Научтруд
Войти

Афинский ареопаг: от Саламинской битвы до реформы Эфиальта (478-462 гг. До Н. Э. )

Научный труд разместил:
Vasiliy
30 мая 2020
Автор: указан в статье

УДК 94 13)

АФИНСКИЙ АРЕОПАГ: ОТ САЛАМИНСКОЙ БИТВЫ ДО РЕФОРМЫ ЭФИАЛЬТА (478-462 ГГ. ДО Н.Э.)

Пермский

государственный

педагогический

университет

e-mail: valerii@pspv.ac.ru

В. Р. ГУЩИН

После Саламинской битвы начинается длительный период доминирования Ареопага в Афинах, завершающийся реформой Эфиальта 462 г. до н.э. По-видимому, Ареопаг, авторитет которого возрос в период грекоперсидских войн, на протяжении рассматриваемого периода оставался весьма влиятельным органом. Однако в судебных процессах 70-60 гг. V в. до н.э. значительно большую роль играло народное собрание (или гелиэя), хотя можно предположить активное участие в них и ареопаги-тов. И все же говорить о доминировании Ареопага было бы преувеличением. Возможно, вывод о его доминировании делается на том основании, что в эти годы наиболее влиятельным политиком становится представитель аристократии — Кимон.

После Саламинской битвы в Афинах складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, можно говорить о прогрессе демократизации (реализация морской программы Фемистокла, создание в 478 г. до н.э. Морского союза)1.& Но в то же самое время, по мнению Аристотеля, происходит усиление такого аристократического органа, как Ареопаг, период доминирования которого продолжается вплоть до реформы Эфиальта. В «Политике» Аристотель отмечает, что «ареопаг, прославившись во время Персидских войн, по-видимому, придал государственному строю более строгий вид..» (Arist. Pol. V. 4. 1304 а20-21, пер. С.А. Жебелева). Впрочем, далее он говорит о «корабельной черни» и гегемонии Афин на море, что, по его мнению, способствовало укреплению демократии (Arist. Pol. V. 4. 1304 а21-25). В «Афинской политии» читаем, что «в течение по крайней мере 17 лет после мидийских войн государство оставалось по главенством совета ареопага» (Arist. Ath. Pol. 25.1, здесь и далее пер. С.И. Радцига).

Что же способствовало усилению Ареопага? Аристотель дает ответ и на этот вопрос. «После мидийских войн снова усилился совет Ареопага и стал управлять государством, взяв на себя руководство делами не в силу какого-нибудь постановления, но вследствие того, что ему были обязаны успехом морской битвы при Саламине. Стратеги совершенно растерялись, не зная что делать, и объявили через глашатаев, чтобы каждый спасался как может; между тем Ареопаг, достав денег, раздал по восьми драхм на человека и посадил всех на корабли. По этой причине и стали тогда подчиняться его авторитету ...» (Arist. Ath. Pol. 23.1-2, ср.: Plut. Them. 10).

В историографии сообщения Аристотеля получили неоднозначную оценку. Некоторые исследователи принимают информацию Аристотеля о доминировании Ареопага2. Другие же с недоверием относятся к словам Аристотеля, считая их позднейшей реконструкцией3. По мнению П. Родса, эта реконструкция была призвана

1 Тезис о связи между афинским империализмом и демократией стал общим местом современной историографии. См., например: Rhodes P.J. Democracy and empire // The Cambridge Companion of the Age of Pericles. Cambridge, 2007, Кудрявцева Т.В. Гелиэя в контексте афинских державных отношений / / Мнемон. 2007. Вып. 6. С. 23.
2 Cloche P. Democratie Athenienne. Paris, 1951. Р. 103; Wallace R.W. The Areopagos Council, to 307 B.C. Baltimore London, 1989. Р. 77-82, Ostwald M. The Areopagus in the Athenaion Politeia // Aristote et Athenes. Paris. 1993, Ryan F.X. Die areopagitische Herrschaft und die Areopagiten // RIDA. T. 46. 1999. Библиографию и историографический обзор см: Суриков И.Е. Афинский ареопаг в первой половине V в. до н.э. / / ВДИ. 1995. № 1. С. 35).
3 Cawkwell G. NOMOPHYLAKIA and the Areopagus // JHS. 1988. Vol. 108. Р. 1 и сл.

обосновать необходимость проведенных Эфиальтом реформ4. Особое недоверие у исследователей вызывает рассказ Аристотеля о событиях в Афинах накануне Саламин-ской битвы. Его сообщение расходится с текстом Геродота, который говорит лишь о том, что афинянам через глашатая было объявлено, чтобы каждый сам спасал свою семью (Herod. VIII. 41)5. При этом им ничего не говорится о денежных раздачах. П. Родс, впрочем, готов предположить, что события описываются Аристотелем верно, поскольку деньги в казне могли быть, а оставлять их противнику было бы неразумно6. Сам он склонен считать инициатором раздач Фемистокла, бывшего к тому же ареопагитом. В этом случае выпячивание роли Ареопага могло отражать точку зрения политических противников Фемистокла7.

Итак, исследователи по-разному относятся к сообщениям Аристотеля. Попробуем и мы разобраться в этой проблеме. Для начала следует определить объем полномочий и функции Ареопага, что позволит нам выяснить степень его влияния в рассматриваемое время.

Возникновение Ареопага, безусловно, следует отнести к глубокой древности. В ведении Ареопага находились дела об убийствах, которые с глубокой древности рассматривались на холме Ареса8. В его ведении были наиболее важные судебные и политические дела (Arist. Ath. Pol. 2.6). В Ареопаге проводилась проверка должностных лиц, претендовавших на высшие государственные должности (dokimasia) и слушались их отчеты (euthynaí)9.

Ареопаг охранял законы и осуществлял надзор за их исполнением (nomophy-lakia)10. Согласно Плутарху Солон поручил ареопагитам надзирать за законами (Plut. Sol. 19), а Аристотель в «Афинской политии» дает понять, что надзор за законами — древнейшая обязанность ареопага, что и подтвердил Солон (Arist. Ath. Pol. 8.4). Безусловно, nomophylakia — слишком расплывчатое понятие, чтобы точно установить его содержание. Некоторые считают nomophylakia специфической функцией Ареопага, заключавшейся в преследовании и наказании совершивших определенные преступления, другие — суммой прав, позволяющих добиваться исполнения законов11. Не исключено, что надзор за исполнением законов и был тем, что Плутарх называет надзором за всем в государстве (episkopospanton) (Plut. Sol. 19).

Ареопагиты судили за попытку ниспровержения существующего строя и установление тирании (Arist. Ath. Pol. 16.10). Согласно «Афинской политии», Ареопаг «судил тех, кто составлял заговор для низвержения демократии, в силу того что Солон издал закон о внесении относительно их чрезвычайного заявления» (Arist. Ath. Pol. 8.4)12. Начиная со времени Солона, в Ареопаг должны были поступать так назы-

4 Rhodes P.J. The Athenian Revolution // CAH. Vol. V. Cambridge, 1992. Р. 65, idem. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. Oxford, 1993. Р. 287.
5 Walker E.M. Athens. The Reforms of Cleisthenes // CAH. V. 1927, P. 472-474, анализ см.: Ostwald M. The Areopagus. P. 142.
6 Rhodes P.J. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. P. 288.
7 Rhodes P.J. The Athenian Revolution. Р. 64-65.
8 Цуканова М.А. Ареопаг до Солона // Вестник ЛГУ. Сер. история, язык, литература. Вып. 2. № 8. 1972; Коршунков ВА. Эфиальт и значение реформ Ареопага / / Античное общество и государство. Л., 1988. С. 68; Суриков И.Е. Афинский ареопаг в первой половине V в. до н.э. / / ВДИ. 1995. № 1. С. 29, 37-38.
9 Rhodes P.J. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. P. 316-318.
10 Коршунков В.А. Религиозные, судебные и политические полномочия Афинского ареопага // Античность и ранее средневековье. Социально-политические и этнокультурные процессы. Н. Новгород, 1991. С. 37 и сл.
11 Обзор точек зрения см.: Rhodes P.J. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. Р. 315. По мнению Ч. Хигнета, в nomophylakia можно обнаружить три составляющие: право граждан обращаться в Ареопаг с жалобами на должностных лиц, право ареопагитов наказывать нарушителей законов и право суда над теми, кто пытался ниспровергнуть существующий строй (Hignett C. A History of the Athenian Constitution. P. 209), М. Оствальд связывает nomophylakia с проведением euthynai и ведением дел о заговорах по ниспровержению демократии (Ostwald M. The Areopagus. Р. 146).
12 Косвенным подтверждением тому служит анекдотический рассказ о сговоре Фемистокла и Эфиальта в момент ниспровержения власти Ареопага (Arist. Ath. Pol. 25.3). Р. Сили, впрочем, считает его вымыслом (Sealey R. Ephialtes, eisangelia, and the Council // Athenian Democracy. P. 315). С недоверием к

ваемые исангелии (eisangeliai) - чрезвычайные заявления (Arist. Ath. Pol. 4. 4)13. Исследователями высказывается предположение, что исангелии рассматривались не только в Ареопаге. И.Е. Суриков полагает, что они стали рассматриваться в народном собрании (или гелиэе) задолго до реформы Эфиальта14. Т.В. Кудрявцева также высказывает предположение, что некоторые из судебных дел, инициированных через исангелии, рассматривались народным собранием или гелиэей15. Ниже мы обратимся к анализу юридических деталей некоторых из этих процессов, а пока продолжим разговор о функциях Ареопага.

Нередко, говоря о реформе Эфиальта, отмечают, что последний лишил Ареопаг не исконных (ta patria), а дополнительно приобретенных им прав (ta epitheta)16. Это должно указывать на то, что после Саламина Ареопаг приобрел некие новые полномо-чия17. По мнению ряда исследователей, упоминание ta epitheta скорее раскрывает пропагандистские ходы реформаторов. Реагируя на звучавшую критику, реформаторы стремились доказать, что не посягали на исконные права древнего органа18.

Однако факты, которыми мы располагаем, позволяют говорить именно об исконных правах, отнятых у Ареопага Эфиальтом19. Аристотель в одном из пассажей «Афинской политии», рассказывающем о тирании Тридцати, отмечает, что отмена законов Эфиальта и Архестрата восстанавливала «отеческий строй» — patrios politeia (Arist. Ath. Pol. 35.2). А Плутарх в биографии Кимона считает, что тот, выступая против реформ, стремился к восстановлению установленного Клисфеном строя (Plut. Cim. 15). Если это так, то речь здесь идет не о возвращении неких излишних функций, а о восстановлении той роли, которую ареопаг играл до 462 г. до н.э.

Возвращаясь к вопросу о возможных причинах усиления роли Ареопага, заметим, что оно вряд ли было вызвано расширением его прерогатив. Речь может идти либо об использовании тех полномочий, которыми он уже располагал, либо о росте морального авторитета этого древнего органа, а равно и отдельных ареопагитов20.

Моральный авторитет Ареопаг мог обрести в период греко-персидских войн и, в частности, во время Саламинской битвы. Правда, Эфиальта подвигнет к реформе не столько моральный авторитет Ареопага, сколько его политическое значение. Вряд ли реформатор мог лишить заслуженной славы как сам орган, так и отдельных его членов. Что касается отдельных ареопагитов, то наиболее авторитетными из них были, пожалуй, Фемистокл и Аристид. Возможно, своим авторитетом Ареопаг был обязан и им. Но их основная деятельность все же протекала в иной сфере. Аристид еще в 80-е гг. получает известность как народный судья21. Об этом свидетельствует и Аристотель.

сообщению Аристотеля относится и М. Хансен. Он полагает, что формула «низвержение демократии» (katalysis tou demou) не характерна для языка Солоновских поэм (Hansen M. Eisangelia. The Sovereignty of the People Court in Athens in the Fourth Century B.C. and the Empeachment of Generals and Politicians // Odense University Classical Studies. Vol. 5. 1975. Р. 16).

13 Rhodes P.J. Eisangelia in Athens // JHS. 1979. Vol. 99. P. 103. Правда, Р. Сили считает, что Солон принял не закон, а лишь предоставил возможность обращаться с чрезвычайными заявлениями (Sealey R. Ephialtes, eisangelia, and the Council. P. 315-316). Об исангелиях см. также: Кудрявцева Т.В. Народный суд в демократических Афинах. СПб., 2008. Гл. 5.
14 Суриков И.Е. Афинский ареопаг. С. 32. Он полагает, что рассмотрение исангелий было передано народному собранию на рубеже VI—V вв. до н.э.
15 Сводную таблицу см.: Кудрявцева Т.В. Народный суд. С. 65.
16 Суриков И.Е. Афинский ареопаг. С. 32.
17 Их гипотетический перечень см.: Строгецкий В.М. Греческая историческая мысль классического и эллинистического периода об этапах развития афинской демократии. Горький, 1987. С. 43-47.
18 Доватур А.И. Политика и политии Аристотеля. М; Л., 1965. С. 193-194. Cawkwell G. NOMO-PHYLAKIA. P. 2. См. также: Rhodes P.J. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. Р. 314.
19 Дж. Коуквелл считает, что реформаторами были отняты именно исконные права (Cawkwell G. NOMOPHYLAKIA. P. 2).
20 О росте морального авторитета Ареопага см.: Бузескул В.П. История афинской демократии. СПб., 2003. С. 121, Ostwald M. The Areopagus. P. 146, Суриков И.Е. Афинский ареопаг. С. 35.
21 Гущин В.Р. Аристид и афинские суды / / Политическая история и историография. От античности до современности. Петрозаводск, 2007.

«Простатами народа в эту пору (после Саламина — В.Г.), — отмечает он, — были Аристид, сын Лисимаха, и Фемистокл, сын Неокла. Последний считался искусным в военных делах, первый — в гражданских; притом Аристид, по общему мнению, отличался еще между своими современниками справедливостью. Поэтому и обращались к одному как к полководцу, к другому — как к советнику» (Arist. Ath. Pol. 23. 3). Аристотель называет их простатами демоса, что прямо свидетельствует об их демократической ориентации22. Во всяком случае, вряд ли Аристид и Фемистокл стремились сделать Ареопаг самым влиятельным государственным органом.

Можно предположить, что росту влияния Ареопага и ареопагитов в большей степени способствовал Кимон и его окружение. Середину 70 — середину 6о-х гг. нередко называют эпохой Кимона. Ирония истории в данном случае состоит в том, что сам он мог и не быть ареопагитом, поскольку нам ничего не известно об его избира-нии архонтом23. Однако как представитель едва ли не самого знатного афинского семейства он мог быть тесно связан с Ареопагом24. Даже торжественное перенесение в Афины «костей Тезея» и начало почитания легендарного царя может рассматриваться как акт, укреплявший влияние древнего совета, поскольку античная традиция именно Тезея называет создателем Ареопага25.

Но доминирование Ареопага, о котором писал Аристотель, не могло базироваться только на моральном авторитете отдельных ареопагитов. Стимулом для реформы Эфиальта должна была быть политическая деятельность ареопагитов. Возможно, следы ее можно отыскать в начавшемся в 70-е гг. V в. преследовании Феми-стокла, которое завершится его изгнанием из Афин по закону об остракизме (Arist. Ath. Pol. 25. 3-4, Diod. XI. 54. З-5). Недоверие вызывает сообщение о первом процессе, который заканчивается оправданием Фемистокла26. Инициатором его стали спартанцы (Diod. XI. 54. 2-5). Если этот процесс был, то можно предположить, что имела место исангелия — чрезвычайное заявление, которые вплоть до реформы Эфиальта рассматривались Ареопагом. Однако в рассмотрении этого дела принимало участие народное собрание или гелиэя.

Быть может, именно к этому процессу относится рассказ Плутарха об Аристиде, проявившем тогда великодушие по отношению к своему давнему сопернику (Plut. Arist. 25, пер.С. Маркиш,). Упоминание Кимона позволяет предположить, что речь здесь идет не об Ареопаге, членом которого он, как мы говорили выше, мог и не быть27.

Несмотря на оправдание, Фемистокл вскоре будет изгнан по закону об остракизме. Причем активное участие в его изгнании принял демос28. Возможно, изгна-

22 О простатах демоса см.: Гущин В.Р. «Афинская полития» о «народных вождях» в VI в. до н.э. // Вестник СПбГУ. 1992. Сер.2, вып.2, Гущин В.Р. Простаты и демагоги в «Политике» Аристотеля / / Политическая история и историография. От античности до современности. Петрозаводск, 1994; Gouschin V. Pisis-tratus& Leadership in A.P.13.4 and the Establishment of the Tyranny of 561/60 B.C. // CQ. Vol.49. 1999. N.1.
23 Мы благодарим за консультацию в этом вопросе П. Родса (Дарем, Великобритания).
24 Ареопагитами могли быть Алкмеониды, которые станут союзниками Кимона в его борьбе с Фемистоклом.
25 Gouschin V. Athenian Synoikism of the Fifth century B.C., or two stories of Theseus // Greece Rome. 1999. Vol. 46. N. 2. P. 174, note 46; Гущин В.Р. Кимон и «кости Тезея» // Политическая история и историография. Петрозаводск. 2000.
26 С недоверием к этому сообщению относится, в частности, В.М. Строгецкий (Строгецкий В.М. Диодор Сицилийский о процессах против Фемистокла и Павсания (XI. 39-47, 54-59): Перевод и историко-критический комментарий // Из истории античного общества. Горький, 1979. С. 26-27). См. также: Кудрявцева Т.В. Народный суд. С. 61-62.
27 О народном собрании говорит и М. Оствальд: Ostwald M. The Areopagus. Р. 147-148, 151.
28 На сегодняшний день известно 2264 острака с именем Фемистокла. Правда, вопрос о его изгнании, как минимум, дважды выносился на голосование. Первый раз — в конце 80-х гг., в разгар его соперничества с Аристидом. Поэтому установить, какое количество острака относится к данной остра-кофории, сложно. И все же приведенная цифра (даже если ее условно поделить пополам) достаточно внушительная и может свидетельствовать об активном участии демоса в изгнании Фемистокла (Rhodes P.J. A Commentary on the Aristotelian Athenaion Politeia. P. 279, см. также: Gouschin V. Athenian Оstracism and Оstraka: some historical and statistical considerations // Greek History and Epigraphy. Swansea, 2009. Р. 235, note 72).

ние Фемистокла будет означать существенное смещение баланса в пользу знати — Кимона и его сторонников, среди которых, надо думать, было немало ареопагитов. Возможно, по этой причине будущий реформатор Эфиальт начнет свою деятельность с организации судебных процессов против ареопагитов (Arist. Ath. Pol. 25. 1-2).

Затем последует второй — заочный процесс против Фемистокла29. Мотивами для возбуждения процесса становятся новые обвинения со стороны лакедемонян, а также антиспартанская деятельность Фемистокла в Аргосе30. «Изгнанный из отечества Фемистокл жил в Аргосе. Случай с Павсанием дал повод его врагам к выступлению против него. Обвинителем его в измене был Леобот, сын Алкмеона из Аглавры; в обвинении приняли участие также и спартанцы» (Plut. Them. 23, ср.: Diod. XI. 54.4)31. И в этом случае можно говорить об инициировании процесса по исангелии, хотя рассматривалось дело в народном собрании32.

В 463 г. до н.э. политические оппоненты попытались привлечь к суду Кимона, но тот тоже был оправдан (Plut. Cim. 14, 15, ср.: Arist. Ath.Pol. 27.1). Юридические детали начавшегося процесса не ясны. Скорее всего, Кимон, как сообщает Аристотель, был привлечен к ответственности во время сдачи им должностного отчета (euthyna) (Arist. Ath.Pol. 27.1)33. Но сам судебный процесс против Кимона был инициирован народным собранием или гелиэей (Plut. Cim.14, Per.10)34. Общественным обвинителем тогда был назначен Перикл, оказавшийся не самым строгим из судей (см.: Plut. Cim. 14, Plut. 10).

Некоторые исследователи полагают, что оправдательный приговор по делу Кимона был вынесен благодаря вмешательству Ареопага35. Считается даже, что вмешательство Ареопага в это дело станет поводом для проведения Эфиальтом демократических реформ36. Однако сказанное Плутархом свидетельствует о том, что народные судьи не склонны были прибегать к крайним мерам. А если так, то оправдательный приговор, подтвержденный Ареопагом, и в этом случае был вынесен и народным собранием (или гелиэей)37. Иначе говоря, противостояния народного собрания и Ареопага в этом деле могло и не быть.

Очевидно, что в упомянутых нами судебных процессах значительно большую роль сыграл не Ареопаг, а народное собрание или гелиэя38. Уже в это время наиболее важные решения, в том числе и судебные, не могли выноситься без рассмотрения демоса - «без большинства народа (aneu demou plethuon)»39. Другими словами, судеб-

29 О юридической стороне дела см.: Кудрявцева Т.В. Народный суд. С. 59 и сл.
30 Forrest W.G. Themistocles and Argos. Р. 237 и сл.
31 И в этом случае среди врагов Фемистокла мы видим Алкмеонидов. Активным участником первого процесса был — Алкмеон, а второго — его сын Леобот, что позволяет считать Алкмеонидов сторонниками Кимона.
32 Упоминание об этом процессе мы находим в собрании псефизм (решений народного собрания) Кратера (FgrHist 342 F11) (см. также: Кудрявцева Т. В. Народный суд в демократических Афинах. С. 59).
33 Carawan E. Eisangelia and euthyna. The trials of Miltiades, Themistocles, and Cimon // GRBS. 1987. Vol. 28. N. 2. P. 203.
34 Carawan E. Eisangelia and euthyna. P. 202-205. М. Хансен полагает, что это был процесс по исангелии, декретом народного собрания перенесенный в гелиэю (Hansen M. Eisangelia. P. 46, 71. Cм. также: Кудрявцева Т. В. Народный суд. С.63-64).
35 Rhodes P.J. Eisangelia in Athens. Р. 105; Rhodes P.J. A Commentary. Р.287, 312, Carawan E. Eisangelia and euthyna. P. 203, note 54. Участие в этом деле ареопагитов, по мнению Р. Баумана, подтверждается тем, что Кимон впоследствии будет активным противником реформы Эфиальта, лишившей ареопаг многих полномочий (Bauman R. Political Trials in Ancient Greece. London New York, 1990. Р. 29)
36 Carawan E. Eisangelia and euthyna. P. 205, Rhodes P.J. A Commentary. Р. 312.
37 Очевидно, Кимон пользовался расположением народа, что и отразилось в оправдательном приговоре, вынесенном народными судьями (см. об этом: Ostwald M. La Democratie athenienne. Р. 18).
38 Подробнее см.: Ostwald M. From Popular Sovereignty to the Sovereignty of Law. Berkeley, 1986. Р. 30.
39 Речь идет об анализе положений, зафиксированных в надписи IG I3 105. М. Оствальд связывает это установление с реформами Клисфена и исономией, Ф. Райан - с реформами Солона (Ostwald M. La Democratie athenienne. P. 14 и сл.; Ryan F.X. The original date of the demos plethuon provisions of IG

I3 105 // JHS. Vol. 114. 1994).

ные слушания, инициируемые по исангелиям, т.е. Ареопагом, проходили в гелиэе или народном собрании.

Тогда как же быть с доминированием Ареопага? Чем ареопагиты навлекли на себя гнев реформатора Эфиальта? Ф. Райан предположил, что архонты как будущие ареопагиты председательствовали на заседаниях народного собрания, способствуя тем самым росту влияния Ареопага40. Но в чем же это могло заключаться, если ареопагиты лишь одобряли принятые народным собранием или гелиэей решения?

И все же решение проблемы следует искать именно в сфере судопроизводства и, возможно, в процессе против Кимона. Хотя последний был оправдан гелиэей или народным собранием, именно ареопагиты навлекут на себя гнев представителей демократического крыла афинской политики. Нам остается лишь предположить, что ареопагиты непосредственно участвовали в рассмотрении дела Кимона. Гипотетически можно предположить, что ареопагиты участвовали (а, возможно, и председательствовали) на процессах, инициированных по исангелиям. Возможно, это оказывало влияние и на окончательные решения. Если это так, то стремление Эфиальта реформировать Ареопаг, не вызывает удивления. Правда, говорить о доминировании Ареопага было бы преувеличением. Период доминирования Ареопага совпадает с так называемой «эпохой Кимона» — 70-60-е гг. V в. до н.э., представлявшего аристократическое направление в афинской политике.

ATHENIAN AREOPAGUS BETWEEN THE BATTLE OF SALAMIS AND EPHIALTES& REFORM (478-462 B.C.)

V. R. GOUSCHIN

Perm& State

Pedagogical

University

Areopagus domination, as Aristotle wrote (Arist. Ath. Pol. 23.1-2, Pol. V. 4. 1304 a20-21), began after the battle of Salamis. This time Areopagus was very influential institution, whose authority grew during the Persian Wars. However people&s assembly (or heliaia) played more active role in the trials of 70-60s of the V Century B.C. We can assume the areopagites took part in it as well. Nevertheless one may doubt Areopagus& domination. It was conspicuous coincidence, as we suspect, with so-called Cimonian Era.

e-mail: valerii@pspv.ac.ru

40 Ryan F.X. Die areopagitische Herrschaft. S. 48.
Научтруд |