Научтруд
Войти

Новая югославская политика США 1948-1949 годов: истоки и результаты

Научный труд разместил:
Andromasius
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 94(410).08

А. А. Костин

НОВАЯ ЮГОСЛАВСКАЯ ПОЛИТИКА США 1948-1949 ГОДОВ: ИСТОКИ И РЕЗУЛЬТАТЫ

Исследуется изменение политики Соединенных Штатов в связи с советско-югославским конфликтом 1948 г. Охарактеризованы реакция американского внешнеполитического истеблишмента на резолюцию Коминформа и степень понимания Вашингтоном последствий раскола между Сталиным и Тито.

This article focuses on the 1948 turn in the US policy towards the Soviet-Yugoslav conflict. The author analyses the reaction of American foreign policy establishment to the Cominform resolution and the degree to which Washington understood the consequences of a split between Stalin and Tito.

Июнь 1948 г. стал поворотным моментом в формировании советского блока и развитии американской доктрины «сдерживания». Одним из факторов, оказавших влияние на эти процессы, стал конфликт между Советским Союзом и Югославией. Маршал И. Броз Тито и руководство КПЮ были обвинены в отходе от марксистско-ленинских идей и переходе на позиции национализма, а существующий в стране режим исключен из коммунистического содружества [1, с. 455 — 461; 2; 3].

Истории советско-югославского конфликта посвящена достаточно обширная научная литература, представляющая различные точки зрения на освещаемые события. Наиболее содержательные отечественные публикации появились в последние два десятилетия в связи с введением в научный оборот материалов из ранее закрытых архивов [1; 4 — 8]. По сей день отдельные аспекты конфликта между Тито и Сталиным продолжают носить дискуссионный характер. Чаще всего проблема раскола между ВКП(б) и КПЮ рассматривается либо сама по себе, либо в контексте формирования и развития советского блока, хотя конфликт между Москвой и Белградом отразился и на американской стратегии «сдерживания». Югославские события оказали влияние на политику США как на балкано-средиземноморском направлении, так и в отношении СССР и внесли свою лепту в развитие всей системы международных отношений.

Разрыв между Тито и Сталиным, произошедший в июне 1948 г., продемонстрировал возможность возникновения коммунистического национализма в Восточной Европе и вынудил Вашингтон внести значительные коррективы в американскую концепцию национальной безопасности. Отдел планирования политики (ОПП) немедленно начал

147

Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2011. Вып. 6. С. 147—153.

148

анализировать ситуацию, и уже 30 июня его глава Дж. Кеннан представил доклад «Отношение правительства США к событиям в Югославии», который, по словам историка У. Мискэмбла, «определил американскую политику в 1949 г.» [11, р. 190].

В первой части доклада Кеннан допустил возможность дальнейшей дезинтеграции советской зоны и указал на необходимость использования югославской ситуации для создания прецедента особых взаимоотношений между западными странами и государствами социалистического блока. Призывая действовать чрезвычайно осмотрительно, глава ОПП предупредил, что Югославия по-прежнему остается «коммунистическим государством, преданным идеологии враждебности и презрения к буржуазному, капиталистическому миру» [12, р. 1079; 13, р. 317]. При этом Кеннан подчеркнул, что разрыв имеет большую важность: «Возможность отступничества от Москвы, прежде невероятная для коммунистических лидеров других стран, будет с этого времени присутствовать в той или иной форме в сознании каждого из них» [12, р. 1080; 13, р. 320-321].

Кеннан считал, что американское руководство должно избегать двух крайностей. Во-первых, не надо «умолять» Тито об уступках Западу, так как Москва будет использовать это для того, чтобы возбудить «возмущение внутри международного коммунистического движения и среди соратников Тито». Такая политика приведет лишь к ослаблению позиций югославского лидера и создаст условия для инспирированного Советами переворота, уничтожающего возможность освобождения Восточной Европы. «С другой стороны, — предупредил Кеннан, — если западный мир будет слишком холоден с Тито... это будет использовано Кремлем для подтверждения того, что коммунисты в других странах не имеют иной альтернативы, кроме как остаться с Москвой» [12, р. 1080; 13, р. 318 — 319].

Оптимальным вариантом Кеннан считал политику умеренности в отношениях с Югославией. США должны приветствовать независимость Белграда, но необходимо отдельно подчеркнуть югославам, что внутриполитический режим в их стране «остается неприемлемым для нашего народа». Если Белград станет искать более тесных отношений с Западом, то Соединенные Штаты «не будут препятствовать этому... при условии что Югославия готова занять лояльную по отношению к нам позицию и сотрудничать в международных делах» [11, р. 192; 14, р. 37—38; 15, с. 193 — 195]. Документ, подготовленный главой ОПП, получил поддержку госсекретаря Дж. Маршалла и был передан в Совет национальной безопасности как официальное мнение госдепартамента. Уже 6 июля его положения были утверждены директивой СНБ № 18 и стали руководством к осуществлению югославской политики Соединенных Штатов [12, р. 1079].

Тем не менее вскоре американские власти подвергли сомнению реальность конфликта Сталина и Тито, посчитав его хитроумным ходом советского лидера [11, р. 193]. Но опасения Вашингтона оказались напрасными. К концу 1948 г. Кремль начал полномасштабную операцию по отстранению Тито от власти. Была развернута пропагандистская кампания по осуждению «клики фашиста Тито», началась концентрация сухопутных войск вдоль югославской границы и экономическая

блокада страны. СССР прекратил все поставки сырья в Югославию и запретил странам Коминформа торговать с ней.

В ноябре 1948 г. руководитель Европейского отдела Госдепартамента Дж. Хикерсон обратился к Кеннану с вопросом о возможности улучшения американо-югославского торгово-экономического сотрудничества [12, р. 1117—1118]. Кеннан высказался за более активную поддержку режима Тито. В документе ОПП № 49 «Экономические отношения между Соединенными Штатами и Югославией» от 10 февраля 1949 г. рекомендовались шаги по ослаблению экономических ограничений против этой страны. Кеннан опасался, что крах режима Тито сокрушит надежды националистически настроенных коммунистических лидеров в других странах-сателлитах СССР [16, р. 14 — 24].

Руководитель ОПП выступал против любых попыток вынудить Тито ослабить государственно-политический контроль в Югославии, опасаясь, что это может подорвать его власть [16, р. 18 — 20]. При этом Соединенным Штатам следовало добиваться от Белграда прекращения помощи греческим партизанам. Четырнадцатого февраля 1949 г. Государственный департамент обсудил и поддержал эти рекомендации [17, р. 863 — 868]. Совет национальной безопасности и президент Г. Трумэн одобрили курс на смягчение условий экономических отношений с Югославией [15, с. 195 — 196].

К концу 1949 г. балансирование между расширением торгово-экономических связей и сохранением давления на Белград с целью изменения его греческой политики принесло успех. Тито сохранил власть, югославское министерство иностранных дел начало публично выступать против СССР, а граница между Югославией и Грецией была закрыта, что явилось серьезным ударом по позициям греческих коммунистов [11, р. 38]. По мнению Дж. Иатридиса, поражение прокоммунистических сил в Греции стало результатом комбинации внутренних и внешних факторов, в первую очередь американской поддержки греческого правительства. Раскол между ВКП(б) и КПЮ и прекращение помощи со стороны Югославии также нанесли весьма значительный урон коммунистам в Греции [18, р. 216 — 219].

Разработанный в ОПП новый югославский курс США был наиболее эффективным в сложившихся условиях. Однако Кеннан преувеличил перспективы расширения начавшегося раскола. Предположение, что трещины в коммунистическом мире могут усилиться «до точки, когда будут два оппозиционных друг другу блока — сталинская группа и инакомыслящая фракция либо свободных союзников, либо объединенных под лидерством Тито» [17, р. 42 — 54], выглядело слишком оптимистично.

Как показали дальнейшие события, надежды на расширение раскола были напрасны. Более взвешенное суждение о последствиях конфликта в Коминформбюро было представлено ЦРУ. В меморандуме «Отношения стран-сателлитов с СССР и Западом», подготовленном 7 ноября 1949 г., разведывательное ведомство сообщало Совету национальной безопасности, что условия, позволившие Тито ослушаться Сталина, больше нигде в Европе не сложились [11, р. 207]. Аналитики ЦРУ проанализировали особенности установления контроля главы КПЮ над страной, подчеркнув, что югославские коммунисты пришли к власти во многом самостоятельно, в ходе дли-

149
150

тельной и самоотверженной борьбы с оккупантами в годы Второй мировой войны. Тито и его окружение отличались от ставленников Кремля в других странах Восточной Европы, освобожденных от нацизма советскими войсками.

В Госдепартаменте этой специфике югославского режима долгое время не уделяли должного внимания. Еще 22 октября 1946 г. Кеннан выразил мнение американского правительства, сравнив Тито с «охотничьей собакой, которая настолько хорошо обучена команде "к ноге", что нет никакой нужды в поводке» [19, р. 89]. В результате конфликт Тито со Сталиным во многом стал для Вашингтона неожиданностью. Раскол между двумя коммунистическими странами, по утверждению Г. Митровича, вызвал глубокий шок [14, р. 37]. По мнению Дж. Кэмпбелла, на Западе эта сенсационная весть произвела впечатление разорвавшейся бомбы [10, р. 19—20].

Тем не менее американский поверенный в делах в Белграде Дж. Кэ-бот еще 15 февраля 1947 г. в донесении госсекретарю подчеркивал: «Важно не захлопнуть дверь перед лицом Тито и не оскорблять бессмысленно национальные чувства югославов. ...Наша политика в расчете на длительную отдачу должна быть направлена на то, чтобы склонить югославское правительство быть восприимчивым прежде всего к желанию и потребностям людей, а не к советским директивам. ...Даже внутри существующего правительства есть потенциальные фракции, которые воспримут эту политику, если мы не будем безвозвратно отчуждать их» [20, р. 763 — 764; 9, с. 79]. Поверенный в делах США в Югославии смог увидеть неоднозначность отношений между югославским лидером и Сталиным. Советский руководитель никогда не был уверен в послушности Тито, так как последний, во-первых, имел смелость спорить с Москвой и, во-вторых, пришел к власти самостоятельно [21, р. 324].

За год до конфликта, 7 июня 1947 г., Кэбот вновь предупредил Вашингтон, что югославы «не всегда следуют советским инструкциям» [20, р. 806 — 807]. За несколько дней до появления резолюции Коминформа, 18 июня 1948 г., поверенный в делах США в ФНРЮ Р. Римз написал об этом же госсекретарю Дж. Маршаллу [12, р. 1073—1075]. И 28 июня, когда Комин-форм осудил югославскую компартию, Государственный департамент получил доказательства существования трещины в коммунистическом мире.

На резолюцию Коминформа американцы отреагировали быстро и продуктивно. Избранная Вашингтоном тактика балансирования между поддержкой и продолжением давления позволила сохранить Югославию вне сферы советского контроля и даже подключить ее к участию в реализации доктрины «сдерживания». Итогом политики администрации президента Трумэна на балкано-средиземноморском направлении явилось вхождение ФНРЮ в военно-политический союз с членами НАТО Турцией и Грецией в результате подписания этими государствами договора о дружбе и сотрудничестве от 28 февраля 1953 г. Это стало возможным благодаря советско-югославскому конфликту, оказавшему значительное влияние на изменение всей американской политики «сдерживания».

Статья подготовлена в рамках выполнения НИР по государственному контракту № П323 федеральной целевой программы «Научные и научнопедагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг.

Список источников и литературы

1. Совещания Коминформа, 1947, 1948, 1949: док. и матер. М., 1998.
2. Ulam A. Titoism and the Cominform. Cambridge, 1952.
3. Dedijer V. The Battle Stalin Lost: Memoirs of Yugoslavia, 1948 — 1953. N.Y., 1971.
4. Бухаркин И. В. Конфликт, которого не должно было быть (из истории советско-югославских отношений) / / Вестник Министерства иностранных дел СССР. 1990. № 6.
5. Гибианский Л. Я. Секретная советско-югославская переписка 1948 года // Вопросы истории. 1992. № 4/5, 6/7, 10.
6. Гибианский Л. Я., Мурин Ю. Г. Последний визит Й. Броза Тито к И. В. Сталину // Исторический архив. 1993. № 2.
7. Гибианский Л. Я., Волков В. К. На пороге первого раскола в «социалистическом лагере». Переговоры руководящих деятелей СССР, Болгарии и Югославии. 1948 г. // Исторический архив. 1997. № 4.
8. Начало советско-югославского конфликта. Протоколы заседаний Политбюро ЦК КПЮ 19 февраля — 7 июля 1948 г. // Вопросы истории. 2008. № 8.
9. Потехин А. В. Дипломатия США в Восточной Европе. 1945—1950 гг. Киев, 1991.
10. Campbell J. Tito&s Separate Road. America and Yugoslavia in World Politics. N.Y., 1967.
11. Miscamble W. George F. Kennan and the Making of American Foreign Policy, 1947—1950. Princeton, 1992.
12. Foreign Relation of the United States. Diplomatic Papers. 1948. Vol. 4: Eastern Europe. The Soviet Union. Washington, 1974.
13. The State Department Policy Planning Staff Papers. Vol. 2: 1948 / introd. by A. Nelson; forew. by G. Kennan. N.Y., 1983.
14. Mitrovich G. Undermining the Kremlin: America&s Strategy to Subvert the Soviet Bloc, 1947 — 1956. Ithaca; L., 2000.
15. Райкова В. А. «Доктрина сдерживания» в контексте политической философии и деятельности Дж. Ф. Кеннана (1930 — 1980-е гг.): дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2009.
16. The State Department Policy Planning Staff Papers. Vol. 3: 1949 / introd. by A. Nelson; forew. by G. Kennan. N.Y., 1983.
17. Foreign Relation of the United States. Diplomatic Papers. 1949. Vol. 5: Eastern Europe. The Soviet Union. Washington, 1976.
18. Greece in the 1940s: A Nation in Crisis / ed. by J. Iatrides. Hanover, 1981.
19. Stephanson A. Kennan and the Art of Foreign Policy. Cambridge; L., 1989.
20. Foreign Relation of the United States. Diplomatic Papers. 1947. Vol. 4: Eastern Europe. The Soviet Union. Washington, 1972.
21. Roberts W. Tito, Mihailovic and the Allies, 1941 — 1945. New Brunswick, 1973.

Об авторе

Алексей Александрович Костин — канд. ист. наук, доц., Вятский государственный гуманитарный университет, e-mail: kaa.doc@mail.ru

About author

151

Dr. Alexei Kostin, Associate Professor, Vyatka State University for Humanities, e-mail: kaa.doc@mail.ru

Научтруд |