Научтруд
Войти

Мировой экономический кризис (1929-1933 гг.) и установление в Германии нацистского господства

Научный труд разместил:
Sabeschn
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Е.Н. Кульков*

МИРОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС (1929—1933 ГГ.) И УСТАНОВЛЕНИЕ В ГЕРМАНИИ НАЦИСТСКОГО

ГОСПОДСТВА

Статья анализирует причины прихода к власти Национал-социалистической германской рабочей партии (НСДАП). Автор показывает как нацистская верхушка, используя популярные у масс в условиях начавшегося мирового экономического кризиса социалистические и антикапиталистические лозунги, разжигала их желание освободиться от «версальского диктата» и, вместе с тем, стремилась заразить их своими шовинистическими и расистскими идеями, привить им враждебность к коммунистической и социал-демократической партиям, а также к любым либеральным и демократическим организациям.

Крушение кайзеровской империи в ходе Ноябрьской революции 1918 г., поражение Германии в Первой мировой войне и продиктованные ей Антантой крайне жесткие условия Версальского мирного договора - все это долгие годы вызывало скрытое и явное глубокое чувство недовольства у большинства немцев. Унизительный Версальский договор и принятая Национальным собранием Веймарская конституция 1919 г., на основе которой была установлена республиканская форма правления, в их глазах были, прежде всего, результатом капитуляции перед Антантой. На ту часть по-

* Кульков Евгений Николаевич - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

литических кругов, которые были вынуждены принять условия Версальского договора, и осуществили переход от монархической к демократической форме правления, с самого начала легло пятно слабости и даже предательства интересов нации. В стране продолжали действовать старые монархические и милитаристские силы, возникали новые, еще более агрессивные группировки и партии националистического толка, для которых борьба против «версальского диктата» и демократии была одним и тем же. В ходе борьбы они ставили перед собой цель установить авторитарную форму правления, уничтожить Версальскую систему, взять реванш за поражение в Первой мировой войне. Одной из таких партий стала образованная в марте 1919 г. А. Дрекслером Германская рабочая партия, переименованная в феврале 1920 г. в Национал-социалистическую германскую рабочую партию (НСДАП). В июле 1921 г. ее руководителем стал А. Гитлер. В программу, объявленную на съезде партии в Мюнхене 24 февраля 1920 г., были включены пункты, рассчитанные на создание массовой базы нацистскому движению: «национализация всех крупных предприятий», «участие рабочих и служащих в прибылях на всех крупных производствах», обеспечение «достойными пенсиями по старости», «поддержка мелких производителей и торговцев; «крупные магазины должны быть переданы им», «реформа землевладения и прекращение спекуляции землей», «введение смертной казни за спекуляцию», «поддержка материнства и поощрение развития молодежи» и т.д. В тоже время программа апеллировала к националистическим чувствам населения. В ней содержались требования добиться «объединения всех немцев в границах Великой Германии», «отказа от условий Версальского договора и подтверждения права Германии самостоятельно строить отношения с другими нациями», вести борьбу за приобретение «дополнительных территорий для производства продуктов питания и расселения увеличивающегося немецкого населения». Намереваясь достичь расширения немецкого «жизненного пространства» с помощью силы, нацисты включили в свою программу требование о «введении всеобщей воинской повинности» и «замены наемной профессиональной армии национальной армией». В программе содержались пункты, согласно которым предоставление гражданства в Германии должно было осуществляться только по «расовому признаку». В частности утверждалось, что гражданами могут быть только немцы, а не немцы, прежде всего «евреи, не могут быть гражданами Германии». Всем лицам негерманской крови нацисты требовали закрыть въезд в страну1.

Нацисты первоначально попытались захватить власть в Германии путем насильственного переворота. Но предпринятая ими 9 ноября 1923 г. в Мюнхене попытка организовать так называемый «поход на Берлин» потерпела провал. НСДАП была временно запрещена, а ее фюрер Гитлер в феврале 1924 г. оказался в тюрьме. Во время заключения им была написана книга «Моя борьба», которая стала политической библией для нацистов. Через 9 месяцев Гитлер был освобожден и приступил к восстановлению и расширению своего движения с целью добиться легального вхождения во власть. При этом нацистская партия имела свою специфику, которая изначально отличала ее от консервативных партий старого типа. Ее «вожди», учитывавшие распространение социалистических идей среди народных масс, рядились в тогу революционеров, защитников интересов нации, рассчитывая таким путем распространить свое влияние на рабочий класс. Эта установка отразилась уже в самом названии нацистской партии, в багровых стягах со свастикой, избранных в качестве одного из элементов символики движения, и в формах его агитационно-пропагандистской деятельности. Нацистское руководство не ограничивалось изданием газет и листовок, проведением собраний и съездов. Оно широко использовало внепарламентские формы борьбы, применявшимися действительно рабочими партиями: устраивало митинги, демонстрации, факельные шествия.

В первое послевоенное десятилетие нацисты не пользовались доверием представителей крупного капитала по причине своей «революционности». Однако постепенно, благодаря разъяснениям самих руководителей нацистского движения они все более убеждались, что «антикапиталистические»» пункты нацистской программы не имеют к целям нацистского движения никакого отношения и предназначены для манипулирования сознанием широких масс. В 1928 г. Гитлер издал специальное пояснение к программе, в котором указывалось, что «национал-социалистическая немецкая рабочая партия стоит на почве частной собственности» и выступает лишь «против ев-

рейских обществ, спекулирующих земельными участками»2. В тоже время нацистские фюреры продолжали вербовать себе сторонников, утверждая, что они якобы выступают за социализм. Один из них, А. Розенберг на конгрессе представителей местных партийных организаций в Нюрнберге в августе 1929 г., говорил, что «социализм для нас не только проведение возбуждающих народ мероприятий и не только политэконо-мическая и социально-политическая схема. Это все то, что относится к внутренним ценностям... Социализм и национализм являются не противоположностями, а по своей самой глубокой сущности одним и тем же»3.

В своей пропагандистской деятельности нацистская верхушка использовала популярные в массах социалистические и антикапиталистические лозунги, разжигала их желание освободиться от «версальского диктата» и, вместе с тем, стремилась заразить их своими шовинистическими и расистскими идеями, привить им враждебность к марксизму, коммунистической и социал-демократической партиям, а также к любым либеральным и демократическим организациям. Таким образом, они стремились завлечь в свои сети как можно больше людей из широких кругов населения. Однако до начала мирового экономического кризиса НСДАП не смогла занять сколько-нибудь влиятельного места среди других политических партий Веймарской республики.

В годы относительной стабилизации капитализма численность сторонников нацистского движения в массах не увеличивалась, а уменьшалась. На выборах в рейхстаг в мае 1924 г. НСДАП получила 1,9 млн голосов (6,5%) избирателей, а в мае 1928 г. - 810 тыс. (2,6%)4. В тоже время ее главные противники - коммунисты и социал-демократы - пользовались у избирателей все большей поддержкой. Самое большое число сторонников было у СДПГ. В мае 1924 г. она получила более 6 млн (25,6%), а в мае 1928 г. - 9,2 млн (24,5%) голосов. КПГ соответственно получила сначала 3,7 млн (12,6%), а затем - 3,3 млн (10,6%) голосов.

СДПГ, которая смогла записать на свой счет серьезную победу на выборах 1928 г., получила пост рейхсканцлера, которым стал ее председатель Г.Мюллер, а также ряд влиятельных министерских постов. Министром финансов стал главный теоретик социал-демократии Р. Гильфердинг, автор теории «организованного капитализма», согласно которой возникавшие в то время колоссальные промышленные объединения, картели, тресты и т.д. являлись якобы исторически прогрессивным явлением, внедрением в капитализм «социалистического принципа планового хозяйства». В правительство вошли также представители Демократической партии (ДП), католической партии «Центра» и Немецкой народной партии (ДФП), представлявшей интересы лояльной к республиканской форме правления части промышленников. С образованием этого правительства «большой коалиции» казалось, что на пути нацистов к власти поставлен надежный заслон. Вместе с Германской национальной народной партией (ДНФП), представлявшей интересы крайне консервативных кругов капитала, они составили оппозицию правительству Мюллера.

Правительство «большой коалиции», ориентировавшееся на союз труда и капитала, усматривало своего главного противника не в нацизме и консерватизме, а в революционно настроенных рабочих и КПГ. 1 мая 1929 г. с его санкции берлинская полиция открыла огонь по участникам 200-тысячной демонстрации протеста, которой руководили коммунисты. Много рабочих было убито и ранено.

После прихода к власти правительства Мюллера много говорилось также об угрозе республике со стороны крайних консерваторов и НСДАП, но ничего не делалось, чтобы воспрепятствовать росту этой угрозы. Это облегчило нацистам в годы мирового экономического кризиса, оказавшего наиболее разрушительное по сравнению с другими капиталистическими странами влияние на экономику и общество Германии, выйти из числа политических аутсайдеров, получить допуск к власти, а затем полностью захватить власть в свои руки.

К началу мирового экономического кризиса Веймарская республика была сильнее чем кайзеровская Германия до Первой мировой войны. По общему объему промышленной продукции она занимала первое место в Европе и второе место в мире. Но при этом резко возросла ее зависимость от конъюнктуры, складывавшейся на мировом рынке. Рост ее промышленности во многом объяснялся вливанием в нее иностранного капитала. В 1924—1929 гг. она получила, в основном от США, 10—15 млрд марок долгосрочных и 7 млрд марок краткосрочных кредитов, выплатив при этом не

более 9 млрд марок в качестве репараций державам-победительницам5. Необходимость своевременно погашать кредиты и выделять часть доходов для выплат по репарациям другим странам была одной из слабых сторон германской экономики. Кроме того, Германия была бедна полезными ископаемыми и поэтому для того, чтобы наращивать производственные мощности она постоянно увеличивала экспорт разнообразного сырья: железную руду, цветные металлы, нефть, каучук и т.д. Сельскохозяйственный сектор обеспечивал потребности населения в продовольствии лишь на 80%. Поэтому приходилось импортировать и сельскохозяйственную продукцию. Средства на импорт всех недостающих товаров можно было получить только благодаря получению доходов от вывоза готовой продукции в другие страны. Одним из главных торговых партнеров Германии был Советский Союз. С 1925 по 1937 г. СССР покрывал добрую четверть своего ввоза импортом из Германии. В 1928 г. вывоз из Германии составил 30% всего импорта в Советский Союз. Конъюнктура внутреннего рынка Германии оставалась скромной. Только в 1927 г. был достигнут уровень внутреннего валового продукта (ВВП) довоенного 1913 г. Готовность к получению инвестиций продолжала отставать от уровня инвестиций. Показатели производительности труда оставались в состоянии стагнации и не разу не достигли довоенного уровня. Безработица не была ликвидирована6. Армия безработных в 1929 г. достигла 2 млн человек.

Мировой экономический кризис, приведший к резкому падению спроса на германскую промышленную продукцию в других странах, за исключением СССР, оказал на хозяйственное развитие Германии чрезвычайно негативное воздействие. По сравнению с 1928 г. выпуск промышленной продукции сократился почти наполовину, а сельскохозяйственное производство на 31%. Государственные доходы сократились с 44,5 млрд марок до 25,7 млрд марок. Участие Германии в мировом промышленном производстве сократилось с 14,6% в 1928 г. до 8,9% в 1932 г. Экспорт сократился более чем наполовину. Полностью занята была только третья часть рабочих, получавших при этом урезанную зарплату. Число оказавшихся полностью безработными рабочих промышленных предприятий возросло с 2 млн в 1929 г. до 3 млн в 1930 г., до 4,5 млн в 1931 г. и до 5,6 млн в 1932 г. Затем, когда в 1933 г. кризис пошел на спад, количество безработных рабочих, занятых в промышленности уменьшилось до 4,7 млн человек. Количество всех безработных и полубезработных в годы кризиса колебалось от 10 до 12 млн. Пособия получала только одна пятая часть безработных. В массовом порядке теряли работу ремесленники, мелкие торговцы, служащие, чиновники, граждане свободных профессий, врачи, занимающиеся частной практикой, адвокаты и т.д. В этой мелкобуржуазной среде, чувствовавшей себя ограбленной и ищущей выхода из своего нищенского положения, и среди безработных нацисты находили благоприятную почву для вербовки себе новых сторонников7. С началом мирового экономического кризиса шаткий механизм Веймарской республики начал рушиться под воздействием нараставших противоречий между трудом и капиталом. И те, и другие требовали от государства защиты в первую очередь их интересов. Крупные предприниматели, банкиры и землевладельцы требовали помощи, чтобы спастись от банкротства, а широкие массы трудящихся выполнения государством взятых ранее на себя социальных обязательств. В этих условиях правительство «большой коалиции», возглавлявшееся лидерами социал-демократии, уже не могло сохранить неустойчивого равновесия политических сил страны. Представители буржуазных партий в правительстве и парламенте проявляли все меньше и меньше готовности идти на компромисс с социал-демократами при разрешении неотложных проблем. Социалисты испытывали возрастающее давление со стороны Имперского союза немецкой промышленности, члены которого в декабре 1929 г. выступили за создание нового «твердого и прочного правительства» и предоставление ему «чрезвычайных полномочий»8.

Недовольство промышленников парламентом и правительством, где ведущее положение занимала рабочая партия, сыграло не последнюю роль в том, что из-за, казалось бы, малозначительного конфликта - а речь шла об увеличении взносов в фонд социального страхования - рейхсканцлер Мюллер 27 марта 1930 г. подал в отставку, а с ним и последнее парламентское правительство9.

После этого СДПГ перешла в оппозицию, предоставив буржуазным партиям возможность по своему усмотрению решать проблемы, возникшие в связи с дальнейшим обострением кризиса. Таким способом руководство этой крупнейшей партии хотело из-

бежать ответственности за принятие будущими буржуазными правительствами и парламентом непопулярных законов и постановлений. Вместе с тем, оно в большинстве случаев поддерживало следующее буржуазное правительство, голосовало за принятие его законов в парламенте10. В оппозиции к руководству Веймарской республики находилась Коммунистическая партия Германии, которая была единственной партией, последовательно защищавшей интересы германского рабочего класса. Но ее слабость заключалась в том, что против нее были настроены все политические партии Германии. Фактически она находилась в самоизоляции. Это объяснялось тем, что ее руководство в своих действиях исходило не только из реально складывавшейся обстановки в Германии, но из указаний Исполкома Коминтерна. В Коминтерне мировой экономический кризис ошибочно воспринимался как неминуемое приближение новой волны пролетарских революций, обусловленных обострением классовых и социальных противоречий. Он ошибочно ориентировал немецких коммунистов направлять главные удары не против НСДАП, а против СДПГ, особенно ее левого крыла, считал эту рабочую партию лишь одной из разновидностей фашизма. Исходя из этих установок, КПГ вела борьбу против СДПГ с целью ослабить ее позиции, привлечь на свою сторону как можно больше рабочих и повести их за собой в борьбе за «социалистическую Советскую Германию»11. В тоже время с началом мирового экономического кризиса все более радикально-националистические позиции стала занимать Немецкая национальная народная партия (ДНФП) во главе с бывшим директором концерна «Круп-Верке» и королем прессы А. Гугенбергом и милитаристская правоконсервативная организация «Стальной шлем» (Союз фронтовиков) во главе с Ф. Зельдте, которые все более склонялись к сотрудничеству с НСДАП с целью ликвидации Веймарской республики и установление в стране диктаторской формы правления.

Создать авторитарное «надпартийное правительство», особенно без социал-демократов, давно намеревался и занимавший тогда пост рейхспрезидента бывший генерал-фельмаршал кайзеровской армии П. Гинденбург и его влиятельные никем не контролируемые советники из деловых и военных кругов. Решить эту задачу можно было без нарушения Веймарской конституции, которая наделяла рейхспрезидента сильными правами на случай возникновения критических ситуаций.

Согласно 48-й статье конституции президент мог издавать чрезвычайные декреты. На их отмену парламентом президент мог ответить его роспуском и с помощью предоставленных ему прав назначать или увольнять по собственному выбору рейхсканцлера и министров, фактически руководить страной без контроля со стороны парламента. Первый рейхспрезидент социал-демократ Ф. Эберт использовал это право неоднократно в начале 1920-х гг. в интересах защиты демократии. Но существование такого права позволяло также партиям уклоняться от парламентской ответственности и давало одновременно силам, которые стремились избавиться от парламентской системы правления, легальную возможность достичь своей цели в том случае, если партии предоставят им свободу действий.

После отставки правительства Мюллера Гинденбург, руководствуясь 48-й статьей конституции, назначил лидера католической партии «Центр» Г. Брюнинга рейхсканцлером президиального правительства, наделенного правом принимать законы и издавать чрезвычайные декреты, опираясь на «доверие президента», а не на парламентское большинство. Отказ рейхстага одобрить хотя бы один из чрезвычайных декретов правительства давал право президенту немедленно его распустить и назначить выборы нового рейхстага. Такой случай представился президенту 17 июля 1930 г., когда фракции СДПГ, КПГ, ДНФП и НСДАР единодушно отклонили чрезвычайный декрет Брюнинга о резком сокращении пособий быстро растущему числу безработных. Социал-демократы при этом обвинили Брюнинга в «стремлении уничтожить основы существования демократического общества»12. 30 сентября 1930 г. на новых выборах в рейхстаг наибольшего успеха добилась СДПГ, за которую проголосовало около 8,6 млн избирателей (24,5%), опередив при этом НСДАП, получившую 6,4 млн (18,3%). Партия «Центр» получила 5,2 млн (14,8%), КПГ - около 4,6 млн (13,1%), ДНФП - около 2,5 млн (7,0%), ДФП - 1,6 млн (4,5%).

В ходе сентябрьских выборов выявилась тенденция роста числа сторонников НСДАП, боровшейся за установление диктаторского режима, и КПГ, выступавшей за установление власти советов. При этом наиболее быстро росло число сторонников на-

цистов. По сравнению с выборами 1928 г. оно увеличилось в 8 раз. У КПГ за это же время число сторонников возросло на 2,5%. Что касается числа сторонников Веймарской республики, то их численность под влиянием введенного в июле 1930 г. президентского правления значительно уменьшилось.

30 мая 1932 г. правительство Брюнинга было отправлено президентом в отставку. Причин для этого было много. Брюнингом были недовольны промышленники, считавшие, что он, связанный с христианскими профсоюзами, недостаточно внимания уделяет защите их интересов. Командование рейхсвера было недовольно тем, что 13 апреля 1932 г. правительство Брюнинга издало чрезвычайный декрет о запрете нацистских штурмовых и охранных отрядов, и тем самым лишило его «превосходного человеческого материала», необходимого для наращивания численности вооруженных сил. Аграрии возмущались тем, что Брюнинг, по их мнению, недостаточно оказывал финансовую помощь находившимся в глубоком долговом кризисе остэльбским крупным земледельческим хозяйствам и даже подумывал о разделе и заселении тех из них, которые уже полностью обанкротились13.

По решению президента 1 июня 1932 г. было создано новое президиальное правительство во главе с крайне правым членом партии «Центр» крупным землевладельцем Ф. Папеном. Это правительство, прозванное в народе «кабинетом баронов», пользовалось еще меньшим авторитетом во всех слоях населения. Чтобы заручиться поддержкой нацистов, Папен 4 июня 1932 г. выполнил требование Гитлера об отмене запрета СА и СС и о роспуске парламента. 20 июля 1932 г. правительство Папена осуществило государственный переворот в Пруссии, в результате которого там были отстранены от власти социал-демократы. Административный и полицейский аппарат этой земли взял под свой контроль Папен.

Папен считал, что одной из ошибок Брюнинга был его отказ от включения в состав правительств представителей НСДАП и был готов исправить эту ошибку. Но Гитлер не хотел ни с кем делить свою будущую власть. Он рассматривал правительство Папена как переходное и выказывал уверенность в том, что на предстоящих выборах в рейхстаг его партия превратится в сильнейшую партию, и тогда пост рейхсканцлера сам упадет в его руки14.

Обострившаяся в стране под влиянием экономического кризиса борьба различных политических сил была на руку нацисткой верхушке. Под воздействием ее социальной демагогии росли ряды НСДАП. Так, если в 1928 г. в НСДАП насчитывалось 98 тыс. человек, то в 1932 г. - уже больше 800 тыс. Этот рост произошел в основном за счет части средних слоев населения и безработных. На выборах в рейхстаг 31 июля 1932 г. нацисты получили более 13,8 млн (37,3%) голосов, т.е. более трети всех немцев, участвовавших в выборах. Это позволило им по сравнению с 1930 г. увеличить свою фракцию в рейхстаге более чем вдвое. Незначительно увеличилось количество избирателей, голосовавших за КПГ, собравшей 5,3 млн (14,3%) голосов и партии «Центр», за которую отдали голоса 5,8 млн (15,7%) избирателей. Остальные партии потеряли число своих сторонников. При этом больше всех пострадала ДФП, сотрудничавшая с СДПГ. За нее отдали голоса лишь 436 тыс. человек (1,2%), т.е. почти в четыре раза меньше, чем в сентябре 1930 г.

В результате НСДАП не только опередила все другие буржуазные партии по числу отданных ей голосов, но и создала широкий массовый базис для фашизации Германии. К тому времени она завоевала себе союзников также среди представителей крупного капитала. Чтобы укрепить этот союз и в благодарность за крупные суммы, полученные от тяжелой промышленности, руководство нацистской партии, требовавшее в 1920-е годы передачи в руки государства концернов, синдикатов и трестов, в 7-м издании своей программы, вышедшей в 1932 г. отказалось от этого требования и заявило: «Национал-социализм отнюдь не считает, что частное владение даже самыми крупными промышленными предприятиями (мы имеем здесь в виду Круппа, Маннесмана, Тиссена и др.) противоречит интересам всего общества»15. Почувствовав под собой мощную опору среди населения и влиятельнейших представителей крупного капитала, нацистская верхушка взяла решительный курс на установление в стране своего единовластия. Начальник штаба СА Рем отдал тайный приказ штурмовикам готовиться к триумфальному вступлению в Берлин. Но Гинденбург отклонил требование Гитлера назначить его рейхсканцлером и предложил ему лишь

пост вице-канцлера в правительстве Папена. После этого Гитлер отменил приказ Рема и отпустил членов СА в отпуск на две недели для того, чтобы успокоить разбушевавшиеся орды погромщиков.

В тоже время правительство Папена не получило поддержки у нового состава рейхстага. На состоявшемся 12 сентября 1932 г. заседании по предложению коммунистов за отмену всех ранее принятых чрезвычайных декретов и принятие вотума недоверия правительству проголосовало 412 депутатов и только 42 депутата голосовали против. На это Брюнинг немедленно ответил роспуском парламента16.

6 ноября 1932 г. в обстановке активизации выступлений рабочих под руководством КПГ за свои права и роста забастовочного движения прошли новые выборы в рейхстаг. За социал-демократов было отдано 7,25 млн (20,3%) голосов, на 712 тыс. меньше, чем на выборах в рейхстаг 31 июля 1932 г. За КПГ проголосовало 6 млн (16,7%) избирателей, на 610 тыс. больше, чем в на июльских выборах. Среди буржуазных партий несколько больше голосов набрали только две партии: за ДНФП проголосовало 3 млн (8,4%) избирателей, на 772 тыс. больше чем в июле, а за ДФП -662 тыс.(1,9%), на 224 тыс. больше избирателей, чем в июле. Серьезные потери понесла партия «Центр», За нее отдала свои голоса 4,23 млн (11,8%) избирателей, на 1,6 млн меньше, чем в июле. Самый большой урон понесла НСДАП. За нее проголосовало 11,8 млн (32,8%), на 2 млн человек меньше, чем в июле.

О падении влияния в массах НСДАП свидетельствовали и прошедшие вскоре после выборов рейхстаг коммунальные выборы в некоторых землях Германии. В Саксонии в Хемнице количество голосовавших за кандидатов от нацистской партии сократилось на 13%, в Плауене - на 20%, в Цвикау - на 34%. В Тюрингии число голосовавших за нацистов сократилось даже до 40%17.

Результаты выборов в рейхстаг повергли членов НСДАП в глубокую депрессию. Между нацистами, принадлежавшими к различным социальным слоям населения, усилились разногласия, сопровождавшиеся массовым выходом из партии. Гитлер был в панике. Он заявлял: «Если партия разрушится, то я в три минуты положу конец всему с помощью пистолета»18. Вместе с тем, Гитлер не спешил кончать жизнь самоубийством и все же надеялся на захват власти. Эту надежду ему давали поддержка влиятельных промышленников и банкиров, а также тупиковое положение, в котором тогда оказалось правительство Папена.

После выборов Папен быстро выяснил, что все партии, вошедшие в состав рейхстага, за исключением Баварской народной партии, отказываются с ним сотрудничать. В связи с этим он не решался даже появляться в рейхстаге, так как знал, что в этом случае оппозиция сразу же вынесла бы ему вотум недоверия. Об этом он 17 ноября доложил рейхспрезиденту. Одновременно Гинденбург получил направленную ему по инициативе банкиров Я. Шахта и К. Шредера петицию от большой группы промышленников и крупных землевладельцев, которые настаивали на отставке Папена и формировании нового правительства во главе с Гитлером19.

19 ноября Гинденбург повел переговоры с лидерами представленных в рейхстаге консервативных и умеренных буржуазных партий. Последние согласились создать коалиционное правительство. На следующий день Гинденбург пригласил к себе Гитлера и предложил ему сформировать и возглавить новое правительство. Гитлер попросил время на обдумывание этого вопроса. 23 ноября он в письме рейхспрезиденту сообщил, что согласен возглавить только то правительство, которое могло бы действовать без учета мнения большинства партий рейхстага, т.е. руководить страной диктаторскими методами20. Гинденбург не хотел новых осложнений и поэтому принял предложение одного из своих ближайших советников генерала К. Шлейхера назначить его временно на пост рейхсканцлера. Шлейхер с 1929 г. представлял интересы командования рейхсвера на заседаниях правительства и рейхстага. Он был против предоставления Гитлеру диктаторских полномочий и намеревался ослабить его позиции путем внесения раскола в ряды НСДАП. Для этого он решил предложить пост вице-президента в своем будущем правительстве Г. Штрассеру, которой был сторонником «социалистической» ориентации партии и не раз вступал в конфликт с Гитлером за его соглашательство с субсидировавшими партию промышленниками и банкирами. Он к тому же занимал влиятельный пост имперского организатора НСДАП, фактически являлся в партии вторым лицом после Гитлера21. Поэтому Шлейхер рассчитывал, что

вслед за Штрассером в сотрудничество с его правительством вступят не менее 60-ти депутатов от НСДАп, что существенно ослабило бы позиции прогитлеровской нацистской фракции в парламенте.

Гинденбург решил поддержать Шлейхера и 3 декабря назначил его рейхсканцлером. Новое правительство состояло из министров Немецкой национальной народной партии и беспартийных, которые рассчитывали опереться на руководителей правых профсоюзных организаций и сторонников Штрассера в НСДАП.

Штрассер заявил, что он согласен взять на себя функции вице-канцлера в правительстве. Это повлекло за собой открытый кризис в руководстве и парламентской фракции НСДАП. Гитлеру и его ближайшим приверженцам - Герингу, Геббельсу и др. удалось, однако, относительно быстро ликвидировать оппозицию в партии. 9 декабря Штрассер сложил с себя все партийные обязанности и полностью отстранился от участия в политической жизни. После этого отпали все предпосылки для дальнейшего существования правительства Шлейхера.

Папен в качестве доверенного лица влиятельных хозяйственных кругов с середины декабря возобновил переговоры с нацистским руководством о формировании нового правительства. 4 января 1932 г. при встрече Гитлера с Папеном в доме банкира Шредера в Кельне прошло обсуждение состава будущего кабинета (с участием ДНФп и Стального шлема), его программы, предусматривавшшей разгром организованного рабочего движения, усиление роли предпринимательских союзов, подъем экономики с помощью государственных кредитов и заказов, прежде всего военных22.

Назначение фюрера национал-социалистов А. Гитлера рейхсканцлером и включение нескольких нацистов в состав созданного 30 января 1933 г. им правительства произошло по соглашению П. Гинденбурга с частью влиятельных кругов промышленного и финансового капитала без участия рейхстага. В состав правительства были включены наряду с нацистами представители других партий и организаций, а так же беспартийные лица. Они занимали следующие посты: рейхсканцлер - Гитлер (НСДАП), вице-канцлер - Ф. фон Папен (беспартийный), министр внутренних дел - В. Фрик (НСДАП),

министр без портфеля и министр внутренних дел Пруссии - Г. Геринг (НСДАП), министр иностранных дел - Ф. фон Нейрат (беспартийный), министр финансов - Граф М. фон Крозиг (беспартийный), министр рейхсвера - генерал-лейтенант фон Бломберг (беспартийный), министр экономики и министр сельского хозяйства и продовольствия - А. Гуген-берг (Немецкая национальная народная партия),

министр труда - Ф. Зельдте (Стальной шлем),

министр юстиции - Ф. Гютнер (Немецкая национальная народная партия), министр транспорта и почт - П. Эльтц-Рубенах.

13 марта было создано министерство народного просвещения и пропаганды во главе с И. Геббельсом, а в мае - министерство авиации, которое возглавил Геринг.

Вечером 30 января 1933 г. члены нацистской партии, СА и СС торжествовали в Берлине по поводу «захвата» ими власти в Германии. Однако на самом деле вхождение нацистов во власть еще не было ее захватом. Процесс захвата власти нацистами начался после назначения Гитлера рейхсканцлером и длился, по меньшей мере, в течение полутора лет и был в основном завершен 2 августа 1934 г., когда умер президент Гинденбург. В тот же день германское правительство издало «Закон о главе имперского государства». Полномочия президента перешли к «фюреру и рейхсканцлеру Адольфу Гитлеру». Тогда же войска присягнули Гитлеру на верность и безоговорочное повиновение как верховному главнокомандующему. На верность ему с того дня начали присягать нацистские функционеры, министры, чиновники23. Но и после этого процесс утверждения в Германии нацистской диктатуры практически продолжался до начала Второй мировой войны.

Главные цели, которые ставили перед собой нацисты после прихода к власти, были озвучены Гитлером 3 февраля 1933 г. на совещании с командованием рейхсвера. Они состояли, как и было предусмотрено нацисткой программой, в «искоренении марксизма», «удалении раковой опухоли - демократии», «установлении строгого авторитарного режима», введении всеобщей воинской повинности, «завоевании рынков

сбыта» и «захвате нового жизненного пространства на Востоке и его беспощадной гер-манизации»24.

Разные политические цели, которыми руководствовались лидеры СДПГ и КПГ, их постоянная конкурентная борьба за влияние на рабочих, воспрепятствовали созданию совместной преграды нацистской диктатуре. 30 января 1933 г. ЦК КПГ обратился ко всем рабочим организациям ответить на назначение Гитлера рейхсканцлером проведением генеральной забастовки. На следующий день правление СДПГ призвало членов своей партии оставаться «на почве конституции», утверждая, что «недисциплинированные, предпринятые самовольно на свой страх и риск» выступления против гитлеровского правительства нанесут «тяжелейший ущерб всему рабочему классу»25.

Руководители буржуазных партий, которые отнюдь не все являлись союзниками нацистов, еще более чем лидеры СДПГ опасались генеральной забастовки, которая могла привести к еще большему обострению экономического и социального кризиса в стране. В результате КПГ осталась по существу единственной политической силой, пытавшейся воспрепятствовать установлению в стране нацистской диктатуры.

Для того, чтобы создать повод для разгрома КПГ и других своих политических противников, нацистская верхушка прибегла к крупной провокации. Вечером 27 февраля 1933 г. она организовала поджог здания рейхстага, обвинив в этом преступлении коммунистов. На следующий день Гинденбург по настоянию Гитлера и других членов правительства издал декрет «О защите народа и государства», по которому были отменены все конституционные гарантии прав и свобод граждан. Против коммунистов был развернут пропагандистский и уличный террор. В течение марта до 20 тыс. функционеров КПГ и профессиональных союзов были брошены в созданные нацистами концентрационные лагеря. Сотни были убиты. Тем не менее, во время новых выборов рейхстаг в марте 1933 г. за коммунистов проголосовало 5 млн немцев. Тогда гитлеровское правительство объявило КПГ вне закона. 24 марта рейхстаг большинством голосов депутатов от буржуазных партий принял «Закон о преодолении бедственного положения народа рейха», давший гитлеровскому правительству право в течение четырех лет принимать законы без участия рейхстага, рейхсрата и президента. В дальнейшем этот закон неоднократно продлевался. Пользуясь этим законом, гитлеровское правительство в мае 1933 г. запретило «свободные профсоюзы», в конце июня—начале июля запретило деятельность СДПГ, добилось самороспуска буржуазных партий, а также издало законы, по которым нацистская партия была объявлена единственной «носительницей немецкой государственности», а попытки восстановить или создать новые партии карались заключением в каторжную тюрьму сроком до трех лет26.

Формально членство в партии было добровольным, но принимали в ее ряды не всех немцев. НСДАП, по замыслам ее руководства, должна была представлять «элиту народа», хранительницу основанного на «родстве крови» и «общности судьбы» немецкого «народного сообщества». Для вступления в нее кандидат должен был доказать, что его предки, начиная с 1800 года, не состояли в браках с «неполноценными» в расовом отношении людьми. Таких немцев в Германии оказалось не более 11 %. Они стали пополнять ряды НСДАП. Этому вначале способствовал самороспуск буржуазных партий, бывшие члены которых в массовом порядке перешли в НСДАП, так как членство в этой партии обеспечивало им преимущество при найме на работу и назначении на руководящие и более высокооплачиваемые должности в государственных и общественных учреждениях. К началу Второй мировой войны в НСДАП насчитывалось 5 млн человек. Затем ее росту во многом способствовали первоначальные военные успехи Германии. К концу 1942 г. в НСДАП насчитывалось почти 8 млн человек. С 1943 г. число желающих пополнить ряды нацистской партии существенно уменьшилось. Это было следс?

Научтруд |