Научтруд
Войти

Податная политика в отношении крестьянства в пореформенный период (подушная модель обложения)

Научный труд разместил:
Karp
30 мая 2020
Автор: указан в статье

ладает растениеводство [25]. Таким образом, цены на отечественные продукты могут понизиться в связи с увеличением их производства.

2) Больше прибыли от роста цен получают не производители, а перекупщики (в период «военного коммунизма» - мешочники). Поэтому государство должно вмешаться в процесс ценообразования. В принципе, в настоящий момент это осуществляется в виде активизации антимонопольных служб, установления «потолка цен» на ряд продуктов первой необходимости.

Итак, переходная рыночная экономика современной РФ нуждается в расширении государственного сектора, что подтверждает исторический опыт 19171921 гг.

список литературы

1. Гражданская война и военная интервенция в СССР. М.: Советская энциклопедия, 1987. С. 115.
2. Декреты Советской власти. М.: Политиздат, 1957. Т.1. С. 350-351.
3. Там же. М., 1959. Т.2. С. 264-266, 307-312, 348-354.
4. Давыдов А.Ю. Нелегальное снабжение российского населения и власть. 1917-1921 гг.: Мешочники. СПб.: Наука, 2002. С. 14-15.
5. Сумерин П. Комбеды в Пензенской губернии. Пенза: Кн. изд-во, 1960. С.11; Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф.Р-9. Оп.1. Д.6. ЛЛ. 25, 59.
6. Возрождение. 1918. 31 июля.
7. ГенисВ.Л.,ОрловН.А.«...НехочубытьМолчалиным!»// Вопросы истории. 2001. № 2. С. 87.
8. Декреты Советской власти. М.: Политиздат, 1959. Т.П. С. 22-24.
9. Там же. С. 91-92, 307.
10. Орлов Н. Продовольственная работа Советской власти. М.: Издание Наркомпрода, 1918. С. 350.
11. ГАПО. Ф.Р-9. Оп.1. Д.6. Л.6.
12. Декреты Советской власти. М.: Политиздат, 1968. Т.^. С. 41-46.
13. ГАПО. Ф.Р. 9. Оп.1. Д.44. ЛЛ. 56-57; Красное знамя. 1920. 19 февраля, 26 февраля.
14. Известия Наркомпрода. 1919. № 7-10. Апрель-май. С. 61.
15. Таблица составлена на основе данных: Сборник статистических сведений по Пензенской губернии. 19201926. Пенза, 1927. С. 18-19; ГАПО. Ф.Р. 9. Оп.1. Д. 104. Л.43.
16. ГАПО. Ф.Р. 9. Оп.1. Д.119. Л.44.
17. Отдел фондов общественно-политических организаций (ОФОПО) - ГАПО. Ф.36. Оп.1. Д.112. Л.45; ГАПО. Ф.Р. 9. Оп.1. Д.119. Л.39; Д.132. Л.14.
18. Коммуна. 1919. № 310. 23 декабря.
19. Известия Наркомпрода. 1919 г. Сентябрь-октябрь. №№ 17-20. С.30.
20. Таблица составлена на основе данных: Медведев Е.И. Из истории борьбы за хлеб в Самарской губернии в
1918 г. // Ученые записки Куйбышевского гос. пед. инта. Вып. 20. Ч.3. Куйбышев, 1958. С.25; Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф.р-76. Оп.1. Д.306. Л.531;Известия Наркомпрода. № 1-2, январь 1919. С. 34.
21. Таблица составлена на основе данных: ГАПО. Ф.Р. 9. Оп.1. Д.48. Л.30; Д.188. Л.116. Известия Наркомпрода. № 1-2, январь 1919 г. С. 34; № 7-10, апрель-май
1919 г. С. 32.
22. Известия Наркомпрода. № 7-10. Апрель-май 1919. С. 32.
23. Шарошкин Н.А. Материальное положение и быт рабочих Поволжья в первые годы Советской власти (1917-1920) // Поволжский край: Межвуз. научный сборник / Саратовский ун-т. Вып.10. Саратов: изд-во Саратовского ун-та, 1988. С. 79.
24. Таблица составлена на основе данных: ГАПО. Ф. Р-136. Д.43. ЛЛ. 78-78об.; Известия Наркомпрода. 1919, апрель-май. № 7-10. С. 32.
25. Леонов В. Тайные закрома Родины // Аргументы недели. № 10 (44). 6 марта 2007 г.

податная политика в отношении крестьянства в пореформенный период (подушная модель обложения)

А. Е. УЛЬЯНОВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского

кафедра истории и права

Статья посвящена политике, проводимой государством в отношении крестьянства России в пореформенный период. Основное внимание уделяется общим вопросам этой политики, а также некоторым ее особенностям применительно к Среднему Поволжью. В статье рассматриваются различные налоги, существовавшие в указанное время, динамика их изменения, проекты налоговых реформ и т.п.

Отмена в 1861 г. крепостного права стала важнейшим событием, определившим развитие России во второй половине XIX - начале XX в., модернизацию крестьянской страны, ее переход из агарной в аграр-но-индустриальную и индустриальную стадии. Очевидно, что решение крестьянского вопроса было тесно связано с податной реформой: сельское население составляло основной контингент налогоплательщиков страны.

С отменой крепостного права перед правительством встала задача пересмотра сословной (подушной) модели обложения, основанной на владении имуществом и личном труде и соответствующей аграрному этапу развития общества. В этот период в странах Европы и в США господствовали учения о нерациональности подушной подати и косвенных налогов на предметы первой необходимости. Взамен предлагалось прогрессивное обложение, т. е. взима-

ние налогов с дохода от ренты, прибыли и заработной платы [16].

Впервые подоходный сбор в России был введен в момент крайнего напряжения финансовых сил государства - в период Отечественной войны 1812 г. Подоходный сбор тогда не затрагивал крестьянство. По манифесту каждый дворянин должен был «на веру» объявить Дворянскому собранию размер чистого дохода, не подлежавшей никакой дальнейшей проверке, и от этого чистого дохода взималось от 1 до 10 % [12]. Крымская война снова выдвинула вопрос о подоходном налоге как выходе из создавшегося финансового и экономического кризиса. как отмечалось в 1866 г. в докладе министра финансов М. X. Рейтерна императору Александру II, из Крымской войны Россия вышла «с истощенными финансами, денежным обращением, главное основание которого было нарушено выпуском 400 млн. кредитных билетов. При этом обилие дохода зависело от справедливой раскладки и строгого взыскания податей» [7].

Разработка реформы податной системы была вынесена правительством на рассмотрение Комиссии, высочайше учрежденной, для пересмотра системы податей и сборов, которая действовала с 1859 г. по 1863 г. На нее возлагалась задача обеспечить «уничтожение податной сословности» и отмену «подушной подати с понижением всякого рода сборов и повинностей, лежащих на крестьянах, до размера, соответствующего их платежным силам». В 1860 г. комиссия разделилась на 3 отделения: первое во главе с М. X. Рей-терном занялось проблемой окладных государственных податей и земских сборов; второе рассматривало проблему пошлин и разных сборов; третье готовило проект об акцизе на сахар, о горной подати и соляном налоге [14, С. 271].

В 1862 г. министр финансов М. X. Рейтерн, возглавлявший на тот момент и Податную комиссию, передал на ее рассмотрение проект правил о подоходном налоге. Этот проект шел дальше закона 1812 г. -обложению подлежали все доходы с недвижимого и движимого имущества, с торговых и промышленных предприятий, все прибыли от художественных, ученых или литературных занятий, а также всякое вознаграждение, получаемое за исполнение служебных обязанностей. С доходов от 1 до 3 тыс. руб. налог был определен в 2 %, и, прогрессируя, он при доходах свыше 15 тыс. руб. достигал 5 %. Подоходному налогу подлежали также доходы крестьян, производящих торговлю по свидетельствам. При этом показания налогоплательщики должны были давать «по совести», и никакой проверке не подвергались [11, С. 108].

на земских собраниях, в печати и близких к правительству кругах активно обсуждался предложенный проект, но по ряду причин подоходный налог был признан для России преждевременным [13, С. 184]. Официальный мотив отказа пересмотра подушной системы был следующий: 1) расчеты комиссии основаны на не вполне достаточных сведениях; 2) для коренного пересмотра податной системы необходимы окончательное устройство быта государственных и удельных крес-

тьян аналогично быту помещичьих (на основе Положений 19 февраля 1861г.) и введение земских учреждений [11, С. 147].

Согласно Манифесту 19 февраля 1861 г., помещичьи крестьяне объявлялись свободными и получали личную свободу без ее выкупа. Однако землей крестьяне наделялись не в собственность, а в «бессрочное пользование» за установленные повинности: отработки на помещичьих землях или денежный оброк. Крестьяне, получившие землю и обязанные за пользование ею выполнением повинностей, получали название «временнообязанных». После выкупа обязательства перед помещиком прекращались, и крестьяне превращались в «крестьян-собственников» [4, С. 74].

Отмена крепостного права в удельных селениях произошла на два с лишним года позднее, чем в помещичьих деревнях. 26 июня 1863 г. было учреждено особое «Положение» об удельных крестьянах, по которому освобождение осуществлялось в следующем порядке: удельные крестьяне становились собственниками имеющихся у них земельных наделов, а их прежние повинности превращались в выкупные платежи. Платежи также рассрочивались на 49 лет и начислялись в размере 6 % капитализированного годового оброка. В отличие от помещичьих, удельные крестьяне сразу переводились на обязательный выкуп и прекращали зависимость от удельного ведомства [2, С. 164].

Так, в Пензенской губернии выкуп душевого надела обходился бывшим помещичьим крестьянам в 96 руб. 31 коп., а 1 дес. в 38 руб. 64 коп., что превышало среднюю рыночную стоимость десятины в среднем на 10 руб. В среднем в год бывшие помещичьи крестьяне Среднего Поволжья выплачивали выкупных платежей в 2,5 раза больше, чем бывшие удельные [10, С. 48].

Таким образом, выкупные платежи - это уплата крестьянами процентов и погашение полученной ими от казны выкупной ссуды для приобретения в собственность земельных наделов. Однако, по способу взимания и раскладке они не отличались от прямых налогов, а Министерство финансов считало выкупные платежи «главнейшей статьей прямого обложения сельских обывателей». Выкупная операция в течение многих лет являлась обычной статьей дохода государства, «благоустройственная сторона уступила место фискальной».

Выкупные платежи очень скоро оказались тягостными для крестьянского населения, несмотря на их понижение и многократное списание недоимок. Законами от 23 мая 1877 г. и 18 ноября 1878 г. [5, С. 178] министру финансов было предоставлено право не только рассрочки, но и отсрочки недоимки выкупных платежей до 5 лет, без ограничения ее сумм. К концу 70-х гг. XIX в. выяснилось, что применение долгосрочных рассрочек и отсрочек часто оказывалось безуспешным, поэтому правительство вынуждено было прейти к отдельным случаям сложения недоимки.

В 1866 г. была проведена реформа по отношению к государственным крестьянам. По указу от 24 ноября 1866 г. за сельскими обществами государственных крестьян сохранялись все состоящие в их пользовании

земли и угодья. На владение этими землями крестьянские общества получали «владенные» записи с обязательством взноса в казну государственной оброчной подати, преобразованной в 1887 г. в выкупные платежи [1].

Оброчная подать в большей части губерний или взималась с размера земли, или была переложена на доходы от земель и промыслов. Оброчная подать, взимаемая с государственных крестьян, образовалась путем последовательных изменений добавочного к подушной подати душевого сбора с сельских сословий, свободных от крепостной зависимости.

В 1866 г. был введен новый добавочный к оброчной подати сбор в 27 губерниях: из них в 5 он определялся соображениями об ожидавшемся увеличении оброчной подати в связи с окадастрованием по инструкции 1859 г.; в 22 губерниях, где оклады не были определены этой инструкцией, он был повышен от 6 до 14 %. В других окадастрованных губерниях оклады оставлены прежними, так как в них после кадастра подать уже была повышена до 60 % [13, С. 117].

После реформы подушная подать по-прежнему оставалась основной податной тяжестью для крестьянства. Оклады подушной подати в пореформенный период увеличивались в среднем с 1862 г. - на 5 % со всех податных сословий, с 1863 г. - на 25 коп.; со второй половины 1867 г. - на 50 коп. с души [4, С. 211].

Повышение подушной подати было проведено новым министром финансов М. X. Рейтерном, когда

В 1867 г. подушные сборы составляли по России 37 222 155 руб., или 44,3 % всех налоговых поступлений государства. К 1875 г. подать возросла до 58 962 736 руб. (49,5 %), затем постепенно снизилась и составила в 1884 г. 36 533 699 руб. (34,7 %) [2, С. 107].

С отменой крепостного права преобразование земских повинностей приобрело в правительственных проектах самостоятельное значение и предусматривало изъятие государственного земского сбора из состава земских повинностей и присоединение его к общей государственной подати, т. е. подушной. Государственным Советом рассматривались проекты о преобразовании земских повинностей, о губернских и уездных земских учреждениях П.А. Валуева и о временных правилах по делам о земских повинностях. 1 января 1864 г. проекты были утверждены, но первый из них отложен на неопределенное время.

в смете государственного бюджета на 1863 г. был обнаружен 50-миллионный дефицит. Указом 25 декабря 1862 г. установлен временный на 1863 г. (продолжавшийся впоследствии с 1864 по 1867 г.) дополнительный к подушной подати сбор в размере от 8 до 44 коп. с души, а в среднем 25 коп. [9, С. 308]

В сентябре 1866 г. в плане долгосрочного экономического и финансового развития России в программной записке императору Александру II министр финансов М.Х. Рейтерн так обосновывал новое повышение подати: «нет сомнения, что Россия могла вынести прямых податей более чем в настоящее время, если правительство имело возможность дать этому налогу (подушной подати) более равномерное распределение. В таком обширном государстве, как Россия, составление правильного кадастра почти невозможно, так что остается только прибегнуть к форме подати репартиционной, как это было уже сделано в 1863 г., при возвышении подушной подати». Вследствие этого М. Х. Рейтерн пришел к убеждению, что с 1867 г. необходимо повышение подушной подати в общей сложности на 50 коп. с души. «Несмотря на возвышение оклада, в последние 5 лет в сравнении с предыдущим общее поступление не только не ухудшилось, а напротив, даже несколько улучшилось» [14, С. 271].

Подушная подать в зависимости от местных условий в конце 1860-х гг. колебалась от 19,5 коп. до 75 коп. (табл. 1), общая сумма платежа с 1 души - от 1 руб. 31,5 коп. до 2 руб. 14 коп.

В губерниях, где вводились земства, с изданием временных правил изменилось, прежде всего, само понятие земских повинностей. Временные правила, с одной стороны, ограничивали понятие о земских повинностях, выделяя из их состава государственные и частные, а с другой - расширяли введением губернских и уездных земских повинностей. Тем самым было положено начало разделению бюджетов России на несколько уровней. губернские и уездные земские сборы, по сути, составили местный бюджет регионов [2, С. 119].

государственные земские повинности представляли собой собственно казенные подати, которые названы земскими только потому, что раскладка их производилась на местах, по предметам или лицам, предусмотренным «общими узаконениями, и с некоторым участием земских чинов» [6, С. 134].

таблица 1

оклады подушной подати и заменяющих ее сборов с крестьян среднего поволжья в 1872 г.

(руб. с 1 ревизской души) [10, ^ 85]

губерния с бывших государственных крестьян с бывших помещичьих крестьян с бывших удельных крестьян

Казанская 1,78 1,78 1,78

Пензенская 1,68 1,68 -

Самарская 1,78 1,78 1,78

Симбирская 1,82 1,88 1,88

Порядок удовлетворения расходов, отнесенных к государственным потребностям, был оставлен впредь до издания нового Устава о земских повинностях. На крестьянство возлагались не только вся тягость натуральных повинностей (воинская и военно-конская, дорожная, подводная, этапная и т.п.), но и уплата почти всей суммы денежных сборов по государственным потребностям, взимаемых по подушному принципу. Средний душевой сбор на государственные земские повинности составлял в 1860 г. - 78 коп. (от 29,5 коп. до 1 руб. 5,5 коп.), в 1865 г. - 98 коп. (от 33 коп. до 1 руб. 33 коп.). незначительная часть земских податей была переложена на сборы с торговли и земли [2, С. 134].

1 июня 1870 г. при составлении сметы государственных земских повинностей на трехлетие с 1872 г. четвертая часть от общей суммы была переложена на сбор с земли, а раскладка остальных трех четвертых оставлена на существующем основании [6, С. 78].

Определение финансовых потребностей и взыскание губернских и уездных земских налогов возлагались на земские учреждения, но право обложения по ревизским душам им не было предоставлено. основаниями обложения могли стать ценность и доходность всех разрядов имущества: земли, фабрики, заводы, промышленные и торговые заведения и вообще недвижимое имущество в уездах и городах, а также документы на право торговли. Сбор частных потребностей всецело был передан в общества и сословия, с которых производился. на усмотрение земских учреждений выносилось право перевода натуральных повинностей в денежные платежи. В итоге расходы губернских и уездных земских учреждений состояли из следующих статей: квартирная повинность - 0,8 %, разные расходы и долги - 3,8 %, местное гражданское управление -4,6 %, народное образование - 5,1 %, медицинская часть - 8,3 %, дорожная повинность - 13,1 %, судебные мировые учреждения - 13,2 %, мировые крестьянские учреждения - 14,9 % [6, С. 84].

В целом, реформы 1860-х гг. закрепили один из пережитков крепостничества - сословность податной системы. Община сохранила обязательный тягловый характер. Одна из главных задач Министерства финансов, заключавшаяся в преобразовании подушной системы налогов, получила лишь частичное разрешение в законах от 1 января 1863 г. о замене подушной подати с мещан налогом с городских имуществ и от 1 июня 1870 г. о государственном земском сборе с земель всех сословий, в основу которого были положены ценность или доходность имуществ. Этими законами часть податного бремени перелагалась с податных сословий на сословия, до тех пор освобожденные от прямых налогов. Также были выработаны «главные начала» преобразования земских повинностей и поземельного обложения. Основными сборами с крестьян оставались подушная подать, оброчная подать (с государственных крестьян), земские сборы, общественный сбор (с государственных крестьян), сбор на капитал продовольствия и выкупные платежи.

Таким образом, до конца 60-х гг. XIX в. податная политика характеризуется нарастанием прямого об-

ложения, твердым курсом в сфере применения мер принудительного взыскания, отсутствием налоговых льгот. Изменение налоговой политики было обусловлено кризисом сельского хозяйства, неурожаями и голодом 1867-1868 гг. и т.п. [8, С. 211].

Отмена подушной подати с мещан и переложение части государственного земского сбора на земли рассматривались Министерством финансов как важный шаг на пути к полной отмене подушной подати. В 1867 г. выработка проекта о замене подушной подати была поручена Особой комиссии об изменении подушной системы сборов. Существенный недостаток подушной системы состоял в невозможности достигнуть уравнительного распределения сборов между плательщиками. В 1869 г. Податная комиссия представила проект, где предложила заменить подушную подать и государственный земский сбор подворным налогом и поземельной податью. Подворному налогу должны были подвергнуться дворы крестьян, а также купцов, мещан и разночинцев, находящихся в составе сельских обществ. На подворный налог переводилась вся смета подушной подати [6, С. 168].

В 1870 г. ввиду сложности налоговой проблемы правительство передало проект на обсуждение в земства. Сознавая, что тягость прямых сборов зависит как от общей суммы, так и от неравномерного распределения их между плательщиками, Податная комиссия потребовала от земских учреждений заключений о том, какие могут быть допущены изменения по местным условиям крестьянского быта в проекте налога; как уравнительнее распределить его; какие следует назначить оклады подворного налога и поземельной подати в различных местностях губернии, чтобы в общем итоге вносимые по губерниям суммы сборов, подлежащих по проекту раскладке по дворам и земле, не уменьшались.

Очередная комиссия, занявшаяся выработкой податных проектов, была создана в мае 1872 г. под председательством министра государственных имуществ П. А. Валуева. Для устранения недостатков сельского хозяйства предлагались: правильное и пропорциональное обложение земли налогами и необходимая для того точная оценка доходности земли; привлечение к платежу податей изъятых от платежа движимого и недвижимого имущества без увеличения самих повинностей; уменьшение количества земских сборов посредством сокращения местной администрации; преобразование всех натуральных повинностей в денежные с равномерным распределением их между обывателями; отмена круговой поруки; возможное ограничение продажи имущества крестьян за недоимки; устранение случайностей, прерывающих полевые работы (передвижение войск во время посева и уборки хлебов, переход арестантских партий, провоз драгоценных металлов и т.п.); определение более удобного времени для взыскания податей и других сборов.

В 1873 г. материалы комиссии были опубликованы и представлены в Комитет министров. Комиссия в числе прочих вопросов предлагала рассмотреть вопрос об ускорении реформы подушной системы обложения,

принятии мер по предотвращению вредных последствий, происходящих от несоразмерности выкупных платежей. Но хотя Комитет министров согласился со многими выводами комиссии, дальнейшее движение в 70-х гг. XIX в. получил лишь вопрос о сельскохозяйственных рабочих. Ее результаты позволили вскоре перейти в податном вопросе к поземельному обложению крестьянства [15, С. 269].

Земельная собственность в России облагалась с 1851 г. только местными земскими повинностями и к платежу сбора на государственные потребности была привлечена лишь в 1872 г. Часть общей сметной суммы государственного земского сбора, по указу от 1 июля 1870 г., была обращена на сбор с земель «всех без различия» владельцев, кроме казны, и распределена между губерниями соразмерно степени земледельческой производительности [17].

В 1872 г. губернии России для установления налога по государственному поземельному сбору на земские повинности были распределены по 9 разрядам, соразмерно производительным силам каждой из них [6, С. 203].

Указом от 10 декабря 1874 г. было прекращено отдельное существование государственного земского сбора как самостоятельной доходной статьи. В силу этого составление смет и раскладок по трехлетиям отменялось, и государственные земские сборы в размере окладов, утвержденных по сметам и раскладкам на 1875-1877 гг., присоединялись с 1 января 1875 г. к доходам государственного казначейства наравне с прочими казенными сборами, а сам сбор переименовывался в государственный поземельный налог. Государственный подушный земский сбор с крестьян объединялся с подушной податью [6, С. 208].

Поземельный налог был наиболее распространен в системах государственного обложения и имел раскладочную форму. В основе поземельного обложения лежала двойная расценка земли: классификация целых губерний как отдельных единиц обложения для установления общих сумм налога с каждой из них; расценка земель внутри губерний для распределения этих сумм между различными по доходности частями губерний. Вследствие разнообразной доходности земли в пределах губерний налог взимался с каждого плательщика не в размере среднего по губернии оклада, а по частным окладам, установленным местными учреждениями [17, С. 93].

Земские поземельные оценки в статистическом плане не удовлетворяли в большинстве случаев элементарным условиям. Встречающиеся в земской практике оценочные приемы были чрезвычайно разнообразны: оценка земельной собственности проводилась в уездах одной и той же губернии с значительными промежутками времени и, наконец, данные, полагаемые в основание оценок были настолько разнородны, что устраняли всякую возможность сравнительного вывода о производительных поземельных силах разных местностей.

Итак, все денежные повинности, лежащие на сельском населении к началу 80-х гг. XIX в., по предмету

обложения можно разделить на 3 главные категории: 1) сборы, взимаемые с земель, местные земские сборы (губернские и уездные) и государственный поземельный сбор; 2) платежи крестьян за земли, предоставленные им в надел или выкупленные ими: а) оброчная подать с бывших государственных крестьян; б) лесной налог, взимаемый с этих крестьян за отведенный им лесной надел; в) выкупные платежи за земли бывших помещичьих и удельных крестьян; 3) сборы, взимаемые с ревизских душ: а) подушная подать; б) общественный сбор с бывших государственных крестьян; в) мирские сборы. Общий итог всех прямых повинностей крестьян складывался из отдельных налогов, установленных в разное время и раскладываемых своеобразно, без всякого соотношения с другими платежами и большей частью без всякого отношения к платежной силе вообще, что значительно подрывало как экономические основы крестьянского хозяйства, так и финансовую стабильность России [11, С. 248].

Тяжелое финансовое положение страны и увеличение числа выступлений крестьян особенно усугубилось после русско-турецкой войны 1877-1878 гг. и неурожаев 1879-1880 гг., что заставило правительство вновь вернуться к разработке податной реформы и попыткам введения подоходного налога. С 1879 г. очередная Податная комиссия под председательством министра финансов С. А. Грейга приступила к обсуждению вопроса об отмене сборов, взимаемых в пользу государственного казначейства по подушной системе. она пришла к заключению, что необходимо отменить подушную подать и взамен ввести следующие налоги: 1) подоходный, ставки которого, взимаемые с дохода от денежных капиталов, торговли, промыслов и личного труда, достигали 3 %; 2) усадебный - с усадеб владельцев всех сословий; 3) личный — по 1 руб. с лиц мужского пола в возрасте от 18 до 55 лет. Проект вводил новые налоги на сумму 70 млн. руб., что уменьшило бы крестьянские платежи на 30 млн. руб. [6, С. 211].

Выработанный Податной комиссией проект был далек от принципов подоходного налога, так как им устанавливалось обложение не чистого дохода, а предположительного. Доходы землевладельцев предполагалось исчислять или по сумме государственного поземельного налога, принимая его в 2,5 % от доходности облагаемой земли, или сообразно оценкам земель, на основании которых производились раскладки земских сборов [6, С. 231].

Следует отметить, что в пореформенный период общая сумма собираемых с крестьян налогов не соответствовала доходности их наделов и крестьянского полевого хозяйства в целом. Это положение признавали и правительственные органы, и экономисты, и местные земские деятели. Одним из первых на это обстоятельство обратил внимание в начале 70-х гг. XIX в. Ю.Э. Янсон в своей книге «Опыт статистического исследования о крестьянских наделах и платежах» [4, С. 275].

Таким образом, в результате аграрных преобразований 1860-х гг. все категории крестьян в правовом отношении консолидировались в единое сословие сво-

бодных сельских обывателей. Постепенно крестьянство стало утрачивать и сословные черты, но процесс этот проходил достаточно медленно вследствие того, что правительственная политика намеренно консервировала патриархальность деревни, общинность, поддерживала сословные признаки, существенным проявлением которых были различия крестьян в податном положении. Это во многом затруднило и предопределило специфику процесса дальнейшего развития России.

список литературы

1. Анфимов А. М. Преобразование оброчной подати бывших государственных крестьян в выкупные платежи // Из истории экономической и общественной жизни России. М.: Наука, 1976. С. 30-37.
2. Дружинин Н. М. Русская деревня на переломе 18611880 гг. М.: Наука, 1978.
3. Зайончковский П. А. Отмена крепостного права в России. М.: Знание, 1968.
4. Зайончковский П. А. Проведение в жизнь крестьянской реформы 1861 г. М.: Наука, 1958.
5. Крестьянская реформа в России 1861 г.: Сборник законодательных актов. М.: Наука, 1954.
6. Локоть Т. В. Бюджетная и податная политика России. М.: Издательство Б. Д. Сытина, 1908.
7. Рейтерн М. Х. Докладная записка о финансовом положении России // «Река времени (Книга истории и культуры)». М.: Эскорт, 1996. Кн. 5. С. 181-194.
8. Погребинский А. Н. Государственные финансы царской России в эпоху империализма. М.: Наука, 1968.
9. Российское законодательство Х-ХХ вв.: В 9 т. Т. 7. М.: Правда, 1989.
10. Смыков Ю. И. Крестьяне Среднего Поволжья в период капитализма. М.: Издательство Самарского университета, 1984.
11. Толкушкин А. В. История налогов в России. М.: Налоги, 2001.
12. Улюкаев А. В. Министерство финансов России история и современность. // Бухгалтерский учет. 2002. № 12. С. 3-7.
13. Чернуха В. Г. Крестьянский вопрос в правительственной политике России(60-70 годы Х1Х в.). Л.: Знамя, 1972.
14. Чернуха В. Г. Программная записка министра финансов М. Х. Рейтерна (сентябрь 1866г.) // Вспомогательные исторические дисциплины. Л.: Знание-сила, 1978. Т. 10.
15. Чернуха В. Г. Всеподданнейший доклад Комиссии П. А. Валуева от 2 апреля 1872 г. как источник по истории податной реформы в России // Вспомогательные исторические дисциплины. Л.: Знание-сила, 1969. Т. 2.
16. Экономическое развитие России в Х1Х в. // История мировой экономики. М.: Гамма Пресс, 2003. С. 119-121.
17. Ялбулганов А. А. Развитие законодательства о налогообложении земли в дореволюционной России // Государство и право. 1999. № 12. С. 88-92.

уДК 374

городское население в период социальной модернизации 1930-х гг.

Т. В. ЮРИНА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

В статье предпринимается попытка проанализировать основные аспекты изменения социального состава населения города периода 1930-х годов. Особое внимание автор уделяет таким категориям населения, как бывшие нэпманы, их судьбе в период репрессий 1930-х гг.

В 1928 году одновременно со стартом первой пятилетки началось активное вытеснение частнокапиталистического элемента из социальной структуры города. В 1931 году весь легальный товарооборот обеспечивался государственной и кооперативной торговлей. Прежде всего, вытеснению частного капитала из торговой деятельности способствовало расторжение в конце 1920 - х годов арендных договоров, национализация предприятий. Уже в 1930 году частных фаб-рично - заводских предприятий не было. Медленнее шёл процесс ликвидации мелкой частной промышленности. Подтверждением этому служат статистические данные о количестве рабочих рук, занятых на этих предприятиях. В 1928 году насчитывалось 219 тысяч рабочих и служащих, в 1929 - 105,4 тыс., в 1930 - 32,6 тыс., занятых на частных предприятиях [1].

Процесс ликвидации капиталистических элементов города носил характер постепенного распада, распыления этой группировки. Вытесняемые из всех сфер хозяйственной жизни страны нэпманы были вынуждены искать новые источники существования, далеко не

всегда связанные с предпринимательством. Многие из них пытались кардинально сменить род деятельности. Интересным материалом, позволяющим проследить в основных чертах процесс распада и ликвидации капиталистических элементов города, являются карточки учёта занятий торговцев и промышленников.

Данные исследования проводились по 12 наиболее крупным городам СССР, в которых на 1928-1929 года существовало 46708 частных предприятий, то есть 27,4 % всех предприятий по стране. На протяжении данного хозяйственного год ликвидировались 31533 предприятия. В Самаре на 1 января 1930 года насчитывалось 141 торговое предприятие, на 1 февраля их количество сократилось до 89 [3]. Естественно, постепенное свёртывание торговли имело в качестве варианта обходной путь через нелегальную торговлю. В частности, в Самаре наблюдался нелегальный сбыт кожи, меха почтой, багажом и личным сопровождением. 20-30 % кожсырья попадало к частнику. Во всех городах Среднего Поволжья наблюдалась ситуация, когда на вырученные деньги частники скупали валю-

Научтруд |