Научтруд
Войти

ОСОБЕННОСТИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ КОМИ с. МУЖИ ШУРЫШКАРСКОГО РАЙОНА ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА

Автор: указан в статье

ОСОБЕННОСТИ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ КОМИ с. МУЖИ ШУРЫШКАРСКОГО РАЙОНА ЯМАЛО-НЕНЕЦКОГО АВТОНОМНОГО ОКРУГА1

Н.А. Лискевич

Рассматриваются история формирования и особенности этнокультурного развития коми с. Мужи Шурышкарского района Ямало-Ненецкого автономного округа в XX — начале XXI в. На основе анализа данных книг похозяйственного учета населения, материалов делопроизводства и полевых сборов проанализированы динамика численности коми, половозрастная структура, брачное взаимодействие, выбор национальности детей в смешанных браках, изменения в структуре занятости. Отмечена невостребованность сферы оленеводства для современных коми, что определяет утрату многих компонентов культуры, связанных с кочевым бытом, в том числе терминологии.

Коми Северного Зауралья, ижемцы, с. Мужи, этнокультурное развитие, занятость коми, этнодемографическая ситуация.

По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., на территории Тюменской области числится 10 555 чел. коми, т.е. около 3,6 % от их общей численности в Российской Федерации (293 406 чел.) [Итоги Всероссийской переписи..., 2005. С. 7; Всероссийская перепись...]. Миграционные процессы коми за Урал отмечаются на протяжении столетий, особенно после присоединения территории Сибири к Московскому государству. Ранние мигранты были ассимилированы, современные коми являются потомками переселенцев XIX в. В настоящее время одним из наиболее крупных центров компактного расселения коми в Сибири является с. Мужи Шурышкарского р-на Ямало-Ненецкого автономного округа. История формирования коми населения в низовьях Оби, в том числе в с. Мужи, этнокультурное развитие, особенности социокультурной адаптации не только рассматривались в работах исследователей в контексте изучения истории края и этнографии коренного населения, но и становились непосредственным предметом изучения [Жеребцов, 1982; Конаков, 1993; Конаков, Котов, 1991; Повод, 2006; Старцев, 1926; Туров, 2002; Филатова, 1994; и др.]. Такой интерес объясняется особой значимостью этой компактной группы в воспроизводстве коми населения на территории севера Западной Сибири, что обусловлено их значительной в масштабах региона численностью, сохранением до настоящего времени этнической идентичности и социальной активностью на протяжении Х1Х-ХХ1 вв.

Для выявления особенностей этнокультурного развития коми с. Мужи Шурышкарского р-на Ямало-Ненецкого автономного округа были использованы материалы полевых исследований 2002 и 2009 гг., проанализированы данные книг похозяйственного учета населения Мужевского поселения на 01.01.2009 г., материалы делопроизводства сельского поселения и совхоза «Му-жевский», хранящиеся в районном архиве, музейные собрания районного историкокраеведческого музея, публикации в районной газете «Северная панорама»2. Для раскрытия темы были поставлены следующие задачи: освещение истории формирования группы, определение динамики численности на протяжении XIX — начала XXI в., характеристика современной этнодемографической ситуации, в том числе половозрастной структуры, брачного взаимодействия, выбор национальности детей в смешанных браках, рассмотрение в историческом контексте образовательного уровня коми и структуры занятости.

История формирования поселенческой группы коми в с. Мужи. В Березовском крае первые коми переселенцы селились в уже существующих крупных населенных пунктах (Обдорск, Березово) либо основывали селения вблизи юрт коренных жителей (Мужи, Саранпауль); по мере освоения низовьев Оби и территории Сосьвинско-Ляпинского бассейна, коми-ижемцы обосновывались в поселениях, где жили ненцы, ханты, манси или русские. При выборе места

1

Исследование проведено при поддержке Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Историко-культурное наследие и духовные ценности России», проект «Этнокультурные процессы у коми Нижнего Приобья в XIX — начале XXI в.».

2

Отдел по делам архивов администрации МО Шурышкарский район. Районный историко-краеведческий музей.

жительства учитывались удобное расположение торговых путей (водных и наземных), возможность использования рыболовных и пастбищных угодий, немаловажную роль играло наличие церкви в самом селении или поблизости. Село Мужи в первой половине XIX в. было одним из основных направлений миграций коми-ижемцев в низовьях Оби. Оно находилось на пути передвижения коми из-за Урала к Обдорску, важному торговому селу, где зимой проводилась ярмарка. При передвижении от с. Мужи до р. Усы через р. Сыню проходили сначала между реками Сыней и Войкаром до восточного склона Урала (90 верст), затем следовал перевал через Урал (40 верст); оттуда шли до р. Усы при впадении в нее р. Лемвы (70 верст). Невысокие долины, прорезающие здесь Урал, позволяли обозам без труда переваливать хребет [Житков, 1913. С. 284]. Этот путь имел протяженность в 200 верст, затем отправлялись на Печору, от которой шли по р. Ижма до с. Ижма [Дунин-Горкавич, 1995. С. 274-275].

Предполагается, что освоение ижемцами территории Нижнего Приобья начиналось с распространения сезонных миграций, когда часть оленеводов, изменив обычные маршруты кочевий, стала на лето уходить с оленями за Урал, возвращаясь на зиму в район Ижмы [Конаков, Котов, 1991. С. 49]. Кроме того, ижемцы приезжали в Березовский край с начала 1820-х гг. с целью торговли, прежде всего на Обдорскую «зимнюю ярмонку» [ГАОО. Ф. 3. Оп. 1. Д. 42. Л. 44-44 об.].

Возможно, что во время торговых поездок коми останавливались и в районе расположения современных Мужей. Известно, что уже во второй половине 1840-х гг. в ноябре, после установления зимней дороги, там проводилась ярмарка [Юрьев, 1852. С. 323]. На ярмарку приезжали обдорские и березовские торговцы, съезжались также коми-зыряне из-за Урала; после проведения ярмарки некоторые из них возвращались за Урал, другие же отправлялись в Обдорск [Там же. С. 323, 375; Абрамов, 1857. С. 441]. Именно эта территория была выбрана для строительства Ми-хаило-Архангельской церкви, которая была поставлена в 1840 г. на левом высоком берегу Малой Оби, в трех верстах выше по течению от остяцких юрт Мужи Кочки [ГУТО ГАТ. Ф. 156. Оп. 24. Д. 126. Л. 70; Воропай, 1901. С. 52]. Вместе с церковью были построены и два дома для духовенства [Там же]. Пока неизвестно, с чем был связан выбор этого места, кто был инициатором строительства церкви, с какого времени принималось решение о необходимости ее возведения.

Сразу же после открытия Михаило-Архангельской церкви в метрических книгах, где фиксировались сведения о крещении, венчании и погребении жителей прихода, стали появляться коми фамилии [ГУТО ГАТ. Д. 744. Л. 132 об.-136.]. За первые 20 лет существования церкви, с 1840 по 1862 г., было зафиксировано 645 случаев участия коми в 266 обрядах, как для исполнения собственных треб, так и в качестве восприемников при крещении или поручителей при венчании [ГУТО ГАТ. Ф. 156. Оп. 20. Д. 743-766/1]. Пики миграционных процессов ижемцев в с. Мужи приходятся на 1860-1870-е гг. и 1910-е гг. [Повод, 2006. С. 53]. В основном это были выходцы из населенных пунктов бассейна Ижмы — сел Ижма, Мохча, Злоба, Ласта, Гам, Варыш, Ба-кур, Сизябск и др., как целые семьи, так и отдельные люди. Данные метрических книг позволили восстановить родословия семей первых переселенцев коми и установить, что потомки большинства из них до сих пор живут в с. Мужи [Там же. С. 50-54, 219-255; ПМА, Шурышкарский р-н, 2009].

Динамика численности коми с. Мужи в XIX — начале XXI в. В 1897 г. в с. Мужи проживала самая большая в Березовском округе группа коми (зырян) — 737 чел. (380 м. и 357 ж.) из 904 чел., что составляло 36,4 % от всего коми населения округа [Патканов, 1911. С. 32-34]. Период с конца

XIX в. до середины 1920-х — начала 1930-х гг. был отмечен расширением границ территории расселения коми-ижемцев в Березовском крае. Постепенное освоение Северного Зауралья, возрастание численности коми обусловили увеличение количества обживаемых населенных пунктов. Наряду с сохранением центров компактного проживания коми повышается степень дисперсности их расселения. В конце XIX в. начала формироваться поселенческая группа коми в бассейне р. Надыма и Ныды, в конце 1920-х — начале 1930-х гг. — в бассейне Казыма, в начале 1930-х гг. — в низовьях р. Пур. Поселения коми в бассейне Казыма и Пура были связаны с образованием оленеводческим совхозов, для работы в них привлекались как коми оленеводы из Мужей и Обдорска, так и мигранты из Коми края [ПМА, Белоярский р-н, 2008; Пуровский р-н, 2009].

По материалам Приполярной переписи 1926-1927 гг., в Березовском районе проживало 1482 коми-ижемца (всего в районе — 12 760 чел.), в Обдорском районе — 3350 (всего в районе — 16 917 чел.) [Список., 1928. С. 56, 164-165]. В с. Мужи к этому времени численность коми (зырян) увеличилась до 1174 чел., а всего на территории Мужевского сельского совета их отмечено 1185 чел. [Там же С. 110]. В низовьях Оби, в частности в с. Мужи, последние переселенцы поя-

вились в 1929-1930 гг. [Конаков, Котов, 1991. С. 51]. В первой четверти XX в. миграционный процесс в целом закончился, в конце 1920-х гг. приток новых переселенцев иссяк. Прекращение массовой миграции было связано с коренной реконструкцией хозяйства в процессе колхозного строительства и ограничением свободы передвижения крестьянского населения.

На протяжении второй половины XX — начала XXI в. численность коми в Ямало-Ненецком автономном округе увеличивалась с 4867 чел. в 1959 г. до 6177 чел. в 2002 г. [Итоги Всероссийской переписи населения., 2005. С. 19]. В Шурышкарском районе, центром которого является с. Мужи, также отмечается рост коми населения — с 1849 чел. в 1989 г. до 2034 чел в 2002 г., что составляет почти 33 % от общей численности коми в округе, или около 22 % от всех коми, проживающих на территории Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов [Там же. С. 13, 19, 408].

Мужевский сельский совет был образован на основании постановления ВЦИК от 10 декабря 1930 г. в составе Остяко-Вогульского национального округа (с 1940 г. — Ханты-Мансийского), в 1937 г. район был передан в Ямало-Ненецкий национальный округ [Административнотерриториальное деление., 2003. С. 213, 241]. По данным электорального паспорта муниципального образования Мужевское сельское поселение от 01.09.2008 г., в состав территории вошли села Мужи, Новый Киеват, Старый Киеват, Анжигорт, д. Ханты-Мужи, села Восяхово, Войкары, В-Войкары, маленькие хантыйские горты. С образованием Восяховского сельского совета в 1975 г. в административном подчинении Мужевского с/с остались села Анжигорт, Новый Киеват, д. Ханты-Мужи. В октябре 2004 г. в соответствии с законом ЯНАО № 42 «О наделении статусом, определении административного центра и установлении границ муниципальных образований Шурышкарского района» Мужевский сельский совет получил статус сельского муниципального образования с административным центром с. Мужи. По национальному составу на начало 2008 г. в Мужевском поселении в 2008 г. доля русских составила 27,1 %, коми — 37,5 %, ханты — 25,5 %, ненцев — 2,3 %, прочих — 7,6 % [Электоральный паспорт., 2008. С. 10]. По данным книг похозяйственного учета населения Мужевской сельской администрации, на 1 января 2009 г. на территории поселения проживало 3654 чел., в том числе русских — 988, коми — 1204 (в с. Мужи — 1185 чел., в Новом Киевате — 19), ханты — 981, ненцев — 74, манси — 24, селькупов — 5, прочих — 247, у 136 человек национальность не указана (рис. 1).

прочие

7%

манси / не указано

1% / 4%

коми 32%

русские

27%

Рис. 1. Национальный состав населения Мужевского сельского поселения на 01.01.2009 г. (%)

Современная половозрастная структура коми с. Мужи. Количество женщин в составе коми населения составило 624 чел., мужчин — 580. При этом в возрастной категории 0-15 лет мальчиков и девочек насчитывалось 132 и 124 чел., от 16 до 50 лет мужчины и женщины соответственно составили 326 и 333 чел., среди людей старше 50 лет — 122 и 167 чел. Таким образом, доля детей (до 16 лет) составила 23 % от общей численности коми, доля населения до 50 лет — 56 %, с 50 лет и старше — 21 %. Такой тип возрастной структуры характерен для стационарного (постаревшего) населения, с выраженной тенденцией к сокращению численности (рис. 2), если в среде коми в ближайшие годы не увеличится рождаемость с последующим сохранением этнической идентичности у детей. При этом доля трудоспособного населения (от 16 до 54 лет у мужчин и 49 лет у женщин) составила 59 %, пенсионного возраста — около 20 %.

На пирамиде явно прослеживаются две волны увеличения рождаемости у коми — в середине 1950-х — начале 1960-х гг. и в середине 1980-х — начале 1990-х гг. Снижение рождаемости приходится на 1940-е гг. и середину 1960-1970-х гг.; нижняя часть пирамиды также показы-

вает падение рождаемости с середины 1990-х гг., продолжающееся и в 2000-е гг., что характерно в целом для населения Российской Федерации в эти годы. Уменьшение родившихся в эти периоды связано с влиянием Великой Отечественной войны и отражает сдвиги в возрастной структуре; поколение середины 1990-х — 2000-х гг., помимо того что представляет собой потомков «детей войны», так еще и появилось во время и после социально-экономических кризисов 1990-х гг. Кроме этого, изменение репродуктивного поведения коми, для которых была характерна высокая рождаемость в XIX — начале XX в. [Повод, 2006. С. 67-69, 219-255], может быть связано с трансформацией традиционного образа жизни ввиду изменения структуры занятости и уменьшения потребности в детях, а также роста числа смешанных браков, ведущих к изменению этнической идентичности у детей.

□ Мужчины

□ Женщины

-25 0 25

количество человек

75

Рис. 2. Половозрастная структура коми населения Мужевского сельского поселения на 01.01.2009 г.

Брачное взаимодействие коми с. Мужи. Показатели брачного взаимодействия коми отражают высокий уровень метисации — из 361 брака с участием коми3 только 106 являются моно-этничными, 141 — с участием коми и русских (коми-русских — 65, русско-коми — 77), 67 — с участием коми и народов Севера (коми-ненецких — 10, коми-ханты — 42, коми-манси — 1, коми-селькупских — 1, ненецко-коми — 2, ханты-коми — 11), с участием коми и прочих — 42, в 5 случаях у одного из супругов национальность не указана (рис. 3). В 138 случаях в смешанные браки вступили мужчины, в 119 — женщины.

39%

И Однонациональные браки коми

29% д Браки с участием коми и народов Севера

Н Браки с участием коми и русских

И Браки с участием коми и прочих

□ Браки с участием коми, где у супругов не указана национальность

Рис. 3. Национальный состав браков с участием коми (%)

Выбор национальности детей в смешанных браках. По материалам похозяйственных книг была проанализирована национальность 303 чел., родившихся с 1988 по 2008 г. в смешанных

3

Учитывались не только зарегистрированные браки, но и официально не оформленное совместное проживание, так называемое сожительство.

браках с участием коми, причем использовались как данные по полным семьям, так и те случаи, когда в неполных семьях национальность детей и родителей не совпадала. В смешанных браках коми женщин с прочими4 в 17 случаях у детей отмечена национальность по отцу, в 5 случаях — по матери, в 7 — не указана. В браках с прочими5 коми мужчин в 18 случаях у детей приоритет отдается коми национальности, в 9 — не указывается. У 22 чел., родившихся в смешанных браках коми женщин с представителями коренных малочисленных народов Севера, в 15 случаях выбор национальности определялся по отцу, в 4 случаях — по матери, в 3 — не указывалась. В семьях же, где отцом был коми, в 76 рассмотренных случаях 35 чел. отмечены как коми, 39 — представители коренных национальностей, у 2 — не определена. В русско-коми браках 29 чел. записаны коми, 52 — русскими, 2 — не определены, одному (2003 г. р.) родители указали национальность бабушки — ненец. В коми-русских приоритет отдается национальности отца — 52 случая, матери — 14, у одного национальность не указана. Несмотря на то, что коми мужчины чаще вступают в смешанные браки, чем женщины, и приоритет в смешанных браках в подавляющем большинстве отдается национальности отца (особенно это видно на примере браков с прочими и русскими), тем не менее в целом выбор в пользу коми национальности зафиксирован в 143 случаях из 303 рассмотренных. С 1990-х гг. появляется тенденция не указывать национальность детей в смешанных браках, всего выявлено 23 случая, из них 2/3 — в браках с прочими (табл. 1).

Таблица 1

Выбор национальности детей в смешанных браках с участием коми

Выбор национальности Браки

Прочие-коми Коми-прочие Народы Севера-коми Коми-народы Севера Русские-коми Коми-русские Всего

По матери 5 — 4 39 29 14 91

По отцу 17 18 15 35 52 52 189

Не указана 7 8 3 2 2 1 23

Характеристика образовательного уровня коми. Одной из ценностных ориентаций коми-ижемцев является стремление к повышению образовательного уровня. Еще в XIX в. в Березовском округе среди коми-ижемцев практиковалось «домашнее обучение», в результате которого они обучались русскому языку и овладевали навыками чтения и письма. В конце 1880-х гг. более трети взрослого мужского населения у коми жителей с. Мужи владело грамотой, хотя школа появилась в селе только в 1887 г. [Повод, 2006. С. 166]. По данным переписи населения 1897 г., среди проживающих в целом в Березовском округе коми грамотой владело 354 чел. (318 мужчин и 36 женщин), в процентном отношении от общей численности коми-ижемского населения округа грамотность составила у мужчин — 29,8 %, у женщин — 3,8 % [Первая всеобщая перепись., 1897. С. 110-113]. Для сравнения: грамотность среди всех коми (зырян) Тобольской губернии (от 7083 чел.) составляла 14,6 % у мужчин и 1,5 % у женщин [Там же. С. XXVIII]. В 1890 г. в школе училось 50 мальчиков и девочек. В 1918 г. количество учащихся увеличилось по сравнению с 1900 г. почти в два раза — с 64 до 124 чел. [Повод, 2006. С. 172]. Уже с начала

XX в. в школах появляются квалифицированные учителя, получившие специализированное образование, преподавателями становятся выпускники местных школ. Так, в школе с. Мужи преподавал выпускник местной школы Петр Федоров Рочев, родившийся в 1892 г. в семье местного крестьянина Ф.Н. Рочева [ГУТО ГАТ. Ф. 700. Оп. 1. Д. 20. Л. 88]. К 14 годам он закончил курс обучения в Мужевской школе и с 1906 по 1913 г. был помощником учителя, а затем и учителем [Справочная книга., 1913. С. 17; ГУТО ГАТ. Ф. 156. Оп. 24. Д. 501. Л. 42; Д. 511. Л. 64; Д. 520. Л. 28].

К 1930 г. в Шурышкарском районе было открыто 4 начальные школы, в 1932-1933 гг. в них училось 598 чел., в том числе ханты — 33, зырян — 200, ненцев — 9, русских — 338, прочих — 19 [Шульгина, 1987]. В 1933 г. в Мужах функционировали 2 школы: первой ступени и семилетняя школа промысловой молодежи [Там же].

4

Рассмотрена национальность детей, родившихся в браках коми женщин с башкирами, белорусами, калмыком, немцами, татарами, украинцами, финнами и чувашами.

Коми мужчины вступали в браки с молдаванами, татарами, удмуртами, украинцами, чувашами, в нескольких случаях национальность супруги не указана.

По данным книг похозяйственного учета на 01.01.2009 г., среди современных пенсионеров (237 чел.) отмечено всего 3 чел., не имеющих грамоты (1925 г.р.) и без начального образования (1929 и 1931 гг.р.), 22 % от жителей коми с. Мужи пенсионного возраста имеют начальное образование, неполное и среднее — 37 %, средне-специальное и средне-профессиональное — 26 %, неполное высшее и высшее — 6,4 %, у 7 % образование не указано.

Среди населения от 19 до 55 лет у мужчин и 50 лет у женщин, у которых указано образование (598 чел.), у 10 % — ниже среднего, 45 % — среднее, 30 % — специальное, 15 % — высшее и неполное высшее. При этом нужно отметить более высокий образовательный уровень среди женщин: высшее и неполное высшее образование получили 65 женщин (мужчин — 24), среднее — 96 женщин (мужчин — 173).

Среди молодежи получают образование в высших и средних специальных учебных заведениях 68 чел. 1984-1990 гг. р., т.е. около 39 % от всего населения этой возрастной категории (176 чел.), и 2 чел. 1991 г. р. Из них 44 чел. учится в высших учебных заведениях (27 ж. и 17 м.), 23 — в специальных (13 ж. и 10 м.), у 3 чел. место учебы не указано. Основными центрами получения высшего образования стали г. Киров, где учится 12 чел., и Тюмень (17 чел.), также обучаются в городах Санкт-Петербурге (4 чел.), Салехарде (3 чел.), Тобольске (3 чел.), Томске (2 чел.), Ханты-Мансийске (2 чел.) и Можайске (1 чел.). Специальное образование получают в основном в педагогическом и зооветеринарном колледжах г. Салехарда (19 чел.).

Особенности занятости коми. Этнокультурная специфика коми-ижемцев традиционно была связана с крупнотабунным тундровым оленеводством и выражалась в сочетании кочевого оленеводческого и оседлого хозяйственно-культурных комплексов. Поголовье оленей у коми Березовского округа увеличивалось быстрыми темпами. По данным А.А. Дунина-Горкавича, в 1892 г. у 739 семей коми насчитывалось 207 000 голов, т.е. в среднем на одну семью приходилось около 280 оленей [1995. С. 115]. В 1926 г. в с. Мужи только два коми оленевода имели поголовье оленей более двух тысяч, семь оленеводов — от одной до двух тысяч, шесть — до одной тысячи оленей [Старцев, 1926. С. 47].

Оседлый хозяйственно-культурный комплекс коми в XIX — начале XX в. был основан на комплексном ведении хозяйства, главными его отраслями являлись торговля, рыболовство, извоз. Строгого разграничения хозяйственной специализации не было: оседлые ижемцы могли иметь своих оленей, отдавая их на выпас, коми оленеводы производили скупку пушнины и вели торговлю в тундре среди кочевого аборигенного населения, продавали свою продукцию на ярмарках. Роль рыболовства и извозного промыслов возросла в последней четверти XIX в. Спецификой коми хозяйства было широкое распространение отхожих промыслов в виде участия в работе наемных рыболовецких артелей. В конце XIX в. в хозяйстве коми-ижемцев несколько увеличивается роль земледелия, начинает развиваться профессиональное ремесло.

Глобальные события 1920-х гг. существенно повлияли на процессы этнокультурного развития всех народов государства. Политика коллективизации в сельском хозяйстве и колхозное строительство начала 1930-х гг. изменили структуру и содержание трудовой занятости коми населения. В 1930 г. в с. Мужи на базе «Северного простейшего производительного товарищества» коми жителями был образован колхоз «Путь Ленина» [Материал № 1..., 1946. Л. 1]. Крестьяне, имевшие до вступления в колхоз единоличные хозяйства, сдавали в общественное пользование домашних животных (оленей, коров, лошадей), сельхозинвентарь [Фарносова, 2006. С. 178]. В дальнейшем колхоз последовательно переходит на более высокую форму колхозного хозяйства и в 1940 г. принимает устав сельскохозяйственной артели. В конце 1946 г. в колхозе было объединено 187 хозяйств, составляющих 435 чел., из них мужчин — 166 чел., женщин — 269 чел., в том числе подростков обоего пола от 16 лет — 97 чел., состоящих в 187 хозяйствах [Материал № 1..., 1946. Л. 8]. Почти 90 % колхозников составляли коми [Там же. С. 14-24].

Колхоз, а позже артель имели оленеводческую специализацию, 69 чел. работали в оленьих стадах, которые насчитывали 9259 голов [Там же. С. 46, 50]. В конце 1940-х гг. в колхозе было 8 оленеводческих бригад, в 1951 г. была создана еще одна, за счет сокращения работающих на рыбодобыче [Дъячкова, 1991. С. 3]. С годами увеличивалось поголовье оленей и в личном пользовании колхозников: если в 1945 г. личных оленей насчитывалось 708, то через два года их число выросло до 2458 голов [Там же]. Основным способом их увеличения было премирование оленеводов за хороший труд оленями в количестве до 65 голов [Там же].

В колхозе выделялось молочное животноводство, коневодство, большое внимание уделялось развитию полеводства, также в селе развивалась социально-культурная сфера. В начале

1940 г. в колхозе разводили крупный рогатый скот, организовали молочную ферму, развивали коневодство. В 1946 г. в колхозе насчитывалось 70 коров и 114 лошадей [Материал № 1., 1946. С. 46]. В основном кони использовались для извоза, на хозяйственных работах и на охоте. Особую трудность представляло развитие полеводства. Возделывались в основном картофель, брюква, репа, доля зерновых была незначительна [Шульгина, 1990. С. 2]. В 1946 г. площадь посевов картофеля составляла 30 га, овощей — 0,5, ячменя — 1,5, кормов и корнеплодов — 4 га [Там же]. Для пашни были выделены правая и левая сторона Малой Оби в радиусе до 2 км. И хотя уже с 1970-х гг. полеводство начинает угасать, до сих пор один из островов имеет название Картофельный.

Извозный промысел был представлен перевозкой почты, пассажиров и грузов на фактории. Через район проходил зимний тракт Тобольск — Салехард, по которому перевозили почту и пассажиров. Для колхозов, расположенных на тракте, извоз давал весомую часть дохода. [Шульгина, 1990. С. 2]. Важным источником получения доходов в колхозе было промысловое хозяйство. Вся добытая рыба сдавалась в необработанном виде на единственный в районе Кушеватский рыбозавод и его засолочные пункты. Лов рыбы производился главным образом неводами и сетями. Охота на пушного зверя давала 21,9 % доходной части всех колхозов района. Промышляли главным образом белку, горностая, лисицу, песца, из пернатых — куропатку. [Там же]. С конца 1940-х гг. в Мужах стало развиваться звероводство. Эта отрасль была высокорентабельной и в 1948 г. принесла доход в виде оборотного фонда около 100 тыс. руб. [Дъячкова, 1991. С. 3]. В октябре 1961 г. был организован совхоз «Мужевский», его основными специализациями остались оленеводство и звероводство. В настоящее время сельскохозяйственное предприятие «Мужевское» специализируется на традиционных отраслях — оленеводстве, животноводстве, рыбодобыче. Развивается вспомогательное производство — строительство, оказание транспортных услуг.

Расширение возможностей для трудоустройства, изменение жизненных потребностей, повышение уровня образования, получение высоковалифицированных специальностей полностью изменили структуру занятости среди коми. Уже в 1940-х гг. выделялись категории крестьян и рабочих, стали появляться служащие. Хотя среди женщин оставались домохозяйки, большинство также работали в колхозе [Фарносова, 2006. С. 178]. Современные жители коми с. Мужи заняты в основном в урбанизированных сферах экономики, не связанных с сельским хозяйством. Женщины большей частью работают в сферах образования, здравоохранения, торговли, культуры, управления, находятся на государственной службе; мужчины — в сферах транспорта, жилищно-коммунального хозяйства, образования, управления и госслужбы. В сельском хозяйстве занято менее 20 чел., причем они либо работники административно-управленческого отдела, либо связаны с рабочими специальностями. Оленеводом в 2009 г. являлся только один представитель коми. Неработающими на 01.01.2009 г., по данным похозяйствен-ных книг, были 19 женщин и 39 мужчин, у 3/4 отмечается среднее и неполное среднее образование. Почти у 100 чел. не было указано место работы.

Современное с. Мужи является центральной усадьбой совхоза, а также центром Шурышкарского района, имеет развитую инфраструктуру. Кардинально меняется культурный и архитектурный облик села, где построены специальные здания для церкви (2000 г.), музея (2006 г.), школы (2004 г.), районного телерадиовещания, газеты (2007 г.), возводятся новые многоквартирные дома, индивидуальные коттеджи.

В с. Мужи в начале XX в. планировка улиц не выделялась, дома были выстроены без определенного плана, ориентированы в разные стороны, избы были построены «весьма плохо и как попало» [Козлов, 1903. С. 396]. Такое беспорядочное расположение строений считается типичным для более древних поселений коми [Жеребцов, 1971. С. 30]. Центром крупных поселений считалась территория возле церкви, в мелких селениях — возле дома старосты. В с. Мужи в начале XX в. дома делали из строевого леса, в виде клети — «простыми избами» [Козлов, 1903. С. 397]. Сруб ставили либо на вкопанные деревянные стойки (чаще из лиственницы), либо на положенные горизонтально на землю бревна — «скаты», чтобы дом «не ходил», когда почва перемерзает [ПМА, Шурышкарский р-н, 1992]. В Мужах около домов не устраивали «ни дворов, ни садов» [Козлов, 1903. С. 397]. Усадьба включала в себя различные хозяйственные постройки, которые были отделены от жилых и находились на задворках.

Рис. 4. Дом коми в с. Мужи по ул. Республики, 48. 1930-е гг. Фото Н.А. Лискевич, 2009 г.

Рис. S. Дом коми в с. Мужи по ул. Гагарина, 2. 1940-е гг. Фото Н.А. Лискевич, 2009 г.

В настоящее время в Мужах почти не осталось традиционных построек, сохранились только два жилых дома 1930-х и 1940-х гг. — по ул. Республики, д. 48, и ул. Гагарина, д. 2 (рис. 4, б). Одной из достопримечательностей села и центров культурной жизни является музей «Коми изба», здание которого выстроено в традициях северно-русской архитектуры (рис. 6). В музее воссоздан традиционный интерьер избы коми, регулярно проводятся мероприятия, которые посещают как взрослые, так и дети. Хранителями этнокультурных традиций в основном выступают представители старшего поколения, которые владеют навыками традиционных ремесел, хорошо знают язык, до сих пор носят традиционную одежду. Ижемский диалект коми языка хорошо сохраняется на бытовом уровне, с конца 1990-х гг. стали регулярными теле- и радиопередачи на коми языке, в школе в факультативной форме стал преподаваться родной язык. В 1997 г. вышел букварь для коми-ижемского диалекта, разработанный местным специалистом, учительницей Овгортской школы Н.Д. Рочевой [Рочева, 1997]. В целях сохранения пропаганды культуры коми-ижемцев установлены регулярные связи между группами населения, носителями ижемского диалекта, проживающими в разных районах Севера и Ижемского района Республики Коми, выезжают самодеятельные художественные коллективы, происходит обмен научной и популярной литературой, газетными публикациями, различными делегациями. Коми жители

с. Мужи принимают активное участие в деятельности регионального общественного движения «Изьватас», которое занимается вопросами объединения коми-ижемцев, возрождением культурных ценностей, истории, традиций народа.

Рис. 6. Музей «Коми изба» в с. Мужи. Фото Н.А. Лискевич, 2009 г.

Таким образом, к началу XXI в., спустя почти два века после начала миграционных процессов предков современных коми жителей с. Мужи, у них сохраняются и воспроизводятся этническая идентичность, родной язык, элементы традиционной культуры. С 1970-х гг. отмечается изменение репродуктивных установок, что к началу XXI в. привело к постарению населения, когда доли детей и населения старше 50 лет почти сблизились. Полиэтничный состав населения и нивелирование этнокультурных различий привели к увеличению количества межэтнических браков, их количество достигает более 2/3 от всех браков с участием коми, причем национальность коми выбирают чуть меньше половины детей, родившихся в смешанных семьях. У коми, традиционно ориентированных на получение образования, отмечается достаточно высокий образовательный уровень; среди специалистов выявлено гораздо меньше неработающих и безработных по сравнению с людьми со средним и неполным средним образованием. К 2000 г. кардинально изменилась структура занятости коми, сфера оленеводства стала почти не востребована. Это определяет утрату многих компонентов культуры, связанных с кочевым бытом, в том числе терминологии.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Абрамов Н.А. Описание Березовского края // ЗРГО. СПб., 1857. Кн. 12. С. 327-448.

Административно-территориальное деление Тюменской области (XVII — XX вв.) / Под ред. В.П. Петровой. Тюмень: ООО ТНЦ «ТюменНИИГипрогаз»: ФГУ ИПП «Тюмень», 2003. 304 с.

Воропай И.М. Тундра и ее обитатели // Природа и охота. 1901. № 8. С. 143-154.

Дунин-Горкавич А.А. Опытное сельскохозяйственное дело на Тобольском Севере. Тобольск, 1911. 42 с.

Дунин-Горкавич А.А. Тобольский Север. Общий обзор страны, ее естественных богатств и промышленной деятельности населения. М.: Либерея, 1995. 376 с.

Дъячкова А.Е. Восхищаюсь самоотверженным трудом моих земляков // Северная панорама. Районная газ. Шурышкарского р-на ЯНАО. 1991. 2 марта. С. 3.

Жеребцов Л.Н. Крестьянское жилище в Коми АССР. Сыктывкар: Коми кн. изд-во, 1971. 96 с.

Жеребцов Л.Н. Историко-культурные взаимодействия коми с соседними народами (X — начало XIX в.). М.: Наука, 1982. 224 с.

Житков Б.М. Полуостров Ямал // Зап. ИРГО по общей географии. СПб.: Тип. М.М. Стасюлевича, 1913. Т. 49. 349 с.

Итоги Всероссийской переписи населения — 2002: Стат. сб. в 11 частях. Ч. 3: Национальный состав населения в Тюменской области / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Тюменской области. Тюмень, 2005. 427 с.

Всероссийская перепись населения 2002 г. Т. 4: Национальный состав и владение языками, гражданство // Справочно-информационный Интернет-портал Федеральной службы государственной статистики. [Электрон. ресурс]. Режим доступа: http://www.perepis2002

Козлов З. Описание прихода с. Мужи Березовского уезда Тобольской губернии // Тобольские Епархиальные ведомости. 1903. № 16. С. 394.

Конаков Н.Д. Социокультурная адаптация коми переселенцев в бассейне Нижней Оби // Проблемы культурогенеза и культурное наследие: Материалы к конф. Ч. 3: Этнография и изучение культурных процессов и явлений. СПб., 1993. С. 71-76.

Конаков Н.Д., Котов О.В. Этноареальные группы коми: Формирование и современное этнокультурное состояние. М.: Наука, 1991. 232 с.

Материал № 1 по проверке выполнения постановления Совета Министров ЦККПБ (б) о мерах по ликвидации нарушений устава сельскохозяйственной артели в колхозах. 1946 г.: Рукоп. // Фонды Районного историко-краеведческого музея с. Мужи.

Патканов С. Статистические данные, показывающие племенной состав населения Сибири, язык и роды инородцев // Зап. ИРГО. СПб., 1911. Т. 11, вып. 2. 432 с.

Первая всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Т. 78: Тобольская губерния / Под ред. Н.А. Тройницкого. СПб: Изд. центр. стат. Комитета М-ва внутренних дел, 1905. 247 с.

Повод Н.А. Коми Северного Зауралья (XIX — первая четверть XX в.). Новосибирск: Наука, 2006. 272 с.

Поляков И.С. Письма и отчеты о путешествии в долину р.Оби, исполненном по поручению Императорской Академии наук. Тюмень: Изд-во Ю. Мандрики, 2002. 200 с.

Рочева Н.Д. Букварь для 1 класса коми школ (коми-ижемский диалект). СПб.: Отд-ние изд-ва «Просвещение», 1997. 127 с.

Список населенных пунктов Уральской области. Т. 12: Тобольский округ. Свердловск: Изд. орготдела Уралоблисполкома, Уралстатуправления и окружных исполкомов, 1928. 233 с.

Справочная книга Тобольской Епархии к 1 сентября 1913 г. Тобольск: Тип. Епархиального Братства Св. Великомученика Димитрия Солунского, 1913.

Старцев Г.А. О зауральских зырянах // Коми Му — зырянский край. Сыктывкар, 1926. № 1-2. С. 46-50.

Туров С.В. Старожильческое население Ямало-Ненецкого автономного округа: динамика и механизмы складывания субэтнической группы // Науч. вестн. Салехард, 2002. Вып. 11: Обдория: История, культура, современность. С. 54-64.

Фарносова В.В. Коллективизация в жизни коми Мужевского сельсовета (ЯНАО) в 30-40-х гг. XX в. // ВААЭ. 2006. № 7. С. 177-182.

Филатова Н.В. Освоение коми районов Восточного Зауралья // ЭО. 1994. № 5. С. 93-103.

Шульгина Н. Листая страницы истории: К 70-летию Великого Октября // Ленинский путь. Районная газ. Шурышкарского р-на ЯНАО. 1987. 24 окт.

Шульгина Н. Вехи роста // Ленинский путь. Районная газ. Шурышкарского р-на ЯНАО. 1990. 19 мая.

Электоральный паспорт муниципального образования Мужевское сельское поселение: Рукоп. / Департамент информации и общественных связей ЯНАО. 01.09.2008. 25 с.

Юрьев Д. Топографическое описание Северного Урала и рек его обоих склонов // Зап. ИРГО. СПб., 1852. Кн. 4. С. 265-382.

Тюмень, ИПОС СО РАН

The article considers history of evolution and details of ethnocultural development of the Komi from the settlement of Mouzhi in Shuryshkarsk District, Yamal-Nenets autonomous area in the XXth — early XXstI century. Basing on the analysis of the books regarding item household registration of the population, together with materials of business correspondence and collection of field data, subject to consideration being dynamics of the Komi number, sex-and-age structure, marriage interaction, choice of children’s nationality in mixed marriages, changes in the structure of occupation. The author marks no demand in the sphere of reindeer breeding for the contemporary Komi, indicating loss of many cultural components associated with nomadic life, including terminology.

Komi of north High Urals basin, Izhemets, settlement of Mouzhi, ethnocultural development, Komi occupation, ethnodemographic situation.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |