Научтруд
Войти

Проблема модернизации и крестьянские надельные земли в пореформенный период российской истории

Научный труд разместил:
Keos
30 мая 2020
Автор: указан в статье

История

Артур ПИРЕЕВ, Валерий СОЛОВЬЕВ, Александр СОЛЯНИЧЕНКО

ПРОБЛЕМА МОДЕРНИЗАЦИИ

и крестьянские надельные ЗЕМЛИ в пореформенный период

РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ

Модернизация России в конце XIX - начале XX в. затронула практически все сферы жизнедеятельности. Между тем обновление страны зависело от успешной интеграции в единое правовое пространство самой многочисленной группы населения

- крестьянства. Препятствием на этом пути стала их сословная обособленность, преодоление которой, без изменения правового статуса крестьянских надельных земель, было затруднительно. Это объяснялось тем, что специфику надельного фонда определял сословный характер системы крестьянского управления и суда. В связи с этим встраивание наделов в общегражданское правовое поле означало радикальную перестройку социальных основ, как русской деревни, так и полуфеодальной социальной структуры российского общества в целом.

Реформа 1861 г. не привела к ликвидации правовой обособленности крестьян. Напротив, народная юстиция была легализована, а Свод законов признан не соответствующим условиям крестьянской жизни. Фонд надельного землевладения, созданный в ходе крестьянской реформы под преобладающим влиянием славянофильских воззрений, изначально служил цели обеспечения быта крестьян, а отнюдь не формированию условий свободного предпринимательства и рынка земли. Этим объяснялось изъ-ПИРЕЕВ ятие надельных земель из общегражданского оборота. Правовые

Артур ограничения на надельные земли преследовали несколько целей.

Иванович - Например, в плане экономическом они должны были сохранить

доцент слой мелких производителей, дававших около половины сельско-

Саратовского хозяйственной продукции; обеспечить рабочей силой помещиков.

государственного В социальном отношении надельные земли рассматривались как

аграрного средство против расслоения деревни, пролетаризации крестьянс-

университета; тва. В политическом — призваны были обеспечить самодержавию

консервативную опору в лице слоя мелких производителей. СОЛОВЬЕВ Согласно положению 1861 г. существовали две основные формы

Валерий надельного землепользования — общинная и подворная. И тот

Юрьевич - и другой вариант имел целый ряд существенных ограничителей.

доцент Так, субъектом права на надельные земли, оказавшиеся в распоря-

Саратовского жении крестьянских общин, являлось сельское общество, в пос-

государственного тоянном пользовании которого находились наделы до соверше-

социально- ния выкупной сделки. А после выкупа земли признавалась собс-

экономического твенностью всего общества. Общество в течение первых девяти

университета; лет после реформы не имело право отчуждать надельные земли.

По истечении же девятилетнего периода (до уплаты выкупной СОЛЯНИЧЕНКО ссуды) оно могло отчуждать землю, но с разрешения губернского

Александр присутствия и с внесением вырученных денег в счет оставшего-

Николаевич - ся выкупного долга. До погашения выкупа ссуды земля не могла

доцент быть предоставлена в залог ни для получения ссуд из кредитного

Саратовского учреждения, ни по обязательствам с казною или частными лица-

государственного ми. Практика переделов общинной земли усиливала приоритет

аграрного общинного права на землю над частным и подчеркивала обособ-

университета ленность надельного землепользования.

07’2008__________________ВЛАСТЬ________________________101

Справедливости ради необходимо отметить, что в планах составителей проекта крестьянской реформы не было стремления законсервировать правовую обособленность крестьян. Предполагалась постепенная ликвидация правовых ограничений, после выплаты крестьянами представленной им государством ссуды (через 49 лет). Допускался выход отдельных домохозяев из общины путем выдела в личную собственность отдельных участков земли. Статья 165 Положения о выкупе предусматривала даже досрочный выкуп крестьянами надельных земель при внесении необходимой суммы. Иными словами, предусматривался механизм перевода надельной земли в личную собственность до истечения 49 лет. Таким образом, Положение о крестьянах 1861 г. содержало идеи, способные направить эволюцию надельного землевладения, как в сторону фиксации надельного законодательства, так и в сторону распространения на наделы общегражданского законодательства.

В рамках общей внутренней политики правительства, после цареубийства и до вступления на престол Николая II, произошел пересмотр некоторых существенных положений законодательства о крестьянстве. В результате «консервативной» атаки Александра III объем ограничений в пользовании надельной землей не только не уменьшился, но и существенно возрос. Наиболее важными на этом пути стали законы от 8 июня 1893 г. о земельных переделах и от 14 декабря 1893 г. «О некоторых мерах к предупреждению отчуждения крестьянских надельных земель».

Принципиальным противником проекта стал ушедший к тому времени в отставку министр финансов, крупный реформатор эпохи царствования Александра II Н. X. Бунге. Он последовательно и упорно отстаивал право крестьян распоряжаться землей на основе не урезанного, а полного права частной собственности. Для него и выход крестьян из общины, и продажа ими своих наделов представлялись вполне естественными. Главная задача правительства виделась ему в облегчении условий для образования частной собственности.

Диаметрально противоположной позиции придерживался С. Ю. Витте и поддержавшее его большинство членов Государственного Совета, на рассмотрение которого был внесен проект МВД.

В соответствии со своими, тогдашними, славянофильскими взглядами он отстаивал неотчуждаемость надельных земель и был убежденным сторонником общины. Проблема правового статуса надельных земель не рассматривалась им в тот момент с точки зрения развития внутреннего рынка для проводимой им индустриализации. Без всяких оговорок он принял запрет залога и продажи надельных земель лицам другого сословия.

Полезность для России надельных земель С. Ю. Витте и его сторонники усматривали в том, что, во-первых, неотчуждаемость наделов гарантирует крестьян от экономического рабства, от превращения их в безземельный пролетариат, как это случилось в Западной Европе. Хотя, как отмечали сторонники надельных земель, указанная мера и усилит негативное отношение крестьян к праву частной собственности на землю, но зато выиграет благосостояние крестьянского населения, так как надельная земля останется у тех, кто ее обрабатывает. Во-вторых, западноевропейский опыт регулирования поземельных отношений к России неприменим, поскольку на Западе неограниченная свобода торговли крестьянской землей приводит к неблагоприятным результатам. В-третьих, пореформенная жизнь показала, что жизнь массы крестьянского населения нельзя предоставить естественному течению. Все это, по мнению большинства, перекрывало последствия от негативного отношения крестьян к праву частной собственности на землю.

Верх одержала точка зрения большинства, считавшего, что неотчуждаемость наделов соответствует «издавна сложившемуся мировоззрению нашего народа, который вовсе не усвоил себе понятия о праве исключительной и полной собственности на мирскую землю, а скорее склонен смотреть на нее, как достояние государства в лице самодержавной власти». В итоге 14 декабря 1893 г. Государственный Совет принял закон, запрещавший выход из общины без ее согласия даже при досрочном выкупе надела (вторая часть 165-й статьи), а также продажу, залог и дарение наделов «лицам, не приписанным к сельским обществам». Закон фактически уничтожил 165-ю статью. Политические и идеологические мотивы при решении вопро-

102 ВЛАСТЬ 07’2008

са о земельной собственности крестьян возобладали.

Своеобразно законодательством определялся субъект права на надельную землю. Им объявлялся домохозяин. Однако он не был владельцем земли, а являлся представителем крестьянского двора, как перед сельским обществом, так и перед государством. Он отвечал за выплату налогов, выкупных платежей и несения повинностей. Однако глава семьи не имел личного права владения землей, так как согласно обычному праву она принадлежала всей семье. Согласно толкованиям Сената, во главе семьи стоит домохозяин, но он не собственник, а лишь распорядитель хозяйства и представитель семьи. Поэтому крестьянский земельный участок не представлялся даже владением на праве общей собственности. Это была какая-то совершенно своеобразная конструкция собственности.

Особое внимание в рамках нового законодательства было уделено отчуждению земли. Закон 14 декабря 1893 г. разрешал отчуждать надельную землю лишь лицам крестьянского сословия. Право отчуждения своей надельной земли сельскими обществами также подверглось, по данному закону, ограничениям. Например, приговор сельского общества о продаже должен был быть постановлен с согласия не менее двух третей всех крестьян и утвержден губернским присутствием. Если стоимость отчуждаемого участка превышала 500 рублей, требовалось разрешение министра внутренних дел и согласование с министром финансов. При отчуждении земли для горнопромышленных целей полагалось, кроме выше перечисленного, согласие Главноуправляющего землеустройством и земледелием. Ограничивалось и использование денег, полученных от продажи земель. Звонкая монета только в одной трети поступала к собственнику (обществу), в мирской капитал. Остальные две трети обращались в правительственные или гарантированные правительством процентные бумаги и вносились на хранение в учреждения Государственного банка и казначейства. Сельское общество могло пользоваться процентами с этих бумаг по своему усмотрению, а капитальная сумма могла быть употреблена лишь на приобретение недвижимой собственности как для

всего общества, так и, с его согласия, для отдельных членов оного или же на сельскохозяйственные улучшения.

При подворном землевладении также имелся ряд ограничений. Например, при отсутствии наследника подворная земля переходила сельскому обществу. До погашения выкупной ссуды подворная земля (как и общинная) не подлежала залогу. По закону 14 декабря 1893 г. подворные участки могли быть проданы только крестьянам, приписанным к сельскому обществу. Кроме того, подворные земли так же, как и при общинном владении, принадлежали не домохозяину, а семье. Обеспечивался, таким образом, правовой приоритет «малой общины» (семьи).

Правительство создало законодательные механизмы, сдерживающие размывание надельного характера крестьянского землепользования. При сохранении регулирующей роли общины (сельского общества) усиливалась контролирующая роль государства в сфере земельных отношений. Сложившаяся под влиянием политикоидеологических соображений правящего класса форма собственности создавала препятствие естественному экономическому развитию деревни в пореформенный период, формированию земельного рынка и интеграции крестьянства в общегражданское правовое поле страны.

К началу XX в. четко выявились два основных подхода в отношении дальнейшей судьбы социально-экономического развития страны, напрямую связанного с состоянием российской деревни. С целью изучения проблем крестьянства в 1902 г. практически одновременно появляются два правительственных учреждения

— Редакционная комиссия Министерства внутренних дел по пересмотру законодательства о крестьянах (РК) и Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Оба учреждения в своей деятельности касались широкого круга вопросов. Однако анализ развития сельского хозяйства и правового положения крестьянства, определение мер совершенствования крестьянских хозяйств неизбежно приводили к рассмотрению проблемы о характере крестьянского землевладения.

Министр финансов С. Ю. Витте и возглавляемое им Особое Совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности ориентировались на буржуаз-

07’2008__________________ВЛАСТЬ________________________103

ную модернизацию страны. Россия, по его мнению, вслед за другими странами переходила к капитализму. Для него это был мировой непреложный закон; и не существовало никакого иного способа повысить благосостояние страны, кроме капиталистического развития. Сущность момента С. Ю. Витте видел впротиворечии между промышленным ростом в стране и архаичной структурой аграрного законодательства. Индустриализация требовала расширения внутреннего рынка, прежде всего за счет подъема сельского хозяйства. Успех данной стратегии в конечном итоге связывался с окончательным правовым раскрепощением крестьян. Этого в свою очередь невозможно было осуществить, не затрагивая фундамента правовой обособленности — надельного землевладения. Предполагалось распространить на надельный фонд общегражданское законодательство. Придать наделам статус частной собственности и включить в оборот. «Раскрепощение» надельных земель означало бы и освобождение крестьян от пут общинного и семейного владения землей. Превращение крестьянина теперь уже в частного собственника расширяло путь к развитию рынка труда и свободного предпринимательства, которому мешала прикрепленность мужика к земле. Перестройка надельного землевладения, на началах частной собственности, имела и политические аспекты. Теперь в ней, а не в общине С. Ю. Витте усматривал кратчайший путь к созданию консервативного крестьянства и политической стабильности самодержавия.

Если С. Ю. Витте и возглавляемое им Совещание развитие страны и создание консервативной опоры власти связывали со свободным земельным собственником, то его политический оппонент, министр внутренних дел В. К. Плеве, и возглавляемая им Редакционная комиссия (РК), напротив, тех же целей намеревались достичь иными методами — за счет прикрепления крестьян к земле.

Редакционная комиссия предлагала реформировать деревню в рамках дворянско-помещичьей России, сохраняя крестьянство в целом прежде всего как традиционную опору власти. Главную опасность, угрожающую патриархальным, монархическим устоям российского крестьянства, В. К. Плеве усматривал в разрушительной роли вторжения развитых товарно-денеж-

ных отношений в экономику страны. В отличие от С. Ю. Витте он считал, что у России своя отдельная история и специфический строй, дающие все основания надеяться на избавление империи от гнета капитала и буржуазии и борьбы сословий. Патриархальное крестьянство, полагал он, должно по-прежнему оставаться одним из системообразующих элементов в структуре «народной монархии».

В. К. Плеве оставался ярым противником крестьянской частной собственности на землю и упорно защищал неотчуждаемость надельной земли. Данный принцип и был положен в основу законоположений о крестьянстве. Вслед за сохранением неотчуждаемости предполагалось сохранение двух ее форм: общинного и подворного землепользования как являющихся «естественными, выработавшимися историческим путем...».

Необходимо отметить, что В. К. Плеве не был чужд экономических новаций. В Комиссии рассматривались вопросы улучшения крестьянского землевладения, меры по увеличению крестьянского землепользования, по расселению крупных сел, уничтожению чересполосицы, выхода части крестьян из общины. Предусматривался даже частичный переход к хуторскому хозяйству. Однако эти меры никак не затрагивали основ сословно-правового статуса крестьянского надельного землевладения. Так, хутора предполагалось создавать на надельной земле, с сохранением всех присущих ей правовых ограничений. Вообще, Комиссией хутора рассматривались как простая разновидность наделов. Выходившие из общины крестьяне должны были отказаться безвозмездно от права на свой надел, что обеспечивало бы сохранность надельного фонда общины. Кроме того, РК предусматривалось расширение сферы надельного законодательства и на вненадельные крестьянские земли. К таковым относились лично приобретенные крестьянами отрезки, а также все землевладения бывших податных сословий. Более того, на них распространялись «традиционные» ограничения в области права, суда и управления.

По отношению к надельным землям по-прежнемупредполагалосьпроведениеста-рой попечительной политики. Комиссия особо подчеркивала невозможность приравнять надельную землю к частной

104 ВЛАСТЬ 07’2008

собственности, в силу того, что наделы имели государственную цель — обеспечение быта крестьян. Необходимость государственного вмешательства и создания механизма удержания надельного фонда у крестьян министр внутренних дел В. К. Плеве обосновал во всеподданнейшем отчете следующим образом: «Опыт других стран с очевидностью свидетельствует, что мелкое крестьянское землевладение, лишенное охраны и предоставленное свободному гражданскому обороту на одинаковом с прочим имуществом основании, оказывается недолговечным и постепенно исчезает, уступая место поземельной собственности иного характера». Поэтому, отмечалось Комиссией, надельная земля не может стать предметом свободного оборота и, следовательно, не подлежит действию общих гражданских законов. В связи с этим РК выступала как против дробления надельной земли, так и против чрезмерного сосредоточения ее в одних руках, видя в этом особый, отличный от капиталистического, путь развития. Для обоснования правомерности своей позиции Комиссия использовала традиционный аргумент о способности надельных земель предотвратить пролетаризацию крестьянства.

Выделение надельных земель из общего оборота и закрепление их за основной массой крестьян, а крестьян — к надельной земле имело свое философско-политическое обоснование. Необходимость удержания крестьянства на земле Комиссией связывалась с благоприятным влиянием на крестьян земледельческого труда. Особенности сельскохозяйствен -ного труда, отмечалось ею, отразились на нравственном и правовом миросозерцании и создали весь внутренний склад крестьянских общественных союзов. Идеологический подход в работе РК, в определении формы крестьянской земельной собственности явно доминировал.

До начала первой русской революции ни одна из вышеописанных стратегий не была положена в основу правительственной политики. Самодержавие, колеблясь между двумя проектами, пыталось скомбинировать основополагающие принципы обоих в рамках единого правительственного курса. Это нашло свое отражение в царском манифесте 23 февраля 1903 г. и царском указе 12 декабря 1904 г. «О предначертаниях к усовершенство-

ванию государственного порядка». Такое смешение противоположных начал блокировало выработку оптимального пути реформирования крестьянских земельных отношений.

Трагизм Российского государства видится в неспособности традиционной власти найти новые подходы, новые политические и социальные технологии в меняющемся мире. В России это отозвалось резким ухудшением положения большинства слоев населения, вызвало чрезвычайное напряжение народных сил и развило маховик социальных катаклизмов. Развитие капиталистических отношений (по западному образцу) создало для самодержавия серьезные проблемы. Для их разрешения правительство предпринимало ряд экономических, социальных и политических шагов, в которых можно усмотреть отход от традиционных устоев. Патриотично настроенные представители общественного мнения напрямую связывали самодержавную форму правления с благополучием государства, видя в возможностях, имеющихся в руках самодержавного монарха, залог внутренней стабильности и внешней безопасности России. Сторонники этой точки зрения представляли развитие России в виде единого государства, в котором не было безземельной массы и отсутствовали противоречия между идеалами политическими и экономическими. Между тем царское правительство в пореформенную эпоху явно не справилось с особой для России перестроечной задачей. Проводя экономическую и социальную модернизацию страны, самодержавие отдавало приоритет прежде всего защите своих собственных интересов. Идеалы и ценности общероссийские при этом цинично приносились в жертву. Поэтому российской монархии не удалось найти безопасных путей и верных союзников на этапе дальнейшего развития своей страны. Вместо опоры на собственные народные традиции и силы, на колоссальный внутренний потенциал, монархия создала новый политический порядок, скопированный с современного западного мира. Все это привело к нападкам и атакам на самодержавие, взрывной ситуации, в которой оказалась Россия в начале XX в., огромным человеческим жертвам и, наконец, гибели империи.

Научтруд |