Научтруд
Войти

Идеологические дискурсы и возрождение России

Автор: указан в статье

Идеологические дискурсы и возрождение России

Д.Н. Замятин

Обсуждение вопросов нациестроительства ведется давно, но существуют несколько очевидных дискурсов, которые хотелось бы выделить.

Первый — дискурс восстановления или возрождения, когда нация или территориальное сообщество как бы встают из пепла и пытаются нарастить собственную, когда-то утраченную идентичность. Второй дискурс — дискурс трансформации, когда нация, народ, сообщество испытывают сильнейшие стрессы и дискомфорт в условиях внешнего политического, идеологического, культурного, экономического давления. В этих условиях сообщество вынуждено искать подобным вызовам адекватные ответы в духе концепции Тойнби, пытаясь меняться в сторону большей устойчивости и жизнеспособности. Третье направление назовем дискурсом расширения и экспансии, когда нация активно распространяет свои ценности — духовные, идеологические, культурные — вовне, расширяя цивилизационную территорию своего влияния (здесь мы все видим пример США). Наконец, четвертый дискурс — это дискурс сжатия, которым обозначается временный или окончательный упадок сообщества, уменьшение зоны его культурного и идеологического влияния.

В случае постсоветской России для нас выходят на первый план дискурсы сжатия и восстановления. Мне кажется, что в статье С.Г. Кара-Мурзы доминирует дискурс восстановления, имеющий явные советские обертоны. На мой взгляд, сейчас это не самый перспективный дискурс для нашего сообщества. Более необходимым, хотя и довольно мучительным, для современной России мне представляется дискурс трансформации.

Впрочем, думается, подобная дискуссия имеет право на существование. Вспомним, что Римская империя до сих пор, спустя более 1,5 тыс. лет после своего падения, существует в умах. Священная Римская империя как идеологическое продолжение «имперско-римского проекта» также существовала около тысячи лет. Более того, идеология Римской империи сейчас возрождается в идеологии Европейского сообщества и единой Европы1. Это очень важный проект, который является неким противопоставлением имперскому размаху США. Мы видим, что идеологический дискурс возрождения тем не менее не бесполезен.

Самый «убыточный» дискурс — это дискурс сжатия, который мы имели после распада СССР. Но нужно понять, что в условиях идеологического распада всегда находятся, формируются социально-политические и политико-экономические группы, ориентированные на получение и фиксацию своих частных идеологических и экономических «прибылей», не связанных прямо с общей

1 См., например: Каччари М. Геофилософия Европы. СПб.: Пневма, 2004.

ПРОБЛЕМНЫЙ АНАЛИЗ И ГОСУДАРСТВЕННО-УПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ

83

ситуацией идеологического брожения и упадка. Это мы и наблюдаем в постсоветской России почти 20 лет. Дискурс трансформации, как правило, зависимый дискурс, связанный с тем, что какие-то сообщества, которые испытывают когнитивный диссонанс, либо пытаются использовать эту идеологическую возможность, либо переосмыслить себя как сообщества. Повторюсь: на мой взгляд, мы находимся сейчас именно в этой стадии.

И еще немного о наиболее благодатном дискурсе — дискурсе расширения, экспансии. Он связан с воображаемым сообществом не только экономическими, но идеологическими связями, в том числе в большой мере потенциями гуманитарными. Хотел бы заметить по поводу СССР, что при всех преимуществах, которые были тогда, в советскую эпоху, следует говорить о том, что все 70 лет жизни Советского Союза были годами гуманитарного вырождения. Поддерживалась только научно-техническая мысль, связанная с оборонкой, военнотехническим потенциалом. Каждое следующее советское поколение было гуманитарно убыточным, сильно уступающим предыдущему. Запад нас не уважал именно за отсутствие собственной гуманитарной науки, гуманитарного знания и т.д. Это одна из проблем, которая подломила Советский Союз и которую нам надо решать в связи с проблемой организации современного образования.

Идентичность — это всегда компромисс. И нация — тоже. Вспомним, как воцарилась династия Романовых в 1613 г.2 Тогда были большие переговоры, большие компромиссы, в том числе идеологические. В один момент хотели посадить польского королевича Владислава, и был момент, когда он чуть не согласился принять православие, что было главным условием для его царствования. Но этого не случилось, а случились Романовы, чей приход к власти был связан с постоянным процессом и политических переговоров, и компромиссных идеологических.

Нам надо помнить, что наша постсоветская Россия в лице практически всех ее социальных страт сейчас неконструктивна, с довольно низким в целом уровнем образования, идеологически расколотая, корпоративная. Но пока еще сохраняется некий условный цивилизационный, культурный фундамент, сохраняются некоторые духовные ценности. И если мы в процессе обсуждения будем пытаться нарабатывать четкие когнитивные рамки для каждой такой культурной или духовной ценности, то можно будет говорить и о целенаправленном движении в сторону дискурса цивилизационного расширения. При этом важно помнить о региональных культурных ценностях, которых мы совсем не знаем и не учитываем. Мне часто приходится ездить по России, и я вижу, сколько здесь пассионарных людей. Для небольшого города бывает достаточно, если объединятся 2-3 таких человека, и город поднимается.

На самом деле мы можем уверенно говорить о том, что сейчас в Европе постепенно формируется (с большими оговорками и трудностями) европейский национализм. А основной идеологический стержень, вокруг которого стоит объединиться российским элитам, — это евразийство, но евразийство умеренное, ориентированное на образ и концепт Северной Евразии. Это стоит обсуждать, и это очень интересная и перспективная тема.

2 Морозова Л.Е. Россия на пути из Смуты. Избрание на царство Михаила Федоровича. М.: Наука, 2005.
84

Выпуск 3 2011

Другие работы в данной теме:
Научтруд |