Notice: Undefined variable: metatagsdescription in /home/cr15141/nauchtrud.com/article/blogs.php on line 158
Финансовая и материальная помощь русской эмиграции восставшему Кронштадту
Научтруд
Войти

Финансовая и материальная помощь русской эмиграции восставшему Кронштадту

Автор: указан в статье
8. Петров М. Н. ВЧК — ОГПУ: первое десятилетие. Новгород , 1995. С. 57.
9. Барихновский Г. Ф. Идейно-политический крах белоэмиграции и разгром внутренней контрреволюции (1917—1921). Л., 1978. С. 278.
10. Центральный архив Федеральной службы безопасности РФ.
11. Государственный архив Псковской области. Ф. 626.
12. Псковский набат. 1928. 27 ноября.
13. Горн В. Л. Граядданская война на Северо-Западе России. Берлин, 1923. С. 35-36.
14. Архив Управления Федеральной службы безопасности по Псковской области.

Об авторе

С.Е. Матвеев — канд. юр пл.. наук, доц., Тульский государственный университет, priz@tsu.tula.ru

УДК 94(470) "1921"

А. В. Урядова

ФИНАНСОВАЯ И МАТЕРИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ РУССКОЙ ЭМИГРАЦИИ ВОССТАВШЕМУ КРОНШТАДТУ

Освещена деятельность эмиграции по оказанию финансовой и материальной помощи восставшим кронштадтцам: сбор средств, обращения к западной и русской зарубежной общественности, отправка и сложности, возникавшие в связи с решением этих вопросов. Рассмотрен вопрос помощи эмиграции бежавшим на Запад после восстания матросам и их семьям.

The article focuses on the assistance provided by Russian emigrants to the Kronstadt&s rebels: raising capital, addressing Russian community abroad and solving difficulties of this campaign. It investigates the assistance provided by the emigrants to sailors refugees fled from Russia to the West after the rebellion.

О; и I и Vi из первых, кто поднял вопрос о реакции эмиграции на Крон-нпадгское восстание, был В. И. Ленин: «И меньшевики, и эсеры объявляют кронштадтское движение "своим", — отмечал он. — Вся белогвардейгцина мобилизуется "за Кронштадт" моментально, с быстротой, можно сказать, радиотелеграфической... Свыше полусотни заграничных белогвардейских русских газет развивают бешеную по энергии кампанию "за Кронштадт". Крупные банки, все силы финансового капитала открывают сборы на помощь Кронштадту» [10]. Более детально, хотя еще по «горячим следам», писал об этом в 1923 г. М. Горбу пои. Он считал, что это событие еще раз

Вестник РГУ им. И. Канта. 2008. Вып. 12. Гуманитарные науки. С. 36 — 41.

доказало, что эмиграция не оставила надежд на военную интервенцию или переворот в России. Он рассматривал не только идеологическую сторону вопроса, но писал и о попытках материальной помощи эмиграции восставшим [9, с. 118]. Кстати, доказывая единство внутренней и внешней контрреволюции, советские деятели той поры, журналисты да и исследователи в более позднее время в качестве доказательства приводили в том числе и сбор эмиграцией средств и продовольствия для восставших. Тема помощи русского зарубежья практически не поднималась советскими исследователями. Исключение, пожалуй, составляет работа С.Н. Семанова, который даже в то время посвятил этому аспекту целую главу «Кронштад-ский мятеж и эмиграция» [19]. В работах последних двух десятилетий авторы пытаются взглянуть на эту проблему по-новому. Однако отношение эмиграции к восстанию отражается только в исследованиях по истории русского зарубежья и редко затрагивается в трудах, посвященных самому Кронштадту [11; 20; 22]. В данной статье мы постараемся разобраться, насколько была значительна, а главное результативна помощь эмиграции восставшим.

В русской периодической печати неоднократно публиковались обращения с призывами к общественному мнению Запада, которое, по мнению эмиграции, было пассивно и равнодушно в отношении происходящего в России [17, 9 марта]. По убеждению берлинского «Руля», зарубежье должно было оказывать не только моральную, но и реальную поддержку, как иностранцы, так и русские, особенно те, у кого есть средства, связи [Там же]. Эмигранты, по мнению этого издания, должны были организовать помощь восставшим. При этом русским, проживавшим в Финляндии и Эстонии, отводилась исполнительная и передаточная функция. Причем, по убеждению газеты, поддержка должна была оказываться независимо от политических гфистрастий. «За эмиграцией — показать, имеет ли она силы и способности не для разговоров и провозглашений, а для спешного дела» [Там же]. При этом следовало сообщить восставшим по радио о готовящейся помощи, что могло изменить ход событий и поднять их боевой дух.

Еще 1 марта бывший депутат Государственной думы Н.В. Савич писал в своем дневнике, что без продовольственной помощи Кронштадт должен капитулировать от голода, он даже рассчитывал использовать помощь эмиграции в качестве агитационного средства [4, л. 1]. Тогда же Н.В. Савич пишет в своем дневнике о встрече эмигрантов с финскими властями, с целью добиться беспрепятственной перевозки продовольствия из Выборга, поскольку как писал официальный представитель американского Красного Креста полковник Райан, «финляндское правительство в категорической форме отказалось разрешить пользоваться его границей. В силу заключенного договора с большевиками Финляндия не желала рискнуть оказать содействие кронштадтцам, следовательно и нам» [18, 22 марта].

Представитель российского Красного Креста профессор Г. Цейтлер1 приехал в Выборг для оказания помощи, хотя у него не было ни денег, ни

1 По другим источникам и литературе — Цейдлер или Зейдлер.
38

продовольствия2. С целью найти их бывший премьер Временного правительства Г. Е. Львов посетил в Париже представителя американского Красного Креста и 9 марта получил согласие на передачу всех запасов последнего в Финляндии в распоряжение Цейтлера. В помощь ему из Парижа в Ревель и Выборг отправилась группа эмигрантских деятелей [17,10 марта]. Американский исследователь Р. Арвич доказывает, что члены Национального центра установили контакты с матросами именно с помощью Цейтлера и Красного Креста, хотя восставшие, по его мнению, не желали вмешательства эмигрантов [1, р. 110]. «Воля России» всячески опровергала эту связь, указывая, что Цейтлер и до восстания собирал помощь для страдающего от голода Петрограда [6, 22 марта]. По некоторым данным, на американских складах там имелось: 100 ООО пуд. муки, 150 пуд. яичного порошка, 8000 пуд. сгущенного молока, 9000 пуд. сала, 10 000 пуд. сахара, 1200 пуд. сушеных овощей [13,15 марта; 17,10 марта].

Первого марта по инициативе С.Н. Третьякова начался сбор денег среди русских промышленников [4, л. 1 об. — 2]. Российский торгово-про-мьппленный и финансовый союз (РТПиФС) предпринял ряд организационных мер по объединению сил и средств эмиграции для поддержки восставших. Пятого марта в Гельсингфорс и Кронштадт была направлена телеграмма: «Русские торгово-громъппленные круги Парижа, получившие сведения о событиях в Кронштадте и Петрограде, немедленно приступают к снабжению восставших продовольствием и предметами первой необходимости. Решительные меры будут приняты немедленно. Снабжение Кронштадта можно считать обеспеченным» [13, 15 марта]. Телеграмму подписали: Финансово-торгово-гтромьппленньгй союз в Париже, Всероссийский союз торговли и гтромьппленности, Совет съездов торговли и гтромьппленности. В тот же день для организации продовольственной помощи при РТПиФС был образован комитет в составе Н.Х. Денисова, П.О. Гукасова, H.H. Изнара, Т.В. Белозерского, С.Н. Третьякова, П. А. Тик-стона и других для сбора средств и помощи восставшим. К 7 марта Красный Крест отдал распоряжение перевести из Дании 5000 англ. фун. ст., гтромьппленники собрали 1 млн фр. [4, л. 3 — 3 об.].

Восьмого (по другим данным 10-го) марта Комитет представителей русских банков принял решение об экстренной продовольственной помощи Кронштадту. С этой целью его председатель Н.Х. Денисов выехал в Лондон для переговоров. Союз русских промъппленников и финансистов обратился к американскому министру торговли Гуверу с просьбой отправить восставшим транспорт с хлебом [12, с. 41]. Совет послов, состоявший из бывших русских дипломатов, собрался в связи с Кронштадтским мятежом на специальное заседание в Париже. Он направил в Вашингтон телеграмму «российскому послу» Б. А. Бахметьеву, в которой указыва юсь, «что сочувствие Америки может во многом способствовать успешному исходу борьбы против большевистской тирании» [8] и поручил ему организовать в США сбор средств для восставших [3, с. 72]. Представителем партии эсе-

2 Возглавлявший в то время зарубежный российский Красный Крест Ю. А. Ло-дыженский ни в своих воспоминаниях, ни в дневниковых записях не упоминает об оказании помощи Кронштадту этой организации и Г. Цейтлера, о чем так много писали эсеры.

ров Е. Роговским было получена послание одного из лидеров партии В. Зензинова с предложением переправить в восставший Кронштадт 50 вагонов муки из Амстердама [2].

По данным «Последних новостей», к 18 марта от имени Торгово-промышленного союза в пользу «ревкома» было ассигновано 100 тыс. фр.; от Международного банка В.Н. Коковцов перевел 5 тыс. фун. ст.; от Русско-Азиатского банка — 200 тыс. фр.; от страхового общества «Саламандра» — 15 тыс. фр.; от Земско-городского комитета — 100 тыс. фр.; от банка, «имя которого еще не оглашено», — 225 тыс. фр., один из сотрудников газеты «Руль» от своего собственного имени передал 5 тыс. руб. [13,18 марта]; от Русского банка в Париже — 225 тыс. фр., от Никополь-Мариупольского металлургического общества — 20 тыс. фр. [12, с. 40]. По другим данным, директор Международного банка перевел монархисту Д. Д. Гримму (на помощь Кронштадту) 225 тыс. фр., Русско-Азиатский банк — 300 тыс. фр. [17,11 марта]. В этот перечень не вошли более мелкие сумм 1)1, поступавшие от различных учреждений и частных лиц. Деньте эти по тогдашним масштабам цен были немалые, а ведь с начала мятежа прошло лишь несколько дней, т.е. к этому времени взносы русских банков для оказания помощи Кронштадту превысили 775 тыс. фр., или 2 млн фин. марок. Банки обещали продолжать платежи, пересылая их в Гельсингфорс [17,18 марта].

В Гельсингфорсе был образован Комитет снабжения продовольствием восставших в составе профессоров Д. Гримма, Г. Цейтлера, М. Калугина и других общественных деятелей. Советский исследователь Ю. А. Щетинов, опираясь на доклад члена комитета Г. Эльвенгрена, делает вывод, что его члены были сплошь представителями иностранных организаций и разрабатывали план поддержки Кронштадтского мятежа выступлениями на материке. Аналогичный взгляд у него и в отношении представительства международного Красного Креста, действовавшего в Кронштадте [21, с. 101,104]. Что касается упомянутого доклада Г. Эльвенгрена, то в нем также содержатся сведения, что в крепость с территории Финляндии были доставлены значительные партии продовольствия. Это важно, поскольку в большинстве источников речь идет либо о намерении, либо о сборе денег и продовольствия, но не о доставке их в Кронштадт. Сбор денег и продовольствия широко освещался в эмигрантской периодике. Газета «Общее дело» объявила подписку на доставку продовольствия в Кронштадт, что принесло около 25 тыс. фр., из коих 10 тыс. были пожертвованы госпожой Зелениной [13].

Естественный вопрос, который возникает при взгляде на эти цифры — каким образом планировалось переправлять продовольствие (причем в срочном порядке) и как реализовывать денежную помощь? Беспокоило это и здравомыслящую эмиграцию. Так И. А. Бунин в своем дневнике от 7 марта писал: «Но как и кем может быть доставлено в Кронштадт продовольствие "не позже среды"? Похоже опять на чушь и русскую легкомысленность... » [5].

Действительно, доставка продовольствия восставшим была затруднена из-за зимнего времени, а Финляндия, опасаясь реакции РСФСР, не давала согласия на транспортировку через Финский залив

40

[17,10 марта; 6, 22 марта; 14, 9,17 марта]. Далеко не все контрабандисты брались за такую опасную работу, вот что ответил один из них на вопрос корреспондента «Последних новостей» о своих поездках в Кронштадт: «Туда вожу мясо и муку, сюда — беженцев и ковры... Но сейчас — ничего, потому что с моря летят пулеметные очереди, а свинцовое небо чертят прожекторы...» [14, 20 марта]. Все сведения, появлявшиеся в печати о прибытии в Кронштадт пароходов с гуманитарной помощью [13, 17 марта; 18, 17 марта] являлись не более чем репортерским вымыслом. Помощь, собираемая Красным Крестом, как правило, не доходила до восставших, а оставалась на складах Выборга.

Есть данные В. Роговина о том, что ко времени подавления мятежа в Кронштадт поступило 400 пуд. продуктов [16], правда, не совсем понятно, идет ли речь о поставках с финских складов американского Красного Креста или о помощи вообще. Возникает еще один вопрос: куда же в результате делась собранная помощь? Можно лишь предположить, что она пошла на нужды восставших кронштадтцев, бежавших из страны после поражения мятежа.

После подавления восстания в зарубежной русской прессе стал обсуждаться вопрос о помощи бежавшим из Кронштадта и сбора средств для них. Уже 23 марта газета «Воля России» открыта подписку в пользу кронштадтских беженцев и их семей. Первоначальный взнос быт сделан ее сотрудниками, а также получен с чешско-русского митинга и составил около 1500 чешских крон [6, 23 марта]. В июле 1921 г. была выпущена книга «Правда о Кронштадте», сборы от продажи которой также шли в пользу беженцев [6,12 июля]. К 27 августа «Волей России» было собрано 60 тыс. чеш. крон [6, 27 августа]. Других данных о помощи бежавшим нет.

Ждали ли, желали ли поддержки эмиграции восставшие? Судя по всему, они стали задумываться о ней лишь концу мятежа, видимо, когда почувствовали близость своего поражения. Проект обращения к русской эмиграции с просьбой о моральной и военной поддержке быт разработан только 15 марта. В нем содержался призыв о помощи продовольствием, медикаментами и военном вмешательстве. «Главным образом, — говорилось в документе, — мы обращаемся к русским людям, которые очутились на чужой земле. Мы знаем, что они придут к нам на помощь» [7, с. 32].

В целом же кронштадтские события вызвали среди русской эмиграции оживление и радужную эйфорию, надежды на скорое возвращение, особенно на первых порах. По эффекту воздействия на эмиграцию Кронштадт отчасти можно сравнить с голодом 1921 г. Это быт повод для объединения эмиграции и демонстрации своих реальных возможностей. Однако, как и в ситуации с голодом, хоть и шла активная работа, но объединения не произошло. К тому же в отличие от гуманитарного характера помощи голодающим помощь восставшим все-таки имела политическую окраску. Поэтому, как верно подмечал «Руль», Кронштадт стал не поводом для объединения сил, а поводом для новой полемики, споров, взаимных обвинений, выяснений, насколько позиции Кронштадта соответствуют их собственной платформе [17,19 марта]. Эмиграция ока-

залась не готова к совместным действиям не только с восставшими, но и друг с другом. С одной стороны, продолжались споры о своевременности поддержки восставших и ее формах, а с другой стороны, не было скоординированных действий и в ходе сбора денежных средств, а главное — доставки продовольствия. Поэтому результативность действий эмиграции свелась гфакгически к нулю и вряд ли можно согласиться с выводами советского исследователя Кронштадтского мятежа С. Н. Сема-нова и финской исследовательницы Ю. Суомелла, которые предполагали возможным иной исход событий (при условии помощи эмиграции), если бы восстание продлилось дольше [19, с. 136; 20, с. 132].

Список источников и литературы

1. Avrich P. Kronstadt 1921. Princeton, 1972.
2. URL: http://www.hrono.ru/sobyt/1921kron.htmI
3. Барихновский Г. В. Идейно-политический крах белой эмиграции и разгром внутренней контрреволюции. 1921 — 1924. Л., 1978.
4. Библиотека-фонд «Русское зарубежье». Ф. 7. On. 1. Ед. хр. 1.
5. Бунин И. Воспоминания. URL: http://www.fictionbook.ru/author/bunin_ ivan_ alekseevich/dnevniki/bunin_dnevniki.htrnl#TOC_id2789763; URL: http://www.velib. com/book.php?avtor=b_910_lbook=128_19_9
6. Воля России. 1921.
7. Вопросы истории. 1994. №7.
8. Голос России. 1921.12 марта.
9. Горбунов М. Торгово-промышленная эмиграция и ее идеология / / На идеологическом фронте борьбы с контрреволюцией: Сб. статей. М., 1923. С. 105-124.
10. Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 237—238.
11. Лысенко А. Голос изгнания: Становление газет русского Берлина и их эволюция в 1919—1922 гг. М., 2000.
12. Мухачев Ю. В., Шкаренков Л. К. Крах «новой тактики» контрреволюции после граядданской войны / / Новое в жизни, науке, технике. Сер. «История». №8. М., 1980.
13. Новый мир. 1921. 22 мая.
14. Последние известия. 1921.
15. Последние новости. 1921.
16. Роговин В. 3. Партия расстрелянных. М., 1997.
17. Руль. 1921.
18. Сегодня. 1921.
19. Семанов С.Н. Ликвидация антисоветского Кронштадтского мятежа 1921 года. М., 1973.
20. Суомела Ю. Зарубежная Россия. Идейно-политические взгляды русской эмиграции на страницах русской европейской прессы в 1918 — 1940 гг. / авт. пер. с фин. Л. В. Суни. СПб., 2004.
21. Щетинов Ю.А. Крушение мелкобуржуазной контрреволюции в Советской России. М., 1984.
22. Шамбаров В. Белогвардейщина. М., 2002.

Об авторе

A.B. Урядова — канд. ист. наук, д-р, ун-т Сорбонны; доц., Ярославский государственный ун-т им. П. Г. Демидова, koukouch@mail.ru

Другие работы в данной теме:
Научтруд |