Научтруд
Войти
Категория: Право

О некоторых тенденциях развития уголовно-правовой антикоррупционной политики российской Федерации

Научный труд разместил:
Veniamin
15 июля 2020
Автор: Александр Вячеславович Федоров

УДК 343.2/7

Александр Вячеславович Федоров

кандидат юридических наук, профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, заместитель Председателя Следственного комитета Российской Федерации, главный редактор журнала «Наркоконтроль», г. Москва.

E-mail: 1956af@mail.ru

О НЕКОТОРЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ РАЗВИТИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В статье обоснован вывод автора о том, что введение уголовной ответственности юридических лиц является прогнозной тенденцией развития российской уголовно-правовой политики, раскрыта объективная обусловленность введения такой ответственности. При этом обращено внимание на то, что уголовная ответственность юридических лиц установлена во многих странах мира и предусматривается международными обязательствами Российской Федерации. Приведены данные о привлечении в Российской Федерации юридических лиц к административной ответственности за незаконное вознаграждение от имени юридического лица (ст. 19.28 КоАП РФ) и сформулированы доводы, указывающие на недостаточную эффективность существующего института административной ответственности юридических лиц за такого рода деяния. Обращено внимание на необходимость проведения научных исследований по определению особенностей уголовно-процессуальной деятельности по делам о привлечении к уголовной ответственности юридических лиц, а также разработке оснований и условий проведения оперативно-розыскной деятельности в отношении юридических лиц.

Рассматривая проводимую в Российской Федерации антикоррупционную политику, одной из составляющих которой является уголовно-правовая антикоррупционная политика, можно выделить целый ряд тенденций ее развития, к числу которых относится влияние на формирование российского законодательства международных конвенций.

Процессы глобализации обусловили принятие на рубеже веков нескольких многосторонних международных договоров в сфере противодействия коррупции, подписание которых Российской Федерацией оказало и продолжает оказывать существенное влияние на национальную антикоррупционную политику и ее законодательное обеспечение. Так, в последние годы активно влияют на развитие национального законодательства процесс вступления Российской Федерации в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и присоединение к Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок 1997 года [Федоров: 2011, с. 72-93].

В то же время следует учитывать, что участие в международных договорах также является результатом реализации соответствующей национальной политики государства.

Имеет место ситуация, когда реализуя свою политику (в том числе антикоррупционную), государство становится участником определенных международных договоров и организаций, а затем участие в международных договорах и членство в международных организациях начинает оказывать влияние на проведение соответствующей национальной правоустановительной и правоприменительной политики, что находит отражение в том числе в изменении национального законодательства.

Рассматривая конкретные законодательные решения в их совокупности и факторы, влияющие на принятие этих решений, можно выделить определенные тенденции развития как антикоррупционной политики, так и законодательства, являющегося, с одной стороны, результатом реализации этой политики, с другой стороны - инструментом ее осуществления.

В частности, во исполнение положений антикоррупционных конвенций в Российской Федерации установлена административная ответственность за незаконное вознаграждение от имени юридического лица, введена уголовная ответственность за подкуп иностранных должностных лиц, а также за посредничество во взяточничестве как самостоятельное оконченное преступление, в том числе за обещание или предложение посредничества во взяточничестве; для обеспечения соразмерности наказания содеянному введены кратные штрафы.

На повестке дня решение таких вопросов, как:

- криминализация обещания и предложения взятки в качестве самостоятельных оконченных преступлений;

- криминализация обещания и предложения взятки, а также посредничества во взяточничестве вне зависимости от определения категории тяжести преступления;

- криминализация обещания, предложения или предоставления неправомерных неимущественных преимуществ иностранному должностному лицу;

- установление сроков давности, достаточных для расследования и судебного преследования подкупа иностранных должностных лиц;

- криминализация получения взятки третьим лицом;

- обеспечение уголовно-правовых оснований оказания международной правовой помощи по делам о подкупе иностранных должностных лиц и ряд других решений уголовно-правового характера [Федоров: 2013, с. 106-122].

Исходя из выявленных тенденций развития российской антикоррупционной политики и их анализа можно оценивать эффективность реализуемой антикоррупционной политики, делать прогнозные выводы о ее развитии в будущем.

Один из выводов касается перспективы введения уголовной ответственности юридических лиц.

Сейчас такая ответственность установлена в законодательстве уже более 50 стран. В том числе недавно ввело уголовную ответственность юридических лиц Королевство Испания [Федоров: 2014, с. 33-35], относящееся, как и Российская Федерация, к государствам романо-германской правовой системы.

Причиной введения уголовной ответственности юридических лиц является рост числа и масштабов коррупционных преступлений в экономической сфере, совершаемых от имени юридических лиц или за их счет, либо для их выгоды физическими лицами.

При этом «роль отдельного человека как преступника отходит на второй план, юридическое же лицо выдвигается на передний план в качестве реального преступника, незаконно получающего денежные или иные выгоды от

преступной деятельности» [Голованова: 2013, с. 153].

Таким образом, введение института уголовной ответственности юридических лиц во многом обусловлено объективными причинами.

Характерно, что уголовная ответственность юридических лиц имеет место только в странах с рыночной экономикой.

В период истории России, именуемый социалистическим, когда экономика развивалась в условиях государственной собственности на орудия и средства производства, уголовная ответственность юридических лиц исключалась, так как не соответствовала характеру господствующих экономических отношений. При переходе к рыночной экономике ситуация изменилась.

Уголовно-правовая политика постсоветского - рыночного периода развития экономики и общества направлена на защиту новых экономических отношений и, как показывает зарубежный опыт, уголовная ответственность юридических лиц является весьма эффективным инструментом противодействия коррупционной преступности в современных условиях.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Российская Федерация присоединилась к ряду международных антикоррупционных конвенций, выполнение обязательств по которым включает установление уголовной ответственности юридических лиц.

Участие в этих международных договорах указывает на то, что Российская Федерация уже не отторгает безоговорочно, как ранее, а принимает с определенными оговорками такой специфический инструмент уголовно-правовой политики, каковым является ответственность юридических лиц.

При этом изменения экономических отношений и развитие международного сотрудничества являются объективной причиной необходимости установления уголовной ответственности юридических лиц, а участие в международных договорах, предусматривающих такую ответственность, - лишь одним из поводов для ее введения.

Теоретической основой для соответствующих уголовно-правовых решений могут стать разработанные специалистами в области административного права и уже реализованные в законодательстве научные работы, обосновывающие возможность признания юридического лица субъектом административного правонарушения.

В результате административными правонарушениями в настоящее время признаются не только деяния физических лиц, но и противоправное виновное деяние юридического лица, за которое установлена ответственность.

Это имеет важнейшее значение и для уголовного права, так как основным сдерживающим фактором введения уголовной ответственности юридических лиц является существующая в уголовно-правовой науке психологическая концепция понимания вины, которая отрицает возможность признания виновности корпоративных образований в тех или иных деяниях, совершаемых ими [Кашепов: 2013, с. 109].

Таким образом, отечественными административистами созданы теоретические основы реализации в Российской Федерации соответствующих положений международных конвенций с учетом особенностей российской правовой системы. Теперь аналогичную работу необходимо провести специалистам в области уголовного права.

При этом предстоит изучить имеющуюся практику привлечения юридических лиц к административной ответственности и оценить ее эффективность.

Пока же результаты весьма скромные. Согласно данным судебной статистики по ст. 19.28. КоАП «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица» в административном порядке в 2011 г. на 27 юридических лиц наложено штрафов на сумму немногим более 81 млн рублей, в 2012 г. 60 юридических лиц оштрафованы по этой статье на 69 млн рублей. На фоне незначительного числа фактов привлечения юридических лиц к административной ответственности за коррупционные правонарушения наблюдается снижение средней суммы штрафа в три раза, а взыскано всего менее 10% от наложенных сумм штрафа [Деятельность прокуроров...: 2013, с. 16].

Есть у административной ответственности и другие очевидные «минусы». Отметим только основные из них.

Во-первых, по делам об административных правонарушениях не проводится всестороннего расследования, как по уголовным делам, ибо административный процесс предназначен для обеспечения реализации ответственности за правонарушения, признаваемые намного менее опасными, чем преступления.

Во-вторых, по делам этой категории имеет место упрощенное судебное рассмотрение, и насколько может мировой судья всесторонне и объективно оценить деяние юридического лица, большой вопрос.

В-третьих, по административным правонарушениям не проводится оперативно-розыскная деятельность, что существенно снижает результативность работы по делам этой категории.

В-четвертых, сложившаяся практика показывает, что работа по привлечению юридических лиц к ответственности, как правило, начинается (да и то далеко не всегда) лишь после осуждения физических лиц. Упущенное время позволяет юридическим лицам принять меры по уклонению от ответственности.

В-пятых, учитывая, что правонарушения юридических лиц обычно выявляются в ходе расследования уголовных дел в отношении физических лиц, совершавших противоправные деяния от имени или в интересах соответствующего юридического лица, расследование содеянного намного эффективнее проводить в рамках единого процесса. Практика свидетельствует, что когда ответственность физических и юридических лиц за взаимосвязанные деяния урегулирована различными отраслями права, имеет место ситуация, которую исходя из известной русской пословицы можно охарактеризовать так: «у двух нянек дитя без глазу».

В-шестых, по делам об административных правонарушениях фактически отсутствует международное сотрудничество. Международные договоры ориентированы на такое сотрудничество по делам о преступлениях.

В-седьмых, на введение уголовной ответственности юридических лиц ориентирует ряд международных конвенций, участницей которых является Российская Федерация, и достаточное жесткое требование ФАТФ - Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег, рекомендации которой однозначно предусматривают введение уголовной ответственности для юридических лиц.

В-восьмых, представляется нелогичной и нарушающей интересы российской стороны ситуация, когда иностранные органы будут иметь возможность привлекать российских юридических лиц к уголовной ответственности, а российская сторона сможет ставить вопрос о привлечении иностранных юридических лиц лишь к административной ответственности.

В-девятых, на постсоветском пространстве уголовная ответственность юридических лиц предусмотрена в Азербайджане, Латвии, Литве, Молдове, Украине и Эстонии. В настоящее время вопрос о введении уголовной ответственности юридических лиц прорабатывается в Казахстане, Киргизии и Узбекистане. В Казахстане уже разработан и проходит обсуждение соответствующий законопроект.

В связи с этим уместно вспомнить мнение известного российского ученого-криминалиста Б.В. Волженкина, опубликованное им 15 лет назад: «... есть определенные основания утверждать, что в недалеком будущем вопрос об установлении уголовной ответственности для юридических лиц вновь будет поставлен с достаточной остротой. Вряд ли российский законодатель останется в стороне и не отреагирует на заметную тенденцию расширения ответственности корпораций в зарубежном законодательстве» [Волженкин: 1998, с. 23].

Вопрос не стоит так, чтобы за все коррупционные правонарушения для юридических лиц наступала уголовная ответственность.

В Российской Федерации уже давно сложилась законодательная практика, когда за одинаковые по объективной стороне деяния в зависимости от определенных обстоятельств наступает либо уголовная, либо административная ответственность.

Представляется целесообразным использовать такой же поход и к коррупционным правонарушениям юридических лиц, предусмотрев для них уголовную ответственность в случаях подкупа иностранных должностных лиц, а также в случае совершения подкупа, например в особо крупном размере.

При этом предстоит установить особенности уголовно-процессуальной деятельности по делам о привлечении к уголовной ответственности юридических лиц, а также основания и условия проведения оперативно-розыскной деятельности в отношении юридических лиц, разработав соответствующие теоретические подходы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб. : Санкт-Петербург юрид. ин-т Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 1998. 40 с.
2. Голованова Н.А. Тенденции развития института уголовной ответственности юридических лиц за рубежом // Юридическая ответственность: современные вызовы и решения : материалы для VIII Ежегод. науч. чтений памяти проф. С.Н. Братуся / отв. ред. Н.Г. Доро-нина. М. : Ин-т законодательства и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации : ИНФРА-М, 2013. С. 153-163.
3. Деятельность прокуроров по привлечению к ответственности юридических лиц за коррупционные правонарушения : пособие / авт. кол. под рук. С.К. Илия. М. : Акад. Ген. прокуратуры Рос. Федерации, 2013. 80 с.
4. Кашепов В.П. О разграничении пределов административной и уголовной ответ-ственности // Юридическая ответственность: современные вызовы и решения : материалы для VIII Ежегод. науч. чтений памяти проф. С.Н. Братуся / отв. ред. Н.Г. Доронина. М. : Ин-т законод. и сравн. правоведения при Правительстве Рос. Федерации : ИНФРА-М, 2013. С. 91-110.
5. Федоров А.В. Антикоррупционная конвенция ОЭСР как часть правовой системы Российской Федерации: уголовно-правовой и уголовно-политические аспекты // Ученые записки Санкт-Петербург. им. В.Б. Бобкова фил. Рос. тамож. акад. 2013. № 4(48). С. 99-128.
6. Федоров А.В. Антикоррупционная составляющая присоединения Российской Федерации к Организации экономического сотрудничества и развития // Ученые записки Санкт-Петербург. им. В.Б. Бобкова фил. Рос. тамож. акад. 2011. № 3(40). С. 72-93.
7. Федоров А.В. Ответственность юридических лиц за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, в Королевстве Испания // Наркоконтроль. 2014. № 1. С. 33-35.

REFERENCES

Fedorov A.V. Antikorruptsionnaya konventsiya OESR kak chast& pravovoy sistemy Rossiyskoy Federatsii: ugolovno-pravovoy i ugolovno-politicheskie aspekty, Uchenye zapiski Sankt-Peterburg. im. V.B. Bobkova fil. Ros. tamozh. akad., 2013, no. 4(48), pp. 99-128. (in Russ.).

Fedorov A.V. Antikorruptsionnaya sostavlyayushchaya prisoedineniya Rossiyskoy Federatsii k Organizatsii ekonomicheskogo sotrudnichestva i razvitiya, Uchenye zapiski Sankt-Peterburg. im. V.B. Bobkova fil. Ros. tamozh. akad., 2011, no. 3(40), pp. 72-93. (in Russ.).

Fedorov A.V. Otvetstvennost& yuridicheskikh lits za prestupleniya, svyazannye s nezakonnym oborotom narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv i ikh prekursorov, v Korolevstve Ispaniya, Narkokontrol&, 2014, no 1, pp. 33-35. (in Russ.).

Golovanova N.A. Tendentsii razvitiya instituta ugolovnoy otvetstvennosti yuridicheskikh lits za rubezhom, N.G. Doronina (resp. ed.) Yuridicheskaya otvetstvennost&: sovremennye vyzovy i resheniya : materialy dlya VIII Ezhegod. nauch. chteniy pamyati prof. S.N. Bratusya, Moscow, In-t zakonodatel&stva i sravn. pravovedeniya pri Pravitel&stve Ros. Federatsii, INFRA-M, 2013, pp. 153-163. (in Russ.).

Iliy S.K. (head of team of authors) Deyatel&nost& prokurorov po privlecheniyu k otvetstvennosti yuridicheskikh lits za korruptsionnye pravonarusheniya : posobie, Moscow, Akad. Gen. prokuratury Ros. Federatsii, 2013, 80 p. (in Russ.).

Kashepov V.P. O razgranichenii predelov administrativnoy i ugolovnoy otvetstvennosti, N.G. Doronina (resp. ed.) Yuridicheskaya otvetstvennost&: sovremennye vyzovy i resheniya : materialy dlya VIII Ezhegod. nauch. chteniy pamyati prof. S.N. Bratusya, Moscow, In-t zakonodatel&stva i sravn. pravovedeniya pri Pravitel&stve Ros. Federatsii, INFRA-M, 2013, pp. 91-110. (in Russ.).

Volzhenkin B.V. Ugolovnaya otvetstvennost&yuridicheskikh lits, St. Petersburg, Sankt-Peterburg. yurid. in-t Gen. prokuratury Ros. Federatsii, 1998, 40 p. (in Russ.).

Alexander V. Fedorov, Candidate of Law, full professor, Honored Jurist of the Rus-sian Federation, Deputy of Chairman of Investigation Committee of the Russian Federation, the Chief Editor of the Journal the "Narkokontrol", Moscow. E-mail: 1956af@mail.ru

ON SOME TENDENCIES IN DEVELOPMENT OF ANTI-CORRUPTION POLICY IN CRIMINAL LAW OF RUSSIAN FEDERATION

Abstract: The article proves the author&s conclusion that the introduction of criminal liability of legal entities is a forecast tendency of policy development in Russian criminal law; and it exposes objective grounds for introducing such a liabil-ity. The author points out that criminal responsibility of legal bodies is established in many countries and is required by international obligations of the Russian Federa-tion. The article contains data on charging legal entities in the Russian Federation with an administrative offence of illegal gratuity on behalf of legal entity (Article 19.28 of the Code of Administrative Offences). The author formulates reasons, which point out the insufficiency of the existing institution of the administrative liability of legal entities for such acts. The author also indicates the necessity to conduct scholarly research on the determination of specificities of criminal-procedural activity with regard to criminal responsibility of legal entities, as well as on the elaboration of backgrounds and conditions for carrying out special investigative techniques in respect of legal entities.

тенденции развития уголовно-правовой антикоррупционной политики уголовная и административная ответственность юридических лиц оперативнорозыскная деятельность международное сотрудничество антикоррупционные конвенции международные обязательства по введению уголовной ответственности юридических лиц tendencies in development of criminal law anti-corruption policy criminal and administrative liability of legal entities operational activity special in-vestigative techniques
Другие работы в данной теме: