Научтруд
Войти

Председатели райисполкомов Восточно-Сибирского края: опыт историко-политологического анализа. Часть 1

Автор: указан в статье

ЧЕЛОВЕК В ИСТОРИИ И ПОЛИТИКЕ A PERSON IN HISTORY AND POLITICS

Серия «Политология. Религиоведение»

2011. № 1 (6). С. 96-109 Онлайн-доступ к журналу: http://isu.ru/izvestia

И З В Е С Т И Я

Иркутского

государственного

университета

УДК 342.553(571.5)

Председатели райисполкомов Восточно-Сибирского края: опыт историко-политологического анализа. Часть 1

Л. Н. Метёлкина

Иркутский государственный университет, г. Иркутск

Статья посвящена анализу процессов формирования и циркуляции корпуса председателей районных исполнительных комитетов Восточно-Сибирского края в 1930-1936 гг.

В последнее время наблюдается значительный интерес не просто к разностороннему изучению политических элит советского времени, но и их региональных сегментов. При этом обращает на себя внимание тот факт, что, во-первых, большая часть исследований посвящается проблемам, связанным с формированием и функционированием преимущественно партийных номенклатур [1]. Во-вторых, региональный уровень в таких исследованиях представлен, в основном, уровнем области, края или республики. Нижестоящий и, как следствие, более массовый, уровень, равно как и проблемы, связанные с формированием преимущественно или исключительно советских органов, практически не выступают самостоятельным предметом изучения, за крайне редким исключением [2]. Лишь некоторые аспекты данных проблем затрагиваются в работах более общего характера [3]. В связи с этим особый интерес представляет анализ специфики формирования и циркуляции одной из наиболее многочисленных и вместе с тем наименее изученных элитных групп - корпуса председателей районных исполнительных комитетов.

Рамки статьи не позволяют дать развернутое теоретическое обоснование возможности отнесения председателей райисполкомов к региональным политическим элитам, поэтому будем исходить из тезиса, что, наряду с первым секретарем райкома партии, председатель райисполкома являлся ключевой, хотя и второй по значению, фигурой в районном руководстве. При этом он обладал минимально-необходимыми признаками, позволяющими включить его в состав региональной элиты: являлся членом формальной элиты (исполкома, партийного комитета), имел в своем распоряжении собственный аппа-

рат и нес, наряду с секретарем райкома, ответственность за все, происходящее на его территории.

Территориальные рамки исследования ограничены пределами ВосточноСибирского края, хронологические - периодом 1930-1936 гг. Этот относительно непродолжительный период - применительно к данной территории -характеризует высокая концентрация различных факторов, оказавших влияние на специфику процессов элитообразования. Во-первых, это ликвидация округов и создание Восточно-Сибирского края. 23 июля 1930 г. ранее существовавший Сибирский край был разделен на Западно-Сибирский край (с центром в Новосибирске) и Восточно-Сибирский край (с центром в Иркутске). В состав Восточно-Сибирского края вошла территория четырех округов -Иркутского, Киренского, Канского и Красноярского (ранее входивших в состав Сибирского края), Читинского и Сретенского (ранее относившихся к Дальневосточному краю), а также Бурят-Монгольской АССР. Таким образом, вновь образованный край включал в себя 68 районов, 4 национальных округа, 2 национальных района и 16 аймаков БМАССР. Территориальноадминистративная реорганизация предопределила необходимость реформирования всей региональной системы управления, центральным звеном которой отныне должен был стать район. При этом декларировалось, что основной смысл ликвидации округов заключался именно в усилении и укреплении низовых органов советской власти, и, прежде всего РИКов: «РИКи получают большую самостоятельность в своей работе. Каждый из них в своем районе становится основным руководящим центром почти всей руководящей работы. Всемерно вырастает их значение как органов руководства пролетариата в отношении крестьянства. И исключительную роль приобретают они как органы объединения миллионных масс трудящихся с авангардом пролетариата» [4]. Предполагалось, что ликвидация округов должна сыграть положительную роль и решить проблему кадрового дефицита за счет направляемых в районы работников окружных советских органов и учреждений. Во-вторых, именно на рубеже 20-30-х гг. ЦК ВКП(б) была поставлена задача политической перестройки советов, «поднятия роли советов как проводников генеральной линии партии» [5], реализуемая в ходе выборов в местные органы в 1931 и 1934 гг. В-третьих, весьма специфические представления и Центра, и краевого руководства об особенностях Восточно-Сибирского края как о пограничном крае, «ближайшем соседе Японии», о существовании в нем «довольно солидной прослойки случайного элемента, сосланного из всех концов страны» и, наконец, повышенной концентрации потенциально опасных элементов - «представителей любой антисоветской партии, не говоря уже о кулаках» [6]. Подобные взгляды нашли свое отражение в проводимой в данном регионе кадровой политике.

Помимо прочего, период 1930-1936 гг. нашел свое отражение в хранящемся в Государственном архиве Иркутской области документе под названием «Характеристики на председателей райисполкомов» [7], содержащем информацию о 75 человеках. Информация, содержащаяся в этом документе, является основой источниковой базы данной статьи. Несмотря на то, что эти

сведения не являются исчерпывающими - ни с точки зрения персонального состава, ни с точки зрения территориального или хронологического охвата данных, они представляются достаточно репрезентативными, чтобы на основе их анализа попытаться воссоздать и проанализировать процессы формирования и ротации советской политической элиты районного масштаба.

В частности, систематизация данных вышеназванного источника, приведенных в табл. 1, дает возможность дальнейшего анализа социального статуса председателей районных исполнительных комитетов.

Таблица 1

Данные, характеризующие социальный статус председателей райисполкомов Восточно-Сибирского края в 1930-1936 гг.

Ф. И. О. Год рожд. Национ. Соц. происх. Соц. полож. Образование Чл-во в ВКП (б) с ...

общ. спец.

1 2 3 4 5 6 7 8

Алексеев П. В. 1887 рус. из рабоч. = рабоч. средн. 1920

Андреев П. С. 1900 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 1926

Бакшеев Г. В. 1888 рус. из крест. = крест. низш. 1921

Батухтин И. К. 1903 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 10 1923

Бондаренко Е. М. 1899 рус. - ? крест.-бедняк сред. 1926

Вабо Э. К. 1899 эстонец из рабоч. ^ служ. низш. 1921

Воронин Е. Г. 1886 рус. из крест.-бедняков Т служ. низш. 1921

Георгиев В. Г. 1892 рус. - ? служ. низш. 1918

Глебова Е. П. 1894 русская из рабоч. = рабоч. низш. 4 1925

Г орбунов К. И. - - - ? служ. сельск. 1928

Горюнов А. А. 1896 рус. из рабоч. ^ служ. низш. 5 1930

Григорьев М. Н. 1902 рус. из крест. ?| крест.-бедняк низш. 1926

Давыдов В. А. 1889 рус. из крест. ^ рабоч. низш. 1920

Дунин П. Н. 1902 рус. из крест. ^ рабоч низш. 1926

Евстафьев К. А. 1906 - из рабоч. - низш. 5 1925

Евтихиев А. М. 1903 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 1927

Запольский Я. П. 1901 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 11 1926

Землянский И. А. 1899 рус. из рабоч. = рабоч. средн. 20 1921

Земченко Ф. В. 1896 белорус из крест. = крест. сельск. 1928

Кабаков И. Я. 1904 тунгус из крест.-середн. ^ служ. высш. 7 1930

Калашников В. Н. 1901 рус. - ? рабоч. сельск. 1929

Камбалин Н. В. 1899 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 1917

Канаваев М. А. 1903 - из батр. Т служ. высш. 16 1928

Каурцев А. В. 1902 рус. из служ. = служ. низш. 1920

Киселев А. Н. - рус. из крест. = крест. сельск. 1925

Клишевский П. Г. 1895 белорус из крест. ^ рабоч. низш. 1918

Ковалевич Г. А. 1898 белорус из крест. ^ рабоч низш. 1919

Колпащиков В. А. 1900 рус. из крест. ^ рабоч низш. 5 1928

Продолжение табл. 1

Ф. И. О. Год рожд. Национ. Соц. происх. Соц. полож. Образование Чл-во в ВКП (б) с .

1 2 3 4 5 6 7 8

Конусенко Г. И. 1900 рус. из крест. ^ рабоч низш. 1920

Корельцев А. М. 1903 рус. - ? рабоч. сельск. 1924

Кормщиков Г. М. 1898 рус. из крест. ^ рабоч средн. 1920

Крестьянинов П. М. 1897 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 1920

Круглов В. Е. 1896 рус. из крест.-бедняк. ^ рабоч. низш. 1917

Кудрявченко И. В. 1895 рус. из крест.-бедняк. ^ служ. 2 гр. 1925

Кузнецов И. В. 1890 рус. из крест. ^ служ. н/сред. 9 1917

Курзин Б. Ф. 1904 рус. из крест.-бедняк. Т крест. н/сред. 19 1924

Лаврентьев В. Т. 1901 бурят из крест.-бедняк. = крест.-бедняк - 2 1920

Ленденев И. Н. 1901 рус. из крест.-бедняк. ^ служ. средн. 5 1927

Липшиц М. А. 1894 еврей из служ. = служ. низш. 1919

Лобанцев Т. Т. 1895 - из крест. ^ рабоч низш. 9 1930

Лопуха Я. Г. 1904 рус. из рабоч. = рабоч. средн. 21 1927

Марков Ф. М. 1890 рус. из крест. ^ служ. сельск. 9 1920

Матуйзе И. М. 1900 поляк из рабоч. = рабоч. низш. 1918

Моисеев Е. Н. 1902 рус. из крест. ^ служ. средн. Канд. в чл. ВКП(б)

Моисеев М. Ф. 1898 рус. из крест. ^ служ. низш. 1,22 1926

Москаленко А. В. 1904 рус. из служ. = служ. средн. 1921

Носов Н. Ф. 1895 рус. из рабоч. ^ служ. высш. 17 1918

Опирин А. Г. 1900 рус. из крест. ^ служ. низш. 1920

Патрин Х. Т. 1894 рус. казак ^ крест. низш. 1921

Пермяков А. Е. 1901 рус. из крест. = крест. низш. 15 1920

Першин Т. И. 1900 рус. из крест. = крест. низш. 14 1925

Петров А. Г. 1899 рус. из рабоч. = рабоч. сельск. 3 1919

Пименов П. Ф. 1900 рус. из крест. ?| крест.-бедняк низш. 9 1919

Полухин Н. П. 1897 рус. из крест.-бедняк. = крест.-бедняк сельск. 1920

Почтовик Г. Д. 1897 еврей из служ. = служ. низш. 12 1919

Прейксаж Ф. К. 1894 литовец из рабоч. = рабоч. средн. 8 1918

Смирнов И. В. 1902 рус. из крест. ^ рабоч. высш. 5 1927

Снопков В. Ф. 1896 белорус из крест.-бедняк. Т крест. низш. 1920

Соколов И. А. 1892 рус. из крест. ^ служ. низш. 1919

Соченков А. И. 1908 рус. из крест. ^ служ. сред. 1932

Степанов Л. М. 1891 рус. из крест. ?| крест.-бедняк низш. 1921

Ф. И. О. Год рожд. Национ. Соц. происх. Соц. полож. Образование Чл-во в ВКП (б) с ...

1 2 3 4 5 6 7 8

Сухарев К. Е. 1897 тунгус из крест.-бедняков Т служ. низш. 1929

Тиммерман А. Р. 1900 латыш из батр. Т крест.-середн. низш. 1927

Толстоухов М. И. 1901 - из крест.-середн. ^ крест.-колх. низш. 1924

Трефилов П. Ф. 1904 РУс. из крест. ^ рабоч. низш. 13 1927

Тюлина К. А. 1901 РУс. из рабоч. ^ служ. средн. 1928

Уткин В. Д. 1899 - из крест. ^ рабоч. высш. 8 1917

Чернышев С. Н. 1895 рус. из крест. ^ служ. низш. 5 1918

Чугунов А. И. 1900 рус. из рабоч. = рабоч. сельск. 1934

Шабашев Я. Н. 1886 рус. из рабоч. = рабоч. низш. 1918

Шкиров В. М. 1900 рус. из рабоч. = рабоч. высш. 6 1918

Щукин Т. П. 1903 рус. из батр. Т рабоч. низш. 5,18 1927

Филинов П. М. 1895 рус. из крест.-середн. ^ рабоч. н/ высш. ? 1920

Якимов А. М. 1903 рус. из рабоч. ^ служ. - 16 1928

Ястребов К. Т. 1898 рус. из крест. ?| крест.-бедняк низш. 1918

Прил. к табл. 1 Перечень учебных заведений, указанных в графе 7 табл. 1

1 Военная школа комсостава г. Чита
2 Высшая колхозная школа ?
3 Высшая комсомольская школа г. Ленинград
4 Высшая школа профдвижения ВЦСПС ? (г. Москва)
5 Высшие курсы советского строительства при Президиуме ВЦИК ? (г. Москва)
6 Институт им. Зиновьева г. Ленинград
7 Иркутский государственный университет г. Иркутск
8 Коммунистический вуз им. Свердлова г. Москва
9 Коммунистический вуз г. Иркутск
10 Курсы (без указания наименования) г. Москва
11 [Курсы] Всеохотсоюза - «» -
12 Курсы НКФ СССР - «» -
13 Курсы партийного актива г. Иркутск
14 Курсы партийного актива при ДВК ВКП (б) ? (Владивосток)
15 Курсы уездных партийных работников г. Москва
16 Московский институт советского правительства - «» -
17 Политехнический институт г. Ленинград
18 Советско-партийная школа г. Барнаул
19 Советско-партийная школа г. Омск
20 Советско-партийная школа г. Саратов
21 Рабочий факультет г. Орша
22 Центральные курсы НКФ СССР г. Ленинград

Как свидетельствуют данные табл. 1, подавляющее большинство председателей РИКов первой половины 30-х гг. - люди среднего возраста, от 30 до 40 лет: 29 - 1896-1900 и 23 - 1901-1905 гг. рождения. Значительно меньше представителей старших (старше 40 лет) возрастных групп 1891-1895 гг. -

12, до 1890 г. - 7. И совсем уж единичны представители младшего (моложе 30 лет) поколения: только по одному человеку 1906 и 1908 гг. рождения (в двух случаях данные о годе рождения отсутствуют).

Анализ национального состава позволяет сделать вывод о явно недостаточном выполнении в Восточно-Сибирском крае установок о выдвижении на руководящие должности «нацменов» (представителей коренных народов Сибири): лишь 3 председателя РИКа из 70, национальная принадлежность которых указана, могут быть отнесены к этой категории - 2 тунгуса и 1 бурят. Аналогичным образом обстояло дело и с выдвижением на руководящие должности женщин - в анализируемых документах имеются характеристики только на двух женщин, причем относящиеся уже к 1934 г.

29 из 75 председателей РИКов позиционировали себя в качестве рабочих, причем для 12 это может рассматриваться как благоприобретенный статус, поскольку по своему социальному происхождению они являлись выходцами из крестьянской среды. 27 отнесли себя к категории служащих и 18 -крестьян (социальное положение одного председателя РИКа не определено). При этом 8 охарактеризовали свое социальное положение в качестве «кресть-янина-бедняка». Для половины из них (4-х) это можно рассматривать в качестве явного понижения социального статуса, так как при указании своего социального происхождения они не настаивали на принадлежности именно к беднейшему крестьянству. Так, например, М. И. Толстоухов, занимавший должность председателя РИКа (в различных районах) еще с 1927 г., определил свое социальное положение как «крестьянин-колхозник» - при том, что, судя по его послужному списку, с 1924 г. он вообще не проживал в сельской местности и, следовательно, никакого отношения к колхозам в принципе не мог иметь [8]. Возможно, отчасти ключ к пониманию причин столь неадекватного определения своего социального статуса кроется в требованиях существовавших в 30-е годы инструкций, в соответствии с которыми «социальное положение членов партии и кандидатов учитывается согласно записи в их учетных карточках, т. е. по основной профессии (занятию) до вступления в партию» [9] и, таким образом, никак не отражает реального состояния на момент составления характеристик. В графе 6 табл.1 символами («|» -понижение, «Т» - повышение, «^» - переход в другую социальную группу, «=» - сохранение) обозначены изменения в социальном статусе, нашедшие свое отражение в рассматриваемых источниках. При этом в ряде случаев можно констатировать явные несоответствия указываемого социального статуса как реальному положению, занимаемому лицом на момент составления характеристики, так и, согласно требованиям инструкции, основному занятию до вступления в партию (данные несоответствия выделены серой заливкой). В этом не усматривается какой-либо сознательный умысел, скорее подобная идентификация свидетельствует о процессе маргинализации, затраги-

вающем практически все слои советского общества, не исключая и приближенных к власти лиц, приводившему к утрате ими устойчивых критериев для самоидентификации.

Что касается образовательного уровня - большинство председателей РИКов - 45 из 73 (по двум председателям такие сведения отсутствуют) имели низшее образование, 11 - неполное среднее, 11 - среднее, 1 - неполное высшее и лишь 5 - высшее. При этом следует отметить более высокий, чем средний для данной категории в целом, уровень образования у женщин и «нацменов». Примечательна вообще крайне произвольная трактовка так называемого «специального» образования, полученного в учебных заведениях, обозначенных в графе 8 табл.1. Так, 7 председателей РИКов - выпускников Высших курсов советского строительства при Президиуме ВЦИК, приравненных к высшему учебному заведению, очень по-разному определили имеющееся у них образование: 5 - как низшее и по одному - как высшее и среднее. Это обстоятельство позволяет предположить, что образование не играло в рассматриваемый период решающей роли для успешной карьеры. При этом нельзя исключить возможность сознательного занижения некоторыми председателями РИКов реального уровня имеющегося образования - как в целях усиления образа «человека из народа», так и в целях снижения предъявляемых вышестоящими органами требований и, как следствие, обеспечения известной снисходительности к возможным недостаткам в своей работе.

Несмотря на отсутствие жестких требований относительно обязательного членства в ВКП (б) руководителей советских органов и организаций, можно отметить практически стопроцентную партийность председателей РИКов Восточно-Сибирского края в первой половине 30-х гг. Наиболее многочисленной была категория коммунистов, вступивших в партию в 1918-1920 гг. -28 человек. Лица с явно выраженным дореволюционным партстажем отсутствуют, хотя у 4 человек партстаж исчисляется с 1917 г. С 1921-1923 гг. в ВКП (б) 7, 1924-1926 - 14, 1927-1929 - 16 человек. 5 человек вступили в партию уже в 30-х гг.: 3 - в 1930 и по 1 в 1932 и 1934 гг. и только один председатель РИКа - на момент вступления в должность - являлся кандидатом в члены ВКП (б). При этом у 4 человек в прошлом (и в трех случаях - совсем недавнем) имелись факты исключения из партии - с последующим в ней восстановлением. У двоих вступлению в ВКП (б) предшествовало членство в Союзе анархистов и Бунде [10].

30 человек из 75 - на момент выдвижения их на должность председателя РИКа - имели партийные взыскания. При этом прослеживается следующая тенденция: среди лиц, ставших председателями РИКов до 1933 г. включительно, взыскания имеют 11 человек. Среди конкретных видов взысканий в этот период преобладают выговоры (7, из которых 2 - на момент занятия должности председателя РИКа - сняты), лишь в 1-м случае - наряду с партийной - упоминается привлечение (но неконкретизированно) к судебной ответственности и только 1 случай - снятия с должности председателя РИКа. Причем почти половина взысканий (5) - относится еще к периоду 20-х гг. Среди председателей РИКов, занявших эту должность после 1933 г., с одной

стороны, значительно увеличивается число лиц с партвзысканиями (19), с другой - имеющиеся взыскания являются значительно более серьезными, чем в предшествующий период. Это и случаи снятия с должностей секретарей РК ВКП (б) и председателей РИКов (4, причем 2 из них сопровождались неснятыми выговорами); и исключение из партии (2, с последующим восстановлением); и строгий выговор (1); и выговоры с одновременным привлечением к судебной ответственности (2); и просто выговоры (3). В 5 случаях имеется лишь общее указание о привлечении к партийной ответственности, без конкретизации ее вида.

Достаточно показательна ситуация с И. А. Землянским. 2 июля 1933 г. он был снят решением Бюро крайкома ВКП (б) с должности секретаря Ново-селовского райкома - «за недооценку политотделов» [11], позже, но в том же

1933 г. - во время партийной чистки - исключен из ВКП (б) «как доброволец колчаковской армии» [12]. При этом уже в следующем, 1934 г. он, будучи восстановлен в ВКП (б), занимает должность председателя Киренского райисполкома. Таким образом, в рассматриваемый период можно констатировать известную снисходительность к возможному наличию у лиц, входящих в районное руководство, разного рода партийных взысканий. Возможно, это объясняется постоянным недостатком кадров, невозможностью замещения имеющихся вакансий лицами с безукоризненными анкетными данными из числа местного населения и достаточно ограниченными возможностями решения этой проблемы за счет привлечения кадров из других регионов страны.

Постоянно ощущаемый недостаток кадров приводил к необходимости выделения определенных сфер деятельности, могущих использоваться в качестве «поставщиков» руководящих кадров. При этом обнаруживается значительное разнообразие видов деятельности, последовательности их смены, предшествовавшей занятию должности председателя райисполкома, отраженное в табл. 2.

Таблица 2

Динамика карьерных перемещений, предшествующих занятию должности председателей райисполкомов Восточно-Сибирского края в 1930-1936 гг.

Ф. И. О. Начало работы в сов. органах Деятельность, предшествующая должности пред. РИКа Пред. РИКа Начало работы в В.-С. крае Пу- тевка ЦК ВКП (б) в В.-С. край

сов/комс ./ парт/ проф. органы произ- водст- во служба в РККА иное

Алексеев П. В. 1932 парт. + 1934 1902

Андреев П. С. 1924 парт. + 1934 1913

Бакшеев Г. В. 1926 сов. учеба 1930, 1931, 1933 1918

Батухтин И. К. 1936 парт. + учеба 1936 1913

Бондаренко Е. М. 1922 сов. 1932, 1935 1922

Вабо Э. К. 1934 парт. + + 1936 1934

Воронин Е. Г. 1924 сов. + 1924-1929, 1932 1922

Ф. И. О. Начало работы в сов. органах Деятельность, предшествующая должности пред. РИКа Пред. РИКа Начало работы в В.-С. крае Пу- тевка ЦК ВКП (б) в В.-С. край

сов/комс ./ парт/ проф. органы произ- водст- во служба в РККА иное

Георгиев В. Г. 1927 сов. + 1930, 1933 1924

Глебова Е. П. 1930 проф. учеба 1930, 1934 1934 1934

Горбунов К. И. 1932 сов. + 1934 1927

Горюнов А. А. 1921 сов. учеба 1930, 1934 1921

Григорьев М. Н. 1928 сов. с/х- во 1931, 1932 1928

Давыдов В. А. 1925 парт. + + 1933 1922

Дунин П. Н. 1931 сов. + 1934 1931

Евстафьев К. А. 1931 сов. + 1934 1933 1933

проф.

Евтихиев А. М. 1934 проф. + 1934 1917

Запольский Я. П. 1921 сов. + 1933 1923-1929, 1933

парт.

Землянский И. А. 1934 парт. + учеба 1934 1931

Земченко Ф. В. 1922 сов. + 1925, 1930, 1931,1935 1918

Кабаков И. Я. 1925 сов. с/х- во проку- ратура 1935 1919

учеба

Калашников В. Н. 1927 сов. + + 1931, 1932, 1934 1924

Камбалин Н. В. 1920 сов. + 1933 1930

Канаваев М. А. 1921 сов. учеба 1934 1934

Каурцев А. В. 1935 парт. + 1935 1921

Киселев А. Н. 1923 сов. + 1930 1920

Клишевский П. Г. 1933 парт + 1933 1931

Ковалевич Г. А. 1934 + + 1934 1930

Колпащиков В. А. 1928 сов. + + учеба 1929, 1934 1934 1934

Конусенко Г. И. 1931 проф. + 1931 1931

парт.

Корельцев А. М. 1932 + 1932, 1934 1917

Кормщиков Г. М. 1932 сов. + 1934 1923

проф.

парт.

Крестьянинов П. М. 1931 сов. + + 1931,1932 1913

Круглов В. Е. 1919 сов + 1935 1931

парт.

Продолжение табл. 2

Ф. И. О. Начало работы в сов. органах Деятельность, предшествующая должности пред. РИКа Пред. РИКа Начало работы в В.-С. крае Пу- тевка ЦК ВКП (б) в В.-С. край

сов/комс ./ парт/ проф. органы произ- водст- во служба в РККА иное

Кудрявченко И. В. 1922 сов + 19291930, 1935 1922

Кузнецов И. В. 1917 сов. + + учеба 1936 1929

парт.

Курзин Б. Ф. 1934 парт. + + 1934, 1936 1927

комс. учеба

Лаврентьев В. Т. 1922 сов. с/х-во 1933 1920

парт.

Ленденев И. Н. 1924 сов. учеба 1936 1924

Липшиц М. А. 1923 сов. 1933 1930

парт.

Лобанцев Т. Т. 1927 сов. + учеба 1933 1927, 1932

Лопуха Я. Г. 1931 сов. + учеба 1933 1931

комс.

Марков Ф. М. 1919 парт. учеба 1935 1928

Матуйзе И. М. 1934 парт. + + 1934 1931

Моисеев Е. Н. 1933 сов. + 1936 (?) 1929

Моисеев М. Ф. 1927 парт. + учеба 1934 1910

Москаленко А. В. 1930 парт. учеба 1930, 1934 1928

комс.

Носов Н. Ф. 1933 + учеба 1933 1930

Опирин А. Г. 1929 парт. ? ?

Патрин Х. Т. 1923 парт. + 1928, 1935 1922

Пермяков А. Е. 1922 парт + учеба 1934 1922

Першин Т. И. 1926 сов. + учеба 1933 1923

Петров А. Г. 1930 сов. + 1931, 1933 1932 1923-1929, 1932

Пименов П. Ф. 1923 учеба 1933, 1934 1923

Полухин Н. П. 1923 парт. 1928, 1934, 1936 (3) 1934

Почтовик Г. Д. 1933 + 1933, 1934 1917

учеба

Прейксаж Ф. К. 1934 парт. + + учеба 1934 1928

Ф. И. О. Начало работы в сов. органах Деятельность, предшествующая должности пред. РИКа Пред. РИКа Начало работы в В.-С. крае Пу- тевка ЦК ВКП (б) в В.-С. край

сов/комс ./ парт/ проф. органы произ- водст- во служба в РККА иное

Смирнов И. В. 1921 + + учеба 1931, 1934 1934 1934

Снопков В. Ф. 1922 парт. + 1932, 1934 1927

Соколов И. А. 1917 парт. + 1934 1934

Соченков А. И. 1926 сов. 1932 1926

Степанов Л. М. 1927 сов. + 1929, 1930, 1932 1922

парт.

Сухарев К. Е. 1923 сов. + 1929, 1933 1924

Тиммерман А. Р. 1920 сов. 1927, 1934 1920

Толстоухов М. И. 1924 сов. + 1927, 1929, 1930,1933 1924

Трефилов П. Ф. 1934 парт. + учеба 1934 1930

Тюлина К. А. 1930 сов. + 1933 1918

Уткин В. Д. 1934 парт. + + учеба 1934 1931

Чернышев С. Н. 1930 сов. учеба 1932, 1933 1920

Чугунов А. И. 1931 проф. + 1933 1930

Шабашев Я. Н. 1918 сов. + учеба 1933 1898

Шкиров В. М. 1931 парт. учеба 1931 1931

Щукин Т. П. 1933 парт. + учеба 1933 1930

Филинов П. М. 1934 парт. + 1934 1934 1934

Якимов А. М. 1927 + 1934 1934

Ястребов К. Т. 1923 сов. + 1931 1931, 1931, 1934

парт.

Из приведенной табл. 2 видно, что определенный стаж советской работы на момент получения должности председателя РИКа имелся у 49 человек, при чем для восьми это был единственный вид их профессиональной деятельности, для 32 работа в советских органах и организациях непосредственно предшествовала должности председателя РИКа (в табл. 2 выделена серой заливкой). При этом 2 председателя РИКа впервые оказались в этой должности еще до 1925 г., 8 - в период 1925-1929 гг., по 4 человека - в 1930 и 1931 гг., 5 - в 1932, 15 - в 1933, 26 - в 1934 и по 5 - в 1935 и 1936 гг. (по одному председателю РИКа такие сведения отсутствуют).

Опыт партийной работы имелся у 36 человек, но лишь в одном случае он был единственным видом профессиональной деятельности для его обладателя. При этом в 21 случае именно работа в парторганах становилась основанием рекомендации на должность председателя райисполкома. Значительно меньше среди председателей РИКов было бывших профсоюзных работников -только 6, но для 4 из них именно профработа непосредственно предшествовала выдвижению на эту должность. Еще меньше было лиц с опытом комсо-

мольской работы - всего 3 человека, причем к моменту занятия должности председателя РИКа у них всех наличествовал уже опыт и в иных видах деятельности. Это обстоятельство позволяет усомниться - по крайней мере, в отношении анализируемой категории - в универсальности сделанного

О. Крыштановской вывода о том, что в советское время «основной корпорацией -поставщиком элитных кадров был комсомол» [13]. Какой-либо стаж работы на производстве (причем в самом широком смысле того слова, включая сюда любую работу по найму) - как в до-, так и в послереволюционный период -имел лишь 31 человек. Еще 2 человека до начала карьеры в советских органах и организациях работали в собственном хозяйстве. Но лишь в одном случае имел место непосредственный переход «с производства» на должность председателя РИКа. Служба в Рабоче-Крестьянской Красной Армии не имела в этот период решающего значения для выдвижения на должность председателя РИКа.

23 председателя РИКа оказались в пределах Восточно-Сибирского края непосредственно в первой половине 30-х гг. - либо в результате разного рода партийных мобилизаций, направленных на оказание кадровой помощи удаленным районам, либо по персональным «путевкам» ЦК ВКП (б). При этом
1934 г. можно рассматривать в качестве своеобразного рубежа, достаточно четко разграничивающего два очень разных - с точки зрения способов использования присылаемых кадров - периода. До 1934 г. вновь прибывших, как правило, в течение 2-3 лет использовали преимущественно для укрепления аппарата Крайисполкома и только после этого, несколько адаптировавшихся, направляли в районы на руководящую работу (10 человек). Командируемые же с 1934 г. (13 человек) уже непосредственно, без какого-либо адаптационного периода, рекомендовались и утверждались на должности председателей РИКов. Анализ характеристик направляемых на работу в ВосточноСибирский край не позволяет сделать вывод о наличии у них опыта работы, образования, деловых качеств или квалификации, существенно отличающих их от местных кадров и свидетельствующих о большем профессионализме.

Окончание статьи в следующем номере журнала.

1. Коновалов А. Б. Партийная номенклатура Сибири в системе региональной власти (1945-1991). Кемерово, 2006; Он же. Материально-бытовое обеспечение региональной партийной номенклатуры в начале 50-х - середине 60-х гг. // Проблемы истории местного управления Сибири конца ХУ1-ХХ вв : материалы 3-й межрегион. науч. конф. Новосибирск, 1998. С. 142-145; Мохов В. П. Элитизм и история: Проблемы изучения советских региональных элит. Пермь, 2000; Он же. Региональная политическая элита России (1945-1991 гг.) Пермь, 2003; Олех Г. Л. Партийная машина РКП (б) в начале 20-х годов: уст-
1. Konovalov A. B. Party nomenclature in Siberia in system of regional authorities (1945-1991). Kemerovo, 2006; Ibid. Material-domestic assurance of the regional party members at the beginning of 50-s - in the middle of 60-s // Historical issues of local self-government in Siberia at the end of XVI-XX c. Materials of the third interregional scientific conference. Novosibirsk, 1998. P. 142-145: Mokhov V. P. Elitism and History: Issues of research of the regional soviet elites. Perm, 2000; Ibid. Regional political elite of Russia (1945-1991-s). Perm, 2003; Olekh G. L. Politics machine of Communist Party of Bolshevists at the beginning of 20-s: struc-

ройство и функционирование. Новосибирск, 1995 и др.

2. Например: Винниченко О. Ю. «Кадры решают все?: Проблемы эволюции советской бюрократии 1930-х годов: на материалах Урала // Изв. вузов. Правоведение. 2002. № 2 (241). С. 162-175; Бердников Л. П. Вся красноярская власть: Очерки истории местного советского управления и самоуправления (1917-1993). Факты, события, люди. Красноярск, 1996; Дорожкина Я. В. Основные принципы номенклатурной системы в формировании местных органов государственного управления в конце 1939-1941 гг. (на материалах Западной Сибири) // Общественно-политическая жизнь Сибири. ХХ век : межвуз. сб. науч. тр. Новосибирск, 1994. С. 177-185.
3. Восленский М. С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991; Нефедов В. Н. Номенклатура империи: исследование кризиса. Н. Новгород, 1994; Павлова И. В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск, 2001 и др.
4. Берман Я. Основные задачи перевыборов советов // Большевик. 1930. № 22. С. 12.
5. Молотов В. Перевыборы и перестройка советов // Большевик. 1930. №
3. С. 1.
6. Государственный архив новейшей истории Иркутской области (ГАНИИО). Ф. 123. Оп. 1. Д. 430. Л. 122.
7. Государственный архив Иркутской области (ГАИО). Ф. р-600. Оп. 1. Д. 1667. Л. 2-72.
8. ГАИО. Ф. р-600. Оп. 1. Д. 1667.Л. 3-4.
9. ГАИО. Ф. р-1933. Оп. 7. Д. 1. Л. 126
10. ГАИО. Ф. р-600. Оп. 1. Д. 1667. Л. 12-13, 25, 27.
11. ГАИО. Ф. р-600. Оп. 1. Д. 1667. Л. 30.
12. ГАНИИО. Ф. 123. Оп. 1. Д. 510. Л. 42.
13. Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005. С. 99.

ture and functioning. Novosibirsk, 1995 etc.

2. E.g., Vinichenko O. Yu. Does the staff determine everything?: Issues of the soviet bureaucracy evolution in 1930-s: on materials of the Ural region // Jurisprudence. 2002. N 2 (241). P. 162-175; Berdnikov L. P. The whole Krasnoyarsk authorities: Outlines of history of the local soviet governance and selfgoverment (19171993). Facts, events, people. Krasnoyarsk, 1996; Dorozhkina Ya. V. Main principles nomenclative system in the formation of the local authority of public administration at the end of 1939-1941 (on materials of Western Siberia) // Social-political life of Siberia, XX century: Inter-Higher Schools collected articles. Novosibirsk, 1994. P. 1977-185.
3. Voslenskiy M. S. Nomenclature. Ruling class of the Soviet Union. M., 1991; Nefedov V. N. The Empire nomenclature: research of the crisis. Nizhniy Novgorod, 1994; Pavlova I. V. Authorities mechanism and formation of Stalin&s socialism. Novosibirsk, 2001 etc.
4. Berman Ya. Major task of committees re-election // Bolshevik. 1930. N 22. P. 12
5. Molotov V. Re-election and committees reformation // Bolshevik. 1930. N
3. P. 10
6. The Contemporary History State Archive of the Irkutsk region (CHsAiR). F. 123. Inv. 1, Doc. 430. P. 122.
7. The Irkutsk Region State Archive (IRSA). F.r-600. Inv. 1. Doc. 1667. P. 2-72.
8. IRSA. F.r-600. Inv. 1. Doc. 1667. P. 3-4.
9. IRSA. F.r-1933. Inv. 7. Doc. 1. P.
126.
10. IRSA. F.r-600. Inv. 1. Doc. 1667. P. 12-13, 25, 27.
11. IRSA. F.r-600. Inv. 1. Doc. 1667.
12. CHSAIR. F. 123. Inv. 1. Doc. 510. P. 42.
13. Kryshtanovskaya O. Russian elite anatomy. M., 2005. P. 99.

Chairmen of the District Executive Committees in the Eastern Siberia Region: Experience of the Historical-Political Review. Part I

L. N. Metelkina

Irkutsk State University, Irkutsk

The article examines the processes of formation and circulation of members of the district executive committees in the Eastern Siberia region in 1930-1936-s.

Метёлкина Лариса Николаевна -

кандидат исторических наук, доцент, докторант кафедры политологии и отечественной истории Иркутского государственного университета, Иркутск, e-mail: mln@home.isu.ru

Metelkina Larisa Nikolayevna - Candidate of Historical Sciences, Associate Professor of the Department of Political Science and Russian History, the Irkutsk State University, Irkutsk, e-mail: mln@home.isu.ru

Другие работы в данной теме:
Научтруд |