Notice: Undefined variable: metatagsdescription in /home/cr15141/nauchtrud.com/article/blogs.php on line 162
Конфликты в сфере рыболовства: классификация и методы разрешения
Научтруд
Войти

Конфликты в сфере рыболовства: классификация и методы разрешения

Автор: указан в статье

Известия ТИНРО

Том 137

УДК 639.2

А.А.Курмазов

(Российско-Японская Комиссия по урегулированию претензий, связанных с рыболовством, г. Токио, Япония)

КОНФЛИКТЫ В СФЕРЕ РЫБОЛОВСТВА: КЛАССИФИКАЦИЯ И МЕТОДЫ РАЗРЕШЕНИЯ

Конфликты в рыболовстве возникают, как правило, в результате чрезмерных рыболовных усилий и дефицита рыболовных ресурсов. Наибольшее число конфликтов имеют международный характер, когда они происходят между странами происхождения рыболовных запасов и странами экспедиционного промысла. Но они могут возникать и на национальном уровне. Рассматриваемый период — с конца 19-го века до настоящего времени. Преимущественно исследуются конфликты, происходившие в северной части Тихого океана, однако приводятся примеры и из Северной Атлантики, а также зоны действия Конвенции АНТКОМ. Конфликты разрешаются политическими методами (международный договор) или экономическими (применение внешнеторговых санкций). Иногда дело доходит до применения мер силового воздействия, включая вооруженные столкновения. Показаны примеры различных конфликтов в области рыболовства и методы их разрешения.

Kurmazov A.A. Conflicts in fisheries: classification and methods of solution // Izv. TINRO. — 2004. — Vol. 137. — P. 409-416.

A fisheries conflict may be determined as "not satisfied claims to fishery recourses of one subject of fisheries if they contradict to the interests of other subject of fisheries". The fisheries conflicts arise as a rule as a result of the overfishing and deficit of the fisheries recourses. The most number of conflicts are in the international fisheries, when they occur between countries of the fisheries recourses origin and countries of distant sea fisheries. However they may occur on the national level too.

The historical period from the end of XIX Century to the nowadays is examined. Mainly the conflicts in the north Pacific are considered, but another ones in the north Atlantic and ANTCOM Convention zone are adduced too. The conflicts between the USA and Canada concerning the sockeye salmon of Fraser River and the Bering Sea halibut are considered in detail. Before NPAFC establishment, the conflict existed between interests of Japan and other countries of salmons origin (Canada, US and Russia). At that time the conflicts arose inside of Japan, too: between fishermen and government, and among the fishermen for the government subsidy to narrow salmon fishery, and other. The latent conflict in the Japan Sea concerning the common mackerel of the Tsushima Strait, and the other one on snow crab of the Yamato Rise are considered, as well. Besides, conflicts are able to occur between countries-participants of an international agreement on fisheries and countries not participating in the agreement.

The conflicts may be solved by political methods (as international agreement) or economical methods (as trade sanctions). Sometimes enforcement may be applied, including armed conflict. An attempt has been done to classify the fishery conflicts and the methods of their solving.

Конфликты в сфере рыболовства происходят, как правило, из-за нехватки рыболовных ресурсов. Участниками конфликта могут быть государства (претендующие на один запас, прибрежное и не прибрежное, участвующее в международном договоре и нет), внутри государства рыбаки и рыболовные администрации или правительства (когда первые недовольны ограничивающими решениями вторых), рыбаки и рыбаки (соперничающие за один и тот же запас) и др. Конфликты в рыболовстве возникают, если разные субъекты рыболовства претендуют на один запас, объем которого недостаточен для удовлетворения запросов всех субъектов, и исчезают, если его участникам удается договориться о взаимных ограничениях или о принятии единых правил поведения. Иногда они имеют затяжной характер и длятся десятилетиями. Конфликт — это прежде всего неудовлетворенные претензии на водные биоресурсы одного субъекта рыболовства, которые выражаются в действиях, входящих в противоречие с интересами другого субъекта рыболовства. Конфликт может быть решен, но неудовлетворенные претензии при этом остались. Тогда возникает скрытый, латентный, конфликт, и он может опять проявиться в будущем.

Международные конфликты в рыболовстве стали возникать с окончанием эпохи свободы рыболовства в Мировом океане, примерно в первой половине 19-го века, когда стали заключать и первые международные договоры по рыболовству, сначала в западной Европе между Англией и Францией (1939 г.) в целях ограничения свободы рыболовства третьих стран в прол. Ла-Манш (Бекя-шев, 1996). Во второй половине 20-го века был накоплен достаточный негативный опыт в области освоения морских биоресурсов: под влиянием природных факторов и в результате чрезмерного рыболовства были подорваны некоторые важнейшие запасы гидробионтов в самых различных районах Мирового океана. Необходимость принятия самых безотлагательных мер по регулированию рыболовства и сохранению морских биологических ресурсов не только не уменьшается, но год от года становится более острой. Увеличиваются расходы мирового сообщества по принятию таких мер. Повышается уровень международных механизмов, с помощью которых достигается цель — неистощительное рыболовство. В ряде случаев предпринимаются значительные дипломатические усилия, особенно когда дело доходит до вооруженных конфликтов при защите рыболовных интересов.

Так, в Северной Атлантике в 1995 г. возник палтусовый конфликт между Канадой и Испанией, который перерос в конфликт между Канадой и Европейским Сообществом (ЕС). Испанские суда, осуществлявшие промысел черного палтуса в районе о. Ньюфаундленд в открытой части Атлантики, были арестованы канадскими властями. Основанием для ареста стал канадский закон, запрещающий промысел рыб, трансграничный запас которых (образующийся одновременно в зоне национальной юрисдикции и примыкающих открытых водах) уменьшается (Пересада, 1995). При этом с биологической точки зрения канадцы были правы, поскольку защищали ассоциированный запас, образующийся в канадской зоне. Канадцы были правы и с экономической стороны, так как к этому времени был введен запрет на промысел трески, и на побережье в районе Ньюфаундленда осталось без работы около 50 тыс. чел., а палтус остался единственной ценной рыбой, промысел которой мог экономически поддержать пострадавшие от запрета промысла районы (Сегодня, 1995; Зиланов, 1996).

Для защиты рыболовных притязаний своих стран в район промысла вошли испанские и канадские военные корабли. Потребовались сложные дипломатические переговоры по урегулированию этого конфликта. Тем не менее демонстрация военной мощи и результаты дипломатических усилий по преодолению возникших противоречий до конца так и не удовлетворили участников конфликта. Его влияние было настолько велико, что в Испании оппозиционные правительству силы пытались использовать внутриполитические противоречия для

усиления своего влияния на волне недовольства официальной позицией страны по этому вопросу.

В 1969 г. СССР и Норвегия вынуждены были прекратить вылов атланти-ческо-скандинавской сельди в связи с катастрофическим уменьшением запаса (Шлейник, 1996). Конфликта не последовало, но принятие мер было болезненным для обеих стран, принявших такое решение, поскольку данные меры сильно ограничивали возможности промысла советских и норвежских рыбаков в примыкающих прибрежных районах. В 1996 г. в той же Северной Атлантике, в Северном море, Е вропейский Союз принял трудное решение, резко ограничив лов сельди, поскольку её запасы сократились до самого низкого уровня после 1970 г., когда промысел был прекращен на 4 года. Квота была снижена с 313 тыс. т до 156 тыс. т. Это означало прекращение промысла до конца года (Рыбак, 1996). Одновременно министрами рыболовства Е С было достигнуто соглашение об ограничении с 1996 по 2001 г. в Северной Атлантике квот на добычу трески, лосося, сардины, палтуса и макрели на 30 % (Рыбная столица, 2000), что, несомненно, должно было вызвать конфликт между рыбаками и рыболовными администрациями стран, поддержавших ограничения.

В конце 1990-х гг. начался нерегулируемый и нелегальный промысел клы-кача в Южном океане в зоне действия Конвенции "О сохранении морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ)". Эта рыба имеет высокие потребительские качества и цену на международном рынке, например в ряде стран Латинской Америки и Австралии. Начиная с 1997 г. в течение трех лет в результате нерегулируемого лова было добыто около 90 тыс. т этой рыбы — в два раза больше, чем в зоне действия Конвенции при регулируемом промысле. Чрезмерная интенсивность промысла привела не только к существенному истощению запасов клыкача, но и к сокращению популяций морских птиц (буревестников и альбатросов) (Брухис, 2000). С целью сохранения запасов этой рыбы и экосистемы в целом была введена сложная система предохранительных мер, вплоть до документирования её уловов.

Однако браконьерство не прекратилось, что вызвало серьезный конфликт австралийских и уругвайских властей в августе 2003 г. Уругвайское судно "Viarsa", ведшее незаконный промысел клыкача в зоне действия Конвенции, после продолжительной погони (в ходе преследования было пройдено 4600 миль) было задержано австралийским пограничным кораблем и оштрафовано на 500 тыс. австралийских долларов. Инцидент вызвал серьезный дипломатический конфликт Канберры и Монтевидео (Daily Yomiuri, 2003).

Для северной части Тихого океана — зоны интенсивного рыболовства — проблема истощения морских биоресурсов в результате чрезмерной эксплуатации и возникновения на этой почве межгосударственных или внутринациональных конфликтов столь же характерна, как и для других районов Мирового океана.

Затяжной (с начала 20-го века) характер имеет американо-канадский конфликт по поводу определения взаимных квот вылова лососей (нерки и горбуши) в прол. Джорджия и р. Фрейзер, несмотря на давно существующие двусторонние соглашения. Корень противоречий двух стран заключался в том, что бесконтрольный промысел нерки рыбаками штата Вашингтон отрицательно сказывался на ее запасах. В то же время в начале 20-го века и канадская сторона проводила строительные работы на р. Фрейзер, куда заходит на нерест нерка из прол. Джорджия, без всякого учета необходимости сохранения нерестилищ. В 1913 г. при взрывных работах во время прокладки железной дороги был засыпан каньон Чертовы Ворота — один из основных нерестовых проходов нерки. Из-за чрезмерного промысла в море и уничтожения нерестилищ к 1917 г. запасы нерки сократились на 80 %. И к 1930 г. промысел нерки этого района практически прекратился (Лафицкий, 1971).

Попытка выработать совместные американо-канадские меры по регулированию промысла нерки и охране ее ресурсов предпринимались несколько раз, начиная с 1892 г. Но они заканчивались неудачами (Reiff, 1959). Проект подписанной в 1930 г. Конвенции о промысле нерки был разработан еще в 1918 г., а ратифицирован США только в 1937 г. Конвенция не сняла остроту проблемы промысла нерки. Договоренность неоднократно подвергалась пересмотру, изменялась протоколами. Двусторонний конфликт за преимущественные права промысла лососей продолжает периодически обостряться. Так, в 1995-1996 гг. непримиримость позиций участников конвенции достигла такой остроты, что потребовалось участие иностранного посредника. Им стал представитель Новой Зеландии. Его, однако, так обескуражила "пропасть между позициями сторон", что он в начале марта 1996 г. попросился в отставку (Шелков, 1996).

В этот период Канада принимает против США ряд экономических санкций. В частности, за транзитный проход через прол. Джорджия американские суда должны были оплачивать пошлину в размере 1,5 тыс. канадских долларов с судна. Администрация Клинтона согласилась компенсировать эти расходы из федеральной казны. Но тайная обида американского конгресса выплыла наружу уже в следующем году, когда условием возобновления переговоров по лососю было взыскание с Канады 300 тыс. дол., как незаконно полученных ею в виде пошлин с американских рыболовных судов (Рыбацкие новости, 1996; Советская Россия, 1997).

Последствия "лососевой блокады" канадцев сказываются и по сей день. В 1985 г. подписано американо-канадское соглашение по тихоокеанскому лососю. Создан двусторонний Тихоокеанский лососевый комитет (Pacific Salmon Committee), в задачи которого входит проведение переговоров о промысле тихоокеанского лосося, мониторинг, оценка запасов, анализ результатов исследований с целью восстановления запасов, образующихся в реках северо-западного побережья Америки. Однако почти 20-летняя работа этого комитета может быть прервана из-за решения Конгресса США приостановить финансирование комитета (ежегодный взнос — 1,1 млн долл. США). Это фактически означает прекращение действия соглашения 1985 г. и сильное ослабление контроля над ситуацией с промыслом лососей и их изучением (Суйсан кэйдзай симбун, 2003а).

Несколько иные корни имеет проблема ограничения японского промысла лососей в северной части Тихого океана и Беринговом море, в результате решения которой была проведена довольно четкая граница между интересами Я понии и другими странами происхождения запасов тихоокеанских лососей. Е сли подоплека тройственной Конвенции о рыболовстве в этих районах (INPFC), в которой приняли участие США, Канада и Япония, имела все же преимущественно ресурсооградительный характер, то Конвенция 1992 г. (NPAFC), в которой участвует кроме этих трех государств и Россия, в своей основе имеет принцип первоочередных прав и первоочередной ответственности государств, в реках которых образуются запасы анадромных видов рыб, заложенный в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Однако и в том и другом случае японские рыбаки поэтапно теряли возможность промысла лососей в открытом море, от которого зависела социально-экономическая стабильность ряда районов Я понии, особенно Хоккайдо. При этом конфликты возникали уже в самой Японии: с одной стороны между рыбаками за право получения государственных субсидий на свертывание промысла или возможностей промысла в своей зоне, с другой — между рыбаками, недовольными решениями правительства, и представителями местных администраций, вынужденными реализовывать такие решения (Хоккай кэйдзай, 1991).

С необычной стороны проявилась проблема лососевого промысла в северной части Тихого океана в результате безответственного заявления Г.Фильшина, заместителя министра внешней торговли России в начале 1990-х гг. и одного из

наиболее компетентных, как считалось, экономистов в команде первого российского президента Б.Н.Ельцина. Это заявление было сделано в ходе поездки в северо-западные районы США (Аляска, В ашингтон, Калифорния) в августе 1991 г. и касалось, в том числе, намерений стать конкурентом Аляски в отношении экспорта рыбы в Я понию, если Аляска не будет сотрудничать в вопросах установления цен на экспортную продукцию. Представители Аляски тут же заявили, что считают резкое увеличение Советским Союзом объема экспорта лососей в Японию одной из основных причин падения цен на этот вид продукции в этом году. Тем не менее, в Японии этот "обмен любезностями" был расценен как попытка создания своего рода "северного картеля", ущемляющего интересы Японии (Суй-сан кэйдзай симбун, 1991). И это накануне подписания четырехсторонней конвенции по охране запасов анадромных видов рыб северной части Тихого океана!

Другой конфликт, похожий на американо-канадский лососевый, возник опять-таки между США и Канадой по поводу палтуса. К 20-м гг. прошлого века промысел белокорого палтуса в Беринговом море канадские и американские рыбаки вели уже более полувека. Сложилась береговая инфрастуктура рыбопереработки на тихоокеанском побережье США, которая в значительной степени зависела от выгрузок палтуса с канадских рыболовных судов, в первую очередь в Беллингеме (штат Вашингтон) и Сенд-Пойне на Аляске (Лафицкий, 1971).

Поскольку промысел палтуса рыбопромышленниками США и Канады никак не контролировался, запасы этой рыбы в Беринговом море оказались в первые десятилетия 20-го века сильно подорванными. Однако очевидная необходимость совместно ограничить промысел была принята не сразу. Первый проект соглашения о сохранении палтуса 1919 г. включал статьи о научных работах по палтусу. Безусловно, это требовало непроизводительных расходов, и, скорее всего, поэтому Сенат США не одобрил этот проект.

В дальнейшем этот конфликт был разрешен путем достижения двусторонней договоренности*. В 1960-е гг. запасы палтуса в результате двустороннего регулирования промысла восстановились. И около 1500 рыбаков Аляски и западного побережья США и примерно столько же канадских рыбаков стали вести промысел палтуса на стабильной основе. Выиграла и береговая рыбообрабатывающая промышленность. Международная комиссия по промыслу палтуса действует и в настоящее время.

Стоит ли говорить, насколько серьезной оказалась проблема запасов минтая в анклавах дальневосточных морей. В результате неконтролируемого промысла и естественного снижения численности под угрозой оказались самые многочисленные в мире запасы минтая в Охотском и Беринговом морях. Острые противоречия между прибрежными государствами и странами экспедиционного промысла удалось сгладить не сразу, для этого потребовались годы переговоров. Несмотря на договоренности в рамках 6-сторонней конвенции по поводу принятия международных мер регулирования промысла этого вида в анклаве Берингова моря, претензии стран экспедиционного рыболовства не сняты. Они в той или иной форме ежегодно выдвигаются на сессиях Комиссии по минтаю открытой части моря.

Очень сложной продолжает оставаться ситуация после вывода иностранного флота из открытой части Охотского моря. Россия, находясь под давлением обязательств по соглашениям в области рыболовства с Китаем, Республикой Корея, Японией, пока компенсирует потерю этими странами возможностей промысла минтая в открытой части моря выделением квот в своей части Берингова моря. И это вызывает серьезные противоречия между российскими дальневосточными рыбаками и центральным аппаратом управления.

* Конвенция о сохранении промысла палтуса в северной части Тихого океана и Беринговом море 1953 г.

Рассмотрим конфликтные ситуации несколько иного характера. При углубленных исследованиях особенностей размерного состава крабов разных районов дальневосточных морей России учеными ТИНРО-центра было выявлено несоответствие промысловой меры реальному размерному составу крабов, что не позволяло правильно определять объем общего допустимого улова (ОДУ) для некоторых районов.

В 1990-е гг. резко возрос спрос со стороны рыбаков на запасы крабов разных видов в российской зоне Дальнего Востока. Из-за возросшей интенсивности промысла эти запасы стали сокращаться. Но причина такого сокращения заключается не только в перелове, но и связана с несовершенством правил рыболовства, которые определяют промысловую меру. Во второй половине 1990-х гг. стало понятно, что промысловая мера для некоторых видов дальневосточных крабов занижена. Также она не учитывает различия биологических характеристик популяций крабов различных морей.

Минимальная промысловая мера в российских правилах рыболовства для синего краба — 130 мм по ширине карапакса — вполне справедлива для самцов синего краба Охотского моря, имеющих максимальный размер 180 мм. Популяция синего краба корякского побережья Берингова моря характеризуется накоплением в ней самцов наиболее крупных размеров и выгодно отличается от охотоморских популяций, где промысловые самцы в среднем на 22-27 мм меньше. Таким образом, ОДУ для корякской популяции получается завышенным. Похожая ситуация сложилась и с другими видами крабов — крабом-стригуном Бэрда, крабом-стригуном ангулятусом в Охотском и Беринговом морях и некоторыми другими (Слизкин, Долженков, 1997).

В целях разрешения этого противоречия учеными ТИНРО-центра в 1997 г. было предложено увеличить промысловую меру для упомянутых видов крабов с учетом их реальных биологических характеристик с целью обеспечения более рационального и неистощительного их промысла.

В конце 20-го века в северной части Тихого океана имели место и другие конфликтные ситуации, порожденные нерациональным использованием рыбных ресурсов. Крабовый конфликт назревал в центральной части Я понского моря, на возвышенности Ямато. В этом районе в 1980-е гг. интенсивный промысел красного краба-стригуна вели японские и северокорейские рыбаки при полном отсутствии мер регулирования. При этом в данном районе практически не велись и научные исследования запасов и биологии крабов ни корейцами, ни японцами. Возвышенность Ямато разделена на три зоны национальной юрисдикции — 200-мильные зоны России, КНДР и Японии. Промысел в японской и корейской зонах отрицательно сказался и на той части запаса, который распределялся в российской зоне. Если в 1988-1991 гг. самцы здесь достигали средних размеров около 103-107 мм, то в 1993 г. — лишь 68 мм (Родин и др., 1997).

Из-за истощения запаса красного краба-стригуна на банке Ямато суда КНДР и Японии стали вести браконьерский промысел, заходя в российскую зону. Стали учащаться случаи их задержания российскими органами рыбоохраны. В начале 1990-х гг. в период "бума" создания совместных предприятий российскими организациями с зарубежными компаниями было создано совместное предприятие по добыче крабов-стригунов в российской зоне Японского моря "DDS" с участием ХК "Дальморепродукт" и японской компании "Дайсин суйсан" из префектуры Тоттори, побережье которой выходит к району моря, где находится возвышенность Ямато. Российский участник стал получать квоту, которую использовали рыболовные суда японского партнера. Кроме того, префектуры Симанэ и Тоттори, рыбаки которых традиционно ведут промысел крабов-стригунов в Японском море, включая район возвышенности Я мато, в 1993 г. приняли план сохранения ресурсов прибрежных вод, включая сокращение периода промысла крабов, введение охранных зон, выпуск молоди крабов и др. (Суйсанкай, 1993). В ре-

зультате указанных действий конфликт был разрешен и многие противоречия, связанные с эксплуатацией запаса крабов-стригунов, исчезли.

Практически все вышеперечисленные конфликтные ситуации, обусловленные дефицитом морских биоресурсов, или, говоря иначе, возникающие в результате превышения потребностей региональных рынков и технических возможностей рыболовства над биопродуктивными возможностями океана, возникали и в большинстве случаев разрешались путем переговоров и заключения соглашений о регулировании промысла между странами происхождения запаса.

Другое дело, когда в акваториях действия международных договоров, устанавливающих условия эксплуатации морских биоресурсов, ведут нерегулируемый промысел суда стран, не являющихся членами международных организаций. Иногда такой промысел ведут суда стран, участвующих в международных соглашениях, но при этом нарушают условия таких соглашений.

В 1990-е гг. довольно остро стоял вопрос незаконной рыболовной деятельности судов Тайваня, которые нелегально вели масштабный промысел тунца в Тихом океане, а также лосося в северной части Тихого океана. Незаконный промысел лосося в Беринговом море и других районах северной части Тихого океана также осуществляли суда Китая. Ни та, ни другая страна не являлись участниками международных договоренностей (справедливости ради надо сказать, что нарушают условия международных договоров суда практически всех стран северной части Тихого океана).

Применяемые меры воздействия в отношении стран-"неучастников" — силовые (задержания судов) или экономические (ограничение импорта уловов из стран, суда которых ведут незаконный промысел). При этом на первый план выдвигается принцип — охрана рыбных ресурсов является более значимым делом, чем свобода торговли. Именно так была сформулирована позиция Японии на заседании Парламентской ассоциации рыболовной политики в октябре 1993 г. (Суйсан кэйдзай симбун, 2003б).

В ряде случаев, когда трансграничный запас облавливается судами части стран происхождения такого запаса с нарушением существующих международных договоренностей между ними, а страна, в чьих водах ведется лов, не может или не хочет по тем или иным причинам применять меры контроля, возникает скрытый конфликт, который потенциально может обостриться в будущем. Такая ситуация сложилась в Цусимском проливе в 200-мильной зоне Японии, где нерегулируемый промысел скумбрии ведут южнокорейские и китайские суда. Скумбрия мигрирует через зоны всех трех стран. И Япония, хотя и заинтересована в управлении запасами этого вида, не ограничивает рамки ОДУ скумбрии этой популяции, мотивируя это тем, что односторонние меры по управлению запасом являются неэффективными.

Подытоживая анализ конфликтных ситуаций в сфере рыболовства в Мировом океане, отметим, что они имеют место практически во всех значимых для рыболовства морских районах. Конфликты возникают, как правило, по поводу освоения трансграничных запасов. Характер конфликтов и методов их урегулирования весьма схож и в Атлантике, где промысел трансграничных запасов ведут суда большого числа стран в течение столетий, и в северной части Тихого океана, где океанический, экспедиционный промысел имеет не такую продолжительную историю, и ведут его суда меньшего числа стран.

Попробуем классифицировать описанные конфликтные ситуации и методы их разрешения. Конфликтные ситуации возникают в следующих случаях:

1) когда прибрежные соседние страны эксплуатируют совместный запас (ярче выражен в случае с лососем р. Фрейзер, меньше — в случае с белокорым палтусом Берингова моря у побережья северо-запада Америки);
2) когда запас, мигрирующий в открытом море, начинают эксплуатировать страны экспедиционного промысла в ущерб экономическим интересам при-

брежных стран происхождения запаса (лососи, минтай открытых районов Берингова и Охотского морей);

3) когда возникают противоречия внутри одной из стран, порожденные международными ограничениями (внутренний японский конфликт в результате ограничений промысла лосося в открытом море);
4) на почве экономического шантажа при конкуренции за рынок сбыта (когда СССР и США проявили обостренный интерес к рынку лосося в Японии);
5) при появлении новых научных знаний, входящих в противоречие с правилами рыболовства (крабы российской зоны);
6) когда промысел трансграничных ресурсов, регулируемый международными соглашениями начинают вести страны, не участвующие в таких соглашениях (нелегальный промысел тунца и лососей в Тихом океане);
7) когда отдельные страны не заинтересованы в обострении отношений с соседями, вступая в противоречие с собственными интересами (скумбрия популяции Цусимского пролива).

Метод, применяемый для разрешения конфликтов, как правило, универсален — достижение международной договоренности на межправительственном уровне. Но также существуют и другие — силовые (задержание судов), экономические санкции (создание совместных предприятий, совместная хозяйственная деятельность) при дополнительных мерах управления.

Литература

Бекяшев К.А. Этапы развития международного рыболовного права // Рыб. хоз-во. — 1996. — Спец. вып. — С. 23-25.

Брухис В.М. АНТКОМ ввела систему документации уловов клыкача // Рыб. хоз-во. — 2000. — № 2. — С. 34-35.

Зиланов В.К. Новые подходы международного сотрудничества по устойчивому использованию морских биоресурсов на пороге XXI века // Рыб. хоз-во. — 1996. — № 3. — С. 8-14.

Лафицкий В.Г. Конвенция между США и Канадой о защите, сохранении и увеличении промысла нерки в системе реки Фрейзер 1930 г. Соглашение по тому же вопросу 1944 г. // Сб. междунар. соглаш. США по вопросам рыболовства и рыбохозяйственных исследований (с комментариями). — М.: ЦНИИТЭИРХ, 1971. — С. 225.

Пересада В. Палтус раздора // Правда. — 1995. — 5 апр.

Родин В.Е., Блинов Ю.Г., Мирошников В.В. Ресурсы крабов в российской экономической зоне Дальневосточных морей // Рыб. хоз-во. — 1997. — № 6. — С. 27-29.

Рыбак. — Новороссийск, 1996. — 23 окт.

Рыбацкие новости. — М., 1996. — Апрель, № 12-13 (208-209).

Рыбная столица. — Мурманск, 2000. — 14-20 февраля, № 6.

Суйсанкай. — 1993. — № 9. — С. 61-62. (Пер. с яп.)

Сегодня. — М., 1995. — 4 апр.

Слизкин А.Г., Долженков В.Н. К вопросу об изменении и установлении промысловой меры для некоторых видов крабов Дальневосточных морей // Рыб. хоз-во. — 1997. — № 2. — С. 43-44.

Советская Россия. — М., 1997. — 1 июля.

Суйсан кэйдзай симбун. — 1991. — 20 авг. (Пер. с яп.)

Суйсан кэйдзай симбун. — 2003а. — 27 авг. (Пер. с яп.)

Суйсан кэйдзай симбун. — 2003б. — 11 сент. (Пер. с яп.)

Хоккай кэйдзай. — 1991. — 4 сент. (Пер. с яп.)

Шелков В. Канада — США: споры вокруг лосося // Правда. — 1996. — 11 апр.

Шлейник В.Н. Состояние и перспективы промысла атлантическо-скандинавской (норвежской весеннонерестующей) сельди // Рыб. хоз-во. — 1996. — № 5. — С. 58-59.

Reiff H. The United States and the Treaty Law of the Sea. — Minneapolis, 1959. — 172 p.

The Daily Yomiuri. — 2003. — 31 August.

Поступила в редакцию 4.03.04 г.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |