Научтруд
Войти

Культурно-исторический анализ костюма как визуальной презентации представлений о внешней красоте

Автор: указан в статье

УДК 159.932.2

КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОСТЮМА КАК ВИЗУАЛЬНОЙ ПРЕЗЕНТАЦИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ВНЕШНЕЙ КРАСОТЕ

© 2009 г. Д.В. Погонцева

Южный федеральный университет,

пр. Нагибина, 13, г. Ростов-на-Дону, 344038,

psyf@sfedu. ru

Southern Federal University,

Nagibin Ave, 13, Rostov-on-Don, 344038,

psyf@sfedu.ru

В психологии проблема костюма рассматривается как знаковая система. Предлагается исторический аспект динамики представлений о красоте, которые репрезентируются посредством рассмотрения истории костюма. Для анализа взят обширный исторический диапазон, начиная с древнегреческого мира и заканчивая современностью.

In psychology the suit problem is considered as sign system. In given article the historical aspect of dynamics of representations about beauty, which represented by means of consideration of history of a suit is considered. For the analysis the extensive historical range is taken, since the Ancient Greek world and finishing the present.

Проблема красоты и внешней привлекательности может изменяться в зависимости от контекста и той области науки, сквозь призму которой мы рассматриваем проблему.

Ряд исследователей (В.А. Лабунская, Я.Б. Наровская, Е.В. Белугина, М.В. Буракова и др.) [1-4] отмечают, что внешность личности, ее экспрессивное Я играют ведущую роль в организации ее взаимоотношений с самой собой и с окружающими на протяжении всей жизни. Экспрессивное Я личности определяется как совокупность устойчивых (физиогномика, индивидуально -конституциональные характеристики человека), средне-устойчивых (оформление внешности: прическа, косметика, украшения, одежда) и динамических параметров выражения (экспрессивное, невербальное поведение), организующихся в пространственно-временные структуры и перестраивающихся по ходу развития психофизиологических, психологических и социально-психологических компонентов структуры личности миром [1-7]. И как отмечает В.А. Лабунская, внешность - это совокупность анатомических, функциональных и социальных признаков человека, доступных конкретно-чувственному отражению [3]. К анатомическим признакам относятся скелетно-мышечная структура лица и тела; к функциональным - различного рода выразительные движения человеческого лица и тела (мимика, речь); к социальным - элементы оформления внешности в виде одежды, косметики. Функция восприятия ограничивается адекватным различием элементов - признаков внешности. Мода является динамичным компонентом, который реагирует на экономические, политические, социальные и культурные изменения в обществе. Она носит массовый характер и является средством приобщения индивида к социальному и культурному опыту [8]. Таким образом, одежда является одним из способов самопрезентации и может служить средством для изучения представлений того или иного времени. А мода -это репрезентация представлений о красоте.

Как подчеркивает М.А. Нестерова, «основной темой моды является "индивидуальный" костюм, выявляющий пластику и красоту человеческого тела и подчеркиваю-

щий особенности личности» [9, 10]. Существуют два способа отношения к человеку и человеческому телу в истории костюма, получившим выражение в формообразующем (деформировавшем фигуру человека в соответствии с господствовавшим идеалом) и телоподобном (выявлявшем естественные контуры и природную пластику фигуры) костюмах. Однако эти способы могут наглядно демонстрировать и репрезентировать представления о красоте тела того или иного периода. С другой стороны, личное восприятие наших тел ограничивает наш выбор одежды [11].

Большинство авторов (Гофман, Руан, Макарова, Га-литбарова) пишут о моде, как о призме для рассмотрения идеалов женской красоты в различные эпохи и этапы становления общества, при этом в западной культуре сохранилось больше информации, поскольку мода являлась частью истории, менталитета, для России это было менее свойственно [10-14]. Л. Ткаченко анализирует моду в рамках концептов «гротеск», «идеал», «норма», что предполагает единство природных, социальных и культурных начал «модности» - эстетической субстанции моды [15].

В различные эпохи, начиная от античности и заканчивая современностью, люди пытались понять, в чем заключается красота. В большинстве случаев это сводилось к выявлению некоторых параметров и пропорций.

Как отмечает И. Кон, история тела неотделима от истории одежды [16], которая включает, по крайней мере, три аспекта - предметный, технологический и функциональный. Первый отвечает на вопрос, какая именно часть тела закрывается. Технологический - сводится к тому, из чего (кожа, ткань, листья, ветки, птичьи перья, ракушки, просто краска и т.д.) и как построена и чем поддерживается (просто наброшена, завязана или специально сшита) одежда. Наконец, функциональный -показывает, чему служит одежда - физической защитой от неблагоприятных внешних воздействий, символической - защита от враждебного взгляда («сглаз»), украшением, демонстрацией социального статуса, красоты и т.д. Таким образом, одним из основных источников, повествующих об идеалах и образах красоты, являются

книги по истории костюма, моды. В данном контексте нас будет интересовать в основном предметный и функциональный аспекты одежды, т.е. как «транслятор» модных тенденций и эталонов красоты. Так как мода как технология модификации состоит в том, чтобы обнажать одни части тела и скрывать другие, одной из её функций можно считать социальную мимикрию.

Внешний вид человека - одежда, прическа, украшения - точно указывают на его место в социальной структуре общества и культурную принадлежность. Тот или иной стиль одежды может быть выражением политического протеста или, наоборот, показателем приверженности традициям. Эволюция моды неотделима от идейной жизни общества [17].

В древнегреческую эпоху одежда подчеркивала красоту женского тела, облагороженную мягко падающими тканями, сквозь которые слегка намечаются, а при движении ясно проступают формы [18].

В III - IV вв. в Римской империи пропадает интерес к красоте человеческого тела, а следовательно, и к одежде, выявляющей эту красоту [9, 18].

В VI в. в Византии проступают черты нового облика женщины, который отразил в себе учение христианской религии о природе женской натуры. По учению церкви, женщина была источником соблазна и греха. Таким образом, одежда создавала футляр для тела, а с другой стороны, появилась идея неземной женской красоты, выраженной в своеобразно понимаемой гармонии черт лица [19].

А уже в Х-Х! вв. Иоанн Златоуст решился сказать, что женщины любят драгоценности так же, как собственных детей, и что чрезмерная роскошь мешает выявиться их природной красоте [17].

К XIV в. хрупкий облик едва сформировавшейся девушки становится идеалом красоты, появляется корсет. Существует целый ряд работ, посвященных исключительно корсетам и их влиянию на становление представлений о красоте [20].

В средние века образ женщины раздваивается: она и Богоматерь, и ведьма, и прекрасная Дама, и «вместилище греха». Идеалом является стройная (даже тощая) женщина, бледная, с удлиненными конечностями и чуть выступающим животом (символ вечной беременности), что дополнительно подчеркивалось одеждой с множеством складок на нижних юбках. В XV в. в период готики в моде S-образная изогнутость силуэта фигуры [21]. Для его создания на живот накладывали небольшие простеганные подушечки - босы. Одежды узкие, сковывающие движения, удлиненные, волочащиеся по полу. Грандиозные головные уборы.

Несмотря на большое влияние итальянской культуры Возрождения, французское понимание красоты в начале XVI в., особенно во время Франциска I, значительно отличалось от итальянского. Пышные формы и свободный лиф платья, распространенный в Италии, не были во вкусе французов. Многие из них, побывавшие в Италии во время военных походов (1494-1559),были разочарованы в прославленной красоте итальянок и пышности их костюма. Французы находили, что итальянки слишком полны, а платья их слишком широки. Следуя

сложившемуся вкусу и определенным традициям, французам необходимо было создать красивые пропорции при определившемся в Европе пирамидальном силуэте [18]. Германия создает свой идеал женской красоты, в котором отразилось положение германской женщины привилегированной среды в этот период. Там женщина не занимала значительного места при королевском дворе, основные женские добродетели не могут быть связаны с высоким культурным уровнем и светским образом жизни. Отсюда возник образ германской женщины эпохи Возрождения: пряный, жеманный, лишенный проблеска интеллекта, с тонкими белокурыми волосами, большим выпуклым лбом и узкими глазами, с почти сонным выражением [18].

Новый облик английской аристократии говорит о более утонченном понятии красоты, более развитом вкусе, стремлении привлекать не массивностью дорогостоящего костюма и тяжелых украшений, а его изысканной простотой и живописностью, которая могла особенно подчеркивать женственность англичанок [18].

В XVII в. по-прежнему понятие красоты было связанно с обилием украшений. Постепенно женская фигура из короткой и широкой превращается в высокую и стройную. Элегантность - становится основой для дальнейшего развития французского национального понимания женской красоты, женственности.

В эпоху рококо модной считалась женская фигура, похожая на хрупкую фарфоровую статуэтку. Утонченность форм подчеркивали пышные наряды. У красивой женщины должна быть тонкая осиная талия, чуть округлые бедра, маленькая головка, узкие плечи, открытые грудь, руки и шея.

Как отмечает Д. Паке, в XVIII в. можно выделить новую модную тенденцию: красив тот, у кого свежий румянец на лице, т.е. тот, кто здоров, отсюда - поголовное увлечение румянами [19]. К началу 50-х гг. XVIII в. в обществе ощущаются перемены. Постепенно в умах начинают преобладать идеи о красоте всего, что естественно. Так же XVIII в. сделал шаг в сторону женщины, вся светская жизнь в Европе концентрируется вокруг женщины, она становится предметом особого внимания и преклонения. На протяжении всего периода чувственность и изысканность определяют основу одежды женщин аристократических кругов. К концу XVIII в. отрицается все, что было модным на протяжении века. Уже в 80-е гг. появляются новые эстетические нормы, которые будут развиваться дальше [17].

Следующий этап - 1850-1914, времена королевы Виктории. Центром модных тенденций становится -кринолин, к 1860 г. ни одна женщина не обходилась без него. Новых пределов непрактичности достигли корсажи, поскольку обязательной стала тугая шнуровка, с помощью которой объем талии сокращался до 45 см [22].

Буржуазный век в культуре - век целесообразности. Женщина обязана рожать детей, поэтому она должна иметь широкий таз и полную, крепкую грудь. Все это благонамеренно прикрыто одеждой, но не возбраняется подчеркивать ею наиболее «интересные» места. Строго запрещено в приличном обществе прямо говорить о частях тела.

На рубеже Х1Х-ХХ вв. идеал женской красоты на Западе приближается к восточному. Красавица стала похожа на хризантему. Изящная дама теперь выглядит так: небольшая голова с высокой прической переходит в удлиненный торс, сжатый, как стебелек цветка корсетом; узкие рукава и поникшие плечи напоминают листья; узкая юбка дополнена турнюром; высокие каблуки делают походку женщины неуверенной, что сообщает всей фигуре хрупкость.

В 1909 г. кутюрье П. Пуаре осмелился отказаться от корсета... новая современная женщина поклоняется новому идолу: андрогинному телу, юношески, даже мальчишески худощавому, угловатому, таящему некую скрытую двусмысленность [19].

Еще в 1950-1960-е гг. верхом женского совершенства считалась фигура с пышными бедрами и тонкой талией. Но вот уже в начале 1970-х были внесены коррективы в этот образ. Характерные черты нового эталона красоты были сформулированы владелицей крупнейшего в Нью-Йорке бюро фотомоделей. Суть их сводится к следующему: минимум 1 м 70 см роста, маленькая грудь, шелковые волосы, нежные плечи, длинная шея, узкая талия, красивые руки, широко расставленные глаза, рот не очень большой и не очень узкие губы.

Представление о красоте человека всегда шло бок о бок с модой, которая в свою очередь довольно редко согласовывалась с телом, данным человеку от природы. Как отмечает Р. Курдюмова, «одежду делают такой, чтобы она преобразовывала реальное тело и делала его знаком идеального тела» [23]. Знаковость костюма выражалась не только в подчеркивании индивидуальных особенностей, но и старалась придать телу пропорции и формы, которые считались красивыми в тот или иной период. Каждая эпоха создавала свои собственные примеры эстетического идеала человеческого тела. Проследив динамику представлений об эталоне красоты в культурологии и эстетике, можно сделать вывод о том, что существовало всего три эталона, которые циклично сменяли друг друга, корректируясь тенденциями того или иного времени. Это образ девушки-подростка (худощавая, порою даже болезненно-худая, с угловатой фигурой); второй эталон - спортивная фигура и третий -пышущая здоровьем красавица («русская» или «Рубен-совская»). Каждый из этих этапов сменяли друг друга, находясь под воздействием различных социальных и культурных аспектов. Желание соответствовать этим стандартам объясняется мотивационной потребностью соответствовать некой группе.

Можно констатировать, что история костюма является визуальной презентацией представлений о красоте тела в тот или иной исторический период.

Литература

1. Белугина Е.В. Особенности отношения к своему внешнему облику в период середины жизни : авто-реф. дис. ... канд. психол. наук. Ростов н/Д, 2002; На-ровская Я.Б. Социально-психологические особенно-

Поступила в редакцию

сти женщин, преобразующих свой внешний облик : автореф. дис. ... канд. психол. наук. Ростов н/Д, 2007.

2. Буракова М.В. Интерпретация маскулинности - фе-минности внешнего облика женщины (на примере прически) : дис. ... канд. психол. наук. Ростов н/Д, 2000.
3. Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание. Ростов н/Д, 1999. 608 с.
4. Буракова М.В. Маскулинность и феминность: конструирование «настоящих» мужчин и женщин. URL: http: //www.envila.iatp.by/g_center/another1/article18 (дата обращения: 17.04.2009 г.).
5. Лабунская В.А., Герасимова О.В. Гендерная идентичность и гендерная интерпретация парфюмерных запахов // Мир психологии. 2004. № 2. С. 175-185.
6. Лабунская ВА., Наровская Я.Б. Особенности самооценки внешнего облика в зависимости от пола и возраста // Сев.-Кавк. психол. вестн. 2004. № 2. С. 150-153.
7. Панферов В.Н. Восприятие и интерпретация внешности людей // Вопросы психологии. 1974. № 2. С. 59-64.
8. Аброзе Е.А Индустрия моды в условиях глобализации культуры : дис. ... канд. культурологии. СПб., 2006.
9. Нестерова М.А. Телоподобный и формообразующий костюмы как две тенденции в истории европейской моды : автореф. дис. ... канд. искусствоведения. СПб., 2008.
10. Макарова Т.Л. Мода как процесс формирования информационно-знаковых систем в костюме : ав-тореф. дис. ... канд. техн. наук. М., 2004. С. 4.
11. Guy A., Green E., Banim M. Through the Wardrobe: Women&s Relationships with Their Clothes: pub. Berg., Oxford, England. 2001.
12. Гофман А.Б. Мода и обычай // Рубеж (альманах социальных исследований). 1992. № 3. С. 123-142.
13. Руан К. Мода и ее значение в контексте российской истории // ОНС. 1994. № 5. С. 161-169.
14. Галитбарова М.И. Мода как явление культуры : дис. ... канд. культурологии. Челябинск, 2004.
15. Ткаченко Л.П. Мода як естетичний феномен : автореф. дис. ... канд. фшос. наук. Кжв, 1999.
16. Кон И.С. Битва за штаны: этикет, мода, политика, идеология // Журн. «Человек». 2001. С. 63-74.
17. Суслина Е. Повседневная жизнь русских щеголей и модниц. М., 2003.
18. Мерцалова М.Н. История костюма. М., 1972.
19. Паке Д. История красоты. М., 2003.
20. Алешина Т. Тайны корсета. Из истории белья прошлого века // Химия и жизнь XXI века. 1999. № 3. С. 38-42.
21. Нанн Дж. История костюма. 1200-2000 : пер. с англ. М., 2003.
22. Такер Э. История моды / Э. Такер, Т. Кингсвелл : пер. с англ. И. Бельченко. М., 2003.
23. Курдюмова Р.Б. Эволюция концепций моды как социокультурного явления: историко-критический анализ : дис. ... канд. социол. наук. М., 2005.
26 мая 2009 г.
Другие работы в данной теме:
Научтруд |