Научтруд
Войти

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ РАННЕЙ И ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ В ТЮМЕНСКОМ ПРИТОБОЛЬЕ (по результатам исследования поселения Мостовое 1)

Научный труд разместил:
Laapasch
30 мая 2020
Автор: указан в статье

НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ РАННЕЙ И ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ В ТЮМЕНСКОМ ПРИТОБОЛЬЕ (по результатам исследования поселения Мостовое 1)

О. Ю. Зимина, Е. Н. Волков, Н. Е. Рябогина, С. Н. Иванов

Приводятся результаты исследования многослойного поселения Мостовое 1, расположенного в подтаежной зоне в междуречье Туры и Пышмы. Основной комплекс и остатки исследованного сооружения относятся к бархатовской культуре позднего бронзового века. Кроме того, получена небольшая серия керамики и единичные предметы инвентаря эпохи ранней бронзы. Наиболее близкие аналогии данная серия посуды находит в материалах одиновской культуры Приишимья, а также отчасти в местных энеолитических культурах Притоболья.

По палинологическим данным здесь в финале суббореального периода голоцена (время существования бархатовской культуры) реконструируются лесостепные условия с разнотравными и разнотравно-злаковыми лугами.

Притоболье, поздний бронзовый век, бархатовская культура, ранний бронзовый век, оди-новская культура, спорово-пыльцевой анализ, реконструкция природных условий.

Поселение Мостовое 1 находится в Тюменском районе Тюменской области, в междуречье Туры и Пышмы (рис. 1, 1). Памятник расположен на гриве восточного берега древней протоки, отходящей от юго-западного берега оз. Мостовое (рис. 1, 2). От современной береговой кромки озера поселение удалено на 0,6 км. Расстояние до п. Юрты Андреевские составляет около 8 км (к ЮЗЗ), до д. Субботина — около 7,5 км (к СЗ). Памятник расположен на площадке узкой невысокой гривы, ориентированной на север. С юго-востока на северо-запад гриву и находящийся на ней памятник пересекает разъезженная грунтовая дорога. Северная часть всхолмления покрыта сосновым лесом, на южной недавно произведены вырубки с последующей рекультивацией сосновых насаждений. Техникой при лесоповальных работах и рекультивации серьезно поврежден верхний слой южной части поселения. На памятнике зафиксировано 9 западин округлой и овальной формы, расположенных на площади 2500 м2 (рис. 1, 3). Поселение вытянуто с юга на север. Западины, за исключением № 9, сгруппированы попарно. Размеры их колеблются в пределах от 6,5x7,5 до 10,5x13,5 м, глубина — 0,4-0,6 м.

Археологические исследования

Раскоп площадью 110 м2 (10x11 м), был разбит на сооружении № 4, которое в рельефе представляло собой западину размером 6,5x7,5 м, глубиной 0,5 м, длинной осью ориентированную по линии СЗ-ЮВ (рис. 2).

Стратиграфия следующая (рис. 3): 1) дерново-гумусный слой мощностью 0,05-0,15 м; 2) культурный слой, общая мощность которого составляет 0,3-0,55 м, в ямах — до 1,1 м. Представлен супесями нескольких оттенков. Светло-коричневая супесь мощностью 0,1-0,25 м составляет преимущественно верхние отложения культурного слоя. Темно-коричневая супесь мощностью 0,1-0,3 м встречена в виде линз размером 0,75-1,25 м в верхних отложениях культурного слоя. Серая супесь мощностью 0,1-0,5 м фиксируется на стенках раскопа в виде прослойки на уровне 3-4-го условных горизонтов, а также является основным заполнением котлована сооружения (на уровне 4-го горизонта) и заполнением отдельных небольших ямок. Темно-серая супесь мощностью 0,25-0,5 м фиксируется в виде обширной прослойки в заполнении западной части котлована сооружения, на уровне 4-5-го условных горизонтов, и составляет заполнение ям. Супеси коричневого и коричнево-серого цвета в виде небольших линз мощностью до 0,10,15 м встречаются на всех горизонтах раскопа, а также формируют заполнение отдельных ям (мощностью 0,1-0,6 м). Белый песок мощностью 0,4-0,45 м зафиксирован в виде линз: одна из них находилась в пределах котлована сооружения (на разрезе по линии 5/6), другая — за пределами котлована (стенка по линии 0); предположительно являются выкидами материкового песка из ям; 3) материк — представлен белым песком с желтыми затеками.

В процессе раскопок был установлен многослойный характер памятника. Основной комплекс находок и исследованное сооружение относятся к эпохе поздней бронзы. В то же время на всей площади раскопа встречались фрагменты керамики и единичные предметы раннего бронзового века.

Рис. 1. Карта-схема расположения (1, 2) и план (3) поселения Мостовое 1

Рис. 2. Нивелировка поверхности жилища 4 поселения Мостовое 1

Котлован сооружения имел подпрямоугольную форму, размеры 7x9 м, ориентирован углами по сторонам света (рис. 3). Глубина его около 0,45-0,5 м. Выход из сооружения, скорее всего, располагался в восточном углу — шириной около 2-2,5 м, длиной до 1,5-2 м, с невысоким (около 0,1-0,2 м) «пандусом», вдоль которого с внутренней стороны фиксировались ряды столбовых ямок. Возможно, выход был дополнен конструкцией в виде навеса (?). По периметру котлована можно отметить ряды ямок, которые, видимо, являлись столбовыми и относились к опорной конструкции постройки. В пределах котлована выявлено 76 ям различных размеров и конфигурации. Остатки столбов, которые могли служить опорой для кровли в центре постройки, выделить достаточно сложно из-за обилия ям на площади котлована. Учитывая многослойный характер памятника, не все ямы следует относить к сооружению позднего бронзового века. Часть из них могла принадлежать бытовавшей в эпоху ранней бронзы постройке, границы и конфигурацию которой проследить не удалось.

„ с „

Рис. 3. План на уровне материка и разрезы раскопа на поселении Мостовое 1

У северо-западной стенки и в восточном углу котлована расчищены значительные по размерам и глубине ямы (№ 62, 88, 92, 95), в заполнении которых содержались скопления керамики, обломки «кирпичиков», керамические скребки. Эти ямы имели, скорее всего, хозяйственное назначение.

На дне жилища в западном углу котлована (гл. -88-97 см) было расчищено пятно прокала размером 0,4x0,65 м, мощностью около 10 см, рядом с которым находились скопления обломков кирпичиков. В 1,5 м к северо-востоку у стенки котлована выявлено скопление керамики и обломков кирпичиков (гл. -102 см). Развал сосуда и небольшое скопление керамики обнаружены у противоположной стенки котлована постройки (гл. -89 см), в северном углу на краю котлована — половина сосуда.

Из заполнения котлована в западном углу (скопление угля над прокалом) и в южном углу (остатки обгорелых плашек) были отобраны образцы угля для определения абсолютного возраста постройки. Получены три даты (табл. 1, рис. 4)1.

Таблица 1

Радиоуглеродные даты поселения Мостовое 1

№ Квадрат, глубина Индекс образца Абсолютная дата, л. н. Калиброванная дата, лет до н. э.

Вероятность 68,2 % Вероятность 95,4 %

1 А/1, -74...-84 см СОАН-6718 2950±100 1300-1000 1450-900
2 Б/9, -84 см СОАН-6719 3150 ± 100 1530-1290 1280-1260 1700-1100
3 Б/8, -83 см СОАН-6720 2910 ± 90 1260-1230 1220-970 960-940 1400-850

Atmospheric data from Stuiver et al. (1998); CKCal v3.9 Bronk Ramsey (2003); cub r:4 sd:12 prob usp[chron]

6718 2950±100BP
6719 3150±100BP

, , , Г , , ,

6720 2910±90BP я
2500CalBC 2000CalBC 1500CalBC 1000CalBC 500CalBC

Calibrated date

Рис. 4. Калибровка дат, полученных по углю из сооружения поселения Мостовое 1

В заполнении сооружения обнаружена типичная для бархатовской культуры посуда (рис. 5, 6)2. Собрано около 3000 фрагментов, по шейкам выделяется не более 60 сосудов.

Сосуды сильно фрагментированы. Лишь у шести экземпляров восстановлен диаметр горловины, три сосуда реконструируются полностью. Однако в коллекции содержится значительное количество обломков небольших плоских днищ, поэтому можно предположить, что в основном керамика представлена горшками с небольшим плоским дном. Профили, при сильно различающихся размерах сосудов (диаметры горловин реконструируемых изделий варьируются от 11 до 30 см), достаточно стандартны: невысокая отогнутая наружу прямая или вогнутая шейка, в ряде случаев несколько утолщенная, округлый или слегка приостренный венчик, средних пропорций тулово. Поверхность изделий в основном хорошо заглажена с внешней и внутренней сторон. В некоторых случаях внешняя поверхность подлощена. В керамическом тесте визуально фиксируется примесь шамота, в одном случае заметна обильная примесь слюды (?) (рис. 6, 13).

Для технико-технологического анализа3 было взято четыре сосуда. В результате их исследования было выявлено, что в качестве исходного сырья использовалась незапесоченная или слабозапесоченная ожелезненная глина, в состав которой входит мелкий песок (основная масса песчинок размером до 0,3 мм, единично — 0,5-1,0 мм) и бурый железняк (размер включений от 0,5 до 2,0 мм). Формовочная масса составлена по рецепту Ш + О. Шамот, как правило, нека-либрован, но преобладают крупные включения размером более 2,0 мм. Концентрация его по отношению к формовочной массе примерно 1:4. В составе шамота часто фиксируются шамот и органика. Таким образом, традицию составления формовочной массы по рецепту Ш + О следует считать устойчивой. В качестве органики использован навоз жвачных животных или выжимка из навоза.

Конструирование сосудов. Начин сосуда № 1 (рис. 5, 5) изготовлен в соответствии с донно-емкостной программой. Модель программы доэлементная. В качестве структурных элементов

1

Радиоуглеродные определения выполнены Л. А. Орловой.

2

Рисунки инвентаря и керамики эпохи поздней бронзы выполнены художником А. С. Кухтериным, рисунки посуды

эпохи ранней бронзы — Е. Н. Волковым.

3

Технико-технологический анализ выполнен В. В. Илюшиной и Н. П. Салугиной.

использованы глиняные лоскуты, которые наращивались по спиралевидной траектории. Предположительно использование формы-основы. Полое тело сосуда изготовлено из лоскутов, наращиваемых по спиралевидной траектории. Окончательная форма сосуду (формообразование) придавалась с помощью формы-модели и выбивания гладкой колотушкой. Подобным образом конструировались сосуды № 2 (рис. 5, 2) и 3 (рис. 5, 1), для второго, возможно, была использована форма-модель. Сосуд № 4 (рис. 5, 4) был обнаружен во фрагментированном состоянии и реставрирован, поэтому заключение по конструированию носит предположительный характер. Начин сосуда был изготовлен также по донно-емкостной программе. При изготовлении использовалась налепочная технология, возможно, лоскутами. На поверхности данного сосуда фиксируется слой черного цвета, местами сплошной,— свидетельство о том, что после обжига изделие подвергалось обвариванию.

Рис. 5. Керамика бархатовской культуры поселения Мостовое 1

Обработка поверхности сосудов осуществлялась несколькими способами. В двух случаях (сосуды № 1 и 3) для обработки внешней стороны изделий применялось лощение по подсушенной поверхности. У сосуда № 2 внешняя поверхность заглажена твердым предметом, у изделия № 4 — скорее всего, грубой тканью. Внутренняя поверхность горшков обработана мягким предметом (пальцами или тканью).

Украшена практически вся посуда. Лишь один небольшой горшок не имеет орнамента (рис. 5, 3). У остальных орнаментирована, как правило, верхняя часть внешней поверхности. Орнамент нанесен в большинстве случаев при помощи гладкого штампа, в единичных случаях — гребенчатого (рис. 6, 1) или шнура (рис. 5, 4). Присутствует штамп в виде «скобочки» (рис. 8, 8). Прочерчиванием выполнены горизонтальные и вертикальные линии. Статистические подсчеты проведены по шейкам 53 сосудов (табл. 2).

Таблица 2

Орнаментация бархатовской посуды поселения Мостовое 1

Техника нанесения орнамента Кол-во % Техника нанесения орнамента Кол-во %

Гладкий штамп 40 75,5 Уголковый штамп 2 3,8

Гребенчатый штамп 7 13,2 Скобочка 2 3,8

Прочерчивание 22 41,5 Круглый полый штамп 1 1,9

Шнур 1 1,9 Прочие (резные, насечка, наколы, вдавления) 4 7,5

В орнаментации доминируют наклонные оттиски штампа, одно- и многорядовый горизонтальный зигзаг, горизонтальная елочка, каплевидные вдавления и круглые ямки. Значительно реже встречаются геометрические узоры — заштрихованные треугольники, ромбы и т. п. Своеобразной чертой бархатовского декора является особый межзональный узор, как правило, из двух вертикальных линий, разбивающий по вертикали орнаментальное поле сосуда (рис. 5, 1; 6, 3, 5, 16) (табл. 3).

Таблица 3

Орнаментация бархатовской посуды поселения Мостовое 1

Элемент орнамента Кол-во % Элемент орнамента Кол-во %

Круглая ямка 18 33,9 Лента с горизонтальной елочкой 2 3,8

Аморфная ямка 3 5,7 с горизонтальным зигзагом 5 9,4

Жемчужина 2 3,8 с оттисками уголка 1 1,9

Каплевидные вдавления 18 33,9 с флажками 1 1,9

Желобки 1 1,9 Линия, разбивающая по вертикали орнаментальное поле 5 9,4

Горизонтальные линии 8 15 Горизонтальный зигзаг (одно- и многорядовый) 19 35,8

Наклонные оттиски штампа 26 49 Флажки 1 1,9

Вертикальные оттиски штампа 4 7,5 Ряды скобочек (1-4 и более) 2 3,8

Горизонтальная елочка 21 39,6 оттисков полого круглого штампа 1 1,9

Заштрихованные ленты 5 9,4 Треугольники (заштрихованные, с насечками) 2 3,8

Сетка 8 15 Ромбы 4 7,5

Орнаментальные композиции на внешней поверхности сосудов построены следующим образом. На шейке под срезом венчика нанесен ряд наклонных оттисков штампа, сетка либо горизонтальная елочка, ниже — довольно часто многорядовый зигзаг, в единичных случаях флажки, лента с наклонными оттисками штампа, заштрихованные ромбы. У основания шейки нанесен ряд каплевидных вдавлений либо круглых ямок, изредка сгруппированных попарно. Жемчужины нанесены на шейку лишь в двух случаях. На плечике, как правило, фиксируются ленты с заключенными в них зигзагом, наклонными оттисками штампа, в единичных случаях — уголка, флажков и редкие геометрические узоры в виде треугольников с бахромой из мелких наколов. Межзональный узор из двух вертикальных линий встречен на фрагментах пяти сосудов. На одном экземпляре однообразными рядами скобочек украшены шейка и плечико, а переходная между ними зона покрыта несколькими рядами желобков (рис. 6, 8).

Достоверно к бархатовскому вещевому комплексу можно отнести следующие предметы инвентаря. Грузила — 5 целых (рис. 7, 1-3) и обломки еще от 11 экз. Они имеют овальную в плане и сечении форму, один желобок-перехват, размеры целых экземпляров варьируются от 4,5x2,7x1,6 до 4,9х4,9хх2,8 см. Пряслице биконическое, диаметром 5 см, высотой 4,4 см, хорошо обработано, подлощено (рис. 7, 8). Две «катушки»: одна целая — длиной 5,6 см, диаметром 2,6 см, расширяющиеся торцовые части имеют диаметр 4 см (рис. 7, 7); обломок другой — длиной 5,1 см. «Фишки» — 4 экз. Это выточенные из стенок сосудов предметы размером около 3,2x2,7-2,8x0,7-0,8 см, относительно правильной овальной, округлой или подпрямоугольной формы, с

хорошо обработанными торцовыми гранями, не имеют следов использования в качестве скребков (рис. 7, 4, 5). Интерпретируются как предметы для игры.

На многих поселениях эпохи поздней бронзы встречаются находки глиняных лепешек-«кирпичиков». В исследованном сооружении целых «кирпичиков» не обнаружено. Судя по крупным обломкам, размеры которых составляли 8x3,5 см-10х7,5х4 см, это были достаточно массивные, видимо, слабо обожженные предметы. Функциональное назначение их не установлено. Судя по тому, что большое скопление обломков кирпичиков находилось около прокала, можно предположить, что они составляли часть очажной конструкции. В культурном слое жилища содержалось значительное количество обломков лимонита (иначе — бурый железняк). Видимо, обитатели поселка активно его использовали. Одно из применений — добавка в состав теста «кирпичиков» (рис. 8, 9).

Рис. 6. Керамика бархатовской культуры поселения Мостовое 1

Подобные предметы, кроме «катушек», широко распространены на поселениях культур позднего бронзового века Зауралья. «Катушки» являются своеобразным индикатором и одной из характерных находок для поселений бархатовской культуры [Зимина и др., 2005].

Обломки бархатовских сосудов использовались в качестве скребков, о чем свидетельствуют следы сработанности на гранях обломков (рис. 7, 9). В исследованном жилище обнаружено 45 керамических скребков.

Рис. 7. Глиняный инвентарь поселения Мостовое 1

Аналогии ряду предметов в коллекции имеют широкие хронологические рамки, встречаются на памятниках как эпохи ранней бронзы, так и позднего бронзового века. Это относится к некоторым предметам и обломкам предметов из глины и орудиям из камня.

Обломок глиняного предмета, напоминающего маленькую чашечку (или ложку с обломанной ручкой?), размеры 2,8x2,8x1,1 см (рис. 7, 10). Глиняный шарик овальной в плане и сечении формы размерами 1,9x1,2 см. Бусины из глины — одна размером 1,3 см, диаметром 0,8 см, вторая длиной 1 см, диаметром 0,6 см (рис. 7, 13, 14). Обломок глиняного предмета в виде стерженька длиной 1,9, диаметром 1 см.

К орудиям из камня4 можно отнести следующие предметы. Два активных абразива из гра-нитоподобного песчаника. Один размерами 6,4x7,7x4,1 см, подквадратной формы в плане и треугольной в сечении (рис. 8, 2). Имеет одну равномерную чуть вогнутую в центре рабочую поверхность с параллельными друг другу линейными следами и металлическим блеском. Другой размерами 9,2x10,3x4 см, круглой формы в плане, прямоугольной в сечении (рис. 8, 1). Имеет одну прямую рабочую поверхность с параллельными друг другу линейными следами и металлическим блеском. Оба использовались для заточки изделий с плоской поверхностью. Шлифованная плитка из серого плитчатого сланца размерами 5,5x3,3x0,7 см, подпрямоуголь-ной в плане и треугольной в сечении формы (рис. 8, 3). Один продольный край выкрошен, в связи с чем трудно установить функцию. Могла использоваться в качестве ножа. Обломок шлифовальной плитки из песчаника (рис. 8, 4). Имеет одну рабочую прямую поверхность с параллельными друг другу линейными следами и металлическим блеском.

Определения С. Н. Скочиной.

Серия орудий применялась для обработки шкур. Лощило из расколотой кварцитовой гальки (рис. 8, 6). На одном крае прослеживается жирная заполировка с линейными следами, характерными для работы по коже. Скол с коричневой гальки (размеры 4,4x3,3x0,7 см), имеет ретушированное лезвие со стороны брюшка (рис. 8, 5). Лезвие покрыто мелкой краевой ретушью, с одной стороны виден блок следов, характерный для работы по шкуре. В качестве стамески для обработки шкуры использовался аморфный отщеп из черного плитчатого сланца размерами 2,1x1,2x0,4 см (рис. 8, 8). На угловом участке прослеживается односторонняя выкрошенность лезвия, на кромочной линии видна жирная заполировка и линейные следы, расположенные перпендикулярно лезвию.

Рис. 8. Инвентарь поселения Мостовое 1:

1-8, 10 — орудия из камня; 9 — обломок глиняного «кирпичика» с включениями лимонита

Кроме того, в коллекции имеются: медиальная пластина из сургучно-зеленой яшмы с желвачной коркой размерами 2,2x1,0x0,3 см (рис. 8, 7), на угловых участках видны микросколы и выкрошенность, характерные для резчиков; аморфный отщеп из сургучно-зеленой яшмы (рис. 8, 10).

Остеологический материал5 с площади исследованного жилища минимален. В коллекции поселения Мостовое 1 около 32 обломков костей — преимущественно остатки зубов животных. Из них определимых — 10 ед.: 4 — обломки зубов лошади, 6 — обломки зубов коровы.

Исследованная на поселении постройка относится к бархатовской культуре позднего бронзового века. Основные параметры жилища: подквадратный котлован площадью 63 м2 с рядами ямок диаметром в среднем 0,2-0,4 м и глубиной 0,15-0,4 м вдоль стенок снаружи и внутри, а также в центре и широким коридором в виде выступа в стене — совпадают с характеристиками бар-хатовских сооружений [Аношко, Берлина, 2003. С. 102]. Инвентарный набор из желобчатых грузил, «катушек», пряслиц, «фишек» широко распространен в материалах позднебронзовых комплексов Западной Сибири, в том числе бархатовских. По основным элементам декора и формам

Определения П. А. Колмогорова.

керамика поселения Мостовое 1 соответствует бархатовской посуде других памятников [Матвеев, Бурлина, 1990; Матвеев, 1999. С. 107-109], однако в орнаментации имеет больше сходства с комплексами раннего, щетковского, этапа. На его посуде в орнаментации горловины преобладают наклонные линии, вертикальный зигзаг6, горизонтальная линия, сетка, каплевидные вдавления и круглые ямки. Для керамики этого этапа характерна также низкая доля жемчужин на шейках, более частая встречаемость таких элементов, как скобочки, многорядовый зигзаг и др., по сравнению с материалами позднего этапа [Аношко, 2006. С. 18]. Помимо особенностей орнаментации посуды, принадлежность к раннему этапу бархатовской культуры подтверждает гипсометрическое положение памятника Мостовое 1 — на низкой озерной террасе. На участках с низкими отметками располагаются неукрепленные поселения бархатовской культуры, отнесенные к раннему этапу ее развития [Матвеев, Аношко, 2001. С. 31; Аношко, 2006. С. 23]. Даты сооружения на поселении Мостовое 1 (см. выше) согласуются с радиоуглеродными датами селища Щетково 2, калиброванные значения которых укладываются в пределы 1300-1020 гг. до н. э. [Аношко, 2006. С. 19].

Рис. 9. Керамика эпохи ранней бронзы поселения Мостовое 1

В табл. 3 — горизонтальная елочка.

В коллекции поселения Мостовое 1 выделяется группа предметов, которая может быть отнесена к раннему бронзовому веку. Данный комплекс включает 380 фрагментов керамики, в том числе одно изделие из стенки сосуда, назначение которого не определено, и несколько обломков грузил.

Рассматриваемые типы грузил широко распространены на территории Притоболья в эпоху энеолита — ранней бронзы. В коллекции присутствуют два обломка сигаровидного грузила диаметром 1,8 см (рис. 7, 12) и два фрагмента разных грузил биконической формы (рис. 7, 11).

В процессе раскопок постройки бархатовской культуры наряду с материалами этого времени была получена серия посуды (рис. 9, 10), обладающая отличными орнаментально-морфологическими характеристиками,— по венчикам, стенкам и днищам около 28-30 изделий. Это в основном сосуды баночной формы, часть из которых имеет слабовыраженную профилировку. С описываемой посудой соотносятся исключительно плоские днища. В керамическом тесте визуально фиксируются примеси песка, органики и шамота, как правило, мелкого. Отпечатков текстиля на внешней и внутренней поверхности сосудов не зафиксировано. Основная часть венчиков имеет плоский либо округлый срез. В большинстве случаев срезы венчиков орнаментированы простейшими элементами: наклонными отрезками короткого гребенчатого штампа и пальцевыми защипами. В приустьевой части абсолютного большинства сосудов, имеющих венчик, фиксируются горизонтальные ряды ямочек, образующие на противоположной стороне ряды жемчужин (табл. 4). Следы ямочной орнаментации в виде горизонтальных замкнутых рядов отмечаются также на тулове и в придонной части ряда изделий. Однако часть посуды не содержит ямочного орнамента не только на тулове и днищах, но и в приустьевой части.

Ведущей техникой орнамента является короткий гребенчатый штамп, при помощи которого декорировано абсолютное большинство сосудов (табл. 4). Единичные экземпляры украшены в технике насечки и в отступающе-накольчатом стиле. Элементы орнамента и целостные орнаментальные композиции не отличаются сложностью. Как правило, это прямые и наклонные отпечатки гребенчатого штампа, образующие замкнутые горизонтальные ряды. На поверхности одного горшка отмечены композиции, выполненные при помощи шагающей гребенки. Геометрические элементы декора в основном представлены зигзагом, в том числе многорядовым (табл. 4). В двух случаях зафиксированы композиции, напоминающие заштрихованные треугольники. В целом следует констатировать относительную простоту и слабую загруженность орнаментального пространства сложно-геометрическими элементами.

Таблица 4

Орнаментация посуды эпохи ранней бронзы поселения Мостовое 1,

количество/%

Элемент орнамента Группа посуды

Короткий гребенчатый штамп Насечка/накол Отступание

Ямочки по венчику 11/47,8 1/4,35 —

по тулову 6/26,08 1/4,35 2/8,7

по дну 2/8,7 1/4,35 —

Прямая горизонтальная линия 1/4,35 2/8,7 3/13,04

Короткие отрезки с наклоном вправо 10/43,5 1/4,35 1/4,35

с наклоном влево 11/47,8 1/4,35 —

Короткие прямые отрезки 5/21,7 — —

Горизонтальный зигзаг 3/13,04 — —

Многорядовый горизонтальный зигзаг 4/17,4 — —

Заштрихованные треугольники вершинами вверх 1/4,35 — —

вершинами вниз 1/4,35 — —

Шагающая гребенка 1/4,35 — —

Наибольшие аналогии в рамках культур рассматриваемого времени данная серия находит в материалах одиновских древностей, бытовавших на протяжении начального этапа эпохи бронзы. Основным ареалом одиновской культуры традиционно считается Тюменское Прииши-мье, где функционировали ее опорные памятники: Одино, Малышевское [Крижевская, 1977], Серебрянка 1 [Панфилов, 1993] и др. Отдельные находки керамики, предварительно интерпретированные с позиции одиновской культурной принадлежности, происходят и с притобольских

памятников, к числу которых можно отнести поселения Шапкуль 6 [Косарев, 1981], Дуванское 4 [Панфилов, 1989], Юртобор 21 [Зах, 2006] и ряд других. Однако «чистых» одиновских комплексов в Тюменском Притоболье неизвестно [Там же]. Вместе с тем следует отметить некоторые отличия керамической серии поселения Мостовое 1 от классических приишимских коллекций. В частности, в исследуемой выборке прослеживается меньшая загруженность орнаментального поля посуды ямочным орнаментом, который, в отличие от Приишимья, далеко не всегда представлен на тулове и в придонной части изделий. Значительная часть посуды по специфике расположения декоративных композиций напоминает не столько приишимские комплексы, сколько коллекции местного энеолита. Так, определяющее использование короткого гребенчатого штампа характеризует один из орнаментальных компонентов лыбаевских древностей [Волков, 2006], генезис которого, вполне вероятно, нашел свое продолжение и в материалах рассматриваемого памятника. Таким образом, нельзя исключать, что данный комплекс отражает своеобразный симбиоз орнаментальных традиций, характерных для Приишимского и Притобольского регионов, при определяющем влиянии культуры притобольского энеолита.

Рис. 10. Керамика эпохи ранней бронзы поселения Мостовое 1

О. Ю. Зимина, Е. Н. Волков, Н. Е. Рябогина, С. Н. Иванов Палинологические исследования

Время существования бархатовской культуры в целом сопоставимо с началом последнего этапа суббореального периода в голоцене. Первые и единственные до недавнего времени спо-рово-пыльцевые исследования бархатовского культурного слоя были проведены на поселении Щетково 2 в лесостепном Тоболо-Исетском междуречье [Рябогина и др., 2001]. Поэтому весьма актуально получение новых материалов для реконструкции природных условий бархатовского времени, но уже для более северного района, Туро-Пышминского междуречья.

Рис. 11. Профиль почвы поселения Мостовое 1 (место отбора проб на спорово-пыльцевой анализ)

По строению профиля почва на поселении Мостовое 1 определена как дерново-слабоподзолистая, супесчаная [Якимов и др., 2007]. Дерновый и оподзоленный горизонты не исследовались, спорово-пыльцевому анализу подвергли лишь образцы почвы из отложений в котловане жилища с глубины 0,42-0,56 м на участке коридорообразного выхода (кв. З/10). В литологиче-ском отношении культурный слой представлен серо-коричневой супесью и отчетливо выделяется визуально (рис. 11). На спорово-пыльцевой анализ сплошной колонкой отобрано 9 проб, их состав представлен на диаграмме (рис. 12).

Материковые отложения отличаются очень низкой концентрацией пыльцы и спор — в спектре в основном выделены пыльцевые зерна березы, единично — сосны, лещины, злаков и разнотравья. Спектр сложно интерпретировать, но предположительно исследованные отложения сформировались в окружении березовых лесов.

Отложения культурного слоя исследованы в пробах № 2-9. Вероятно, они сформировались в течение короткого временного промежутка во время функционирования жилища. Все изменения в составе и количественном соотношении компонентов в спектрах происходили на достаточно однородном климатическом фоне и, вероятно, связаны с сукцессионными изменениями фитоценозов в окрестностях памятника. Поэтому логично объединить их в один палиноком-плекс с выделением ранней и поздней стадий обитания на поселении.

Палинокомплекс 1а (0,49-0,57 м) — начальная стадия обитания, отражает процесс обжива-ния людей на этом месте непосредственно после строительства жилища и адаптации растительности к антропогенной нагрузке. Интересна динамика концентрации пыльцы и спор в отложениях дна котлована — в пробах № 2 и 4 высокая насыщенность палиноморфами позволила определять 450-500 зерен на одном покровном стекле, причем большая их часть принадлежала пыльце трав. В расположенных между ними образцах № 3 и 5 отложения с большим количе-

ством угольков содержали всего 15-27 зерен на одном покровном стекле, но увеличена доля пыльцы древесных пород. Причиной такого резкого изменения концентрации палиноморф и их состава, возможно, были пожары, поэтому спектры образцов № 3 и 5 не рассматриваются при палеореконструкциях.

Общий состав спектров, %

Условные обозначения

О Пыльца трав V Споры ■ ■. ■; Коричневая супесь

Серо-коричневая супесь Желтый песок YQQ2 Культурный спой №2

(отложения насыщенные обломками си, кости, угля)

Соотношение компонентов в группе пыльцы деревьев и кустарников, %

[>£> Belula secl AJbae Rgl. p?» Ptnus syiwstns L, [>5 Salütsp.

Соотношение компонентов в группе пыльцы ipae и кустарничков, % Asteraceae: р* Chonopodisc<we

+■ Магпфл sp г-зф Разнотравье

Qchonum sp.

Cirsktm ц> Сум« пыпьиы сорных растений:

Potymnum рогъкяпи L-Рдатадо sp, Onagraceae

Сумма пыльцы гидрофитов: AJtsma sp. TVphe sp. Cyperaceae

! VO Роасвэв

Соотношение компонентов в группе спор. % [Lr-v Lycopodkjm elevatum L. рТ Sphsguwm sp, Pöypodiaeeae

Рис. 12. Спорово-пыльцевая диаграмма разреза поселения Мостовое 1

Отложения дна котлована характеризуются доминированием пыльцы трав (73-78 %), в составе которых отмечено обилие пыльцы семейства лютиковых (49-47 %), хорошо представлена пыльца семейства злаковых (7-10 %) и астровых (7 %), отмечены представители осоковых, цикориевых, ворсянковых, маревых, бобовых, подмаренника (Galium boreale L., G. verum L.) и частухи (Alisma sp.). Отдельно необходимо отметить выделение сорной пыльцы иван-чая, пионерного вида, расселяющегося после пожаров.

Состав пыльцы древесных пород (20-25 %) свидетельствует о том, что в окрестностях памятника хвойных лесов не было (Pinus sylvestris L. — 3-6 %), лесные сообщества были представлены березовыми осветленными лесами с редкой примесью ольхи, сосны, ивы и лещины. Споровая часть спектра представлена папоротниками и плаунами.

В целом спектр, вероятно, сформировался в условиях березовой лесостепи, близкой по облику современным ландшафтам Приишимья. Луга заливные, разнотравные и разнотравно-злаковые в пойме Туры и Пышмы окружали небольшие участки березовых лесов, приуроченных преимущественно к гривам и террасам. Разнообразие пыльцы трав, состоящей более чем на 50 % из мезофитного лугового и лесного разнотравья и только на 18 % из представителей ксерофитных остепненных лугов, позволяет предположить, что участков сухих степей в окружении поселка было мало. Вероятно, обитатели поселка жили на опушке леса или в разреженном березовом лесу.

Палинокомплекс 1б (0,41-0,49 м) характеризует более позднюю стадию обитания на поселении. Во всех спектрах доминирует группа пыльцы трав (78-89 %) на фоне постепенного сокращения доли древесной пыльцы (20-8 %). Сокращение количества пыльцы берез в спектрах, вероятно, не является следствием общих ландшафтных изменений, а отражает локальные условия в связи с вырубками леса около поселения.

В составе пыльцы трав происходят незначительные изменения, связанные в первую очередь с увеличением доли злаков (до 19 %), чаще встречаются представители семейства гвоздичных, цикориевых, маревых и ворсянковых, а также сорняков — иван-чая, подорожника и горца почечуйного. Изменения, прослеженные в верхней части культурных отложений, скорее всего, связаны с антропогенным влиянием. Вырубки проредили лес, а возможно, и уничтожили его

около поселения, в результате этого изменился состав трав — представители лесного разнотравья уступили место представителям лугово-степных фитоценозов с участием сорняков.

Таким образом, при палинологическом исследовании бархатовского культурного слоя поселения Мостовое 1 получены результаты, согласующиеся с выводами по поселению Щетково 2. Так же как в Ингальской долине, в спорово-пыльцевых спектрах финала суббореального периода голоцена Туро-Пышминского междуречья пыльца трав преобладает, но в более мезо-фильном составе. Здесь реконструированы лесостепные условия с разнотравными и разнотравно-злаковыми лугами в междуречье Туры и Пышмы, лесов заметно больше, чем около Щетково 2, и состояли они преимущественно из березы. Реконструированный облик ландшафтов совершенно не согласуется с современным обликом этого района — сегодня здесь господствуют фитоценозы подтаежных сосновых и смешанных травяно-кустарниковых лесов, иногда с примесью ели. Следовательно, территория Туро-Пышминского междуречья в ранний период бытования бархатовской культуры, так же как и Ингальская долина, попадала в зону дефицита атмосферных осадков.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Аношко О. М. Бархатовская культура позднего бронзового века Зауралья: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Тюмень, 2006. 25 с.

Аношко О. М., Берлина С. В. Реконструкция основных эелементов жилой среды бархатовского населения эпохи бронзы // Экология древних и современных обществ. Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН, 2003. Вып. 2. С. 101-104.

Зах В. А. Хроностратиграфия неолита и раннего металла лесного Тоболо-Ишимья: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Новосибирск, 2006. 55 с.

Зимина О. Ю., Зах В. А., Скочина С. Н. и др. Городище Чеганово 3 в Нижнем Притоболье // ВААЭ. 2005. № 6. С. 58-72.

Матвеев А. В. Зауралье в конце бронзового века и распад андроновского единства // Наука Тюмени на рубеже веков. Новосибирск: Наука, 1999. С. 93-124.

Матвеев А. В., Аношко О. М. К проблеме хронологической дифференциации бархатовских древностей // Проблемы взаимодействия человека и природной среды. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2001. Вып. 2. С. 29-32.

Матвеев А. В., Бурлина Т. В. Бархатовская керамика Красногорского городища // Древняя керамика Сибири: типология, технология, семантика. Новосибирск: Наука, 1990. С. 99-114.

Волков Е. Н. Лыбаевские древности лесостепного Притоболья (эпоха энеолита) // ВААЭ. 2006. № 7. С. 22-35.

Косарев М. Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М.: Наука, 1981. 280 с.

Крижевская Л. Я. Раннебронзовое время в Южном Зауралье. Л.: Наука, 1977. 160 с.

Панфилов А. Н. Новый тип памятников раннего бронзового века в южно-таежном Тоболо-Иртышье // Западносибирская лесостепь на рубеже бронзового и железного веков. Тюмень: ТюмГУ, 1989. С. 150-157.

Панфилов А. Н. Многослойное поселение Серебрянка-1 в Нижнем Приишимье: (Итоги полевых исследований). Препр. Тюмень: ИПОС СО РАН, 1993. 80 с.

Рябогина Н. Е., Семочкина Т. Г., Иванов С. Н. Реконструкция условий обитания населения Нижнего Приисетья в позднем бронзовом и раннем железном веках // Проблемы взаимодействия человека и природной среды. Тюмень: ИПОС СО РАН, 2001. Вып. 2. С. 33-39.

Якимов А. С, Рябогина Н. Е., Иванов С. Н., Демкина Т. С., Зимина О. Ю., Цембалюк С. И. Природные условия Туро-Пышминского междуречья в X-IV вв. до н. э. // ВААЭ. 2007. № 8. С. 206-226.

Тюмень, ИПОС СО РАН

The article presents investigation results on a multi-layer settlement of Mostovoye 1 located in the sub-taiga zone in the interfluve of the Tura and Pyshma. The basic complex and the remnants of the construction investigated at the settlement refer to the Barkhatovo cuture of the late Bronze Age. Besides, the cultural layer of the settlement contained pottery and single articles of the early Bronze Age inventory. This pottery series finds its closest analogues in the materials of the Odino culture of the low Ishim basin, and partly, in the local Aeneolithic cultures of the low Tobol basin. According to the palinological data, here, at the end of the Holocene sub-boreal period (time of the existence of the Barkhatovo culture) subject to reconstruction being forest-and-steppe conditions with herb and herb-and-gramineous meadows.

Low Tobol basin, late Bronze Age, the Barkhatovo culture, early Bronze Age, the Odino culture, spore-and-pollen test, reconstruction of natural conditions.

Научтруд |