Научтруд
Войти

Демаркация русско-корейской границы как один из аспектов разрешения русско-японских противоречий накануне первой мировой войны

Автор: указан в статье

Ю. С. ПЕСТУШКО,

аспирант кафедры всемирной истории, ХГПУ

ДЕМАРКАЦИЯ РУССКО-КОРЕЙСКОЙ ГРАНИЦЫ КАК ОДИН ИЗ АСПЕКТОВ РАЗРЕШЕНИЯ РУССКО-ЯПОНСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ НАКАНУНЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Русско-японская война привела к существенным изменениям в расстановке политических сил в мировой политике. Японская империя, выйдя победительницей из войны с Россией, не только встала в один ряд с ведущими державами, но и прочно заняла место лидера в Азиатском регионе. Потеря Порт-Артура и Дальнего нанесла серьёзный удар международному авторитету России.

После завершения войны с Японией российское правительство оказалось перед необходимостью выработки новой государственнополитической доктрины и общенациональной программы внешней политики. В период 1906—1910 гг. в правительстве России развернулась полемика между сторонниками сближения с Германией (П.Н.Дурново, Р.Р.Розен и др.), выступавшими за активизацию российской политики на Дальнем Востоке, и сторонниками союза с Великобританией, считавшими, что «единственные жизненные интересы России сосредоточены в Европе»1. Для возвращения к активной дальневосточной политике у России имелось немало причин. Прежде всего русско-японская война не разрешила российско-японских противоречий, а лишь стала поводом для «дуэли» Японии и России в Маньчжурии. К тому же, несмотря на поражение в русско-японской войне, Россия не отказалась от намерений оказывать влияние на Корею2. Российские предприятия на Дальнем Востоке имели значительные капиталовложения (КВЖД); Россия была заинтересована в сохранении за собой рынков Северной Маньчжурии и Монголии.

Другим немаловажным обстоятельством являлось то, что концентрация усилий российской внешней политики на европейском направлении (и это хорошо понимали сторонники европейской ориентации внешнеполитического курса России— С.Ю.Витте и А.П.Извольский) не могла быть достигнута без урегулирования российско-японских отношений, от которых зависел мир в дальневосточных владениях Российской империи. По словам СЮ. Витте, «... после того поражения, которое мы понесли на Дальнем Востоке и которое отразилось на

полном нашем ослаблении в делах западных, нам необходимо найти прочный базис соглашения с Японией, дабы мы могли вернуться с востока на запад и постараться восстановить наш авторитет»3.

Неудачные попытки российского правительства вернуться к активной дальневосточной политике путём оказания давления на Японию в 1905 г. в вопросе о Корее4 и фактическое признание свободы действий Японии в Корее Великобританией, Соединёнными Штатами и Германией5 вынудили Россию отказаться от намерений предпринимать какие-либо шаги в отношении корейско-японских отношений и ограничить сферу своих интересов на Дальнем Востоке Северной Маньчжурией. В секретной части русско-японского договора 1907 г., российская сторона брала на себя обязательства не вмешиваться в дальнейшее развитие японо-корейских отношений. Подписание в 1907 г. англо-русского соглашения в отношении Персии6 фактически ознаменовало вступление России в антигерманский союз Великобритании и Франции, а также завершило ориентацию внешней политики России на европейское направление.

Постепенное «отступление» России с Дальнего Востока позволило Токио вынудить российское правительство отказаться от попыток возвращаться к корейскому вопросу: при заключении очередного российско-японского соглашения 1910 г. министр иностранных дел России А.П.Извольский был уведомлен японской стороной, что, если Россия попытается подвести под заключение данного соглашения корейский вопрос, соглашение не будет подписано7. Данный демарш был совершенно излишним, поскольку фактическое признание японского протектората над Кореей

Великобританией, Германией, Соединёнными Штатами и переориентация внешней политики России на европейское направление делали бессмысленными какие-либо попытки

российского правительства продолжать вмешиваться в корейско-японские дела.

Начиная с 1911 г., когда будущее столкновение между

ведущими европейскими державами стало приобретать реальные черты, для российской дипломатии выстраивается задача

обеспечения мирного дальневосточного тыла для России8. Поскольку в 1910 г. Японская империя, аннексировав Корею, вплотную придвинула свои границы к России, в 1911 г. российская сторона предложила токийскому кабинету решить вопрос о демаркации российско-корейской границы по р. Тумыньцзян9. Принимая во внимание тот факт, что соотношение вооружённых сил России и Японии на Дальнем Востоке складывалось не в пользу российской стороны, установление границы de jure было важно с точки зрения обеспечения безопасности российских дальневосточных владений. К тому же официальное установление границы между Россией и Кореей означало окончательный отказ России от попыток оказывать влияние на Корею10.

Помимо демаркации границы российской и японской сторонам было необходимо обсудить следующие вопросы: определение на местности пограничной линии между Кореей и Россией; согласова-

ние вопросов о рыбной ловле в р. Тумыныдзян и прилегающих территориальных водах; установление таможенных правил для пересечения границы подданными обеих стран.

Нерешённость пограничного вопроса не только оказывала негативное влияние на получение доходов российской казны от взыма-ния пошлины с японских рыбаков, но и способствовала развитию нелегального провоза японских товаров на российскую территорию.

Из-за неопределённости границы и связанной с этим принадлежности рыболовных участков возникали конфликты между корейскими рыбаками и корейцами-русскоподданными,

проживавшими на русской стороне р.Тумыньцзян. Однако в отличие от остальных дальневосточных районов рыболовного промысла— Приморского, Сахалинского и Камчатского— подобные столкновения носили частный характер и быстро улаживались самими корейцами, поскольку немало корейских рыбаков имели родствеников среди русскоподданных корейцев. К тому же в отличие от названных промысловых районов, где количество рыболовных участков определялось на основании проводившихся торгов, на р. Тумыньцзян, по-видимому, никогда не существовало подобной практики. Право пользования рыболовным участком определялось по жребию". Таким образом, российско-корейская граница с точки зрения возникновения конфликтных ситуаций между рыбаками являлась одним из самых спокойных районов Дальнего Востока12.

Необходимо в общих чертах охарактеризовать этапы формирования российско-корейской границы13. История

возникновения российско-корейской границы берёт начало с XIX столетия. В то время Российская империя быстро продвигалось на восток. С назначением в 1847 г. Н.Н.Муравьёва губернатором Восточной Сибири Россия за период с 1850 по 1853 г. включила в свои владения территории от Охотского моря до устья Амура. В мае 1858 г. в Айгуне между Россией и цинским правительством Китая был подписан договор, который устанавливал принадлежность России левого берега Амура до его устья от Аргуни. Правый берег Амура до Уссури закреплялся за Китаем. Район между р. Уссури и морским побережьем на восточной оконечности материка объявлялся в общем пользовании России и Китая до окончательного определения границы14.

Подписанный в июне 1858 г. между представителями Китая и России Тяньцзинский трактат предусматривал, что неопределённые участки границы между Китаем и Россией будут исследованы представителями обеих стран15. По предложению генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьёва, русско-китайскую границу следовало «провести по р. Уссури в южном направлении, достигая Корейского полуострова»16. Это предложение было продиктовано необходимостью обеспечения безопасности устья р. Амура от Китая и закрепления его за Россией. В результате подписания в ноябре 1860 г. Пекинского договора была разграничена территория, ранее остававшаяся в общем пользовании Китая и России. Демаркация была про-

изведена в соответствии с предложением губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьёва: владения Китая и России разграничивались по р. Уссури; правый берег признавался владением России, левый — владением Китая. Далее граница проходила по р. Сунгаче, оз. Ханка, р. Беленхэ и по р. Тумыньцзян до корейской границы17.

Несмотря на тот факт, что Пекинский договор определял границу между Кореей, находившейся под протекторатом Китая, и Россией, ни одна из договаривающихся сторон не посчитала нужным учесть мнение корейского правительства относительно данного соглашения. Корея была просто поставлена перед фактом разграничения своей границы с Российской империей. Такое игнорирование интересов Корейского государства имело место и в дальнейшем. Например в 1885— 1886 гг., при переговорах о заключении Хуньчуньского протокола относительно повторного признания российско-китайской границы цинское правительство потребовало от России предоставления права свободного судоходства по р. Тумыньцзян, являвшейся к тому времени официальной российско-корейской границей. Россия такое право предоставила, причём правительство Кореи не было поставлено об этом в известность18. Следует отметить, что в отношении границы никаких официальных переговоров между правительствами Кореи и России не велось, так что, хотя за российско-корейскую границу была принята р. Тумыньцзян, ни представители России, ни представители Кореи не проводили изучения границы на местности. Между правительствами России и Кореи никогда не подписывались соглашения, которые официально оговаривали бы границу между обоими государствами. Даже в договоре между Россией и Кореей, подписанным в июле 1884 г., где были регламентированы детали обмена дипломатическими представителями, устанавливались правила о взаимной выдаче преступников и правила торговли, ничего не говорилось относительно демаркации российско-корейской границы19.

Всё изложенное выше позволяет утверждать, что в период с подписания в 1860 г. Пекинского трактата, установившего границу между Россией и Кореей, до превращения Кореи в японскую колонию в 1910 г., de jure границы между Российской империей и Кореей не существовало вообще, поскольку правительство Кореи не имело никакого отношения к Пекинскому договору. За прошедшую после подписания в 1884 г. соглашения между Кореей и Россией четверть века ни российским, ни корейским правительствами не поднимался вопрос об официальном подтверждении границы между обоими государствами. Ничего не говорилось и о разграничении рыболовных участков на р. Тумыньцзян и в прилегающих морских водах. Очевидно, что необходимости в официальном разграничении рыболовных участков, равно как и в демаркации российско-корейской границы, у обеих сторон не возникало. Причина последнего заключается, по-видимому, в успешном развитии русско-корейских отношений и влиянии России на корейское правительство20. К тому же немалую часть населения юга Уссурийского края составляли корейцы, переселив-

шиеся в Россию. На начало 1Q1Qr в трёх уездах— Никольск-Уссурийском, Иманском, Ольгинском— проживало 41 Q46 корейцев, из которых 13 7Q8 чел. были русскоподданными21. Население всей Приморской области на 1 января 1Q15 г. составляло 631 6QQ чел., из них 6Q QQQ корейцев22. Многие корейцы, в том числе и русскоподданные, занимались рыболовным промыслом на р. Тумыньцзян.

Ситуация на российско-корейской границе стала меняться после превращения в 1Q1Q г. Кореи в японскую колонию. В отличие от прежнего корейского правительства, с которым Россия поддерживала дружественные отношения, отношения с японской администрацией Кореи таковыми не являлись. Поэтому, несмотря на потепление отношений Санкт-Петербурга и Токио, опасность пограничных столкновений всё же существовала.

О том, что столкновения между Японией и Россией на корейской границе могли иметь место, свидетельствует инцидент, произошедший весной 1Q14 г. Началом его послужило задержание в апреле 1Q14 г. японской жандармерией на новообразовавшемся острове р. Тумыньцзян трёх23 русскоподданных корейцев, занимавшихся ловлей рыбы и рубкой ивовой лозы24. Японская сторона объяснила свои действия тем, что мель, образовавшаяся на реке из песчаных наносов, относится к японскому берегу, а значит, русскоподданные корейцы вели незаконный промысел рыбы на японской территории. Со слов управляющего общими делами корейского генерал-губернаторства Кодама следовало, что японская жандармерия задержала корейцев по жалобе владельца данного участка25. Ущерб от деятельности корейцев был оценен японскими властями в 3 иены, что соответствовало дневному заработку крестьянина в Японии26. Задержанные были отправлены в японскую прокуратуру. В ходе разбирательств выяснилось, что принадлежность острова неизвестна; японскими властями был сделан запрос в управление юстиции Японии, а уголовное дело в отношении корейцев было на время приостановлено27. Поскольку вопрос о принадлежности острова выяснить не удалось, то, по предложению военного губернатора Приморской области А.Д.Ста-шевского, отмель при устье р. Тумыньцзян следовало оставить в общем пользовании русской и японской сторон на всё время года для охоты и для рыболовного промысла. Помимо этого А.Д.Сташевский предложил запретить японцам возводить на острове любые постройки и как-либо стеснять русских подданных. Пограничный комиссар Уссурийского края выступил с предложением оставить новообразовавшийся остров во владении России как не принадлежащий Корее, так как остров отделён от корейского берега фарватером реки и связан с русским берегом мелями28. Данное предложение не было сообщено японской стороне из-за опасения ухудшения отношений с Японией. На этом, однако, конфликт не закончился, поскольку японская сторона продолжала настаивать на принадлежности спорного острова Корее. И если вопрос об освобождении захваченных корейцев удалось уладить достаточно быстро при помощи российского посла в Японии Н.А.Малевского-Малевича и генерал-

губернатора Приамурья Н.Л.Гондатти, то вопрос о принадлежности острова продолжал оставаться открытым. В мае того же года японской администрацией в качестве доказательства принадлежности острова Корее был представлен кореец, который будто бы засеял этот остров кустарником несколько лет назад29. Для окончательного разрешения возникшего недоразумения русской администрацией было предпринято дознание. Волостной старшина Никольско-Уссурийского уезда показал, что р. Тумыньцзян за несколько лет изменила своё течение и на месте главного фарватера реки, который проходил возле русского берега, постепенно образовался остров. Местные жители подтвердили, что остров зарос кустарником, который использовался населением в хозяйственных нуждах, но никем специально не сажался. На этом инцидент оказался исчерпанным; японская сторона предпочла согласиться с доводами российских властей и больше не

30

возвращаться к данному вопросу .

Случай с корейскими рыбаками был, наверное, самым крупным инцидентом на российско-корейской границе после 1910 г., однако он говорил о том, насколько важны были для правительств Японии и России пограничные вопросы на р. Тумыньцзян. Затягивание решения проблемы демаркации российско-корейской границы, а также связанных с этим вопросов рыболовного промысла и таможенных сборов грозило новыми недоразумениями на границе, что не могло не сказаться на развитии отношений между Санкт-Петербургом и Токио.

Все перечисленные факты — неопределённость российско-японских отношений, монополия японских вооружённых сил на Дальнем Востоке, инцидент на р. Тумыньцзян — свидетельствовали о том, что с аннексией Кореи Японией российское правительство оказалось вынужденным уделять определённое внимание обстановке на Дальнем Востоке, в частности российско-корейской границе. В июле 1911 г. временный российский посол в Токио Броневский направил письмо в министерство иностранных дел Японии, где были выражены пожелания российского правительства относительно скорейшего решения вопроса о рыбной ловле в устье р. Тумыньцзян, а также о территориальном размежевании между Россией и Кореей31. Броневский предложил японскому правительству, взяв за основу договор между Россией и Румынией от 29 октября 1907 г., заключить подобный договор между правительствами России и Японии, пересмотрев и добавив некоторые пункты. В конце декабря 1911 г. предложения Броневского были поставлены на обсуждение японского правительства, при котором была создана специальная комиссия, занимавшаяся вопросами рыболовного промысла на р. Тумыньцзян и демаркацией русско-корейской границы. Работа комиссии продолжалась до середины лета 1913 г. Отсутствие каких-либо правил, регулирующих процедуру таможенного контроля на границе России с Кореей, а также официальное отсутствие самой границы вынуждали российское правительство в одностороннем порядке принимать меры для усиления контроля за южной границей Южно-Уссурийского края, ожидая предложений

японского правительства, тем более, что Санкт-Петербург был поставлен в известность относительно завершения работы комиссии только летом 1914 г.

Первым шагом в направлении укрепления границы с Кореей явилось ужесточение таможенного контроля со стороны российских властей. Поскольку границу переходили главным образом корейцы, они первыми почувствовали на себе изменение системы пограничного контроля. Согласно документам японского министерства иностранных дел имелись случаи «превышения должностных полномочий», выражавшиеся в грубости и рукоприкладстве солдат российской гарнизонной службы по отношению к корейцам, пересекавшим границу. Эти факты вызывали негативную реакцию правительства Японии, полагавшего, что корейцы, являющиеся подданными Японии, имеют право более свободно пересекать границу, если у них есть родственники в России32.

Вслед за усилением таможенного контроля с апреля 1914 г. российским правительством была упразднена установленная в 1910 г. пятидесяти вёрстная зона беспошлинной торговли с Китаем33. Местные власти усилили контроль за контрабандным ввозом из-за границы алкогольной продукции34; были специально выделены средства на ужесточение контроля за сбором пошлины на границах с Китаем и Монголией35. Эти меры были продиктованы в первую очередь тем, что с превращением Японии в одну из ведущих держав и аннексией Кореи в дальневосточные пределы Российской империи хлынул неконтролируемый поток дешёвых и зачастую некачественных товаров японского производства. Более радикальные мероприятия по укреплению российских дальневосточных владений требовали денежных средств, которых у российского правительства, занятого подготовкой к европейской войне, не было. Кроме того, в Санкт-Петербурге ожидали предложений Токио по решению вопроса о демаркации границы России и Кореи. Вместе с тем усиление таможенного контроля на российско-корейской границе, упразднение зоны беспошлинной торговли, ужесточение надзора за ввозом из-за границы алкогольной продукции свидетельствовали о возможности российского правительства держать ситуацию в дальневосточных владениях России под контролем.

К июлю 1913 г. комиссией при японском правительстве был подготовлен предварительный проект демаркации российско-корейской границы на р. Тумыныдзян и в прибрежных водах. Этот документ также включал предложения правительства Японии по осуществлению таможенного контроля на русско-корейской границе. Разработка законопроекта по рыболовному промыслу была полностью завершена к лету 1914 г. Подготовленные документы носили секретный характер и ещё в течение года обсуждались в правительстве Японии. Только после этого результаты работы комиссии были представлены русскому правительству.

Япония предложила провести границу36 между обоими государствами по самому глубокому месту в устье реки37. В случае изменения течения р. Тумыньцзян японская и российская стороны обязывались пересмотреть проведение границы в соответствии с новыми условиями. Это положение означало, что граница между Японией и Россией может быть подвержена неоднократным пересмотрам.

Заинтересованное в развитии торговли с Южно-Уссурийским краем японское правительство выступило с предложением создать зону беспошлинной торговли на границе России с Кореей в районе 8 км от границы. Товары, произведённые в этой зоне, подлежали беспошлинному ввозу на территорию Корейского полуострова.

Относительно рыболовного промысла провозглашался принцип равенства для подданных России и Японии. Японская и российская стороны брали на себя обязательства предоставлять друг другу в аренду рыболовные участки. В проекте содержалось предложение, согласно которому Япония и Россия обязывались наказывать своих подданных при совершении правонарушений в территориальных водах другой стороны. Подданные обеих стран, получившие разрешение на рыболовный промысел в территориальных водах другого государства, наряду с этим получали разрешение на сооружение на побережье другой стороны предприятий по переработке морепродуктов, мест складирования добытых морепродуктов, сушилок. В законопроекте также оговаривалось, что лицо, арендовавшее рыболовный участок, должно получать разрешение на вывоз добытой продукции38. Пункты проекта также оговаривали принципы разрешения возможных конфликтов между японскими и российскими рыбаками инспекторами обеих стран.

При составлении законопроекта японское правительство

проявило заботу о сохранении морской фауны и флоры: документ предусматривал полное запрещение использования при рыбной ловле взрывчатых и отравляющих веществ; запрещался в период нереста рыбы — с 1 мая по 10 июля и в период с 15 августа по 10 октября рыболовный промысел полностью. Запрещалось

использование тралов и стационарных установок для ловли рыбы. Для постоянного увеличения численности рыбы в бассейне р. Тумыньцзян и её сохранения японский законопроект

предусматривал установление определённых районов, где лов рыбы строго запрещался. В качестве примера приводился о-в Хоккайдо, где японцы на реках через каждые 600 м устанавливали зоны, в которых ловить рыбу было запрещено39. Подобная практика существовала и в России: от устья реки по каждому берегу через каждые две российские версты (2132 м), а в больших реках через каждые 3—4 версты (3198 м — 4264 м) устанавливались запретные зоны. Поскольку Тумыньцзян небольшая река40, японцы предложили создать запретные для рыбного лова зоны через каждые 1000 м41. Предусматривалось также разрешение на проведение научных исследований в области разведения рыбы, что, однако, не являлось

42

разрешением на промысел морских животных и растений . Для проведения научных исследований учёным обеих стран требова-

лось только получить соответствующее разрешение без уплаты пошлины и комиссионных.

В предварительный проект договора о территориальном размежевании в нижнем течении р. Тумыныдзян японская сторона попыталась заложить некоторые пункты, которые могли бы обеспечить привилегии японским рыбакам. Так, согласно основным положениям русско-японской рыболовной конвенции провозить на рыболовный участок без уплаты пошлины разрешалось только предметы, относящиеся к категории рыболовных принадлежностей. Применительно к рыболовному промыслу на р. Тумыньзцян и в прилегающих прибрежных водах к таким предметам, по мнению российского правительства, относились только соль и орудия рыбного лова43. В Токио же под необходимыми для рыболовного промысла принадлежностями понимались продукты питания, спиртные напитки, табачные изделия, одежда44. Ясно, что беспошлинный ввоз «необходимых» предметов рыболовного промысла означал неконтролируемую российской таможней торговлю.

Поскольку японское правительство не торопилось ставить в известность Петербург о ходе работы комиссии, в марте 1914 г. российский посол в Токио Н.А.Малевский-Малевич обратился к министру иностранных дел Японии Макино с предложением в самое ближайшее время решить вопрос относительно рыбного промысла в устье р. Тумыньцзян и прилегающих морских водах45.

В июле 1914 г. японское правительство направило российскому послу Н.А.Малевскому предложение уведомить русскую сторону о готовности Токио перейти к подписанию соглашения. В правительстве России посчитали необходимым детально изучить этот вопрос, учитывая особенности местности, но в связи с началом войны в Европе, по предложению Петербурга, вопрос о территориальном размежевании на р. Тумыньцзян и связанные с этим проблемы были отложены на неопределённое время46. Дальнейшее развитие событий показало, что вопрос о демаркации российско-корейской границы так и не был решён47.

Российская сторона, больше занятая европейским проблемами, особенно не следила за ходом разработки проекта демаркации границы, поэтому нет ничего удивительного, что законопроект, предложенный Токио, мало учитывал интересы Российского государства на Дальнем Востоке, а в отдельных случаях (предложения о создании зоны беспошлинной торговли, упрощении процедуры въезда японских подданных в пределы России, предоставлении японским рыбакам права провозить на рыболовные участки предметы торговли) вообще шёл вразрез с ними. В каком-то смысле в вопросе о российско-корейской границе повторилась ситуация с переговорами 1906 г, о заключении между правительствами России и Японии договора о торговле и мореплавании48. Таким образом, даже в случав начала японороссийских переговоров российское правительство скорее всего не приняло бы предложенные Японией условия в их первоначальной редакции. Наиболее спорным пунктом японского законопро-

екта представляется идея создания зоны беспошлинной торговли. Осуществление на практике этого положения означало неконтролируемый российским правительством приток японских товаров в дальневосточные владения России, где влияние японского капитала и без того усиливалось год от года49. Достаточно спорным являлось и предложение об упрощении процедуры въезда японских подданых в Россию, так как оно заметно ослабило бы положение России на её дальневосточных рубежах50.

Начавшаяся первая мировая война не позволила российскому и японскому правительствам завершить работу по демаркации корейско-российской границы. Вместе с тем сама по себе попытка решения пограничного вопроса и тот факт, что предложение об этом было сделано правительством России, свидетельствовали, что Российская империя в послепортсмутский период сознательно пошла на определённые уступки Японии, отказавшись от борьбы за доминирование на Дальнем Востоке и обозначив сферу своего влияния Северной Маньчжурией. Умеренный курс, который выбрало российское правительство в отношении Дальнего Востока, вовсе не означал ухода России с дальневосточных рубежей. Он объяснялся тем, что исходя из складывавшейся в мире обстановки в связи с подготовкой ведущих держав к первой мировой войне, Россия предпочла ценой Кореи сохранить status quo на Дальнем Востоке и сосредоточить политические усилия на европейском направлении.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Демаркация российско-

корейской границы осуществлялась следующим образом: от точки

соприкосновения границ между Россией, Кореей и Китаем

проводилась прямая линия,

обозначавшая границу между Кореей и Россией. Самый южный мыс во владениях России (точка В) и самый северный мыс во владениях Японии (точка А) соединялись прямой линией (АВ). На пересечении русско-корейской границы с данной линией

образовывалась геометрическая точка (С), от которой проводились российская (420 м) и японская (200 м) сферы влияния (линии СВ и СА). Далее от точки В на российскую территорию проводилась линия в 1 км, (BE). Подобная операция

осуществлялась и в отношении японской сферы влияния (AD). Полукруг, получавшийся при соединении точек Е и D, обозначал прибрежные владения Японии И России в устье р. Тумынь-цзян. Российско-корейская граница,

проходя через указанный полукруг, условно делила его на японскую и российскую сферы влияния51. В каждом районе предполагалось установить соответствующие

пограничные знаки.

Этот проект договора также предусматривал установление паромной переправы через р. Тумыньцзян для сообщения между северными районами Корейского полуострова и Уссурийским краем. В зимнее время предполагалось установить ледовую дорогу, которая соединяла бы северные районы Кореи с Никольском-Уссурийским. Согласно проекту максимально упрощалась процедура оформления документов для въезда и выезда подданных обеих стран, проживавших в районе 8 км от русско-корейской границы. Для выезда за границу было необходимо получить от местных властей билет на выезд, который был действителен в течение одного года52.

Помимо этого оговаривалось, что за 12 месяцев до дня истечения срока действия основных статей договора одна из сторон заявляет о своём намерении прекратить действие договора. С этого дня в течение одного года до прекращения срока своего действия договор должен был оставаться в силе53.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Записки члена Государственного Совета, бывшего посла в Америке и послан ника в Японии барона Розена // Источник. 1997. № 6. С. 41.
2 Витте СЮ. Воспоминания. Таллин; Москва, 1994. Т.З. С. 497.
3 Там же.
4 Россия выступила против подписания между Японией и Кореей договора, по которому при корейском императоре учреждалась должность японского генерально го резидента, в чье ведение переходили все иностранные сношения Кореи, данный договор входил в явное противоречие со статьёй 2 Портсмутского мирного догово ра, согласно которой Россия признавала только преобладание экономических, поли тических и военных интересов Японии в Корее. См.: Пак Чон Хё. Русско-японская война 1905 г. и Корея. М., 1997. С. 240.
6 В июле 1905 г. американский военный министр Тафт и премьер-министр Японии Кацура подписали тайное «джентльменское» соглашение, по которому Соединённые Штаты в обмен на безопасность Филиппин со стороны Японии давали согласие на установление японского протектората в Корее. В новой редакции англояпонского договора (август 1905 г.) правительство Великобритании также признавало право Японии принимать соответствующие меры руководства в Корее. Схожую позицию высказала и Германия. Таким образом, утверждение А.Гальперина относительно того, что в 1910 г. Россия была готова выступить против аннексии Кореи, если бы нашла поддержку со стороны Соединённых Штатов и Великобритании, представляется весьма сомнительным, поскольку фактическое признание свободы действий Японии в Корее было de jure заложено в японоамериканском и японо-английском соглашениях. См.: А.Гальперин. Англо-японский союз. М.,1947.
6 По англо-русскому соглашению 1907 г. территория Персии была разделена на 3 зоны: зону влияния Великобритании, зону влияния России и нейтральную зону. См., например: Ефремов П.Н. Внешняя политика России (1907—1914). М., 1961.
7 МариновВ.А. Россия и Япония перед первой мировой войной. М., 1974. С. 58.
8 Следует заметить, что в период после подписания договора в Портсмуте ни Япония, ни Россия не собирались начинать друг против друга новую военную кампа нию. Существовавшее на Дальнем Востоке опасение относительно начала новой рус ско-японской войны в 1906—1910 гг. было, скорее, результатом истерии, нагнетав шейся газетой «Новое время» и приамурским генерал-губернатором П.Ф.Унтербер-гером; в действительности ни о какой новой крупномасштабной войне между Япони ей и Россией речи не шло. Более того, в отношениях между Японией и Россией в послепортсмутский период наметилось заметное потепление. Однако, несмотря на

начавшееся сближение Санкт-Петербурга и Токио, российско-японские отношения этого периода точнее назвать невраждебными, чем дружественными Основу начавшегося в 1906 г российско-японского сближения составили соглашения 1907 и 1910 гг , основой которых являлось разделение сфер влияния в Китае Вместе с тем эти соглашения носили, скорее, оборонительный характер они были направлены в первую очередь против Соединенных Штатов, стремившихся взять под контроль железнодорожное строительство в Маньчжурии, потеснив там Японию и Россию Поэтому, несмотря на имевшуюся у Японии и России общность интересов в северовосточном Китае и разделение сфер влияния в Маньчжурии, начавшееся продвижение Японской империи на континент свидетельствовало, что Корея и Южная Маньчжурия— лишь первый этап японской экспансии, следующим шагом могла стать Северная Маньчжурия История доказала справедливость данного утверждения в марте 1932 г военными кругами Японии в Северо-Восточном Китае создано марионеточное государство Маньчжоу-Го, просуществовавшее до августа 1945 г См , например1 Захарова Г Ф Политика Японии в Маньчжурии (1932—1945) М,1990

9 Корейское название—Тумыньган, русское—Туманная
1 Вопрос о нейтралитете Кореи под общей гарантией Японии и России, об суждение которого проходило в 1898—1901 гг , так и не был решен, поскольку токий ский кабинет потребовал от России обеспечения права Японии вмешиваться во внут ренние дела Кореи
1 Управляющий политическими делами в правительстве Японии— Управляю щему внешними делами корейского генерал-губернаторства Комацу 25 июня 1913 г // Нихон гайко бунсе (Японские дипломатические документы) Токио, 1965 г (1914)

Т 1 С 345

12 Японское правительство в какой-то мере справедливо обвиняло российские власти в том, что они оставили без контроля рыболовный промысел на р Тумыньц-зян, предоставив самим рыбакам решать возникающие проблемы, а также опреде лять принадлежность рыболовных участков Например, на 1913 г из 13 рыболовных участков на р Тумыньцзян 10 принадлежало Японии и только 3 участка— России См Управляющий политическими делами в правительстве Японии С 345 Хотя разница в количестве участков объяснялась системой жребия, следует отметить, что ситуация на р Тумыньцзян в миниатюре показывает положение дел России в добыче рыбы на Дальнем Востоке Из-за вытеснения российских рыбопромышленников ино странным капиталом (в основном— японским) по количеству арендованных рыбо ловных участков российские рыбаки всегда были на последнем месте Например, в 1913 г в бассейне Охотского моря на долю российских рыбопромышленников при ходился только 1 рыболовный участок, в то время как японцам принадлежало 6, в Западно-Камчатском районе— 9 и 143, в Восточно-Камчатском районе— 13 и 49 соответственно См Мандрик А Т История рыбной промышленности российского Дальнего Востока Владивосток, 1994 С 168
3 См Акидзуки Нодзоми Теро кокке но сэйрицу то тесэн но тайо (Установле

ние корейско-российской границы и реакция Кореи) // Кокусай гаку кэнкю (Между народные научные исследования) 1991 №8

4 Сборник договоров России с другими государствами (1856—1917) М , 1952 С 47-Л18
5 Русско-китайские отношения (1689—1916) Официальные документы М , 1958 С 30—34
6 Акидзуки Нодзоми Теро кокке но сэйрицу то тесэн но тайо С 24
7 Русско-китайские отношения (1689—1916) С 30—34
18 Там же
9 Описание Кореи М , 1960 С 512—513
20 В 1884 г между правительствами обеих стран было заключено тайное согла шение о военном сотрудничестве По договору обе стороны согласились на посеще ние портов друг друга военными кораблями Корея выразила желание пригласить русских военных инструкторов См Yur-Bok Lee Resistance Paul Georg von Mellendorff and the Anglo-Russian conflict over Korea in the mid—1880s// Россия и ATP 1993 № 1 Россия оказывала влияние на корейское правительство до конца 1897 г В тот пери-

од для российского правительства большее значение стала приобретать Маньчжурия, в частности получение концессии на строительство железной дороги от Владивостока до Читы через Северный Китай. Это заставило российское правительство отказаться от активных действий в Корее и обратить внимание на Маньчжурию. Весной 1898 г. Корею покинули русские военные инструкторы и финансовый советник при правительстве Кореи К.А.Алексеев. В результате подписания в Токио в апреле 1898 г. Протокола Ниси-Розена Россия и Япония признали полную независимость Кореи и обязались не вмешиваться во внутренние дела Корейского государства. См.: Пак Чон Хё. Русско-японская война 1904—1905 гг. и Корея.

2 См.: Песоцкий В.Д. Корейский вопрос в Приамурье. Хабаровск, 1913.
iНе мо?
Другие работы в данной теме:
Научтруд |