Научтруд
Войти

Приват-доцент Восточного факультета ГДУ С. М. Широкогоров

Автор: указан в статье

ВОСЖИЫЙИНСТШУГ: ЖТОНИИ ССВНМЕНООЬ

Э.В. ЕРМАКОВА,

доктор исторических наук, ДВГУ

А.М. КУЗНЕЦОВ,

доктор исторических наук, ДВГУ

ПРИВАГ-ДОЦЕНГ ВОСТОЧНОГО ФАКУЛЬТЕТА ГДУ С.М. ШИРОКОГОРОВ

В октябре 1917 г. в свою вторую экспедицию на Дальний Восток, которая была рассчитана на продолжительное время, был командирован младший антрополог Музея антропологии и этнографии Академии наук (знаменитой петровской Кунсткамеры) С.М. Широкого-ров. Как и раньше, в этой поездке его сопровождала по заданию Русского Комитета для изучения Средней и Восточной Азии жена, Е.Н. Широкогорова. Эта командировка продолжала успешно проведенную экспедицию 1915-1917 гг. по Маньчжурии, прилегающим к ней областям России и Монголии. Первой целью новой экспедиции был Пекин, где Сергей Михайлович намеревался искать старинные маньчжурские книги и рукописи. Из Пекина Широкогоровы собирались отправиться в Маньчжурию, затем в Приморье и на Сахалин, чтобы заняться лингвистическими, этнографическими, антропологическими и археологическими исследованиями. Однако вопреки первоначальным планам эта экспедиция затянулась на длительный срок - на всю оставшуюся жизнь. События революции и начало гражданской войны в России прервали связи с Петроградом, а недостаток средств заставил Сергея Михайловича и Елизавету Николаевну

21 мая 1918 г. покинуть Пекин и через Харбин приехать во Владивосток - ближайший доступный российский город. Очевидно, такой выбор был сделан не только потому, что Владивосток был связан с Харбином наиболее удобным транспортом - железной дорогой. В городе находился Восточный институт, единственное к этому времени высшее учебное заведение Дальнего Востока. Не случайно здесь также оказались петербургские лингвисты Александр Михайлович и Людмила Александровна Мерварты, прибывшие из Индии, где они занимались изучением местных языков.

Обосновавшись в нашем городе, Широкогоров с головой окунулся в научную и общественную деятельность. Одной из целей его экспе-

"Пользуясь случаем, выражаем глубокую благодарность за содействие в получении материалов о СМ. Широкогорове декану факультета китаеведения Восточного института ДВГУ, доц. О.В. Кучук и сотрудникам Международного отдела и Музея истории университета Циньхуа (Пекин)

диции было создание на Дальнем Востоке постоянной научной миссии Академии наук . Обстоятельства гражданской войны не благоприятствовали организации чисто научного учреждения, однако ее вихрь принес во Владивосток довольно много преподавателей и профессоров из различных учебных заведений страны. Поток беженцев заметно увеличил и население города. Новые возможности позволили приступить к реализации давней идеи местной интеллигенции об открытии собственного университета. Одним из первых шагов на пути к этой цели стало создание 21 сентября 1918 г. частного историко-филологического факультета, а затем ряда других учебных заведений. Сергей Михайлович стал Профессор факультета социологии и председателем учредительного КОМИТе-антропологии С.м. Широкогоров. та, а затем профессором этого гуманитар-ун^р™ Циньху<а. Пекин. Август ного факультета3. К весне 1919 г. была завершена работа по составлению проекта учреждения Государственного университета на базе слияния Восточного института, историко-филологического и некоторых других факультетов. Большую роль в подготовке проекта и работе Учредительного комитета по созданию университета также сыграл Широкогоров. Примечательно, что именно ему была поручена летом 1919 г. поездка в Омск, где находилась тогда столица Сибири, чтобы ходатайствовать перед Министерством народного просвещен ия об открытии Государственного Дальневосточного университета . Однако напряженная организационная и преподавательская работа отрывала слишком много времени от науки, что для «академического» человека было очень тяжело. Поэтому, выполнив основные мероприятия, Сергей Михайлович попросил освободить его от комитетских обязанностей еще в феврале 1919 г., но отставку он получил только в декабре 1919г., когда в город приехали новые преподаватели будущего университета. Такое решение станет более понятным, если учесть, что в течение этого года Широкогоров занимался осуществлением своей первоначальной идеи - создание академического учреждения Дальневосточного отделения Института исследования Сибири. Он взвалил на себя бремя руководства этим еще не вполне оформившимся учреждением; членами Отделения стали Э.Э. Анерт, М.М. Каменский, Н.В. Кю-нер и В.К. Арсеньев. В это же время он осуществлял редакторскую подготовку и издание «Ученых записок историко-филологического факультета», где опубликовал свою первую большую работу «Опыт исследования основ шаманства у тунгусов».

К сожалению, переворот 1920 г. парализовал практически еще не начавшуюся деятельность Отделения, а сам СМ. Широкогоров выехал в Японию, посетив также Южную Маньчжурию и Корею . После возвращения во Владивосток он продолжает работу над «Учеными записками» и занимается научными исследованиями.

Осенью 1921 г. Широкогоров решил снова вернуться к преподавательской деятельности и участвовал в конкурсе на замещение должности по кафедре этнографии и географии стран Дальнего Востока восточного факультета ГДУ. Примечательно, что в это же время с ним в ГДУ баллотировался и В.К. Арсеньев. Вопрос об избрании новых преподавателей решался 25 и 28 января 1922 г. Отзывы о Широ-когорове для собрания готовили Н.В. Кюнер, A.M. Мерварт и А.В. Гребенщиков. Все они единодушно отмечали высокий научный уровень Сергея Михайловича, достаточный даже для звания профессора. В своем представлении Н.В. Кюнер писал: «Принимая во внимание его широкую научную подготовку и продолжительную деятельность в роли исполнителя ответственных научных поручений и наличие печатных работ, что в соединении с обладанием заграничной научной степенью... считаю весьма желательно, как и высказывался раньше, привлечение СМ. Широкогорова к научной и преподавательской работе Факультета по кафедре географии и этнографии с поручением ему чтения курсов по археологии и этнографии Сибири и ведением занятий по тунгусским наречиям...» . Только один недостаток - ограниченный стаж преподавательской деятельности кандидата (полтора года на историко-филологическом факультете) — послужил причиной его избрания на должность приват-доцента.

На восточном факультете ГДУ Широкогоров проработал всего около 8 месяцев (28 января 1922 г. был принят в университет, в сентябре выехал в командировку в Шанхай). Уже в Китае его застала смена власти в Приморье, лишившая возможности вернуться на Родину, и

22 декабря этого же года Широкогоров был уже официально уволен из университета как не вышедший в срок на работу. Однако этот короткий период имеет важнейшее значение как в личной судьбе Сергея Михайловича, так и в истории науки в целом. Именно в это время он завершил работу над двумя новыми книгами. Первой была «Социальное устройство маньчжур», опубликованная позднее в Китае на английском языке . Главным же итогом владивостокского периода жизни Широкогорова явилась его вторая книга «Этнос. Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений». Это подлинно новаторская работа, которая предвосхитила многие открытия в области теории этнологии и антропологии. Книга была опубликована в Шанхае в 1923 г. и еще вышла как очередной том «Известий Восточного факультета ГДУ» . К сожалению, в советский период она была «упрятана» в спецхран и осталась недоступной отечественным специалистам. Вышедшая в 1922 г. во Владивостоке только первая глава книги имела ограниченное распространение . Запланированное издание на английском языке по разным причинам так и не состоялось, поэтому книга СМ Широкогорова не была своевременно воспринята и зарубежными учеными.

Последние годы жизни (1922-1939) СМ. Широкогоров провел в Китае, преподавая в разных университетах Шанхая и Пекина. Он очень переживал свою эмиграцию и надеялся вернуться на родину, но это ему так и не удалось. В Китае Сергей Михайлович написал большое количество работ по антропологии и этнологии, которые вышли в свет на английском, немецком и французском языках и принесли их автору мировую славу. Особое место в его научном наследии

занимает капитальная монография «Психоментальный комплекс тунгусов», незаслуженно мало известная в нашей стране . В той или иной степени все эти труды были связаны с «Этносом...».

Профессор Ши Луго (под этим именем был известен в Китае С.М. Широкогоров) подготовил немало специалистов. Среди его учеников и признанный глава китайской социологии профессор Фэй Ся-отун. Сейчас Сергея Михайловича Широкогорова снова с удивлением и восхищением открывает для себя и российская наука. Поэтому Дальневосточный государственный университет по праву может гордиться тем, что именно здесь работал выдающийся российский ученый. Здесь он подготовил свои фундаментальные работы и опубликовал их при поддержке ГДУ. Учитывая его огромный вклад в развитие мировой науки, Дальневосточный государственный университет принял решение о проведении в ДВГУ с октября 2001 г. научной конференции «Широкогоровские чтения».

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Широкогоров СМ. Curriculum vitae// Российский Государственный исторический ар хив .Дальнего Востока (далее РГИА ДВ). Ф. Р-289. Оп. 2. Д. 1513. Л. 21 об.

Там же.

3 № 112. Объявление Комитета по учреждению историко-филологического ф-та в г. Вла дивостоке. Октябрь 1918. № 113. Уведомление Правления Восточного института о предостав лении помещений историко-филологическому факультету. 4 октября 1918 г.// История Даль невосточного государственного университета в документах и материалах. 1899-1999. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. С. 261.
4 № 186. Доклад Председателя Комитета по учреждению Историко-филологического фа культета во Владивостоке СМ. Широкогорова по вопросу об учреждении Государственного Дальневосточного университета. 1919 г.// История Дальневосточного государственного уни верситета в документах и материалах. 1899-1999. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1999. С. 350-352.
5 Широкогоров СМ. Краткий отчет о деятельности в 1911-1919 гг. сверхштатного младше го антрополога Музея антропологии и этнографии СМ. Широкогорова // Вестн. ДВО РАН. 1999. №5. С. 101-106.
0 РГИА ДВ. Ф. Р-289. Оп. 2. Д 1513. Л. 10.
1 ShiroKogoroff S.M. Social organization of the Manchus: a study of the Manchu clan organization // Journal of the North China Branch of the Royal Asiatic Society. Extra volume 3. Shanghai, 1924. 194 p. Переизд. в Нью Йорке, 1913. Пер. на яп. яз. в 1961 г.
8 Широкогоров СМ. Этнос: Исследование основных принципов изменения этнических и этнографических явлений // Изв. Вост. ф-та ГДУ. Вып. LXV11. Шанхай, 1923.

и Широкогоров СМ. Место этнографии среди наук и классификация этносов: Введение в курс этнографии, прочитанный в 1921/22 акад. году в ГДУ. Владивосток: Свободная Россия, 1922.

&"Shirokogoroff S.M. Psychomental complex of the Tungus. London: Kegan Paul, Trench, Trubner Co. 1935. ( переизд. в Нью-Йорке в 1912 г.).

Eleonora V. Yermakova, A.M. Kuznetsov.

Privat-Docent of Faculty of Oriental Studies (state Far Earstern University)

This paper is devoted to the terminal part of the Vladivostok period of life of the famous Russian scholar S.M. Shirokogoroff (1922) when he was elected as a lecturer of the oriental department of the State Far Eastern university.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |