Научтруд
Войти

Геополитические аспекты этнополитических конфликтов в КавказскоКаспийском регионе

Научный труд разместил:
Sokapozh
30 мая 2020
Автор: указан в статье

08’2007

ВЛАСТЬ

39

Иса ЭЖИЕВ

геополитические аспекты этнополитичЕских конфликтов в кавказско-каспийском регионе

(на примере армяно-азербайджанского конфликта)

Этнополитические конфликты в Кавказско-Каспийском регионе, оставшиеся в наследство от СССР, стали одним из инструментов геополитической борьбы ведущих мировых и региональных держав в распространении своего влияния в данном регионе. Если на начальной, так называемой предконфликтной стадии конфликты носят характер внутриполитических, внутрирегиональных проблем, то уже в процессе их урегулирования «благодаря» появлению на арене субъектов, преследующих свои сугубо геополитические выгоды, они приобретают выраженную геополитическую окраску. Это обстоятельство и объясняет столь резкий скачок в эволюции локальных этнических столкновений, ставших объектом борьбы третьих сил за влияние в регионе, до конфликтов глобального характера.

Формирование новых геополитических факторов на разных уровнях неотделимо связано с этнополитическими конфликтами. Говоря о специфике этнополитических конфликтов в регионе, необходимо исследовать влияние межнациональных отношений на геополитические реалии. Вопросы, связанные с генезисом, проблемой детерминации и развитием этнополитических конфликтов в Кавказско-Каспийском регионе, рассмотрены в работах многих авторов. Поэтому нам представляется целесообразным обратить внимание на некоторые геополитические аспекты этой проблемы.

Одним из первых и острых межнациональных конфликтов, возникших на постсоветском пространстве, стало столкновение между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха. Конфликт заставил обратить на себя внимание в связи с вмешательством в него третьих стран, что проявлялось как в латентной, так и открытой поддержке стран, имеющих свои стратегические интересы в данном регионе. Говоря о цивилизационных узах «третьестепенных» участников с непосредственными участниками конфликта, С. Хантингтон относит к таковым Россию, Турцию и Иран: «Эти участники третьего уровня часто оказываются стержневыми государствами своих цивилизаций. Диаспоры участников первого уровня — там, где они существуют, — также играют определенную роль в войнах по линиям разломов. Принимая во внимание, что обычно на первичном уровне непосредственно задействовано небольшое число людей и вооружений, то относительно скромная внешняя помощь в виде денежных средств, оружия или добровольцев часто способна оказывать существенное воздействие на исход войны»1.

ЭЖИЕВ В этом отношении «Армения была вынуждена полагаться больше

Иса на Россию, оказывавшую ей значительную военную помощь...»2 В

Багаудинович - свою очередь Азербайджан стал опираться на поддержку Турции

к. п. н.,

Государственный университет управления

1 Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., издательство АСТ, 2003, стр. 444-445
2 Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., «Международные отношения», 2003,стр.155
40___________________________ВЛАСТЬ_______________________08’2007

в противодействии армяно-российской военной коалиции. Этот альянс заставил Азербайджан искать помощи у военно-стратегических конкурентов России в регионе. «Дело представляется таким образом, что в условиях, когда Россия осуществляет прямые поставки оружия Армении и углубляет сотрудничество с этой страной, Азербайджан тем самым будто вынуждают пойти на военное сотрудничество с Турцией и США, а также активизировать процесс сближения с НАТО и другими западными военными структурами вплоть до предоставления своей территории для размещения иностранных военных баз»1. Армения же подписала все экономические и военные соглашения СНГ, дала разрешение на размещение российских войск на своей территории. Односторонняя позиция России в нагорно-карабахском конфликте в целом весьма негативно отразилась на взаимоотношениях между Россией и Азербайджаном. Политика России в конфликте между Азербайджаном и Арменией была подвержена влиянию армянского лобби, имевшего в Кремле достаточно сильные позиции. Фактически Москва сделала ставку на Ереван как на своего главного стратегического союзника в Закавказье. Все это подтолкнуло Азербайджан к Западу и его сателлиту на Кавказе — Турции, что сказалось на всех внутри- и внешнеполитических шагах Азербайджана, который взял серьезный курс на сближение с НАТО2. Наиболее ярким проявлением прозапад-

1 Гаджиев К. С. Геополитика Кавказа. М., «Международные отношения», 2003, стр. 383
2 В декабре 1999 года Азербайджан официально представил на рассмотрение руководства НАТО проект создания в Баку информационного центра НАТО, который приурочили к визиту генерального секретаря НАТО в Баку в сентябре 2000 года. В марте 1999 года состоялся визит в Баку представителей военной делегации США, в состав которой входила группа высокопоставленных представителей Пентагона — специалистов в области военно-политического планирования, для переговоров с президентом Азербайджана, руководством Министерства обороны и МИД республики. В феврале 2000 года в Баку побывала делегация НАТО во главе с заместителем начальника штаб-квартиры НАТО в Юго-Восточной Европе, генерал-майора турецких вооруженных сил Р. Дурусой, цель которой состояла в выяснении возможностей и готовности Азербайджана к проведению масштабных военных учений. В ходе переговоров с министром обороны Азербайджана С. Абиевым и министром иностранных дел В. Гулиевым обсуждались также перспективі сотрудничества между Азербайджаном и НАТО («Независимая газета», 2000, 22 февраля)

ной политики Азербайджана стали разработка и реализация нефтяных проектов, предполагающих максимальную дистан-цированность от России, а также принципиально иная от российской позиция по правовому статусу Каспийского моря.

По мнению некоторых исследовате-лей3, российская позиция в нагорнокарабахском конфликте носила оборонительный характер и была продиктована желанием воспрепятствовать любым попыткам давнего соперника России на Кавказе — Турции, члена НАТО, распространить свое влияние. На заявление начальника генштаба Турции генерала Д. Гюреша о том, что Анкара готова послать в зону карабахского конфликта столько солдат, сколько попросит правительство Азербайджана, бывший министр обороны России П. Грачев ответил: «Мы не допустим введения турецких войск. Россия имеет собственные интересы в Азербайджане»4. Парадокс сложившейся ситуации заключался в том, что Россия, в одностороннем порядке поддержавшая Армению, приложила максимальные усилия, чтобы заблокировать оказание какой-либо помощи извне Азербайджану Понятно, что позиция России была продиктована военно-стратегическими интересами в Закавказье. В этом отношении Армения выступает в качестве форпоста России в регионе, а Азербайджан с пантюркистской сущностью ее внешней политики может стать мостом расширения влияния Турции в Кавказско-Каспийском регионе. Однако Турция столкнулась с серьезными препятствиями в расширении сферы своего влияния в регионе, в том числе и в Азербайджане. Если не считать нескольких миль общей границы с Нахичеванью, азербайджанским анклавом Армении, отрезанным от остального Азербайджана, Турция оказалась территориально изолированной от новых тюркских государств. Она не смогла сыграть определенную роль в армяноазербайджанском конфликте. В целом несмотря на конфронтационный характер отношений, складывавшихся в военных кругах России и Турции, официально они не отразились на взаимоотношениях между двумя государствами.

3 Сваранц А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе. М., 2002, стр. 269
4 Там же
08’2007______________________ВЛАСТЬ_____________________________41

Особенно активную политику в урегулировании этнополитических конфликтов в регионе проводят США, тем самым «формируя новую модель международных отношений периода, наступившего после окончания холодной войны»1. Американцы используют осторожные подходы в своем участии в решении карабахской проблемы. Понимая то стратегическое значение, которое занимают и Азербайджан с его богатыми углеводородными запасами, и Армения с ее выгодным, с точки зрения трубопроводов, географическим положением, США проводят политику двойных стандартов. По справедливому выражению К. С. Гаджиева, «американская дипломатия не особенно любит ввязываться в заведомо проигрышные ситуации или мероприятия с сомнительным успехом. А закавказские конфликты относятся именно к этой категории»2. Между тем именно нагорно-карабахская проблема обострила противоречия интересов внутри США. Об этом свидетельствует, например, принятие Конгрессом США в 1992 году поправки № 907 к Акту о защите свободы в связи с карабахским конфликтом, которая запрещает оказание финансовой помощи Азербайджану по государственной линии. Анализируя эту поправку, один американский аналитик объяснил ее суть как «...успешные усилия лоббирования таких групп, как армянское собрание Америки, и армянского национального комитета»3. Армянская диаспора стала оказывать сильное влияние на американскую политику на Кавказе после образования в 1991 году независимой Республики Армения. Нет никакого сомнения, что огромная экономическая помощь США Армении (стоящая на втором месте после помощи Израилю в пересчете на душу населения) и одновременные весьма прохладные отношения Штатов с Азербайджаном из-за отказа предоставить независимость Нагорному Карабаху, явились во многом следствием армянского лобби в США. «Его впечатляющим триумфом явилось принятие статьи 907 Акта поддержки свободы 1992

1 Писарев В. Д. Политика США в Каспийском регионе. Европа и Россия: проблемы южного направления. Средиземноморье — Черноморье. «Каспий», М., 1999, стр. 376
2 Гаджиев К. С. Указ. соч., стр. 391
3 Mac Dougall J. A. New Stagein US - Caspian Sea Basin Relations. Central Asia. 1997, № 5 (11)

года, в которой Азербайджан исключался из числа постсоветских государств, которые могли претендовать на получение американской помощи»4. В достижении этих целей армянской диаспоре помогали американские греки, стремившиеся любыми способами изменить протурец-кую, как они считали, направленность американской внешней политики.

Два доклада, появившиеся в 1997 г., следует рассматривать как основания для понимания характера развития ситуации. Первый — доклад Конгрессу, сделанный в 1997 г. Госдепартаментом США, проводит исчерпывающий анализ энергетической политики администрации в Каспийском регионе. В докладе Конгрессу даются восемь конкретных рекомендаций, касающихся американских целей на Каспии. В списке содержится рекомендация отмены пункта № 907 из Акта защиты свободы. Такая рекомендация содержится также и во втором докладе. Запрос аннулировать пункт № 907 был сделан и администрацией Белого дома в лице С. Тэлботта в его выступлении в институте Центральной Азии5.

Всвоем выступлении в Джорджтаунском университете экс-президент Азербайджана Г. Алиев назвал несправедливым этот запрет и призвал к его отмене. В необходимости отмены данного пункта убеждаются многие влиятельные политики в США. По мнению аналитиков, растущее согласие о важности Азербайджана относительно доступа к нефтяным ресурсам Каспийского бассейна будет, вероятно, политически целесообразнее, чем узконаправленные действия армянского лобби.

Высоко оценивая роль НАТО в установлении стабильности на охваченном конфликтами Балканском полуострове, признанный классик современной политологии З. Бжезинский считает, что при урегулировании армяно-азербайджанского конфликта «не удастся обойтись без своего рода Пакта стабильности для Кавказа — программы по образцу Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы»6. Этот заокеанский взгляд еще

4 Лозаннский Э. Д. Этносы и лоббизм в США. О перспективах российского лобби в Америке. М., «Международные отношения», 2004, стр. 97
5 Там же
6 Бжезинский З. Выбор. Мировое господство и глобальное лидерство. М., «Международные отношения», 2004, стр. 135
42___________________________ВЛАСТЬ_______________________08’2007

раз свидетельствует о том, что США при решении тех или иных конфликтов не учитывают цивилизационную и этно-конфессиональную специфику региона и что так называемый Пакт стабильности, приемлемый только для одного региона, может носить негативный характер в решении конфликтов в другом регионе.

Если в период, последовавший непосредственно за распадом СССР, политика Вашингтона скорее определялась эйфорией победы и сохранившимися со времен холодной войны стереотипами, носившими характер некоторого идеализма (сочувственное отношение к Армении в карабахском конфликте, выразившееся в принятии закона «О защите свободы» — все еще работал стереотип о демократической Армении и просоветском Азербайджане, сложившийся в годы перестройки), то уже во второй срок правления демократической администрации Б. Клинтона (1996—2000 гг.) США изменили некоторые подходы к странам региона. Демократы заняли более прагматичную позицию. В отношении Азербайджана политика Клинтона, представлявшая довольно причудливую смесь агрессивного отстаивания интересов США с умелым сочетанием такого курса с «воинствующей защитой» прав человека во всем мире и активным миротворчеством, также претерпела определенные метаморфозы. В целом сохраняя правозащитную риторику в своих официальных контактах с режимами этих стран, администрация в Вашингтоне установила вполне нормальные отношения с Азербайджаном. Именно к данному периоду относится активная работа и администрации, и монополий США по лоббированию строительства нефтепровода Баку — Джейхан. Именно в связи с идеей реализации этого проекта, в котором были заинтересованы ведущие монополии США, очевидно, и было свя-

зано заметное потепление отношений Вашингтона и Баку. В настоящее время это выражается, в частности, в оказании давления на Армению на переговорах по карабахскому урегулированию, в смягчении критики авторитарного режима Алиева и ряде других шагов.

Таким образом, армяно-азербайджанский конфликт стал инструментом геополитической борьбы мировых и региональных держав в Кавказско-Каспийском регионе. Участники «большой игры» в регионе расставили свои геоэкономичес-кие и геополитические приоритеты. Если Армения в военно-стратегическом отношении сделала однозначную ставку на Россию, то позиция Азербайджана, который дрейфует между Россией и Западом, остается не до конца ясной. Данная проблема приобретает особую актуальность на фоне конфронтационных отношений между США и Ираном. В свете последних событий у Ирана вызывает серьезное опасение стратегическое партнерство США и Азербайджана, в котором территория последнего может быть использована Соединенными Штатами в военностратегических целях. В таком случае и без того натянутые отношения между Ираном и Азербайджаном могут обостриться вплоть до военной конфронтации. Несмотря на тесные взаимоотношения, которые сложились между Арменией и Ираном (как противовес азербайджаноамериканскому сотрудничеству), очевидно, что позиция Еревана будет определяться политикой России в ирано-американском противостоянии.

Можно утверждать, что армяно-азербайджанский конфликт приобрел устойчивую геополитическую окраску, став одним из объектов глобального противостояния между ведущими мировыми и региональными державами в стратегически важном Кавказско-Каспийском регионе.

Научтруд |