Научтруд
Войти
Категория: Социология

Межэтнические установки населения Республики Бурятия (по результатам социологического исследования)

Автор: Бильтрикова Аюна Владимировна

Социодинамика

Правильная ссылка на статью:

Бильтрикова А.В. — Межэтнические установки населения Республики Бурятия (по результатам социологического исследования) // Социодинамика. - 2020. - № 5. DOI: 10.25136/2409-7144.2020.5.33080 URL: https;//nbpublish.com&library_read_article.php?id=33080

Межэтнические установки населения Республики Бурятия (по результатам социологического исследования)

Бильтрикова Аюна Владимировна

кандидат социологических наук научный сотрудник, Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН 670047, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, уп. Сахьяновой, 6

И biltr@mail.ru Статья из рубрики "Национальный вопрос"

10.25136/2409-7144.2020.5.33080

Дата направления статьи в редакцию:

02-06-2020

Дата публикации:

04-06-2020

Аннотация.

В данной статье предметом исследования являются межэтнические установки населения Республики Бурятия. Для сохранения стабильности межнациональных отношений в полиэтничном социуме необходимо поддерживать благоприятные межнациональные установки, готовность разных этнических групп к позитивному взаимодействию с представителями других национальностей. Данная работа выполнена в рамках большого исследования, проведенного в 2018-2019 гг. «Межнациональное согласие в Республике Бурятия в изменяющихся социально-политических условиях». В ходе исследования было опрошено 900 респондентов. При проектировании выборочной совокупности была применена стратифицированная многоступенчатая выборка с применением квотных значений по взаимосвязанным параметрам - пол, возраст, национальность. Основные выводы - население в целом положительно оценивает межнациональные отношения в Республике Бурятия. Однако взаимодействовать и принимать представителей иных национальностей в разных качествах готовы далеко не все. Выбор уровней взаимодействия, общероссийский или республиканский, семейный или соседский, имеет определенную зависимость от возраста, национальности, места жительства и уровня образования. Респондентам проще принять другого в качестве Российского гражданина, в меньшей степени как гражданина Бурятии и чем ближе круг общения, тем меньше

готовность всех групп населения на принятие человека иной национальности. Наиболее благоприятные установки наблюдаются у молодых респондентов, жителей города, респондентов с высшим образованием независимо от национальной принадлежности.

Сохранение межнационального согласия в России является одной из основных задач государства, что отражено в Стратегии государственной национальной политики РФ до

2025 г ., принятой в 2012 г. Сам термин м ежнациональное согласие является обобщающим понятием, - «с одной стороны, возникает в обществе там и тогда, когда для субъектов межэтнических отношений некоторые ценности природы или общества оказываются приоритетными по сравнению с национальными ценностями. С другой -межнациональное согласие является таким типом отношений между этническими группами, с органами государственной власти и управления, местного самоуправления,

при котором его участники предпочитают консенсус конфликту» -сЛОЩ.

Исчерпывающее определение межнационального согласия мы находим у Л.М. Дробижевой: межэтническое согласие «включает в себя не только благоприятные межнациональные установки, готовность иметь дело с людьми иных национальностей в профессиональной и неформальной сферах общения, но также и ценность диалогового урегулирования противоречивых ситуаций, межличностное и межгрупповое доверие,

согласованные ценностные ориентации, общее видение образа мира.» Р. с- 81,1. в данном определении находят свое место межнациональные установки, баланс которых в любом многонациональном социуме играет важнейшую роль в сохранении стабильности и согласия.

В 2018-2019 гг. группой социологов Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук было проведено исследование межнационального согласия в Республике Бурятия по проекту «Межнациональное согласие в Республике Бурятия в изменяющихся социально-политических условиях» при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований. В ходе исследования было опрошено 900 респондентов. При проектировании выборочной совокупности была применена стратифицированная многоступенчатая выборка с применением квотных значений по взаимосвязанным параметрам. На первой ступени были отобраны города и муниципальные районы по таким критериям как национальный состав, удаленность от столицы, социально-экономическая направленность района, затем были отобраны населенные пункты внутри районов. На последней ступени отбор осуществлялся по параметрам пол, возраст, национальность. Было опрошено 25,1 % бурят, 70,0 % русских и 4,8 % представителей других национальностей; 46,6 % мужчин, 53,4 % женщин. Квоты по возрастам были распределены по пяти группам: 18-29 лет 28,8 %, 30-39 лет - 18,6 %, 40-49 лет - 16,9 %, 50-59 лет- 18,4 %, 60 лет и старше - 17,3 %.

Республика Бурятия традиционно относится к регионам со спокойной межнациональной ситуацией. Результаты исследования, которое легло в основу данной статьи, не противоречат сложившемуся образу республики. Однако говорить о полной благополучия картине было бы неверно, поскольку скрытые тенденции имеют место в любом полиэтничном социуме.

В ходе исследования важно было выявить установки опрашиваемых в отношении других этнических групп, насколько они готовы взаимодействовать с представителями любых других национальностей и в качестве кого они готовы их принять. Ответы на этот вопрос в целом по выборке распределились следующим образом: (Табл. 1)

Распределение ответов респондентов на вопрос «В качестве кого Вы могли бы принять

человека другой национальности?»

Табл.1

ранг %%

1. гражданина России 1 52.1%
2. гражданина Бурятии 4 33.2%
3. туриста Бурятии 2 42.4%
4. жителя своего города, села 3 36.9%
5. своего начальника 9 15.1%
6. коллеги, партнера по работе 5 27.7%
7. соседа по дому 7 26.9%
8. близкого друга 6 27.4%
9. мужа дочери или жены сына 8 15.7%
10. супруга/супруги 10 14.7%
11. ни в каком качестве 12 4.0%
12. з/о 11 12.7%

Суммарное количество ответов больше 100%, поскольку респонденты выбирали несколько вариантов ответов

В целом по выборке больше всего респонденты согласны принять представителей других национальностей в качестве «гражданина России » (52.1%, более половины респондентов), «туриста Бурятии », «жителя своего города, села », близко к данным вариантам и принятие в качестве «гражданина Бурятии ». Это первая группа вариантов, в ней больше всего выборов респондентов. В то время как во второй группе вариантов приблизить к себе до «коллеги, партнера по работе », «соседа по дому », «близкого друга » согласны менее трети опрошенных. И меньше всего, только четверть, готовы пустить в свой ближайший круг в качестве «мужа дочери или жены сына », «супруга/супруги » представителей других национальностей. В качестве «своего начальника » также только четверть респондентов согласны видеть человека другой национальности. Население республики на протяжении многих лет демонстрирует терпимое отношение не только другу к другу (имеются в виду основные этнические группы русских и бурят), но и к другим национальностям. Эта ситуация постоянно фиксируется в социологических и в других исследованиях, однако часто респонденты в своих высказываниях во время проведения фокус-групповых дискуссий и в интервью, причем как эксперты, так и население, говорят о том, что межнациональные разногласия в основном имеют место в бытовой сфере. Вероятно, что в повседневной жизни большинству людей комфортней общаться с представителями своей национальности, поэтому с трудом дается согласие на близкое общение, особенно в кругу семьи. На иных уровнях, где нет необходимости постоянного близкого (семейного) общения, респонденты готовы принять людей иной национальности, причем чем выше уровень, тем

больше готовность принять. То есть в качестве гражданина России представитель иной национальности ощутимо предпочтительнее, чем в качестве гражданина Бурятии.

В ходе исследования обнаружилась определенная разница между ответами на данный вопрос представителей разных возрастных групп (Табл. 2)

Распределение ответов на вопрос «В качестве кого Вы могли бы принять человека другой национальности?» по возрастным группам

Табл. 2

1. 18-29 2. 30-39 3. 40-49 4. 50-59 5. 60 и с та рше
1. гра ж да нина России 53.7% 53.9% 48.7% 49.4% 53.8%
2. гражданина Бурятии 40.1% 32.9% 33.5% 25.3% 30.1%
3. туриста Бурятии 50.2% 39.5% 45.4% 39.2% 33.3%
4. жителя своего города, села 43.6% 35.9% 40.8% 30.1% 30.1%
5. своего начальника 21.6% 14.9% 16.4% 13.2% 5.1%
6. коллеги, партнера по работе 34.7% 32.9% 28.3% 23.5% 14.1%
7. соседа по дому 30.5% 27.5% 29.6% 22.9% 21.8%
8. близкого друга 33.6% 23.9% 34.2% 25.9% 16.0%
9. мужа дочери или жены сына 15.8% 16.8% 17.1% 12.6% 16.0%
10. супруга/супруги 17.8% 13.2% 15.1% 13.2% 12.2%
11. ни в каком качестве 3.1% 4.8% 3.9% 5.4% 3.2%
12. з/о 14.3% 12.6% 12.5% 13.2% 9.6%

Суммарное количество ответов больше 100%, поскольку респонденты выбирали несколько вариантов ответов

Все пять возрастных групп единодушны в отношении первых четырех вариантов, сохраняется и последовательность выбора, у большинства респондентов во всех возрастных группах представители иных национальностей могут быть приняты в качестве сначала «гражданина России », затем «туриста в Бурятии », «жителя своего города и села » и только потом как «гражданина Бурятии ». Однако молодые респонденты в возрасте от 18 до 29 лет гораздо больше остальных демонстрируют открытость и готовность взаимодействовать практически на всех уровнях. Возрастная группа от 60 и старше наоборот демонстрирует бо льший консерватизм. Вариант, который пожилые респонденты выбирали больше, чем все другие, чуть уступив возрастной группе от 50 до 59 лет, это вариант «гражданин России». В остальном пожилые респонденты в основном меньше , чем другие возрастные группы, согласны принимать лиц иной национальности по большинству категорий.

Результаты того, насколько готовы респонденты из разных этнических групп взаимодействовать с представителями иных национальностей представлены в таблице 3.

Распределение ответов на вопрос «В качестве кого Вы могли бы принять человека другой национальности?» по национальностям

Табл. 3

Буряты Русские Другие национальности

1. гражданина России 48.2% 53.9% 46.1%
2. гражданина Бурятии 34.9% 33.0% 25.6%
3. туриста Бурятии 44.7% 42.2% 34.9%
4. жителя своего города, села 38.9% 37.1% 23.26%
5. своего начальника 14.6% 15.2% 16.3%
6. коллеги, партнера по работе 27.9% 27.3% 32.6%
7. соседа по дому 24.3% 27.6% 30.2%
8. близкого друга 26.9% 27.8% 25.6%
9. мужа дочери или жены сына 18.1% 14.4% 20.9%
10. супруга/супруги 14.6% 13.9% 25.6%
11. ни в каком качестве 5.7% 3.6% 0.00%
12. з/о 11.0% 12.5% 23.3%

Суммарное количество ответов больше 100%, поскольку респонденты выбирали несколько вариантов ответов

Необходимо отметить, что в республике проживают представители более 160 национальностей, но основные исторически сложившиеся межэтнические взаимодействия происходят между двумя наиболее многочисленными группами -русскими (66,1%) и бурятами (30,0%). Процент иных национальностей незначителен и

составляет 3,9%

Необходимо отметить, что существенных расхождений нет у представителей основных этнических групп Бурятии. Русские и буряты с небольшой разницей в выборе некоторых вариантов в целом сходятся во мнениях. Самые большие разногласия находим в вариантах «муж дочери или жены сына», «сосед по дому» в 4% и 3% соответственно, русские меньше принять бурят в этих качествах. А вот представители иных национальностей готовы пустить других в свой семейный круг больше, чем русские и буряты и в целом демонстрируют большую открытость почти во всех вариантах.

В целом исследование показало, что при оценке состояния межнациональных отношений в России ответы и горожан, и сельчан не отличались значительно и были близки к ответам по всей выборке. Расхождения наблюдаются при оценке ситуации в Бурятии:

сельские респонденты чаще выбирали положительные значения [5, с-211 Иная картина предстает в межэтнических установках городских и сельских жителей (Табл.4). Выявлена разница между установкой на объект, она положительна, сельчане позитивно оценивают межнациональные отношения в целом, однако конкретный вариант взаимодействия с представителем иной национальности, установка на ситуацию, получает со стороны сельчан крайне низкий положительный отклик.

Распределение ответов на вопрос «В качестве кого Вы могли бы принять человека другой национальности?» по месту жительства

Табл. 4

город районы

1. гражданина России 59.4% 43.0%
2. гражданина Бурятии 45.4% 18.0%
3. туриста Бурятии 57.2% 24.0%
4. жителя своего города, села 47.6% 23.5%
5. своего начальника 22.6% 5.7%
6. коллеги, партнера по работе 39.4% 13.0%
7. соседа по дому 39.4% 11.2%
8. близкого друга 37.8% 14.5%
9. мужа дочери или жены сына 22.6% 7.0%
10. супруга/супруги 21.4% 6.2%
11. ни в каком качестве 3.6% 4.5%
12. з/о 10.4% 15.5%

Суммарное количество ответов больше 100%, поскольку респонденты выбирали несколько вариантов ответов

Представленные в таблице 4 цифры показательны, кроме варианта «гражданин России», все остальные варианты жители села выбирают в два и более раза меньше, чем жители города. Возможно, такая существенная разница в установках проистекает от особенностей жизни в городе, в частности в Улан-Удэ, и особенностей жизни сельского населения. Так, в городской среде интенсивность общения в разных сферах деятельности, ритм жизни, гораздо более высокий, чем на селе, смешанное население, отсутствие явных национальных анклавов, присутствие, хоть и небольших, миграционных потоков из ближнего и дальнего зарубежья, наконец, более высокий уровень жизни, культуры, образования, более широкий информационный поток расширяют кругозор городского жителя, делают более восприимчивым к иной культуре, иной религии. Сельское смешанное по национальному составу население встречается в основном в муниципальных центрах, в отдаленных селах население чаще бывает однородным по национальному составу, причем сельчане отличаются большей сплоченностью, которая не дает проникнуть чужаку в их сообщество, а также уровень жизни основной массы сельского населения отстает от городского, возможно эти особенности оказывают влияние на разницу установок в восприятии представителей других национальностей среди городского и сельского населения.

Данное исследование, вслед за многими другими исследованиями, подтвердило, что уровень образования является одним из важных факторов формирования благоприятных межэтнических установок (табл. 5)

Распределение ответов на вопрос «В качестве кого Вы могли бы принять человека другой национальности?» по уровню образования

Табл. 5

Основное / среднее общее Начальное профессиональное / среднее специальное Высшее

1. гражданина России 50.5% 51.7% 55.1%
2. гражданина Бурятии 29.9% 31.7% 40.8%
3. тур ис та Б ур я ти и 38 0% 43 3% 48 4%
4. жителя своего города, села 32.9% 34.8% 46.2%
5. своего начальника 11.4% 14.1% 22.4%
6. коллеги, партнера по работе 22.3% 25.4% 39.5%
7. соседа по дому 22.9% 26.0% 34.5%
8. близкого друга 22.6% 28.8% 33.9%
9. мужа дочери или жены сына 11.4% 17.9% 19.3%
10. супруга/супруги 13.1% 14.7% 17.0%
11. ни в каком качестве 5.0% 4.4% 1.8%
12. з/о 15.9% 10.7% 10.3%

Суммарное количество ответов больше 100%, поскольку респонденты выбирали несколько вариантов ответов

Очевидно, что чем выше уровень образования респондента, тем больше он согласен принимать человека иной национальности в любом качестве. По прежнему первые четыре варианта лидируют и меньше респондентов готовы принимать других в ближайший круг, но среди респондентов с высшим образованием количество выборов существенно больше.

Подытоживая полученные результаты по данному вопросу, заданному нашим респондентам в ходе большого исследования, посвященного изучению межнационального согласия, мы приходим к выводу, что население в целом положительно оценивает межнациональные отношения в Республике Бурятия. Однако взаимодействовать и принимать представителей иных национальностей в разных качествах готовы далеко не все. Выбор уровней взаимодействия, общероссийский или республиканский, семейный или соседский, имеет определенную зависимость от возраста, национальности, места жительства и уровня образования. Респондентам проще принять другого в качестве российского гражданина, в меньшей степени как гражданина Бурятии, и чем ближе круг общения, тем меньше готовность всех групп населения на принятие человека иной национальности, особенно в кругу семьи. Наиболее благоприятные установки наблюдаются у молодых респондентов, жителей города, респондентов с высшим образованием независимо от национальной принадлежности. Таким образом, в самом общем виде образ человека с благоприятными межэтническими установками, проживающего на территории Республики Бурятия таков: это городской житель в возрасте от 18 до 29 лет, любой национальности, имеющий высшее образование. Очень обнадеживает тот факт, что благоприятное будущее межнациональных отношений в Бурятии в руках молодых жителей республики

Статья подготовлена при поддержке РФФИ-р_а 18-411-03001018 «Межнациональное согласие в Республике Бурятия в изменяющихся социально-политических условиях». Руководитель проекта - д. социол. н., доц. Петрова Е.В., исполнители - к. социол. н., доц. Жалсанова В.Г., к. социол. н. доц. Бадараев Д.Д., к. социол. н. Бильтрикова А.В., к. филос. н. Дашибалова И.Н., к. и. н. Бреславский А.С.

Библиография

1. Указ Президента РФ от 19.12.2012 № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики РФ на период до 2015 г.» [Электронный ресурс]. URL:

http://zakonbase.ru/content/part/1293590 (дата обращения 15.05.2020)

2. Магаррамов М.Д. Гасанов Н.Н. Межнациональное согласие в Дагестане: исторические реалии и тенденции развития. / М.Д. Магаррамов, Н.Н. Гасанов // Известия Дагестанского государственного педагогического университета. Общественные и гуманитарные науки. - 2013. - № 4 (25). - С. 108-113.
3. Дробижева Л.М. Потенциал межнационального согласия: осмысление понятия и социальная практика в Москве. / Л.М. Дробижева // Социологические исследования. - 2015. - №11 (379). - С. 80-90.
4. Итоги + ВПН-2010.pdf [Электронный ресурс]. URL: https://burstat.gks.ru/storage/mediabank/ (дата обращения 20.05.2020)
5. Жалсанова В.Г. Межнациональные отношения в Республике Бурятия в современный период (по материалам социологического исследования). / В.Г. Жалсанова // Теория и практика общественного развития. - 2020. - № 3 (145). - С.18-22.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.

Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная автором статья ставит цель рассмотреть межэтнические установки населения Республики Бурятия на основе имеющихся результатов социологического исследования. Проблема межэтнического взаимодействия довольно хорошо проработана в различных исследованиях, но тем не менее актуальность обозначенной проблемы видится прежде всего в том, что автор рассматривает вполне определенную группу населения одного из субъектов России - это дает нам представление о сложностях и противоречиях межэтнических установок на современном этапе. Хочу отметить, что природа межэтнических взаимодействий настолько сложна и многообразна, что их постижение в рамках одной методологической модели не представляется возможным и необходим интегрированный подход к рассмотрению данного феномена. Сфера межэтнических отношений представляет собой междисциплинарную область знаний, являясь предметом изучения социологии, политологии, этнографии, этнологии, этнопсихологии, социальной психологии. Именно поэтому данная тема активно разрабатывается, а автору статьи это дает между тем возможность определиться с теоретико-методологическим ракурсом изучения обозначенного вопроса. Так, например, исследование природы межэтнического взаимодействия возможно через реализацию феноменологического подхода, рассматривающего общество как явление, созданное и постоянно воссоздаваемое во взаимодействии индивидов, общество как наш жизненный опыт общения с другими людьми вокруг нас. В этом вопросе следует отталкиваться от основных положений теории конструирования социальной реальности П.Бергера и Т.Лукмана, которая ориентирует нас на понимание межэтнических взаимодействий под воздействием конструируирования социальной реальности в контексте данной культуры и продуцируют модели социальных взаимоотношений, определяемые мотивами на основе восприятия и знания друг друга и влияния государства и лидеров. Представляется вместе с тем, что только подход, предполагающий широкую междисциплинарную опору на данные различных наук, может обеспечить многомерное изучение процессов межэтнического взаимодействия в условиях полиэтнического социума. Однако Республика Бурятия, как утверждается в статье, традиционно относится к регионам со спокойной межнациональной ситуацией. Результаты исследования, которое легло в основу данной статьи, не противоречат сложившемуся образу республики. «Однако

говорить о полной благополучия картине было бы неверно, поскольку скрытые тенденции имеют место в любом полиэтничном социуме». Итак, автор ставит цель выявить установки опрашиваемых в отношении других этнических групп, насколько они готовы взаимодействовать с представителями любых других национальностей и в качестве кого они готовы их принять. Поскольку автор рассматривает межнациональные отношения через призму межэтнических установок, важно иметь в виду, что, как любые установки, межэтнические установки имеют трехкомпонентную структуру, состоящую из когнитивного, аффективного и конативного компонентов. Когнитивный компонент представляет собой знание об объекте установки. Аффективный компонент - это эмоциональное отношение к объекту, положительное или отрицательное, оценка объекта. Конативный компонент отвечает за готовность индивида к действию по отношению к объекту, т.е. это поведенческий компонент. Концепция объединения именно этих трех компонентов в качестве составляющих социальной установки широко признана. Автор статьи не ставит задачу типологизировать полученные в ходе социологического исследования данные по указанным структурным элементам, однако в целом эмпирическое исследование позволяет это осуществить. К тому же, как мы знаем, межэтнические установки складываются из когниций - т.е. представлений о том, какими бывают представители других национальностей, из эмоций - т.е. чувств, испытываемых к представителям других национальностей и поведенческого компонента - т.е. готовности совершать какие-либо поступки в отношении лиц иной национальности. Вопрос о том, является ли какой-либо из компонентов доминирующим по отношению к остальным, остается открытым. Аффективный компонент чаще всего проявляется при непосредственном взаимодействии с отдельными индивидами. Поведенческий компонент межэтнической установки формируется у человека в соответствии с испытываемыми им чувствами к представителям других национальностей и с опорой на имеющиеся знания, сведения о них. В этой связи автор делает акцент на том, что существенных расхождений в принятии человека другой национальности у представителей основных этнических групп Бурятии нет: «русские и буряты с небольшой разницей в выборе некоторых вариантов в целом сходятся во мнениях». Как усматривается из представленной в статье таблицы, самые большие разногласия отмечаются в вариантах «муж дочери или жены сына», «сосед по дому» в 4% и 3% соответственно, русские меньше принять бурят в этих качествах. А вот представители иных национальностей готовы пустить других в свой семейный круг больше, чем русские и буряты и в целом демонстрируют большую открытость почти во всех вариантах. Из этих результатов следует, вероятно, что у человека не может быть одинаковых установок в отношении всех представителей других национальностей. Спектр восприятия людей других культур достаточно широк, а само межкультурное восприятие достаточно избирательно. У человека могут сформироваться позитивные установки в отношении одних национальностей негативные в отношении других. Кроме того, могут различаться межэтнические установки к одной и той же национальности, направленные на отношения разного уровня и возникшие в разных ситуациях. В представленной на рецензирование статье автор совершенно последовательно приходит к выводу о том, что при оценке состояния межнациональных отношений в России ответы и горожан, и сельчан не отличались значительно и были близки к ответам по всей выборке. Расхождения наблюдаются при оценке ситуации в Бурятии: сельские респонденты чаще выбирали положительные значения. «Иная картина предстает в межэтнических установках городских и сельских жителей. Выявлена разница между установкой на объект, она положительна, сельчане позитивно оценивают межнациональные отношения в целом, однако конкретный вариант взаимодействия с представителем иной национальности, установка на ситуацию, получает со стороны сельчан крайне низкий

положительный отклик». Я полагаю, что данный вывод состоятелен, исходя из оценки применяемого инструментария, методики эмпирического исследования и логики научного поиска. Таким образом, ключевой вывод, полученный автором статьи, связан с тем, что «население в целом положительно оценивает межнациональные отношения в Республике Бурятия. Однако взаимодействовать и принимать представителей иных национальностей в разных качествах готовы далеко не все. Выбор уровней взаимодействия, общероссийский или республиканский, семейный или соседский, имеет определенную зависимость от возраста, национальности, места жительства и уровня образования». Очевидно, что данный вывод согласуется с примененной методикой исследования, а также теоретико-методологическими основаниями работы. Эвристичность полученных выводов не вызывает сомнений, поскольку авторами достаточно подробно описана выборка исследования, а всего в ходе исследования было опрошено 900 респондентов в течение 2018-2019 гг. К тому исследование проводилось группой социологов Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения РАН, а потому не вызывает недоверия. Статья отвечает основным требованиям: содержит теорию и практику вопроса, анализ полученных результатов, новизну и концептуальность. Вместе с тем в статье явно не хватило анализа научного дискурса по теме и отражения наиболее злободневных вопросов и противоречий в обозначенном направлении. В связи с этим и список источников явно скуден, что, вероятно, свидетельствует об акценте на прикладном характере исследования, однако для читателей важен и концептуальный базис, на котором осуществляется такое исследование. С четом сказанного, полагаю, что статья может претендовать на публикацию, но нуждается в доработке.

межнациональное согласие полиэтничный социум этнические г р уп п ы межнациональные отношения межнациональные установки межэтническое в з а имоде йс тв ие городское население сельское население уровень образования национальность
Другие работы в данной теме:
Научтруд |