заводского комитета, они оплачивались в повышенном размере. В течение рабочего дня предусматривался часовой обеденный перерыв. Было два выходных в неделю и ежегодный отпуск. Беременным женщинам давался отпуск за шесть недель перед родами и четыре недели после родов. Кормящую мать отпускали домой для кормления ре-

бенка каждые три часа или ей давали отпуск по уходу за ребенком [10]. Такое отношение Советской власти к рабочим и служащим способствовало уменьшению заболеваемости, росту рождаемости и увеличению сроков жизни.

На Дону подотдел охраны труда был создан 24 января 1920 г. в виде подотдела социального страхования и охраны труда. В области страхования деятельность подотдела развивалась в страховании людей от безработицы. В соответствии с декретом Совета Народных Комиссаров от 22 декабря 1917 г., который был издан для увеличения денежной и медицинской помощи, на Дону были изданы следующие постановления: об отчислении в больничную кассу предприятиями 1 % действительного заработка страхуемых, о страховании на случай болезни, об обязательном отчислении предприятиями 4 % с действительной заработной платы рабочих и служащих в кассу безработных [11, л. 32]. В начале марта 1920 г подотдел был реорганизован и продолжал существовать как областной отдел охраны труда. Все вопросы страхования перешли в ведение областного отдела социального обеспечения, что положительно сказалось на работе этих двух органов.

В первую очередь областной отдел охраны труда занимался созданием инспекции труда. Вместо предполагаемых десяти удалось набрать шесть инспекторов труда, которые поработав неделю под руководством опытного сотрудника областного отдела охраны труда приступили к самостоятельной работе на заводах и фабриках Ростовской области. Отсутствие практического опыта этих инспекторов тормозило работу всего областного отдела охраны труда. С целью создания более подготовленных кадров областной отдел организовал месячные курсы инспекторов труда, где были прочитаны лекции по охране труда, профессиональному движению, технике безопасности, социальному обеспечению, статистике, профессиональной гигиене. Был проведен ряд практических занятий по обследованию фабрик и заводов, Ростов-на-Дону и Нахичевань разделили на четыре участка [11, л. 33]. В каждом работал инспектор труда. Были созданы комиссии по охране труда при профсоюзных фабрично-заводских комитетах, что способствовало установлению эффективной связи между инспекторами труда и рабочими коллективами. Одновременно с инспекцией труда была организована санитарная инспекция из шести ветеринарных врачей.

Областной отдел социального обеспечения был создан 7 марта 1920 г. В первый год своей деятельно -сти он издал циркулярные письма о реорганизации подотделов социального обеспечения, о сроках выдачи пособий и производства обследований, об освидетельствовании больных рабочих и служащих частными врачами и об организации контрольных комиссий над ними, о размере пенсий временно утратившим трудоспособность, о выдаче пособий семьям граждан, пропавших без вести [11, л. 48].

Все эти постановления и циркулярные письма способствовали возникновению и развитию гармоничного сочетания мероприятий по профилактике и лече-

нию болезней. Положительный результат был впервые зафиксирован советской медицинской статистикой в 1926 г. Если средняя продолжительность в Ростовской области в 1897 г. равнялась 32 годам, то в 1926 г. - 57 годам. Было отмечено значительное увеличение средней продолжительности жизни у всех возрастных групп населения. Средняя продолжительность жизни женщин возросла за счет освобождения их от тяжелой физической работы и по сравнению с 1897 г. в 1926 г. увеличилась на 38 % [12]. Эти данные свидетельствуют о том, что государственное советское здравоохранение не было искусственным насаждением, а полностью отвечало требованиям того времени.

2. Стальский И. Донская государственная табачная фабрика. Ростов н/Д, 1938. С. 5.
3. ГАРО, ф. 32, оп. 2, д. 963, л. 69.
4. ГАРО, ф. 32. оп. 1, д. 308, л. 368.
5. Хлыстов И.П. Дон в эпоху капитализма. Ростов н/Д, 1962. С. 304.
6. ГАРО, ф.32, оп. 2, д. 1178, л. 3.
7. Там же, оп. 1, д. 581.
8. Там же, оп. 2, д. 1163, л. 20.
9. Большая медицинская энциклопедия (БМЭ). М., 1965. Т. 6. С.1049.
10. Там же. Т. 32. С. 876.
11. ГАРО, ф. Р-97, оп. 1, д. 74.
12. БМЭ. Т. 26. С. 847-848.

Литература

1. Горный журнал. 1888. Т. 3. С. 196. Ростовский государственный университет 23 октября 2006 г
Другие работы в данной теме:
Научтруд |