Научтруд
Войти

На перекрестках науки и современной политики: Великая Отечественная война в исследованиях историков Украины

Автор: указан в статье

УДК [947+957] «1941/1945»

В. Ю. Карнишин

НА ПЕРЕКРЕСТКАХ НАУКИ И СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИКИ: ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИСТОРИКОВ УКРАИНЫ

Аннотация. В статье рассмотрены основные тенденции изучения событий Великой Отечественной войны историками современной Украины. Показаны противоречия в содержании исследований, отличительная черта которых -воздействие политики в условиях формирования национальной государственности и попыток разработки новых идеологических ценностей.

Abstract. The article reads about the basic tendencies in research and analysis of the events of the Great Patriotic War (part of World War II, fought by the Soviet Union) carried out by the historians of the modern Ukraine. The given work looks at the contradictions in research content, which have a distinctive feature - the government policy impact under the circumstances of the national statehood establishment and new ideological values formation.

Противоречия переходного периода становления государственности в республиках бывшего Советского Союза в 1990-х - 2000-х гг. не могли не отразиться на состоянии исторической науки. Попытки разработать концептуальные основы новой государственной идеологии во многом предопределили содержание исследований, посвященных советскому прошлому. 65-летие Великой Победы, отмечающееся столь ярко выраженным вниманием среди научных сообществ, политиков, средств массовой информации к осмыслению трагедии и героизма советского народа, - знаковое событие в общественнополитической, культурной жизни народов, связанных общей судьбой. Между тем не следует недооценивать сохраняющееся влияние на проблематику исследований, посвященных различным аспектам войны, откровенной политической конъюнктуре. Данная тенденция достаточно четко проявилась в работах той части историков современной Украины, которая стремится заявить о новых методологических подходах в изучении событий 1941-1945 гг.

Распад СССР оказал влияние на формирование двух тенденций в исследованиях. Одна из них, по мнению украинского историка В. А. Гриневича, -особое внимание роли и месту Украины и украинцев в войне [1]. Речь идет об участии 6-7 млн жителей Украины в боевых действиях в Красной армии, 200 тыс. - в партизанском движении и советском подполье на оккупированной территории. Погибла 1/6 часть населения республики; 2,3 млн были угнаны на принудительные работы в Германию; более 700 городов и 28 тыс. сел лежали в руинах, погибло 40 % национального богатства [2, 3]. Вторая тенденция - актуализация темы Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии. На протяжении двух десятилетий на страницах научных изданий, в периодической печати сохраняется полярность оценок роли украинского национализма в событиях войны.

Третья тенденция связана с заявленным украинским историком А. Е. Лысенко намерением критического осмысления понятийно-категориального аппарата военно-исторических исследований в русле органического процесса самоорганизационной науки [4, с. 8]. Разъясняя свою позицию, А. Е. Лысенко пишет о необходимости формирования новых методологических подходов для уяснения феномена идеологемы «руководящей и направляющей» роли Коммунистической партии (заметим, что данная проблема всесторонне исследована российскими историками в 1990-х гг.): констатация того обстоятельства, что правящая партия «формировалась как специфический номенклатурный орден с соответствующими руководящими органами, исполнительной дисциплиной, методами руководства, формами влияния на социум в целом и отдельных индивидов, идеологической доктриной и особой пропагандистской аурой, которая обрамляла каждую ее акцию и почти сакральное место в государстве и обществе» [4, с. 10-11].

На содержание исторических исследований оказывала влияние официальная линия властей. Провозглашение независимости Украины стимулировало действия части элиты и сообщества историков с целью дистанцироваться от «традиционных советских версий», пытаясь разработать новую модель исторической памяти, способной объединить украинцев в новой исторической реальности. Поиски самоидентификации украинской государственности велись в различных направлениях. Принципиальное значение приобрела трактовка событий 1939-1945 и 1941-1945 гг. Заведующий отделом истории Украины Второй мировой войны доктор исторических наук, профессор

А. Е. Лысенко в интервью журналу «Воєнна історія» делает вывод о возможности сосуществования трех понятий: «Великая Отечественная война» (принимается воевавшими в Красной армии, освобождавшими СССР и страны Восточной Европы); «немецко-советская война» (термин, лишенный идеологического оттенка) и Вторая мировая война (в пользу данного определения говорит то обстоятельство, что «ветеран УПА не может употреблять термин «Великая Отечественная война») [2, с. 8]. Более категоричен канадский профессор украинского происхождения Р. Сербин, взгляды которого разделяются сторонниками «украиноцентризма»: «Красная Армия освободила Украину от нацистской Германии, но тем самым принесла украинскому народу не свободу, а вернула сталинскую неволю. Поэтому говорить об освобождении нет смысла. Если для россиян немецко-советская война была действительно «Отечественной», так как принесла им национальное освобождение, то для украинцев только заменила Берлин Москвой. Тогда как «отечественная» версия военных событий делает ставку на триумфе советских Вооруженных сил, «украинская» объявляет о трагической судьбе украинского населения, которое претерпело колоссальные унижения от немецкого и советского народов» [5].

Действительно, разногласия в оценке природы войны отражают социокультурный раскол в современном украинском обществе. Попытки преодоления его путем «отказа от образа врага как гарантии мира в обществе, его консолидации», на наш взгляд, выглядит небесспорными на фоне уравнения в правах ветеранов Красной армии и Украинской повстанческой, сражавшейся не только с советскими войсками, но и уничтожавшей мирное украинское и польское население.

Не может не вызвать осуждения попытка поставить на одну доску СССР и гитлеровскую Германию, которая свойственна не только канадскому

историку. Бывший украинский президент В. А. Ющенко категорично заявил о том, что «Вторую мировую войну вызвали два режима, которые хотели разделить между собой наш континент: коммунистический и нацистский, Сталин и Гитлер. И это их сотрудничество запалило взврывчатку, приведшую к 1 и 17 сентября» [6].

Индикаторами политизации исторических исследований на современной Украине стали решения государственной власти. 1 февраля 1993 г. Президиум Верховной Рады утвердил Постановление «О проверке деятельности ОУН-УПА», в связи с чем в 1997 г. была образована рабочая группа для подготовки исторического документа, оценивающего деятельность ОУН-УПА (в состав комиссии вошли ученые Академического института истории Украины, Службы безопасности Украины и Государственного комитета архивов Украины). Раскол, проявлявшийся и в среде украинской политической элиты, отразился на отношении к советскому прошлому. Идея исторического единства народов СССР, прославления героизма и патриотизма народа-победи-теля, прозвучавшая в выступлении украинского Президента Л. М. Кучмы 8 мая 1995 г. на торжественном собрании в Киеве, как оказалось, не нашла развития в других решениях: 26 ноября 1998 г. им же был подписан указ об установлении Дня памяти жертв Голодомора [7], трактовка которого впоследствии приобрела в ряде работ историков Украины откровенно антирос-сийский характер.

5 июля 2006 г. Премьер-министром Украины Ю. Ехануровым было подписано Постановление «Об утверждении Положения об украинском институте национальной памяти, которому придавался статус центрального органа исполнительной власти, чья деятельность направляется и координируется правительством страны. Небезынтересно отметить, что среди задач Института - «определение направлений и методов восстановления исторической правды и справедливости в исследовании истории Украины, координация исследований, которые проводятся в государстве в этом вопросе», «инициирование и координация создания новых мемориальных комплексов, сооружение памятников... деятельность по сценическому и другому художественному воплощению героических образов исторического прошлого, в том числе сопротивления фашистскому, другим тоталитарным режимам и политическим репрессиям»; «подготовка предложений относительно окончательной ликвидации символов бывшего СССР», «внесение предложений относительно награждения государственными наградами и ведомственными значками участников борьбы за свободу и независимость Украины» [8].

Рассматривая содержание Постановления и реализацию этого положения, можно прийти к ряду выводов. Во-первых, деятельность Института национальной памяти действительно стимулировала работу по введению в научный оборот комплекса архивных документов, ставших хорошо известными научной общественности. Во-вторых, существенно обновлено содержание электронных ресурсов в сети Интернет, посвященных различным аспектам истории Украины (можно приветствовать помещение электронных версий исторических научных журналов, которые позволяют основательно изучить рассекреченные документы, точки зрения украинских и зарубежных исследователей, проблемы, вызывающие достаточно острые дискуссии). В-третьих, решение о создании Института национальной памяти отражает тенденцию администрирования научной деятельности: не случайно, что в тексте Поста-

новления не упомянуто о деятельности Института истории Украины - крупного научного центра страны. 25 декабря 2008 г. Верховная Рада Украины приняла Постановление «О праздновании памятных дат и юбилеев в 2009 г.», согласно которому в 2009 г. в стране должны были отмечаться такие события, как 350-летие битвы под Конотопом, 90-летие освобождения Киева войсками Украинской народной республики, 70-летие начала Второй мировой войны, 65-летие депортации крымских татар, 370-летие со дня рождения И. С. Мазепы, 130-летие со дня рождения С. В. Петлюры.

Знаковым является то обстоятельство, что в перечне отсутствует 65-летие освобождения Украины от немецко-фашистских захватчиков, что не могло не вызвать резонанс в украинском обществе. 13 января 2009 г. Верховная Рада приняла Постановление о праздновании юбилея освобождения страны, где настаивается на соблюдении Закона «Об увековечивании «Победы в Великой Отечественной войне», статьи 2 и 8 которого запрещают фальсификацию истории и проявления фашизма [7].

15 января 2009 г. депутат Верховной Рады В. Колесниченко внес в парламент проект закона «О запрещении реабилитации и героизации фашистских коллаборационистов 1933-1945 гг.», ссылаясь на резолюцию ООН, в которой выражена глубокая озабоченность по поводу прославления нацистского движения и бывших членов организации «Ваффен СС», путем объявления или попыток объявить таких членов и тех, кто боролся против антигитлеровской коалиции или сотрудничал с нацистским движением, участниками национально-освободительных движений» [9].

Указанные решения отражают достаточно сложные реалии восприятия, интерпретаций и фальсификаций событий Великой Отечественной войны. Стало очевидным доминирование в современной историографии «украиноцентристского» подхода. Днепропетровскими историками В. В. Иваненко и В. К. Якуниным проведен глубокий анализ работ сторонников данного направления [10], основные положения которого сводятся, во-первых, к изучению событий войны по национально-территориальному признаку, во-вторых, к акцентированию внимания, прежде всего, на ошибки и просчеты, факты растерянности и плохой управляемости войск, «массовую сдачу» военнослужащих в плен, массовое дезертирование, преимущественно в начальный период войны в западных областях республики и в Крыму; в-третьих, к полному вытеснению русским национализмом интернационализма [10, с. 178, 184].

Рассматривая содержательную основу «украиноцентризма», директор Международного института новейших государств А. Мартынов обращает внимание на то, что «рабочая группа историков» во главе с заместителем директора Института истории Украины С. В. Кольчугиным в 2005 г. представила правительству «новый взгляд» на историю ОУН и УПА. В основе его - отрицание вековой дружбы между русским и украинским народами; «деструкция советских мифов» - полное отрицание освободительного, прогрессивного и героического характера Великой Отечественной войны; изображение Украины «российской колонией», украинского народа - «угнетенной нацией»; гиперболизация деятельности националистов в качестве «истинных патриотов» и «национально-освободительного движения» [7].

Квинтэссенцией «украиноцентризма» стали материалы круглых столов, проводимых Институтом национальной памяти [11], исследования В. А. Грине-

вича, С. В. Кульчицкого, А. Е. Лысенко, И. К. Патрыляка, В. И. Сергейчука

[12-15].

Выдвинутые положения требуют, на наш взгляд, должного внимания. Откровенно голословна одна из сентенций и.о. директора Института национальной памяти И. Р. Юхновского. Признавая действительно большие потери Украины в годы войны, историк приходит к сногсшибательному выводу: «. Мы знаем, были украинские фронты, украинские генералы, маршалы, Герои Советского Союза - выходцы с Украины, но все это приписывает себе Россия» (выделено нами - В. К.) [11]. Остается сожалеть, что организатор науки полностью проигнорировал многочисленные работы не только советских, российских, но и украинских историков, суждения которых отличаются фундаментальным подходом и глубокой аргументацией. В монографиях М. В. Коваля [16, 17] подвергается критике позиция сторонников оккупации Украины, которую освобождала многонациональная Красная армия, в составе которой были миллионы украинцев.

Бездоказательными представляются суждения И. К. Патрыляка, которые требуют дословного цитирования: «Следует посмотреть на мобилизации 1943 г. в контексте того, не носили ли они геноцидного характера, так как известно, что сталинское руководство считало украинцев подозрительными хотя бы потому, что они были под оккупацией, а поэтому имели доступ к другой, несоветской пропаганде и агитации (немецкой или националистической, или иной). Поэтому целью было максимально «выгребать» этих людей в армию, чтобы там их перевоспитать, а кого не удастся перевоспитать - пусть погибнет под немецкими пулями» [11].

Подобные умозаключения, не подкрепленные сколь-либо аргументированными доказательствами, могут впечатлить часть общества, не отягощеную знаниями по истории войны, трагедия которой заключалась в мобилизации не только молодых людей из Украины, но и из других республик Советского Союза.

В современной украинской историографии огромное место занял пласт работ, посвященных феномену ОУН и УПА в событиях войны [18-20], где делается вывод о том, что эти структуры представляли собой «организованное патриотическое военное движение, участники которого квалифицируются как комбатанты» [21]. При этом читатель может прийти к выводу, что боевые действия оуновцев против Красной армии сродни борьбе против оккупантов, что явно не корреспондируется с трактовкой понятия «Сопротивление в период Второй мировой войны».

Изданная в 2006 г. монография В. В. Иваненко и В. В. Якунина, посвященная историографическим и методологическим аспектам изучения ОУН и УПА в годы Второй мировой войны, заслуживает особого внимания [22]. Авторами подвергнута критике тоталитарная идеология «интегрального национализма» [22, с. 74-75], осуждаются попытки не только реабилитировать ОУН и УПА, но и пересмотреть итоги Великой Отечественной войны [22, с. 147].

На наш взгляд, часть украинских историков достаточно своеобразно интерпретирует контакты УПА с германским командованием, структурами Гестапо и службы безопасности Третьего рейха. В документах этих структур, обнародованных еще с 1990-х гг. СБУ, приведены бесспорные факты, явно не свидетельствующие о принадлежности оуновцев к Движению Сопротивле-

ния: «Солдаты УПА не будут нападать на немецкие подразделения... Пленные Красной Армии, а также советские банды передаются 1-Ц для допроса.». В донесении от 4 апреля 1944 г. губернатору Галиции окружного руководителя Неринга отмечалось, что «планы бандеровцев направлены не к тому, чтобы работать во вред немецким интересам, а против действующих на всем пространстве русских.» [23].

Изучение событий Великой Отечественной войны в современной Украине следует рассматривать в контексте кризиса советской историографии на излете горбачевской «перестройки», формирования новых научных направлений, заимствования (зачастую некритического) методологических подходов американских и западноевропейских историков и политологов. Немаловажное значение имеет проблема отношения к ценностям и традициям советской эпохи на фоне складывания государственности в республиках бывшего СССР. Величие Победы, память о погибших и уважение к ветеранам Великой Отечественной войны - фундамент, на основе которого могут изучаться события войны, без забвения прошлого и с вниманием к новым документам.

Список литературы

1. Гриневич, В. А. Расколотая память: Вторая мировая война в историческом сознании украинского общества / В. А. Гриневич // Неприкосновенный запас. -2005. - № 2-3. - (Электронный ресурс: http:www.magazines.russ.ru/nz/2005/ 2/gri24.html)
2. Лисенко, О. Є. Правда - істинна i правда кожної людини / О. Є. Лисенко // Воєнна історія. - 2005. - № 3-4.
3. Таубман, У. Хрущев / У. Таубман. - М., 2005.
4. Лисенко, О. Е. Деякі методологічні проблеми дослідження історії Другої світової війни / О. Е. Лисенко // Сторінки военної історії Украіни : збірник наукових статей / відп. ред. В. А. Смолій. - Вип. 12. - К., 2009.
5. Cербин, Р. Боротьба за історичну память українського народу [Электронный ресурс] / Сербин Р. - Режим доступа: http://www.exlibris.org.ua/vvv/article-end.html
6. Ющенко: Вторую мировую войну начали Сталин и Гитлер [Электронный ресурс] -Режим доступа: http:www.24ua/news/4b1aa8a98dd17/view_print.
7. Мартынов, А. Фальсификация истории: синдром украинской гуманитарной

науки [Электронный ресурс] / А. Мартынов. - Режим доступа:

http:www.newzz.in.ua/politic/print

8. Положение об Украинском институте национальной памяти [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http: www.kmu.gov.ua / document/41374120/post3er.doc
9. Европа должна дать оценку проекта исторически важного закона Украины [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.from-ua.com/adds/print.php7news/ o88a24329c2d1
10. Иваненко, В. В. Кто такие «украиноцентристы» и как они воюют против правды истории / В. В. Иваненко, В. А. Якунин // Історичні і політичні дослідження. Видання Донецького національного університету. - 2009. -№ 1 (47). - С. 178-186.
11. http:// www/memory.gov.ua/data/uploadpublication/main/ua
12. Гриневич, В. А. Україна і Росія в історичній ретроспективі : нариси в 3 т. /

В. А. Гриневич, В. М. Даниленко, С. В. Кульчицький, О. Є. Лисенко. - К., 2000. -Т. 2: Радянський проект для України.

13. Лисенко, О. Є. До питання про початок. Другої світової війни та німецької агресії протии СРСР / О. Є. Лисенко // Сторінки военної історії України. - Вип. 7. -К., 2003. - Ч. 1. - С. 29-35.
14. Патриляк, I. К. Військова діяльність ОУН(б) у 1940-1942 рр. / I. К. Патри-ляк. - К., 2004.
15. Сергі йчук, В. I. Німці в Україні / В. I. Сергїйчук. - К., 1994.
16. Коваль, М. В. Україна у Другій світовій та Великш Вітчизняній війнах 19391945 рр. : спроба сучасного концептуального бачення / М. В. Коваль. - К., 1994.
17. Коваль, М. В. Україна: 1939-1945. Маловідомі i непрочитанї сторінки історії / М. В. Коваль. - К., 1995.
18. C ергі йчук, В. I. ОУН-УПА в роки війни / В. I. Сергїйчук. - К., 1996.
19. Шаповал, Ю. ОУН I УПА на теренї Польщі (1944-1947 рр.) / Ю. Шаповал. -К., 2000.
20. ОУН в 1941 році: Документи. Ч. 1-2. - К., 2006.
21. Веденєєв, Д. В. Військово-політична діяльність ОУН та УПА у світлі норм міжнародного гуманітарного права / Д. В. Веденєєв, О. Є. Лисенко // Український історичний журнал. - 2007. - № 3. - С. 46-65.
22. I ваненко, В. ОУН I УПА у Другій світовій війні: проблеми історіографії та методології / В. ваненко, В. !ваненко. - Дніпропетровськ, 2006.
23. Довідка СБУ про діяльність ОУН-УПА (N° 113 від 30.07.1993) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http.www.zalupa.info/content/view/216

Карнишин Валерий Юрьевич доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории, Пензенский государственный университет

E-mail: valerykarnishin@mail.ru

Karnishin Valery Yuryevich Doctor of historical sciences, professor, head of sub-department of history, Penza State University

УДК [947+957]«1941/1945»

Карнишин, В. Ю.

На перекрестках науки и современной политики: Великая Отечественная война в исследованиях историков Украины / В. Ю. Карнишин // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2010. - № 1 (13). - С. 25-31.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |