Научтруд
Войти

Луговые ландшафты лиманов Северо-Западного Прикаспия

Автор: указан в статье

УДК 613.4.631.6

ЛУГОВЫЕ ЛАНДШАФТЫ ЛИМАНОВ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПРИКАСПИЯ

© 2008 Алахвердиев Ф.Д. Дагестанский государственный педагогический университет

В статье рассматривается процесс олуговения лиманов Северо-Западного Прикаспия в соответствии с физиономической классификацией С.В. Викторова, опирающейся на морфологию лимана и его растительный покров. Автор выделяет и подробно описывает динамику эволюции лиманов и выявляет факторы, влияющие на их олуговение.

In the article the process of estuary meadowing of the North-Western Coast of the Caspian Sea in accordance with physionomic classification by S.V. Viktorov, based on morphology of an estuary and its vegetable cover. The author selects and describes in detail the evolutionary dynamics of estuaries and reveals the factors, influencing upon their meadowing.

Мелиорация земель в аридных ландшафтах России требует применения наиболее передовых и эффективных методов гидрогеологических и инженерногеологических съемок территорий, где предполагается орошение или обводнение. Среди этих методов определенное место занимает ландшафтная индикация. Использование ее требует знания физиономических элементов ландшафта, по которым можно вести наземные индикационные исследования, индикационное гидрогеологическое и инженерно-геологическое дешифрирование аэрофотоматериалов и аэровизуальные наблюдения в пустынях, т.е. знания ландшафтных индикаторов.

Ландшафтными индикаторами называются внешние особенности той или иной территории, хорошо видимые на местности и аэрофотоснимках или при аэровизуальных наблюдениях, тесно связанные с теми или иными грунтовыми или гидрогеологическими условиями и позволяющие определять последние. По своему характеру ландшафтные индикаторы в полупустынях могут быть геоморфологическими (те или иные формы рельефа), геоботаническими (растительные сообщества или массовое

произрастание какого-либо одного вида растений), антропогенными (те или иные черты местности, возникшие вследствие деятельности человека) и комплексными, т.е. сочетающими в себе индикаторы двух или трех перечисленных групп.

Теоретические основы ландшафтной индикации в пустынях изложены в ряде работ [1, 2]. Много сведений, касающихся геоботанических индикаторов, содержат работы Б.В. Виноградова, Е.А. Востоковой, Г.С. Каленова и других.

Наибольшее распространение имеют в полупустынях комплексные ландшафтные индикаторы, сочетающие элементы рельефа и покрывающие их растительные сообщества. Обычно каждый из таких индикаторов представляет собой внешний видимый ярус какого-либо ландшафта.

Рассмотрим динамику олуговения распространенных ландшафтов СевероЗападного Прикаспия - лиманов, под которыми понимаются слабо врезанные в рельеф, довольно обширные понижения, занятые лугами. Наше исследование охватывает замкнутые лиманы, для которых С.В. Викторов [1] разработал физиономическую классификацию, опи-

рающуюся на морфологию лимана и его растительный покров. Им выделяются заболоченные, луговые, солончаковолуговые и остепненные лиманы и дается подробная характеристика каждого. Материалы наших наблюдений над лиманами Северо-Западного Прикаспия показывают, что к вышеперечисленным видам следует добавить солончаковоболотные лиманы, генезис которых будет рассмотрен ниже.

Наиболее отчетливая современная динамика отмечается в заболоченных, луговых и солончаково-луговых лиманах. Остепненные лиманы отличаются однообразием по своей физиономической структуре и представляют собой однообразное урочище с очень слабой, иногда почти незаметной дифференци-ровкой на фации, занятые единообразной растительной ассоциацией, не меняющейся на всем протяжении. Заметим,

что при стационарных наблюдениях и в этом типе лиманов можно обнаружить те или иные признаки их эволюции. Однако она так замедленна и незаметна, а ее влияние на эктоярус ландшафта так минимально, что при маршрутных исследованиях она не может быть вскрыта. Именно по этой причине объектом наших исследований стали лишь три вышеуказанные группы лиманов с очевидными признаками современной динамики.

Уже в работах С.В. Викторова [1, 2] отмечается, что для заболоченных лиманов характерно неглубокое залегание водоупора. Для изучения характера этого водоупора нами было проведено ручное бурение в трех типичных заболоченных лиманах в районе колодца Хасрын (Присарпинский район). Полученные данные сведены в табл. 1.

Таблица 1

Некоторые свойства почв и подпочв заболоченных лиманов

( ) ( ) -(/ ) ( - ) (%)

2-2,5 . 0-0,7 - -
1 ( ). 0,7-2,7 - & - , 96%.
2 2,5-3,0 . 0-1,0 - -1,0-3,6 - & - 2,8 ( ), 1,7 / ,81%
2,5 . 0-0,9 -
3 5-7 . 0,9-3,1 - & -

Близкое залегание водоупора, изолированность от грунтовых вод свидетельствуют о чисто поверхностном водном питании лимана, что обусловливает развитие в нем болотной растительности. Кроме указанных, в данной таблице доминантов встречаются также: канареечник, бекма-ния, овсяница восточная, гречиха земно-

водная, вербейник обычный, дербенник обычный, дербенник лазный, чистец болотный, меч-трава.

Результаты наблюдений показывают, что, помимо названных типичных обитателей заболоченных понижений, в некоторых лиманах данного типа появляются элементы физиономической нанострук-

туры ландшафта, свидетельствующие о локальном засолении. К таковым относятся: 1) отмершие тростниковые кочки, покрытые коркой соли; 2) мельчайшие нанопонижения с сочными галофитами (суккулентами); 3) массовые сочные га-лофиты на участках, где камыш и рогоз заготавливаются местным населением для своих нужд. Итак, причиной засоления следует считать постоянный, хотя и незначительный принос в лиман солей из окружающих водоразделов. Первоначально они концентрируются в нанопонижениях, где создаются условия для поселения сочных галофитов; наиболее распространенным из них оказывается солерос европейский. Засоление носит чисто поверхностный характер.

В лимане Чистая Галута были сделаны прикопки в 7 нанопонижениях с солеросом. Водные вытяжки из поверхностного слоя (в среднем от 0 до 20 см) показали содержание солей от 0,3 до 1,8% при господстве хлоридов натрия, а на глубине 50-70 см оно снижалось до 0,2-0,5%. Эпизодические прикопки в нескольких других лиманах к югу от Садового показали, что в нанопонижениях с солеросом содержание солей может достигать 2,5-3,5%, причем в более глубоких горизонтах солей было не более 0,5%. Появление солевых выцветов на осоковых и тростниковых кочках развивается позже, когда поверхностные горизонты почвы на значительной части лимана насыщены солями и последние начинают подтягиваться вместе с влагой к активно испаряющим наноформам рельефа. Содействует засолению удаление зеленой массы тростника, камыша, рогоза и других болотных макрофитов, т.к. она поглощает и удерживает известное количество солей, которые после ее удаления начинают накапливаться в верхнем горизонте почвы. Появление засоленных кочек наступает после распространения засоления в нанопонижениях. Косвенным доказательством является распространенность лиманов, где, несмотря на обилие кочек, соли накапливаются только в нанодепрессиях. Очевидно, такое состояние лимана отвечает начальной, наиболее ранней стадии со-

ленакопления, тогда как пропитывание солью кочек наступает позже.

Нанопонижения с солеросом и засоленные кочки действительно являются очагами засоления, т.к. в дальнейшем оно первоначально локализуется вокруг них. Несколько раз (3 раза в районе к северу от Терекли-Мектеба в Низменном Дагестане, 2 раза - на Черных Землях в районе песков Леджин) мы наблюдали в лиманах своеобразные комплексы растительных ассоциаций, имеющие диффузную структуру [1]. Фоном служила довольно разреженная смешанная заросль тростника и рогоза. По ней диффузно были рассеяны округлые и овальные участки солончаковых фитоценозов диаметром от 3 до 10 м. Почти в центре каждого такого пятна располагалась группа фитогенных кочек (точно определить макрофиты, основания которых послужили каркасом для кочек, нам не удалось), покрытых корочками солей. Вокруг нее до границ пятна был развит почти сплошной покров из лебеды бородавчатой, франкении волосистой, дернинок прибрежницы, между ними довольно густо произрастал солерос. Границы пятен были несколько размыты, и изре-живание галофитов происходило постепенно. В этих комплексах можно видеть переход от заболоченных лиманов к солончаково-болотным. В развитом виде солончаково-болотные лиманы имеют обычно в физиономическом отношении плоское или слабокочковатое дно (часть кочек, пропитанных солями, вследствие перекристаллизации при намокании и высыхании разрушается), покрытое комплексом рогозово-камышово-

тростниковых и солянковых сообществ. Рогоз обычно угнетен и не плодоносит. Среди солончаковых сообществ наиболее часты бородавчато-лебедовые, соле-росовые, петросимониевые. Сарсазан появляется редко. Соотношение компонентов комплекса почти паритетное, т.е. площади, занимаемые отдельными компонентами (макрофитными и солянко-выми), в сумме равны друг другу. Почвы своеобразны, по морфологии они должны быть отнесены к лугово-болотным и болотным, но по верхней (и в меньшей

степени - по нижней) части разреза рассеяны мелкие включения, а иногда и гнезда солей. Грунтовые воды вскрываются на значительной глубине (более 5 м) и, видимо, не оказывают большого влияния на характер растительного покрова, соленакопление в почве имеет поверхностное происхождение.

Возможность засоления заболоченных лиманов в значительной мере зависит от их ландшафтного окружения. Наиболее часто оно происходит в тех случаях, когда заболоченный лиман лежит среди суглинистой равнины, покрытой комплексами, в которых сочетаются сообщества различных полыней, кохии простертой и солянок, т.к. субстрат здесь засолен довольно значительно и воды, стекающие в лиман, выносят известное количество растворимых солей.

Если заболоченный лиман располагается в окружении злаково-полынных комплексов с участием типчака и ковы-лей, то засоление в нем не проявляется, и поэтому нам лишь крайне редко удавалось отметить его признаки. Всего было встречено три случая, когда заболоченный лиман, обнаруживающий соленако-пление, был окружен ковыльнополынным фоном. При этом засоление не шло далеко и проявлялось только в появлении тех нанопонижений с солеросом европейским и засоленных кочек, о которых шла речь выше. Еще более неблагоприятные условия для аккумуляции солей складываются в лиманах, лежащих поблизости от песков или в окружении их. На таком ландшафтном фоне нами не было отмечено ни одного солончаково-болотного лимана. Заболоченные же лиманы здесь нередки (в особенности на окраине песков), они не только несут следы прогрессирующего соленакопления, но и отличаются необычайной пышностью и сомкнутостью травостоя макрофитов и участием в последнем некоторых влаголюбивых злаков, относящихся к флоре луговых лиманов, в частности канареечника, бекма-нии. Поэтому соседство с песками содействует поддержанию в лиманах гли-кофильного режима. Однако доказать тот факт, что солончаково-луговые ли-

маны являются дальнейшей стадией эволюции солончаково-болотных, нам не удалось. Главными компонентами растительного покрова солончаковолуговых лиманов являются прибрежница и бескильница, которые встречаются и в солончаково-болотных лиманах, что позволяет сблизить обе группы лиманов и считать, что по мере соленакопления солончаково-болотный лиман становится солончаково-луговым. Однако если бы дело всегда обстояло так, то среди солончаково-луговых лиманов должны были бы встречаться экологические реликты болотной стадии их развития -тростник, камыш, рогоз, сусак и др. Но это наблюдается достаточно редко. В почвенных разрезах, произведенных в солончаково-луговых лиманах, также не обнаруживается остатков корневищ тростника или каких-либо иных свидетельств прошлого заболачивания. Таким образом, положение солончаковолуговых лиманов в эволюционных построениях остается неопределенным.

Исследователи луговых лиманов [1, 2, 3] отмечают присутствие подлиманных линз - слабоминерализованных подземных вод. Эволюция такой линзы оказывается одним из важнейших факторов динамики ландшафта лугового лимана. По данным М.Д. Фаталевич [3], в луговых лиманах обнаруживается существование геоморфологических микроуровней, разделенных пологими, едва намеченными склонами. Она обнаружила три уровня. Нижний уровень представлен центром лимана и имеет медальный нанорельеф, слагаемый полигонами, разделенными трещинами, и, предположительно, отвечает положению подлиман-ной линзы. Для проверки данного допущения и уточнения возможности использовать наноэлементы медальона в качестве индикаторов площади возникновения линзы нами были разбурены (ручным бурением) два лимана к югу от депрессий Харгота (Присарпинский район) и один лиман к югу от низовьев р. Кумы. Для исследования были выбраны лиманы, дно которых на всем своем протяжении характеризовалось распространением медальонных элементов физио-

номической наноструктуры ландшафта. Если наше предположение об их индикационном значении будет верным, следует ожидать сплошного распространения пресных вод в этих лиманах, что отвечает полному охвату всего лимана маломинерализованными водами. Это предположение подтвердилось. В первом из лиманов минерализация вод в центре лимана составляла 0,4 г/л, а на бортах - 0,6 г/л; во втором она была в центре - 0,5 г/л, на бортах - 0,6-0,7 г/л; наконец, в третьем лимане минерализация везде держалась на 0,6 г/л. Медальонная наноструктура в изученных лиманах была распространена на всех трех геоморфологических уровнях, но в центре лимана она была более ясной, к периферии становилась несколько ослабленной. Во всех трех лиманах присутствовали пырейные сообщества с участием полыни понтийской, лапчатки вильчатой, житняка гребеневидного. Таким образом, эволюция луговых лиманов наиболее ярко проявляется в постепенном расширении площади, занимаемой «медальонами». Первоначально они занимают только центр лимана, и эта фаза отвечает той поясной структуре, которая была описана М.Д. Фаталевич. На этой стадии подлиманная линза лежит только в пределах медальонного поля. Но прогрессирующее накопление пресных вод вызывает растекание линзы, и, в конечном счете, может наступить момент, когда линза и сопряженная с ней физиономическая структура займут весь лиман; этому состоянию лимана отвечают те, которые были нами исследованы у Хар-готы и в низовьях р. Кумы. Все это позволяет заключить, что анализ физиономической структуры ландшафтов Северо-Западного Прикаспия разрешает выделить на полупустынных, пустынных и опустыненно-степных его равнинах процесс эволюции от заболоченных лиманов к солончаковым депрессиям и прогрессирующее олуговение лиманов под влиянием роста линз подлиманных вод.

Примечания

Викторов А.С. Рисунок ландшафта. - М.: Мысль, 1986. - 180 с. 2. Викторов С.В. Пустыня Устюрт и вопросы ее освоения. - М: Наука, 1971. - 133 с. 3. Фаталевич М.Д. Фитоиндикация гидрохимических условий лиманов Калмыцкой степи // Экология, 1975. № 5. - С. 102-104.

Другие работы в данной теме:
Научтруд |