Научтруд
Войти

Быт ростовских окраин на рубеже XIX-XX вв. (санитарно-эпидемиологический аспект)

Научный труд разместил:
Emiliy
30 мая 2020
Автор: указан в статье

12. Каппелер А. Россия - многонациональная империя. Возникновение. История. Распад. М., 1996.

13. Очерки истории карачаево-балкарцев. Москва; Ставрополь, 2002.
14. История Кабардино-Балкарии / Под ред. Т.Х. Кумыкова и И.М. Мизиева. Нальчик, 1995. С. 114; КаракетовМ.Д. Сословие чанков, тума-чанков и тумов в социальной структуре карачаево-балкарских обществ (конец XVII - XIX в.) // Исторический вестн. ИГИ КБР и КБЦ РАН. Вып. 1. Нальчик, 2005. С. 145-171.
15. ХатуевР.Т. Карачай и Балкария до второй половины XIX в.: власть и общество // Карачаевцы и балкарцы (этнография, история, археология). М., 1999. С. 16-32; Малкондуев Х.Х. Тере как инструмент народного парламента и судебно-правовой системы карачаево-балкарцев // Карачаевцы и балкарцы: язык, этнография, археология, фольклор. М., 2001. С. 194-222.
16. Блиева З.М. Российский бюрократический аппарат и народы Центрального Кавказа в конце XVIII - 80-е годы XIX века: Дис. ... д-ра. ист. наук. Владикавказ, 2004. С. 82-83.
17. Боров А.Х., Думанов В.Х., Кажаров В.Х. Современная государственность Кабардино-Балкарии: истоки, пути становления, проблемы. Нальчик, 1999. С. 10.
18. Боров А.Х., Дзамихов К.Ф. Россия и Северный Кавказ: этапы взаимоотношений // Изв. КБНЦ РАН. 1998. № 1. С. 142.
19. Документальная история образования многонационального государства Российского. Кн. 1. Россия и Северный Кавказ в ХУТ-ХГХ вв. М., 1998. С. 38.
20. Национальные окраины Российской империи: становление и развитие системы управления. М., 1998. С. 290-315.
21. Малахова Г.Н. Становление и развитие российского государственного управления на Северном Кавказе в конце XVIII - Х!Х в. Ростов н/Д, 2001. С. 222-223.
22. История Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1995. С. 169; Унежев К.Х. История Кабарды и Балкарии. Нальчик, 2005. С. 279.
23. Невская Т.А. Столыпинская реформа на Северном Кавказе. СПб., 1997; Кузь-минов П.А. Крестьянская реформа на Северном Кавказе: проблемы и решения // Изв. междунар. Академии наук высшей школы. 2002. № 4. С. 87-100; Тама-зовМ.С. Модернизация России и крестьянский вопрос в Кабарде и Балкарии в 60-70-х гг. XIX в.: Автореф. дис. ... канд. ист. наук. Нальчик, 2002; Хубуло-ва С.А. Крестьянство Северного Кавказа в конце XIX - первой четверти XX в.: этнодемографические и социально-экономические аспекты развития: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Владикавказ, 2003.
24. Ратушняк В.Н. Актуальные проблемы истории и историографии Северного Кавказа. Краснодар, 2000.
25. Битова Е.Г. (Муратова). Социальная история Балкарии XIX века (сельская община). Нальчик, 1997.

Кабардино-Балкарский государственный университет 16 января 2006 г.

© 2006 г. В.В. Готовкин

БЫТ РОСТОВСКИХ ОКРАИН НА РУБЕЖЕ Х1Х-ХХ вв. (САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Для постройки железнодорожных мастерских железнодорожное ведомство купило у Ростовской городской думы землю в долине реки Те-

51

мерник. В ту пору река Темерник выходила из берегов, заливая всю округу. Железнодорожные мастерские пришлось строить на заболоченной местности. Трясину засыпали камнем, щебнем, песком. Фундаменты зданий для большей надежности возводили на сваях. «Где кончалась территория железнодорожных мастерских, - писали авторы книги «Полвека борьбы и побед», - не разобрать: ограды вокруг них не было. Куда ни глянешь -сплошные болота, непролазная грязь».

За рекой Темерником, на выступе города у нахичеванской границы -Собачьем хуторе, на богатяновских обрывах у Дона селилась беднота. Селилась, как и прежде, часто не спрашивая разрешения властей, на неотведенных местах. Именно так появилось в 80-х гг. XIX в. поселение между Юго-Восточной железной дорогой и Таганрогским проспектом. На пустыре, не предназначавшемся под застройку, вдруг, «в ночь неизвестного числа», как писали потом в газетах, обосновался целый поселок. Именно в ночь: новоселы торопились к утру сложить что-нибудь похожее на жилье, а главное - печь. Потому что считалось: если печь есть, постройку сломать уже нельзя [1].

Обнаружив незаконнорожденное поселение, городское начальство по обычаю прибегло к угрозам применить силу и выдворить новоселов, но пойти на эту крайнюю меру не отважилось из-за начавшегося на Юге России рабочего движения. Поэтому городское начальство прибегло к мирному урегулированию возникшей проблемы. Оно обложило жителей поселка посаженной платой. Поселок за своеобразное появление окрестили в обиходе Нахаловкой, в официальных документах - Новым поселением, а вместе с Темерником стал он прибежищем фабричных мастеровых, железнодорожников.

В 1874 г. одновременно с началом движения поездов на участке Ростов - Минеральные Воды вошли в строй и железнодорожные мастерские. Но условия жизни в Новом поселении не улучшились. Не было ни одной аптеки, ни одного врача, вода была привозной. Жизнь рабочих была такой тяжелой, что на это обратила внимание местная газета «Донская пчела». 13 мая 1884 г. в статье «О нуждах Темерника» она писала: «Вот вам первый вопрос - о мостовых, ибо если извозчик не может доехать домой порожними дрогами, то водовоз и подавно, а если и довезет каким-либо чудом бочку воды, то не у всякого есть возможность платить 4-5 копеек за ведро. Вот вам второй вопрос - о пожаре, ибо городской обоз не доберется, а своего нет. Вот вам третий вопрос - о медицине. На 1000 населения Темерника нет ни одной аптеки, ни одного врача и только один фельдшер. При таких условиях не мудрено, что на Темернике дети мрут больше от болезней, чем где-либо» [2]. Обсудив статью, Ростовская городская дума учредила несколько врачебных ставок для бедных. Несмотря на это постановление врачи не селились на Темернике из-за того, что рабочие не могли оплачивать медицинские услуги. Вот почему в скученность и грязь городских окраин так часто врывались тиф, холера, но и без них смерть

собирала в Ростове-на-Дону обильную жатву. «Памятная книжка Области войска Донского» называла, например, за 1901-й год такие цифры: родилось в Ростове 4951 душа, умерло 5077 душ [1, с. 35]. Газета «Приазовский край» 14 ноября 1904 г. утверждала: «Средняя смертность детей до одного года во всей Европейской России с 1887 до 1896 год была 274 на одну тысячу, в Донской области - 206 человек, а в Ростове-на-Дону - 289 человек» [1, с. 35].

Медицинское обслуживание донских рабочих и крестьян имело настолько крупные недостатки, что даже черносотенная газета «Призыв» помещала на своих страницах критические замечания по поводу организации медицинской службы. В передовой статье «Эпидемии и фельдше-ризм» от 14 июля 1910 г. «Призыв» писал: «...с разных сторон области в земский комитет ежегодно сыпятся жалобы и просьбы о присылке врачей. Комитет со своей стороны возбуждает ходатайство куда следует, но на разрешение этих ходатайств проходит много времени. Недостаток амбулаторной помощи вследствие больших размеров врачебных участков нельзя пополнить разъездами врачей. Разъезды врачей, в свою очередь, отвлекают врача от амбулатории и стационарных больных. Частая смена врачей и уходы их с тяжелой работы оставляли на многие годы участок без всякой медицинской помощи. На одного врача приходится 10000 жителей, еще больше их приходилось на фельдшера и акушерку. Разъездная система подачи врачебной помощи при таких условиях исключает всякую возможность внимательного исследования больных, правильного распознания болезней и удачного лечения их. Вся борьба с эпидемиями сводится лишь к массовой, так сказать, оптовой форме подачи помощи фельдшеров. Нечего удивляться громадности процента смертности при таких условиях и тому, что повсюду, наряду с патентованной медициной, как грибы после дождя, вырастают целые штаты. доморощенных лекарей и знахарей» [3]. Такое положение с медицинским обслуживанием населения продолжалось в течение нескольких лет. Начавшаяся Первая мировая война еще сильнее осложнила работу донских медиков.

Доно-Кубанский комитет Всероссийского союза земств 1 января 1917 г. получил телеграфное сообщение о том, что в лазарет Невинно-мысской станицы доставлена партия из 200 раненых. В лазарете нет угля ни для варки пищи ни для отопления помещения. До сих пор уголь доставляло управление Владикавказской железной дороги. Ознакомившись с этим телеграфным сообщением, Доно-Кубанский комитет обратился с телеграфным ходатайством к принцу П. А. Ольденбургскому, который выслал деньги управлению Владикавказской железной дороги. Получив эти деньги, управление дороги снабдило лазарет станицы Невинномыс-ской углем [4]. 6 января 1917 г. члены Доно-Кубанского комитета и учащиеся-санитары провели в Торговой школе благотворительный вечер. Вечер начался с постановки под режиссерством О. А. Строгонова комедии «Княгиня Капучидзе». После спектакля было кабаре, в котором принима-

ли участие артисты ростовского театра: Потоцкая, Райская-Доре, Самбор-ская, Штенгель, Рассиланов, Шумский.

Сбор с вечера пошел на подарки для солдат [5]. Доно-Кубанский комитет занимался организацией питания беженцев, которые наводнили Ростов в большом количестве. Это видно из документа следующего содержания: «7 января 1917 г. Доно-Кубанский комитет из-за нехватки медперсонала и угля закрыл питательный пункт для беженцев № 2. Беженцы, получавшие еду на этом пункте, будут получать пищу на питательном пункте для беженцев № 6» [6]. Начальнику ростовского почтово-теле-графного округа был отправлен на утверждение устав Общества врачебной взаимопомощи. Цель общества - оказание врачебной помощи своим членам и их семьям. Общество предполагало учредить амбулаторные и фельдшерские пункты, организовать бесплатный или льготный отпуск медикаментов, открыть бесплатные приемы и койки в больницах, частных клиниках, приемных покоях. Членский взнос для чиновников 3 р. 60 к. в год, а для нижних чинов 2 р. 40 к. Лица, внесшие 50 р. единовременно, получают звание постоянных членов общества [7]. 30 января 1917 г. состоялось очередное совещание ростовского отделения Общества русских врачей имени Пирогова. Совещание прошло под председательством доктора Н.В. Парийского. Участники совещания почтили память умерших членов общества - доктора И.Г. Пощинского и профессора Снегирева. После этого участники совещания слушали доклад Н.В. Парийского «Об организации помощи увечным воинам», в котором указывалось на необходимость устройства больших специальных учреждений для лечения увечных воинов [8]. 24 февраля 1917 г. на заседании Ростовской городской думы секретарь думы С.Г. Красножен сделал доклад об открытии в Ростове травматологического института для больных и раненых воинов [9].

Таких незаметных, самоотверженных, свершающих свои подвиги не по приказу, а по велению сердца медицинских работников Максим Горький называл «Маленькими великими людьми».

Литература

1. Куцко А.П. Ростов-на-Дону. Ростов н/Д, 1973. С. 32.
2. Волошинов И.А. Летопись ростовской Пресни. Ростов н/Д, 1954. С. 11.
3. КозубенкоИ.Д. Медицина в Таганроге. Ростов н/Д, 1989. С. 19.
4. Ростовская речь. 1917. № 5.
5. Там же. № 3.
6. Там же. № 4.
7. Там же. № 53.
8. Там же. № 30.
9. Там же. № 53.

Ростовский государственный университет 20 февраля 2006 г.

Научтруд |