Научтруд
Войти

К вопросу об административно-территориальном устройстве шамхальства Тарковского в XVII - XVIII вв. Взаимоотношения центральной власти с бийликами.…....

Научный труд разместил:
Agrippa
30 мая 2020
Автор: указан в статье

© 2007 г. Н.К. Хасбулатова

К ВОПРОСУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНО-ТЕРРИТОРИАЛЬНОМ УСТРОЙСТВЕ ШАМХАЛЬСТВА ТАРКОВСКОГО В XVII - XVIII ВВ. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЛАСТИ С БИЙЛИКАМИ

В XVII - XVIII вв. шамхальство Тарковское представляет собой одно из крупных и влиятельных феодальных владений Дагестана. Отделение от шамхаль-ства земель Засулакской Кумыкии, Казикумухского и Мехтулинского владений, дробление части территории на бийлики, конечно же, ослабили это владение и более чем вдвое уменьшило его территорию, тем не менее шамхалы пользовались большим влиянием среди владетелей Северо-Восточного Кавказа [1, с. 156]. В рассматриваемый период шамхальство включало в себя равнинную территорию Прикаспия к югу от реки Сулак до реки Оросой-булак. В его владениях находилась и часть предгорья Дагестана. Шамхальство состояло из 24 кумыкских селений и 24 ногайских аулов [2, с. 128]. Резиденцией шамхалов был город Тарки.

Подробные сведения о границах шамхальства Тарковского содержатся в источниках XVIII в. И. Гербер писал в 1728 г., что территория этого феодального владения протянулась «расстоянием к народу от реки Сулак, к осту до моря, к зюйду до гор Бойнак, хайда-ков и карахайдаков. Уезд великой, состоит при городе и столицы шамхальской Тарху во многих добрых и великих деревнях, которые часть на нижней земле недалеко от моря, часть на горах и между горами лежат» [3, с. 71]. Таким образом, согласно сведениям И. Гер-бера, часть территории шамхальства находилась на плоскости, часть - в предгорье.

Сочинения Д.И. Тихонова содержат ценные сведения о Тарковском владении. Он пишет, что границы шамхальства определяются «рекою Кара Койсу по устье реки Сулака; от востока берегом Каспийского моря; от юга начинается сухою границею с уцмиевым и Али Султановым владениями, от урочища Урусай-Булака, от которого подымается хребтом, а потом наклоняется к северу от хребтов гор, лежащих между рек Большого и Малого Манаса, до границы уцмие-вой, от коей, паки повернется хребтом же на запад, между вершинами рек Манаса и Торкали-Озени и дойдет до западных гор, за которыми граничит с народами акушинцами и салатавцами» [2, с. 125]. Данное сообщение о границах шамхальства, отличающееся подробностями, в целом совпадает со сведениями И. Гербера, из чего можно сделать вывод, что на протяжении XVIII в. границы этого феодального владения оставались неизменными.

Необходимо отметить, что Тихонов подробно перечисляет все селения, входившие в состав шамхальства: «У подошвы гор на плоскости располагались: 1) Деревня Янгиюрт при урочище Алагасе, Хум Торкали при речке Торкали-Озень, ... Албюру Кент ... и Кяхолай Торкали ... при ключах» [2, с. 129]. Им перечислены также селения, находившиеся «в горах и по-над речками и при ключах, впадающих по обеим сторонам в речку Торкали-

Озень»: 4) Худаш, 5) Масюлем-аул, 6) Агач-аул, 7) Кап-чугай, 8) Ерпели, 9) Ишкарты, 10) Каранай, 11) Кичи-Ка-занищ, 12) Улу Казанищ, 13) Шура, 14) Какшура, 15) Кя-фар Кент, 16) Буглени, 17) Халил-аул, 18) Амархайкент, 19) Атлыбоюн. По левой стороне реки Манас-Озень расположились селения: 20) Карабудак, 21) Губден, 22) Кадар, 23) Гелли, 24) Шура [2, с. 130].

Далее Тихонов пишет, что шамхалу Тарковскому подвластны были и ногайцы, кочевавшие от устья реки Сулак и вверх к югу по берегу Каспийского моря до самой речки Торкали-Озень, числом до 300 кибиток [2, с. 130].

Часть территории шамхальства составляли бийлики. Р.М. Магомедов описывает семь бийликов, включая в их число и засулакские феодальные владения: Эндиреев-ское, Аксаевское и Костековское, которые по сути дела в XVII - XVIII вв. были независимы от шамхалов. Е.Н. Ку-шева же пишет, что в XVII в. на территории шамхальства имелось «более 10 юртов или княжеств» [4, с. 311]. М.-С.К. Умаханов, перечисляя бийлики шамхальства в XVII в., называет Эрпелинский, Бамматулинский, Ка-рабудахкентский, Утамышский, Губденский [5, с. 10]. А. С. Акбиев отмечает, что в шамхальстве существовало четыре четко выраженных бийлика: Бамматулинский, Эрпелинский, Карабудахкентский и Бойнакский [1, с. 175].

Что собой представляли бийлики? По своему внутреннему устройству они во многом напоминали шам-хальство. Эвлия Челеби писал о Карабудахкентском владении, что это одно из семи бекств и семи кадий-ских владений. Имя главного бея - хан, под властью которого находятся три тысячи воинов [6, с. 119]. В каждом бекстве имелся свой кадий. По-видимому, при дворе каждого правителя бийлика были визирь, дворецкий, доверенные лица из числа ближних узденей. Примечателен тот факт, что после упразднения шамхаль-ского звания сын шамхала Адиль-Гирея Хасбулат, который являлся правителем Тарковского владения, по существу превратившего на определенное время в бийлик, имел своего визиря Иташука, который получал жалованье от русского правительства [7, с. 34].

Между владениями шамхала Тарковского и уцмия Кайтагского находился небольшой бийлик, правители которого имели резиденцию в селении Бойнак. Среди кумыков он был известен как бийлик ярым-шамхала, а по русским источникам правители его известны под титулом Крым-шамхалов.

В рассматриваемый период между шамхалом и бойнакскими владетелями существовали противоречия, порой перераставшие в вооруженную борьбу. В 1640 - 1641 г. Сурхай Тарковский по указанию шаха Сефи I «взял в Дербени шах Суфиевой рати 500 человек» [8], чтобы наказать бойнакского Бек-Магомеда, сын которого убил литовского посланника в Иран

Теофила Шенберга близ Бойнака. Этим нападением Сурхай, видимо, старался не столько наказать владетеля Бойнака за убийство Шенберга, сколько положить конец его независимости от Тарков.

Однако было бы неправильным говорить о постоянном неподчинении Бойнакского бийлика шамхалам. Наиболее жестокую политику по отношению к бой-накским владетелям проводил в первой четверти XVIII в. отец Хасбулата шамхал Адиль-Гирей. В донесении русского дворянина А.И. Лопухина Петру I (31 июля 1721 г.) содержатся сведения о притеснении бойнакского владетеля Муртазали и членов его семьи шам-халом: «Муртузалей ныне житель в Шимахе, которой послан от усмия, ибо, как известно о его нищете, и тако рад тому, что место нашел, а дети ево в воровстве, ибо, где он прежде жил в Буйнаках, оттоль ево брат ево Адиль-Гирей - шефкал выбил и посадил там своих людей» [7, с. 34]. Это сообщение свидетельствует о том, что шамхал не просто одержал победу над владетелем Бойнака, но и отнял у него бийлик, доведя до нищенского состояния.

В конце XVIII в., согласно сообщению Тихонова, правителем в Бойнаке был уже сын шамхала [2, с. 129]. Из этого можно сделать вывод, что на протяжении всего XVIII в. шамхалы проводили политику укрепления центральной власти и подчинения бийликов.

Еще одним удельным владением на территории шамхальства был Эрпелинский бийлик, состоявший из селений Эрпели, Ишкарты, Верхний и Нижний Ка-ранай, Ахатлы. Эрпелинские владетели являлись карачи-беками. В рассматриваемый период они старались проводить самостоятельную политику, а шамха-лы всячески этому препятствовали. Интересно в этом отношении донесение коменданта крепости Святой Крест Л.Я. Соймонова генерал-майору Г.С. Кропото-ву, в котором говорится, что «подданной ево шам-хальский эрпелинский кн. Будайши со своими людьми от шамхала отложился» [7, с. 49]. Чтобы наказать непокорного, шамхал Адиль-Гирей просил военной помощи у русского командования, но в случае отказа готов был решить конфликт своими силами [7, с. 49].

В XVII в. возникает Бамматулинское владение. В его состав входили Большое и Малое Казанище, Буг-лен, Муселим-аул, Халимбек-аул, Кафыр-Кумух и Темир-Хан-Шура. Резиденцией бамматулинских правителей было селение Казанище, где ранее проживал и шамхал Сурхай. В первой половине XVII в. Кафыр-Кумух, где проживал Андий-шамхал, выступал как самостоятельное владение. Бамматулинским же это владение было названо по имени сына Андия Бамма-та, распространившего свою власть на вышеперечисленные селения [4, с. 45]. В период дробления шам-хальства Баммат обособился, сделался независимым от тарковского шамхала.

Следует отметить, что и до этого Баммат выступал независимо от шамхалов. Так, в 1637 г., согласно русским документам, «учились царю в холопстве Кафыр-кумыцкие земли кумыцкого шевкала Андреева дети Багама - мурза з братьею и з детьми, и с племянники, и со всею своею Кафыр-кумыцкою землею и шерть

учинили» [7, с. 138]. Для гарантии верности царю «Багамат - мурза сына своего Албир-мурзу с уздени» отправил заложниками в Терки [7, с. 198-199].

В конце XVII в. из шамхальства выделилось и Ута-мышское султанство, которое ранее существовало как удельное владение шамхальского рода. Правитель этого владения Халелбек упоминается в документах конца XVI в. как сильный феодал, располагавший дружиной в 300 конных [9].

По мнению Умаханова, относительно самостоятельным в исследуемый период было и Губденское владение, граничившее на севере с Карабудахкентским бий-ликом. В конце XVI в. Губденом владел «шевкалов племянник», в распоряжении которого было «200 человек конных» [5, с. 28].

В документе за 1614 г. среди владельцев, находившихся в «одиначестве» с Тарковским правителем Гиреем упоминается «Казаналп-князь», владетель таркаловский [7, с. 36-37]. В документах за первую половину XVII в. прослеживается непостоянство тар-каловских беков. Примечательны в этом плане слова таркаловского мурзы Маметхана, сказанные терским воеводам и подчеркивающие его заслуги перед русским престолом (февраль 1615 г.): «А я де, Маметхан-князь, холоп государев стародавний, когда вся кумыцкая земля против государя стояла и я де и тогда государю служил и во всем добра хотел и с вестьми Коссинскому острогу сам приезжал и узденей своих присылал» [7, с. 51]. Здесь речь идет о событиях 1604 - 1605 гг., когда русские войска во главе с Бутурлиным и Плещеевым совершили поход на шамхальство, захватив Тар-ки и ряд других населенных пунктов. Как известно, этот поход закончился крупным поражением русских войск, но не в этом суть, а любопытно другое: когда фактически вся Кумыкская земля объединилась в борьбе с общим врагом, таркаловский мурза буквально под боком у шамхала занимался шпионажем в пользу русских. В 1641 г. сын таркаловского владетеля Солтан-Махмуда Кулаева Казаналип был сослан в Москву «царские очи видеть», где он присягнул на верность России от имени своего отца, дяди и шамха-ла Сурхая [7, с. 159]. Все это свидетельствует об относительной самостоятельности таркаловских беков по отношению к центральной власти - шамхалам.

Таким образом, в рассматриваемый нами период шамхальство занимало довольно большую территорию в равнинной и предгорной части Дагестана и состояло из 24 кумыкских селений и такого же количества ногайских аулов. Вся территория шамхальства была разделена на бийлики, из которых соответственно Тарковское владение составляло домен шамхала и беков из шамхальского рода. По отношению к центральной власти бийлики пользовались большой самостоятельностью, а их правители были связаны с шамхалом договором об «одиначестве» - союзе. Проводимая шамхалами централизаторская политика дала свои результаты ко второй половине XVIII в. К этому времени наблюдается усиление власти тарковских правителей, которые добились передачи шамхальско-

го звания по прямой линии и в значительной степени подчинили своему влиянию крупных феодалов. Литература

1. Акбиев А. С. Общественный строй кумыков в XVII -

XVIII вв. Махачкала, 2000.

2. Тихонов Д.И. Описание Северного Дагестана 1796 // История, география и этнография Дагестана XVIII -

XIX вв.: Архивные материалы / Под ред. М.О. Кос-вена, Х.-М.О. Хашаева. М., 1958.

3. Гербер И.-Г. Описание стран и народов вдоль западного берега Каспийского моря // История, география и

этнография Дагестана / Под ред. М.О. Косвена, Х.-М.О. Хашаева. М., 1958.

4. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией в XVI - XVII вв. М., 1963.
5. Умаханов М.-С.К. Взаимоотношения феодальных владений и освободительная борьба народов Дагестана в XVII в. Махачкала, 1973.
6. Челеби Э. Книга путешествия. М., 1972. Вып. 2.
7. Русско-дагестанские отношения в XVIII - начале XIX в. М., 1988.
8. РФ ИИАЭ ДНЦ РАН, ф. 1, оп. 1, д. 305 (8), л. 1088.
9. Белокуров С.А. Сношение России с Кавказом. М., 1889. С. 293.

Дагестанский государственный педагогический университет

14 июня 2006 г.
Научтруд |