Научтруд
Войти

Некоторые итоги и перспективы радиоуглеродного датирования елшанской культуры лесостепного Поволжья

Автор: указан в статье

АРХЕОЛОГИЯ И ЭТНОГРАФИЯ

УДК 902. 903. 023

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАДИОУГЛЕРОДНОГО ДАТИРОВАНИЯ ЕЛШАНСКОЙ КУЛЬТУРЫ ЛЕСОСТЕПНОГО ПОВОЛЖЬЯ

© 2012 К.М. Андреев1, А.А. Выборнов1, М.А. Кулькова2

1 Поволжская государственная социально-гуманитарная академия, г.Самара 2 Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, г.Санкт-Петербург

Поступила в редакцию 24.04.2012

В статье анализируются результаты радиоуглеродного датирования елшанской культуры лесостепного Поволжья. Обосновывается необходимость отказа от наиболее ранних и поздних датировок. Аргументируется, с опорой на радиоуглеродные определения, гипотеза о генезисе елшанской культуры в первой половине 6 тыс. до н.э. и ее существование до начала-середины 5 тыс. до н.э. Ключевые слова: лесостепное Поволжье, ранний неолит, елшанская культура, радиоуглеродное датирование.

Ряд специалистов рассматривает елшанскую культуру как одну из древнейших в период нового каменного века Европейской части России и Европы в целом, повлиявшую на неолитиза-цию других регионов1. В то же время вопрос датировки елшанских комплексов является предметом оживленных дискуссий. Именно анализу всего комплекса радиоуглеродных дат, на базе которых во многом строятся эти предположения, посвящена данная статья.

На сегодняшний день для елшанской культуры известно порядка 70 радиоуглеродных определений (табл. 1). Они получены в различных лабораториях по нескольким видам материалов, которые были атрибутированы исследователями как имеющие отношение к елшанской культуре: органика из фрагментов керамики, раковины моллюсков, уголь, фрагменты костей и вмещающая почва.

Наиболее ранние датировки получены по раковинам моллюсков, происходящим из культурных слоев памятников Чекалино IV, Лебя-жинка IV и Ильинка (№ 1, 5, 16, 22)2, относят время ее генезиса ко второй половине 7 тыс. до н.э. Ряд исследователей настаивает на обоснованности столь древних определений и антропогенном происхождении раковин, что, по их мнению, также подтверждается палинологическим анализом культурных слоев стоянок3. Другая

Андреев Константин Михайлович, аспирант кафедры отечественной истории и археологии. E-mail: konstantin_andreev_88@mail.ru Выборнов Александр Алексеевич, доктор исторических наук, профессор кафедры отечественной истории и археологии. E-mail: vibornov_kin@mail.ru Кулькова Марианна Алексеевна, кандидат геолого-минер алогических наук, доцент кафедры геологии и геоэкологии, зам. директора ЦКИ «Изотопная геология». E-mail: kulkova@mail.ru

часть ученых относится к ним скептически и акцентирует внимание на возможности действия «резервуарного эффекта», способствовавшего удревнению датируемых образцов, и естественном происхождении раковин моллюсков в культурном слое памятников4. На наш взгляд, радиоуглеродные определения со стоянки Чекалино IV (полученные в разных лабораториях) можно объяснить тем, что отложения, содержащие раковины моллюсков, формировались несколько раньше, чем неолитический культурный слой памятника. Что касается дат по ракушкам с Ильинки и Лебяжинки IV, то их древность может объясняться «резервуарным эффектом», но, что более вероятно, также их случайным попаданием в культурный слой памятников. Данные радиоуглеродные определения вступают в явное противоречие с основным массивом датировок и противоречат хронологии ранненеолитичес-ких культур сопредельных территорий, создавая эффект искусственной оторванности и изолированности елшанских материалов, которые, согласно технологическому анализу керамики, появляются в регионе уже в развитом виде и имеют заимствованный характер5. Таким образом, можно констатировать недостаточную обоснованность использования представленных дат, значительно удревняющих время образования культуры, и необходимость отказа от них.

Следующая группа радиоуглеродных определений елшанской культуры достаточно плотно укладывается в первую половину 6 тыс. до н.э. (№2-4, 6, 7, 33-36, 45, 49, 50). Представленные датировки получены в нескольких лабораториях по различным видам датируемого материала, что в большей степени способствует росту доверия к ним. На их основании ряд специалистов предло-

жил датировать время образования елшанской культуры первой половиной 6 тыс. до н.э.6 Однако полученные еще на заре радиоуглеродного датирования елшанских материалов определения по раковинам моллюсков со стоянки Чекалино IV и по фрагментам костей со стоянки Ивановка вызывали сомнения у специалистов, хотя и меньшие, чем выше рассмотренные. Обозначенный круг исследователей был склонен связывать их ранний возраст с действием «резервуарного эффекта», случайным попаданием в слой памятника и возможным существованием мезолитического субстрата, к которому они относятся. Однако в дальнейшем для стоянки Чекалино IV в лаборатории РГПУ им. А.И. Герцена была получена дата 7660 ± 200. Она хорошо коррелирует с определениями по раковинам моллюсков собственно стоянки Чекалино IV и по типологически близким фрагментам керамики со стоянки Ивановка. Учитывая достаточно большую погрешность, эта дата практически с ними совпала, что является аргументом в пользу их достоверности и принадлежности к неолитической эпохе. Кроме того, по органике в керамике для стоянки Большая Раковка II в той же лаборатории было получено радиоуглеродное определение

7790 ± 200, практически совпавшее с датами по керамике и кости со стоянки Ивановка и по раковине и керамике с Чекалино IV. Если допустить возможность существования нескольких комплексов эпох мезолита-неолита на стоянке Усть-Ташелка7, то вполне обоснованными выглядят ранние датировки этого памятника, которые в то же время согласуются с датами, полученными для стоянок Чекалино IV и Ивановка. Таким образом, на сегодняшний день представленная группа дат дает основание говорить о возникновении елшанской культуры лесостепного Поволжья в первой половине 6 тыс. до н.э. Однако данная гипотеза нуждается в дополнительной аргументации, детализации и проверке. Это вызвано тем, что в лаборатории г. Познани на АМС по угольку с острого дна елшанского сосуда стоянки Чекалино IV получена дата, которая относится к концу третьей

четверти 6 тыс. до н.э. (7250 ± 60). Она оставляет возможность омоложения возраста памятника и необходимость дальнейшей перепроверки времени его существования. Причины расхождения дат, полученных по органике в керамике и углю, предстоит еще выяснить специалистам. В данном случае можно лишь констатировать, что елшанская посуда изготавливалась не из ила с естественной примесью озерной или речной раковины, а из илистых глин, не содержащих включений раковины, поэтому предполагать «резервуарный эффект» маловероятно8. Исследователям удалось

установить, что неолитическая керамика содержит органические растворы антропогенного характера, которые и являлись основой для датировки керамики9. В то же время нельзя исключать присутствия геологической органики в керамике, которая и могла приводить к определенному удревнению возраста образца.

Наиболее массовой является группа радиоуглеродных определений памятников Самарского и Ульяновского Поволжья, относящаяся к рубежу 6 и 5 - середине 5 тыс. до н.э. (№17, 2332, 41-43, 51-53, 60). Рубежом 6 и 5 тыс. до н.э. также может быть датирован процесс продвижения елшанского населения к западу от р.Волга в Примокшанье, Поочье и, возможно, Среднее Посурье, где в это время фиксируется существование стоянок с типично елшанской керамикой (№57-59). Материалы большинства памятников, к которым относится обозначенная группа радиоуглеродных дат, подпадают под характеристику выделяемого рядом исследователей второго этапа развития елшанской культуры, для которого характерно господство плоскодонных неорнаментированных сосудов с пояском ямок-жемчужин под венчиком10. И свидетельствуют о бытовании елшанской культурной традиции до начала-середины 5 тыс. до н.э., что признается подавляющим большинством заинтересованных специалистов. Однако на стоянке Старая Ел-шанка II, чье хронологическое положение определяется выше обозначенным интервалом, обнаружена только остродонная профилированная посуда, поэтому необходима проверка либо возраста данного памятника, либо гипотезы о выделении второго елшанского типа. Аналогичная профилированная остродонная керамика обнаружена и на ряде других памятников обозначенной группы. Стоит отметить существование двух пар дат для стоянки Усть-Ташелка, что может быть объяснено заселением памятника елшанс-ким населением как минимум дважды с перерывом в тысячу лет или, что выглядит более вероятным, некорректностью одной из пар и необходимостью уточнения возраста стоянки. Для стоянки Лебяжинка IV в одном случае датировка, полученная по керамике, типологически близкой материалам стоянок Ильинка, Красный Городок и др., соответствует хронологическому положению этой группы памятников - первая половина 5 тыс. до н.э., но в то же время для нее получена значительная серия дат по керамике, «отскочившая» к началу 4 тыс. до н.э., что ставит перед исследователями задачу проверки возраста елшанских материалов стоянки Лебяжинка IV. Подводя итог характеристики радиоуглеродных определений рассматриваемой группы, стоит отметить, что все они получены исключи-

тельно по керамике в одной (киевской) радиоуглеродной лаборатории и большинство памятников на сегодняшний день имеют малую выборку дат. Это обстоятельство ставит перед специалистами задачу проверки возраста ряда памятников с привлечением большего числа радиоуглеродных лабораторий и подтверждения датировок, полученных по керамике определениями по другим материалам. В то же время надежно подтвержден факт существования елшан-ской культуры на рубеже 6-5 и вплоть до середины 5 тыс. до н.э. С этим хронологическим интервалом может быть связано возникновение и развитие керамики второго типа (однако данный тезис нуждается в дополнительной аргументации), а также освоение елшанским населением регионов, расположенных западнее р. Волги.

По ряду елшанских памятников получены достаточно поздние даты (№9-14, 18-21, 38-39, 44, 46-48, 54-56, 63-64, 66), исходя из которых ряд исследователей допускал возможность существования елшанской культуры до конца 5 тыс. до н.э.11 Однако в большинстве случаев представленные датировки вступают в явное противоречие с типологическими построениями и сериями других радиоуглеродных определений по этим же памятникам. Исходя из положения об обоснованности рассматриваемой группы дат должен следовать вывод о том, что типологически и технологически сходная керамика бытует в течение двух тысяч лет. Это, на наш взгляд, является маловероятным и заставляет усомниться в корректности этих датировок. Стоит отметить, что в данной группе представлены даты из нескольких лабораторий, полученные по керамике, раковинам моллюсков, вмещающей почве и углю. В этой связи наиболее примечательна ситуация с датированием материалов стоянки Чекалино IV, раннее хронологическое положение которой подтверждается частью дат, а также технологически и типологически, и в то же время существует серия более поздних определений, полученных по почве, раковинам и керамике, которые вступают с ними в противоречие. По мнению специалистов, датировки почв в принципе весьма ненадежны в связи с активной деятельностью землеройных насекомых и животных, как в момент функционирования стоянки, так и в последующем. Кроме того, для датирования почв используется одна из их органических составляющих - гуминовые кислоты, возраст которых не всегда может совпадать с возрастом погребенных в почвах артефактов. Не всегда с достаточной уверенностью можно связать с определенной культурой датируемые образцы угля или древесины из культурного слоя памятника. Особенно при условии его неоднократного заселения и отсутствии четкой

стратиграфии. Не заслуживают однозначного доверия и датировки, получаемые по органике, извлекаемой из керамики. Примечательно, что в ряде лабораторий, в том числе на АМС, по керамике елшанской культуры была получена группа дат, относящая время ее существования к эпохе бронзы (№15, 37, 40, 65). Необходимо обратить внимание на получение сходных дат в разных лабораториях по ранненеолитической керамике: 485080 в Киевской лаборатории (Нижняя Орлянка II), 4541+41 в Аризонской лаборатории (Вью-ново озеро I), 445050 Познаньской лаборатории (Плаутино I). Причину этого явления должны трактовать специалисты. Принимая во внимание существование значительного массива некорректных дат, необходимо отметить наиболее остро стоящие в данный момент проблемы по определению радиоуглеродного возраста ряда памятников. В частности, это касается ситуации с датированием стоянок Большая Раковка II, Чекалино IV и Лебяжинка IV, раннее хронологическое положение которых нуждается в дополнительном подтверждении. Весьма проблемной остается ситуация со стоянкой Нижняя Орлянка II, материалы которой с точки зрения технологии и типологии аналогичны коллекциям Ивановки и Чекалино IV, однако существующие даты этому противоречат. Относительно датировок елшанс-ких памятников Посурья и Примокшанья данным хронологическим интервалом стоит отметить, что с одной стороны можно допустить бытование елшанской культурной традиции в этих регионах до конца 5 тыс. до н.э. А с другой, что более вероятно, констатировать их ненадежный характер и необходимость перепроверки. Таким образом, рассматриваемая группа дат елшанской культуры может быть признана некорректной ввиду ряда отмеченных обстоятельств и при дальнейших исследованиях раннего неолита лесостепного Поволжья от них стоит отказаться или использовать с крайней осторожностью. Необходимо уточнение и проверка возраста памятников, для которых они получены.

Таким образом, на сегодняшний день можно констатировать необходимость отказа от датировок, уходящих далеко в 7 тыс. до н.э., которые необоснованно удревняют время образования елшанской культуры. Наиболее приемлемой выглядит концепция о генезисе елшанской культуры на рубеже 7 и 6 тыс. до н.э., которая находит свое подтверждение в значительной серии радиоуглеродных определений для ряда памятников, полученных по различным материалам. Согласно радиоуглеродной хронологии елшанская культура существует в лесостепном Поволжье как минимум до рубежа 6-5, а возможно, и до середины 5 тыс. до н.э. С этим временем может быть связа-

Таблица 1. Радиоуглеродные даты елшанской культуры

№ Памятник Лаб. индекс Возраст (ВР) Возраст (са1 ВС)12 Материал

1 2 3 4 5 6
1 ЧекалиноIV Ье-4781 8990±10013 1с 8300-8160 2с 8450-7750 Раковина
2 ЧекалиноIV Ье-4782 8000±12013 1с 7070-6740 2с 7300-6600 Раковина
3 ЧекалиноIV Ье-4783 8050±12013 1 с 7180-6770 2с 7350-6600 Раковина
4 ЧекалиноIV Ье-4784 7940±14013 1с 7050-6680 2с 7300-6450 Раковина
5 ЧекалиноIV От-7085 8680±12013 1с 7870-7580 2с 8250-7500 Раковина
6 ЧекалиноIV ат-7086 7950±13013 1с 7040-6690 2с 7250-6450 Раковина
7 Чекалино IV 8рЬ-424 7660±20014 1с 6700-6240 2с 7050-6050 Керамика
8 Чекалино IV Рск-42051 7250±6014 1с 6220-6050 2с 6230-6010 Уголь
9 ЧекалиноIV К1-14687 6030±10015 1с 5060-4790 2с 5220-4710 Почва
10 ЧекалиноIV К1-14704 6070±9015 1с 5070-4840 2с 5220-4720 Почва
11 Чекалино IV К1-14688 5870±8015 1с 4840-4650 2с 4940-4540 Керамика
12 Чекалино IV К1-14686 5910±9015 1с 4910-4680 2с 5000-4540 Керамика
13 Чекалино IV К1-14689 6100±14015 1с 5220-4880 2с 5400-4700 Раковина
14 Чекалино IV К1-14706 6180 ±9015 1с 5230-5000 2с 5330-4890 Раковина
15 Чекалино IV Иа-37018 3305±9514 1с 1700-1490 2с 1830-1400 Керамика
16 Лебяжинка IV ат-7088 8470±14013 1с 7650-7320 2с 7850-7050 Раковина
17 Лебяжинка IV К1-14076 6680±8016 1с 5670-5530 2с 5720-5480 Керамика
18 Лебяжинка IV К1-14468 5970±8017 1с 4960-4720 2с 5100-4600 Керамика
19 Лебяжинка IV К1-14469 6080±9017 1с 5080-4840 2с 5300-4750 Керамика
20 Лебяжинка IV К1-14470 5980±9017 1с 4990-4770 2с 5250-4600 Керамика
21 Лебяжинка IV К1-16699 5850±12014 1о 4810-4540 2ст 5050-4400 Керамика
22 Ильинка Ье-5839 8510±6018 1с 7590-7525 2с 7610-7460 Раковина
23 Ильинка К1-14111 6740±7017&19 1с 5720-5610 2с 5750-5510 Керамика
24 Ильинка К1-14145 6680±7017&19 1с 5660-5530 2с 5710-5480 Керамика
25 Ильинка К1-14619 6760±9017&19 1с 5740-5610 2с 5840-5510 Керамика
26 Ильинка К1-14464 6640±10017&19 1с 5640-5480 2с 5730-5460 Керамика
27 Ильинка К1-14096 6940±9019 1с 5910-5730 2с 6000-5660 Керамика
28 Красный Городок К1-14078 6730±10017;19 1с 5730-5550 2с 5810-5480 Керамика
29 Красный Городок К1-14117 6550±13017;19 1с 5620-5370 2с 5720-5290 Керамика

Таблица 1. Радиоуглеродные даты елшанской культуры (продолжение)

1 2 3 4 5 6
30 Старая Елшанка II Ю-14413 6820±8017;19 1с 5780-5630 2с 5890-5610 Керамика
31 Старая Елшанка II Ю-14569 6760±8017;19 1с 5730-5610 2с 5810-5520 Керамика
32 Старая Елшанка II Ю-14570 6480±8017;19 1с 5520-5360 2с 5570-5300 Керамика
33 Ивановка Le-2343 8020±9013 1с 7070-6770 2с 7200-6650 Кость
34 Ивановка Ю-14568 7930±9017;19 1 с 6860-6680 2с 7060-6600 Керамика
35 Ивановка Ю-14631 7780±9017;19 1с 6690-6470 2с 7050-6400 Керамика
36 Ивановка Ю-14567 7680±9017;19 1с 6600-6440 2с 6700-6370 Керамика
37 Ивановка Ш-37021 2840±4014 1с 1050-920 2с 1130-900 Керамика
38 Нижняя Орлянка II Ю-14084 5630±8020 1с 4540-4360 2с 4620-4330 Керамика
39 Нижняя Орлянка II Ю-14123 5720±8020 1с 4690-4480 2с 4730-4360 Керамика
40 Нижняя Орлянка II Ю-17056 4850±8014 1о 3720-3620 2а 3800-3500 Керамика
41 Максимовка I Ю-14411 6420±8017;19 1с 5480-5330 2с 5520-5220 Керамика
42 Максимовка I Ю-14412 6470±8017;19 1с 5490-5340 2с 5570-5300 Керамика
43 Красный Яр VII Ю-14580 6540±8017;19 1с 5570-5460 2с 5630-5340 Керамика
44 Красный Яр VII Ю-14586 6280±9017;19 1с 5370-5200 2с 5470-5020 Керамика
45 Большая Раковка II Spb-426 7790±20014 1с 7050-6450 2с 7200-6200 Керамика
46 Большая Раковка II Ki-14835 6310±9017;19 1с 5390-5200 2с 5480-5050 Керамика
47 Большая Раковка II Ki-14829 5770±9019 1с 4720-4500 2с 4840-4440 Керамика
48 Большая Раковка II Ю-14830 5610 ±9019 1с 4530-4350 2с 5690-4320 Керамика
49 Усть-Ташелка Ki-12166 7810±19021 1с7050-6450 2с 7200-6250 Керамика
50 Усть-Ташелка Ki-12167 7680±19021 1с 6800-6250 2с 7100-6100 Керамика
51 Усть-Ташелка Ki-15966 6580±9014 1с 5620-5470 2с 5670-5360 Керамика
52 Усть-Ташелка Ki-16041 6670±9014 1с 5660-5510 2с 5730-5470 Керамика
53 Елшанка XI Ю-15439 6820±9022 1с 5790-5630 2с 5900-5550 Керамика
54 Имерка VII Ki-15097 6270±8019 1с 5330-5200 2с 5390-5020 Керамика
55 Имерка VII Ki-14466 6130±9019 1с 5210-4960 2с 5300-4840 Керамика
56 Имерка VII Ki-14465 5910±8019 1с 4900-4690 2с 5000-4580 Керамика
57 Озименки II Ki-12168 6950±17019 1с 6000-5700 2с 6250-5500 Керамика
58 Городок I Ю-14114 6870±10017;19 1с 5850-5660 2с 5990-5610 Керамика
59 Городок I Ki-14075 6760±9017;19 1с 5740-5610 2с 5840-5510 Керамика

Таблица 1. Радиоуглеродные даты елшанской культуры (окончание)

1 2 3 4 5 6
60 Луговое III Ki-14584 6700±10019 1c 5710-5530 2c 5790-5470 Керамика
61 Луговое III Ki-866 4310±9023 1c 3100-2860 2c 3350-2600 Уголь
62 Луговое III Ki-867 4400±21023 1c 3400-2750 2c 3700-2400 Уголь
63 Утюж I Ki-14448 6330±9019 1c 5380-5210 2c 5480-5190 Керамика
64 Молёбное озеро I Ki-14441 6290±9019 1c 5370-5200 2c 5470-5040 Керамика
65 Вьюново озеро I Ki-17057 4870±9014 1c 3770-3620 2ct 3950-3350 Керамика
66 Вьюново озеро I Le-9219 5790±13016 1c 4790-4490 2c 4950-4350 Почва

но возникновение и развитие второго типа керамики и начало освоения елшанским населением западных регионов. Еще одна группа дат елшанской культуры рубежа 5-4 тыс. до н.э. на современном этапе изучения может быть признана некорректной, так как значительно омолаживает возраст и растягивает время существования культуры, и от ее использования необходимо отказаться. Несмотря на то, что накоплен значительный массив радиоуглеродных определений для ран-ненеолитической елшанской культуры лесостепного Поволжья, существует большое количество нерешенных вопросов, связанных с хронологическим положением отдельных памятников и этапов ее развития, поэтому работа по проверке абсолютного возраста елшанских материалов должна быть продолжена.

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ, проекты 10-01-00393а и 10-06-00096a, а также РФФИ, проект 10-01-00553а/Б

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Тимофеев В.И. Некоторые проблемы неолитизации Восточной Европы // Тверской археологический сборник. Вып.5. Тверь, 2002; Тимофеев В.И. Радиоуглеродные даты и проблемы неолитизации Восточной Европы // Хронология неолита Восточной Европы: Тезисы докладов международной конференции, посвященной памяти д.и.н. Н.Н. Гуриной. СПб., 2000; Долуханов П.М., Шуку-ров А.М., Соколов ДД, Гроненборн Д., Тимофеев В.И, Ма-зуркевич А.Н., Зайцева Г.И. Неолит Восточноевропейской равнины в Европейском контексте // Чтения, посвященные 100-летию деятельности в ГИМе В.А. Город-цова. Тез. конф. Москва, 2003; Долуханов П.М. Неолити-зация Европы: хронология и модели // Неолит - энеолит юга и неолит севера Восточной Европы. СПб., 2003; Никитин В.В. Общие черты и специфические элементы ранненеолитической посуды лесного Поволжья, степных и лесостепных районов Волго-Донского междуречья // Археологическое изучение Центральной России. Липецк, 2006; Никитин В.В. К проблеме истоков раннего неолита лесного Поволжья // Вопросы археологии Ура-

ла. Вып.26. Екатеринбург-Сургут, 2011; Никитин В.В. Ранний неолит Марийского Поволжья. Йошкар-Ола, 2011; Gronenborn D. Climate fluctuations and trajectories to complexity in the Neolithic: towards a theory / / Documenta Praehistorica. XXXVI. 2009.

2 Здесь и далее указывается порядковый номер даты в таблице 1.
3 Мамонов А.Е. О культурном статусе елшанских комплексов // Вопросы археологии Поволжья. Вып. 1. Самара, 1999. С.36; Мамонов А.Е. Елшанская культура // История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Каменный век. Самара, 2000. С. 158; Мамонов А.Е. Хронологический аспект изучения елшанской культуры // Хронология неолита Восточной Европы: Тезисы докладов международной конференции, посвященной памяти д.и.н. Н.Н. Гуриной. СПб., 2000. С.51; Мамонов А.Е. Елшанская культура: проблемы изучения и хронологический аспект // Известия Самарского научного центра РАН. Специальный выпуск «Актуальные проблемы истории, археологии и этнографии». Самара, 2006. С.273-274.
4 Вискалин А.В. К вопросу о датировке ранненеолитичес-кой керамики елшанского типа // Тверской археологический сборник. Вып.6. Т. 1. Тверь, 2006; Выборнов А.А. О раннем неолите Поволжья // Известия Самарского научного центра РАН. Самара, 2005. С.153; Ставицкий

B.В. Проблема неолитизации Волго-Донской лесостепи // Известия Самарского научного центра РАН. Самара, 2005. С.145; Котова Н.С. Неолитизация Украины. Луганск, 2002. С.75.

5 Васильева И.Н. К вопросу о зарождении гончарства в Поволжье // Вопросы археологии Поволжья. Вып.4. Самара, 2006. С.436.
6 Выборнов А.А. О хронологии раннего неолита лесостепного Поволжья // Неолит Среднего Поволжья в системе культур Евразии: материалы международной научной конференции. Самара, 17-18 июня 2011. Самара, 2011.

C.37; Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008. С.128; Вискалин А.В. Динамика климатических колебаний и культурные процессы в неолите Волго-Уральской лесостепи // Человек и древность: памяти Александра Александровича Формозова (1928-2009). М., 2010. С.229; Котова Н. С. Неолитизация Украины. Луганск, 2002. С.75.

7 Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008. С.90.
8 Васильева И.Н. К вопросу о зарождении ... С.434; Васильева И.Н. О происхождении гончарства // Современные проблемы археологии России. Материалы Всероссийского археологического съезда. Т.1. Новосибирск, 2006. С.244.
9 Зайцева Г.И., Скаковский Е.Д., Посснерт Г., Выборнов

А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. Органическое вещество керамики: природа, органические компоненты и достоверность радиоуглеродных дат // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. Т.2. СПб.-М.-Великий Новгород, 2011. С.383-385.

10 Васильев И.Б., Выборное А.А. Неолит Поволжья. Степь и лесостепь. Куйбышев, 1988. С.24-25; Васильев И.Б., Выборное А.А. Неолитические культуры лесостепного Поволжья и их взаимодействие с населением лесного Волго-Камья // Проблемы изучения раннего неолита лесной полосы Европейской части СССР. Ижевск, 1988. С.86; Выборное А.А. Проблемы изучения неолита лесостепного Поволжья // Известия Самарского научного центра РАН. Самара, 2002. С.54-55; Выбор-нов А.А. Неолит Самарского Поволжья // 40 лет Сред-неволжской археологической экспедиции. Краеведческие записки. Вып.15. Самара, 2010. С.24-25.
11 Выборнов А.А. О хронологии раннего неолита... С.38; Вис-калин А.В. Динамика климатических колебаний ... С.232.
12 В работе использованы калиброванные значения, полученные с помощью программы ОхСа1 v3.10
13 Мамонов А.Е. О культурном статусе ... С.36; Зайцева Г.И., Тимофеев В.И., Семенцов А.А. Радиоуглеродное датирование в ИИМК РАН: история, состояние, ре-

зультаты, перспективы // РА. 1999. №3. С.15.

14 Дата публикуется впервые.
15 Выборнов А.А. О хронологии раннего неолита ... С.38.
16 Vybornov A. Time and palaeoenvironment in the Neolithisation of the Povolzhye forest - steppe // Documenta Praehistorica. XXXVIII. Ljubljana, 2011. Р269.
17 Выборнов А.А., Ковалюх Н.Н., Скрипкин В.В. К радио-карбоновой хронологии неолита Среднего Поволжья: восточный регион // РА. 2009. №3. С.61-63.
18 Мамонов А.Е. Новые материалы Ильинской стоянки в Самарской области // Историко-археологические изыскания. Вып.5. Самара, 2002. С.156.
19 Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008. С.241-247.
20 ВискалинА.В. Динамика климатических колебаний ... С.232.
21 Вискалин А.В. К вопросу о происхождении елшанской культуры // Археологическое изучение центральной России. Липецк, 2006. С.91.
22 Выборнов А.А. Неолит степного-лесостепного Поволжья и Прикамья. Автореф. дисс. ... докт. ист. наук. Ижевск, 2009. С.28.
23 Тимофеев В.И., Зайцева Г.И., Долуханов П.М., Шукуров А.М. Радиоуглеродная хронология неолита Северной Евразии. СПб., 2004. С.79.

SOME RESULTS AND PROSPECTS RADIOCARBON DATING ELSHANSKAYA CULTURE FOREST-STEPPE VOLGA REGION

© 2012 K.M. Andreev1, A.A. Vybornov1, M.A. Kulkova2

1 Volga Region State Academy of Social Sciences and Humanities, Samara 2 Russian State Pedagogical University A.I. Herzen, St. Petersburg

The authors of the article analyze the results of radiocarbon dating of Elshanskaya culture of the forest-steppe of Volga region. They argue that it would be necessary to refuse the earliest and late datings of monuments. The authors confirm their hypothesis of the genesis of Elshanskaya culture in the first half of 6th millennium BC and its existence till the beginning of 5th millennium BC. Key words: forest-steppe Volga region, early Neolithic, Elshanskaya culture, radiocarbon dating.

Konstantin Andreev, Graduate Student, Russian History and Archaeology Department. E-mail: konstantin_andreev_88@mailru Aleksandr Vybornov, Doctor of History, Professor, Russian History and Archaeology Department. E-mail: vibornov_kin@mail.m Marianna Kulkova, Candidate of Geological and Mineralogical Sciences, Associate Professor, Geology and Geoecology Department, Deputy Director of ZKI "Isotope Geology". E-mail: kulkova@mail.ru

Другие работы в данной теме:
Научтруд |