Научтруд
Войти

Великая Отечественная война в контексте проективности истории

Научный труд разместил:
Nelid
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Михаил КУРОЧКО

ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В КОНТЕКСТЕ ПРОЕКТИВНОСТИ ИСТОРИИ

В данной статье Великая Отечественная война рассматривается в контексте проективности истории и ее онтологических оснований. Автор показывает, что история есть реализация мегапроектов определенными социальными субъектами.

In this article the Great Patriotic War is considered in a context of history projectivity and its ontological bases. Author shows that the history is the realization of megaprojects by the certain social subjects.

проект, мегапроект, проективность истории, онтология, бытие, ничто, Россия, Запад, Великая Отечественная война; project, megaproject, history projectivity, ontology, being, nothing, Russia, West, Great Patriotic War.

КУРОЧКО Михаил Михайлович — к.филос.н., доцент; профессор кнфедры филесофии и религиоведения Военного униввреитета МО РФ

sbor2005@>bk.ru

В аналитике Великой Отечественной войны в большей степени преобладает оптика материалистическо-экономического детерминизма. При этом ход событий предвоенного и военного времени рассматривается как движение из прошлого через настоящее к будущему. Так формируется соответствующий вектор истории и ее восприятия. Формируется и представление о неизбежности Второй мировой войны и Великой Отечественной как ее составной части.

В аналитике проективно-деятельностного подхода история мыслится иначе. Центральным в этом подходе является понятие проекта. Проект (лат. projectus — выступающий вперед) современными философскими словарями определяется как прототип, прообраз предлагаемого объекта1. Человек как проект есть проброшенное в будущее и вовне сущее, обретающее свою самость и сущность. Человек не есть нечто статическое, фиксированное, данное, но как отложенное, выброшенное вовне, как заданное. Человек есть существо трансцендирующее, выходящее за границы собственной эмпирической наличности.

Утвердилось мнение, что проективность характерна только для Нового времени. Широко известно высказывание К. Маркса: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его»2. Б.Г. Соколов однозначно утверждает, что проективность — базовая характеристика новоевропейского типа сознания3.

Но пафос проективности был известен и в седой древности. Проективность — центральное понятие Библии, представленное в образах творения, замысла Божьего, божественного домостроительства. Проективность есть сущностно-экзистенциальная характеристика личности и общества, модус их бытия. Человек как проект — это проброшенность в будущее из свободы собственного бытия и движение к себе и своему настоящему из будущего. Прошлое — это отраженное во времени, реализованное или нереализованное движение к собственному проекту, который и есть самореализация личности и общества. Проект — это мечта. Прошлое как часть истории есть опыт реализации проективнос-

1 Всемирная энциклопедия: Философия / гл. науч. ред. и сост. А.А. Грица-нов. — М. : ACT; Мн. : Харвест, Современный литератор, 2001, с. 834.
2 Маркс К. Тезисы о Фейербахе // К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч. — изд. 2-е. — М. : Государственное издательство политической литературы, 1955, т. 3, с. 4.
3 Соколов Б.Г. Компенсационный проект музея // http://museum.philosophy. pu.ru/old/-triambos.html

ти, опыт обретения мечты. В горизонте проективности история движется не из прошлого через настоящее к будущему, а наоборот, из будущего через настоящее в прошлое. Проективность есть обратная перспектива истории. А прямая перспектива истории явлена экстраполяцией тенденций настоящего. В прямой перспективе негативные тенденции настоящего оборачиваются концом истории, аннигиляцией личности и общества. Прямая экстраполяция — это диктатура настоящего. На эту стратегию и уповают господствующие социальные группы, классы и страны в нынешней архитектуре мира1.

Основой проективности личности и общества является субстанциональная свобода человека, которая позволяет ему воплощать различные проекты себя, сформированные на разных онтологических основаниях.

Классификация социальных проектов возможна по нескольким основаниям. По генезису выделяются теогенные (создаются Богом или богами), социогенные (создаются той или иной социальной группой — орден, партия, научная школа и др.), антропогенные (создаются отдельными людьми) проекты. Теогенные проекты являются метафизическими, а социогенные и антропогенные — позитивистскими. По масштабам социальные проекты бывают локальными (действуют на уровне отдельного социального института, общества), региональными (действуют на уровне того или иного геополитического района), цивилизационными (объединяют ряд государств и обществ в самостоятельную цивилизацию), глобальными (действуют в масштабах планеты). Типы социальных проектов можно классифицировать по времени: кратковременные (их действие ограничено несколькими годами); средние, или эпохальные (распространяются на ту или иную временную эпоху: средневековые проекты, проект модерна и др.); долговременные, или общеисторические (включают в себя несколько временных эпох, реализуются на основе архетипов, паттернов, образов, идей и действуют на протяжении всей истории, включая крат-

1 Этот вектор аналитики и истории реализуется Римским клубом и теми социальными субъектами, которые воплощает рекомендации этого научного сообщества на практике.

ковременные и эпохальные проекты как частные случаи). По характеру используемых средств социальные проекты могут быть агрессивно-милитаристскими и ми-роустроительными.

По морально-нравственному основанию проекты социального бытия характеризуются дихотомичностью и образуют два взаимоисключающих вектора проективности истории. История становится пространством противоборства проектов социального бытия: борьбы зла и добра, господства и социальной справедливости, порабощения и взаимного сотрудничества. В этом плане война выступает как сознательная проективная деятельность определенных социальных исторических субъектов. Посредством войны уничтожается одна и формируется другая архитектура мира, его облик, характер отношений, создается иное по своему содержанию и характеру социальное бытие. Субъекты проективности организуют его в контексте своего представления о будущем, в рамках своего проекта истории. Война — одно из средств проективной деятельности исторических субъектов. Государство и армия — это органы воплощения и защиты той или иной проективности социального бытия.

По мере развития и преемственности человечества эти проекты накладываются друг на друга и вступают в различные по форме и способам модели взаимодействия. Геополитический и культурный ландшафты выражают парадигмальность проективности. В своем крайнем геополитическом и культурном пределе проективность принимает также формат биполярности, как противостояние суши и моря, Евразии и Атлантики. К этой позиции присоединяется и цивилизационный подход, отражая биполярность Востока и Запада как цивилизаций.

Будущее человеческой истории определяется созидательной и преобразовательной силой труда, проективного по своему характеру, ибо труд созидает то, чего нет в природе. И в этом от

ношении трудящийся — есть подлинный творец истории и мироздания.

Данная дихотомия была центральной и для средневековья. А.Я. Гуревич отмечал, что средневековую европейскую цивилизацию называют «цивилизацией труда», что в проповедях того времени священники, рыцари и трудящиеся, сотворенные

Богом, противопоставляются бюргерам и ростовщикам как порождению демонических сил1. Средневековье как «цивилизация труда» характеризуется соответствующей проективностью, коренящейся в Боге и его домостроительных замыслах. Новое время — это реакция проективности капитала и обожествленной человеческой рациональности. Все это имеет прямое отношение к России. В эпоху средневековья она становится наследницей Второго Рима — Византии, противостоящей отпадавшему от практик христианского средневековья Западу. В этом содержание военной интервенции Запада против России в средневековую эпоху. А в XX в. Россия в форме СССР станет «цивилизацией победившего труда».

В контексте культурно-исторического развития человечества Новое время выдвигает несколько социальных проектов. Первый — либерально-буржуазный. В нем — тотальное господство индивида, его частных интересов. Его символом станет стремление к прибыли, капитал станет выражением протестантского понимания святости. Итог — торжество финансового капитала. Реализация этого проекта спровоцирует войны по всему миру, колонизацию и неоколонизацию. Следует помнить, что фашизм как основной фактор и средство Второй мировой войны определялся как крайняя степень реакции мирового финансового капитала. Данное определение ныне не в почете. А попытки по указанию Б.Н. Ельцина дать новое научное определение фашизму к позитивным результатам не привели. Отказ от определения фашизма создает предпосылки исторического оправдания главных организаторов Второй мировой войны, на совести которых миллионы жизней, и это, прежде всего, англо-саксонский мир и мировые финансовые группы.

Второй проект — националистический. Здесь абсолютизируется нация, род. Его символом является принцип крови. Наиболее ярким выражением националистического проекта явится национал-социализм Германии, известный всему миру как немецкий фашизм. Он формально станет реакцией на либерально-буржуазный проект, но по сути

1 Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. — М.: Искусство, 1984, с. 281—295.

будет его непосредственным порождением и средством завоевания мирового господства финансовым капиталом2. Существенной особенностью его будет абсолютизация нации, возврат к древним языческим древнегерманским верованиям, к автохтонным культам и магическим практикам господства. В деятельности «Ананэрбе» возрождается образ карлика Миме и символика выкованного им в преисподней меча Зигфрида3.

Третий проект — коммунистический. Он также будет реакцией на либерально-буржуазный проект. Коммунизм абсолютизировал класс пролетариата, человека труда. В большей степени этот проект воплотится в России-СССР. Его особенность — он станет русским по духу. Русский коммунизм в новых исторических условиях станет формой существования русского духа в XX в. Только поэтому, метя в коммунизм, можно было в годы перестройки4 попасть в Россию (А. Зиновьев).

Великая Отечественная война станет войной проектов истории. Ее участники утверждали разные образы социального бытия и мироустройства. Один был нацелен на сотрудничество всех народов, другой — на собственное выживание за счет уничтожения всех остальных как неполноценных. Третий утверждал свободу индивида при тотальном забвении интересов и ценностей социальных организмов и общностей. Смысл и содержание Великой Отечественной войны в полной мере раскрывается только в контексте большого исторического времени.

Неспроста идеологи Запада утвержда-

2 Это хорошо показано в работах Н.В. Старикова. Напр.: Стариков Н.В. Кто заставил Гитлера напасть на Сталина. — СПб. : Питер, 2008.
3 Воробьевский Ю. Путь в Апокалипсис: шаг змеи. - М., 1999, с. 72-118; Гудрик-Кларк Н. Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию. — М., 1993; Замойский Л.П. За фасадом масонского храма. —М., 1990; ПовельЛ., Бержье Ж. Утро магов. - М., 1994.
4 Само понятие «перестройка» имеет непосредственное отношение к теме проективности социального бытия и истории. Эта большая тема связана с историческими судьбами Великой Отечественной войны. Данная позиция представлена в книгах: Нарочницкая Н.А. Великие войны XX столетия. За что и с кем мы воевали. — М.: Айрис-пресс, 2007; ПанаринА.С. Правда железного занавеса. — М. : Алгоритм, 2006.; Лисичкин В.А., ШелепинЛ.А. Третья мировая информационно-психологическая война. — М., 1999, и др.

ют идею конца истории. В XX в. война станет формой взаимодействия этих проектов истории и мироустройства. А разве в наши дни субъекты этих проектов исчезли? Формально — да. Нет фашистской Германии, пал Советский Союз. Торжествует либерально-демократический проект. В лице США он победно шествует в форме либерально-капиталистического проекта глобализации.

Но поражение советского проекта еще не есть поражение того мегапроекта, частным проявлением которого он был в XX в. В этой связи следует отметить, что Россия практически на всем протяжении истории являла собой определенную проективную альтернативу как Западу, так и Востоку1. Данная альтернативность — не исключение в эпоху современной глобализации.

Феномен победы в Великой Отечественной войне должен быть осмыслен в контексте противостояния больших

1 См.: Чеснокова Т., Черкесова Н. Россия — DELETE? 2030 год: Глобальная схватка

цивилизаций. — М. : Яуза; Эксмо, 2007, с. 31.

проектов истории, действующих на всем ее протяжении. Мы должны заново переосмыслить свое историческое прошлое, против которого сейчас ведется невиданная по своим масштабам и интенсивности война. Не является исключением и дискредитация символа и образа Победы советского народа над фашистской Германией. Роль этой победы будет возрастать, потому что на уровне проективности борьба только усиливается, принимая новые формы и технологии противостояния и ведения войны. В условиях господства однополярного капиталистического проекта глобализации, когда фашизм может стать поистине мировым явлением, мир нуждается в спасении от новых форм геноцида, социал-дарвинизма, расизма и в альтернативах истории. В этом исторический шанс и призвание России.

Победа — это не разовое историческое событие. Это — дух истории. И дается он тем, кто его достоин, на чьей стороне историческая правда и социальная справедливость.

Научтруд |