Научтруд
Войти

Ректор А. Н. Несмеянов и сооружение комплекса новых зданий Московского университета на Ленинских горах

Автор: указан в статье

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2012. № 2

ИЗ ИСТОРИИ УПРАВЛЕНИЯ

С.С. Барбасова, В.И. Тропин РЕКТОР А.Н. НЕСМЕЯНОВ

И СООРУЖЕНИЕ КОМПЛЕКСА НОВЫХ ЗДАНИЙ МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА НА ЛЕНИНСКИХ ГОРАХ

В статье исследуется роль и место ректора Московского университета академика А.Н. Несмеянова в процессе реализации идеи строительства новых зданий МГУ на Ленинских горах от ее возникновения до осуществления на каждом этапе. Авторы приходят к выводу, что академиком А.Н. Несмеяновым была проделана поистине титаническая творческая и организующая работа по подготовке и воплощению в жизнь идеи сооружения нового комплекса зданий МГУ. Как ректор он лично организовал и контролировал все этапы строительства: от проектирования и выбора места для будущих зданий университета до их оснащения научно-техническим и учебным оборудованием и подготовки необходимых кадров. Особой заслугой ректора МГУ авторы считают то, что академик А.Н. Несмеянов сумел создать в коллективе университета созидательную творческую обстановку, которая вместе с современной материально-технической базой научных исследований и подготовкой специалистов обеспечила на долгие годы основы мощного развития Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова.

The main aim of this article is to state the organizing role of rector A.N. Nesmeyanov in the realization process of construction of Moscow State University&s new buildings on Lenin Hills from the very beginning to realization on every step. The authors come to a conclusion that A.N. Nes-meyanov really has done titanic creative and organizing work on preparation

Барбасова Светлана Сергеевна — аспирантка кафедры политической истории факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова; е-тай: barbasiks@mail.ru

Тропин Владимир Иванович — кандидат исторических наук, заслуженный профессор кафедры политической истории факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова.

and turning into reality of idea of the construction of Moscow State University&s new buildings on Lenin Hills.

He as the rector personally organized and supervised all stages of building: from a choice of the place for the future buildings of University to scientific, technical and educational instrumentation and preparation of necessary skilled workers. The authors consider that A.N. Nesmeyanov has managed to create creative atmosphere in a collective body of the university with supported grandiose development of M.V. Lomonosov Moscow State University with modern material and technical base of scientific researches and specialist training.

После победного окончания Великой Отечественной войны (1941—1945) советская страна приступила к восстановлению и дальнейшему развитию народного хозяйства. Этот период в истории советского общества характеризуется грандиозным решением неотложных задач, включая научно-культурные. Быстрое развитие науки, широкое внедрение ее достижений в практику промышленного и сельскохозяйственного производства предъявляли огромный и все возрастающий спрос на высококвалифицированных специалистов. В этих условиях было необходимо дальнейшее улучшение и расширение подготовки научно-технических и социально-культурных кадров. Именно поэтому послевоенный восстановительный период потребовал быстрого количественного и качественного подъема советской высшей школы.

Для решения поставленных временем задач были нужны выдающиеся деятели, мыслящие масштабно и по государственному, к их числу принадлежал Александр Николаевич Несмеянов. Фигура академика А.Н. Несмеянова — одна из крупнейших в истории советской отечественной науки и вышей школы. Он вел весьма активную научную, педагогическую и общественно-государственную работу. Его назначение ректором МГУ 31 декабря 1947 г.1 имело большой принципиальный смысл: крупный ученый с мировым именем, он был в то время членом президиума Академии наук Советского Союза, академиком-секретарем отделения химических наук, директором Института органической химии, председателем Комитета по Сталинским премиям в области науки и техники, заместителем Председателя Верховного Совета РСФСР. Московскому университету при его возрастающем значении был нужен руководитель такого масштаба.

1 Архив МГУ. Ф. 1. Оп. МГУ. Д. 107. Л. 290.

К моменту назначения академика А.Н. Несмеянова ректором МГУ он уже три года являлся деканом химического факультета, четыре года заведовал кафедрой органической химии, хорошо знал университет и его коллектив.

На посту ректора А.Н. Несмеянов начал активно осуществлять общий план реорганизации и реформирования университета, его учебной и научной работы. Для лучшего выполнения стоящих перед МГУ задач необходимо было создать новую структуру управления университетом и взаимоотношений ректората с факультетами. Ректор А.Н. Несмеянов предоставил факультетам большую самостоятельность в их учебно-воспитательной, научной и хозяйственной деятельности, декан факультета стал самостоятельным руководителем в масштабе факультета — такая децентрализация сделала систему управления университетом более оперативной.

Исходя из принципа единства учебной и научной работы, было закреплено и развито разделение руководства управ -ления ректората университетом по отраслевому признаку — по группам факультетов. Во главе естественно-научных и гуманитарных факультетов были поставлены проректоры по учебно-научной работе, которым подчинялись самостоятельные учебные и научные отделы, секции Ученого совета МГУ по группе факультетов. Основные принципы этой системы управления учебно-научной деятельностью университета оказались настолько жизненными, что они действовали в своей основе в МГУ более сорока лет.

Ректором А.Н. Несмеяновым была проведена большая работа по перестройке учебной деятельности, пересмотрены учебные программы с целью увеличения нагрузки на более актуальные темы, включения в них последних достижений науки и исключение тем, оторванных от народнохозяйственной практики. Преобразуются старые и создаются новые кафедры и факультеты. На базе геологического отделения геолого-почвенного факультета был создан геологический факультет и организованы новые кафедры: кристаллографии, кристаллохимии, истории геологических наук. Биологический факультет был реорганизован в биолого-почвенный; по оценкам специалистов, «это расширило профиль факультета и увеличило возможности комплексных исследований, особенно в помощь сельскому хозяйству страны»2.

2 Ректоры Московского университета // Биографический словарь / Сост. В.В. Ремарчук. Вып. II. М., 1996. С. 205.

А.Н. Несмеянов особое внимание уделял преподавательскому составу и его росту. Он считал, что все профессора и преподаватели МГУ должны вести научно-исследовательскую работу, что «не может быть преподавателя, который не ведет одновременно научных исследований»3.

Но самое главное и важное, что было сделано в период ректорства А.Н. Несмеянова, с чем связано его имя, — это строительство нового комплекса зданий Московского университета на Ленинских горах4. Во времена советской власти вопрос улучшения материально-технической базы Московского университета как главной кузницы научных и педагогических кадров поднимался неоднократно. Так, в фундаментальном труде «Московский университет за 50 лет советской власти» отмечается, что вопрос разрыва между растущим размахом деятельности в МГУ и материальной оснащенностью его факультетов и институтов (в том числе нехватка учебных помещений и устаревшее оборудование) «с особой остротой встал в конце 1938 года»5. Однако неотложные задачи развития страны и растущая международная напряженность не позволяли в это время Советскому правительству выделить необходимые средства для капитального ремонта старых зданий университета и строительства новых.

Академик А.Н. Несмеянов с государственным пониманием охарактеризовал необходимость очередности в решении задач, стоявших перед советской страной: «Мне кажется, что все довоенные проекты и прожекты строительства университета были просто несвоевременны. Была бы в этом необходимость, были бы к тому условия, — нас построили бы, не дожидаясь наших проектов. В том-то и дело, что не было условий. Стояла прежде задача всемерно укрепить высшую техническую школу, без этого страна не выполнила бы пятилеток»6. Лишь в 1948 г., при благоприятном стечении объективных и субъективных обстоятельств, появилась возможность вплотную заняться строительством новых зданий для Московского университета и оснащением их современным научно-техническим и учебным оборудованием. Решение этой исторической задачи выпало на нового ректо-

3 Вечерняя Москва. 1948. 6 февраля.
4Александр Николаевич Несмеянов. 1899—1980 // Материалы к биобиблиографии ученых СССР. Сер. хим. наук. Вып. 89 / Сост. Р.И. Горячева, В.Я. Ор -лова. М., 1992; Ректоры Московского университета... С. 205.
5 Московский университет за 50 лет советской власти / Ред. И.Г. Петровский. М., 1967. С. 76, 77.
6 Зыков И. Дворец науки // Новый мир. 1953. № 1. С. 153.

ра — академика А.Н. Несмеянова. Вспоминая впоследствии о своем назначении на пост ректора, Александр Николаевич пишет: «сопротивление не было безусловным, т.к. существовала мечта о строительстве нового здания МГУ, и я взялся за новые обязанности»7.

Сооружение комплекса зданий Московского университета на Ленинских горах явилось эпохальным для университета и для страны. Само строительство поражало не только масштабами, но и целями — создание материально-технической базы учебно-научного учреждения, обеспечивающее университету возможность встать вровень с ведущими мировыми научными центрами. В советское время «сам процесс строительства вызывал захватывающий интерес»8, что и обусловливает большое количество публикаций, посвященных, как стали говорить, сооружению «Дворца науки на Ленинских горах».

Большую часть историографии данной темы составляют воспоминания участников событий. В первую очередь это мемуары самого А.Н. Несмеянова «На качелях XX века»9. В них он подробно рассказывает о «трудном, напряженном периоде»10 строительства университетского комплекса на Ленинских горах. Благодаря мемуарам А.Н. Несмеянова можно понять мотивы его решений в вопросах сооружения комплекса, а также дать оценку деятельности многих членов коллектива МГУ, работавших в составе различных комиссий, созданных ректором. Воспоминания сестры А.Н. Несмеянова Татьяны Николаевны11 и его супруги Марины Анатольевны12 дополняют мемуары академика А.Н. Несмеянова. Несмотря на то что эти публикации довольно эмоциональны, в них зафиксированы многие стороны деятельности Александра Николаевича, о которых он сам, видимо, из соображений скромности не упоминает.

Для данной статьи представляют интерес и ценность мемуары Ю.А. Жданова13, который работал на кафедре органической химии МГУ под руководством академика Александра Николаевича Несмеянова, а затем заведовал в ЦК партии сна-

7Несмеянов А.Н. На качелях XX века. М., 1999. С. 119.
8Михайлов А.И. Основатель ВИНИТИ // Александр Николаевич Несмеянов: Ученый и человек / Ред. М.И. Кабачник. М., 1988. С. 74.
9 См.: Несмеянов А.Н. На качелях XX века. М., 1999.
10См.: Несмеянов А.Н. На качелях... С. 121.
11 См.: Несмеянова Т.Н. Человек, ученый, семьянин //Александр Николаевич Несмеянов: Ученый и человек / Ред. М.И. Кабачник. М., 1988. С. 100—135.
12 См.: Несмеянова М.А. Свет любви: Воспоминания об Александре Николаевиче Несмеянове. М., 1999.
13 См.: Жданов Ю.А. Взгляд в прошлое: воспоминания очевидца. М.: Ростов н/Д: Феникс, 2004.

чала Сектором, а потом Отделом науки, при этом имел личные контакты с И.В. Сталиным. В воспоминаниях Ю.А. Жданова содержится много информации, связанной не только с вопросами строительства новых зданий МГУ, но и приводится оценка И.В. Сталина роли и места университетов в обществе вообще и решение им вопросов строительства нового здания для Московского университета на Ленинских (Воробьевых) горах. Воспоминания М.А. Прокофьева14 и Е.М. Сергеева15, которые в те годы избирались секретарями партийного комитета МГУ, дополняют информацию по вопросам строительства новых зданий университета и роли ректора А.Н. Несмеянова.

Важное место в историографии данной темы занимают труды по истории МГУ. Во втором томе «Истории Московского университета»16 строительству комплекса новых зданий университета на Ленинских горах посвящена глава. Как и в других работах по истории МГУ17, основная заслуга в сооружении «Дворца науки» отводилась Коммунистической партии, Советскому правительству и «лично товарищу Сталину».

Особо необходимо выделить работу Г.Д. Вовченко «Величественный дворец передовой Советской науки»18. Автор занимал в годы строительства новых зданий МГУ должность первого проректора МГУ и возглавлял все основные комиссии университета по строительству, оснащению, переезду и освоению новых зданий МГУ на Ленинских горах.

Представляет научный интерес хорошо документированная статья М.Г. Николаева «К истории принятия Постановления Совета Министров СССР № 803 от 15 марта 1948 г. "О строительстве нового здания Московского государственного университета"»19.

В историографии советского периода необходимо отметить публикации, авторами которых являлись непосредственные уча-

14См.: Прокофьев М.А. Ректор МГУ // Александр Николаевич Несмеянов: Ученый и человек / Ред. М.И. Кабачник. М., 1988. С. 63—71.
15 См.: Сергеев Е.М. Московский университет. Взгляд сквозь годы. М., 1992.
16 История Московского университета: В 2 т. Т. 2: 1917—1955 / Ред. П.С. Александров, Г.Н. Анпилогов, А.В. Арциховский и др. М., 1955.
17Московский университет за 50 лет советской власти... ; Московский университет в советское время / Ред. Л.В. Кошман, А.М. Сахаров. М., 1967.
18 См.: Вовченко Г.Д. Величественный дворец передовой Советской науки. М., 1954.
19 См.: Николаев М.Г. К истории принятия Постановления Совета Министров СССР № 803 от 15 марта 1948 г. «О строительстве нового здания Московского государственного университета» // Забелинские чтения — 2005. Исторический музей — Энциклопедия отечественной истории и культуры. Труды ГИМ. Вып. 158. С. 441—466.

стники строительства20. Авторы данных книг подчеркивают, что комплекс МГУ на Ленинских горах — постройка совершенно особого типа, продуманная до мельчайших деталей коллективом университета во главе с ректором А.Н. Несмеяновым, архитекторами под руководством Л.В. Руднева и инженерами, руководимыми В.Н. Насоновым.

В публикациях постсоветского периода сооружение зданий Московского университета на Ленинских горах в основном рассматривается в работах, посвященных комплексному изучению архитектуры сталинского периода, в том числе советского высотного строительства в Москве с точки зрения целесообразности подобных ансамблей в других крупных городах21. Роль ректора А.Н. Несмеянова, равно как и вклад, внесенный в сооружение комплекса коллективом МГУ, в указанных работах не рассматривается.

Главным опубликованным источником по теме исследования является «Летопись Московского университета»22, а также газета «Московский университет»23 за 1948—1953 гг.

При написании данной статьи широко использовались материалы архива МГУ, представленные документами ректората и секретариата Ученого совета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (ф. 1), и личный фонд академика А.Н. Несмеянова (ф. 246). Также в ходе исследования были привлечены документы фонда «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова» Центрального архива г. Москвы24 (ф. 1609). Xранящиеся в данном фонде стенограммы заседаний Ученого совета МГУ, совещаний у ректора А.Н. Несмеянова и проректоров университета, а также различных комиссий, созданных ректором по вопросам строительства, оборудования и художественного оформления новых зданий университета, позволяют выявить организаторскую и административную роль ректора университета академика А.Н. Несмеянова.

20 См.: Воронков A.B., Балашов С.И. Дворец науки. М., 1954; Комаров-ский А.Н. Записки строителя. М., 1972.
21 См.: Кружков Н.Н. Высотные здания в Москве. Факты из истории проектирования и строительства. 1947—1956. Самара, 2007; Васькин A.A. Сталинские небоскребы: от Дворца Советов к высотным зданиям. М., 2009.
22 Летопись Московского университета. В 3-х томах. Автор-составитель Е.В. Ильченко. М., 2004.
23 Газета «Московский университет» — печатный орган парткома, профкома, комитета ВЛКСМ и ректората Московского Ордена Ленина государственного университета имени М.В. Ломоносова. 1948—1953.
24Далее ЦАГМ.

После назначения на должность ректора МГУ А.Н. Несмеянов в январе 1948 г. в числе первых неотложных задач поставил перед правительством и ЦК партии вопрос о строительстве новых зданий для университета и их оснащение современным научно-техническим и учебным оборудованием как базы для дальнейшего развития Московского университета. А.Н. Несмеянов вспоминает: «Я, как только стал ректором, сразу же завел разговор о строительстве, на этот раз уже не только химфака, а всего МГУ»25. При этом академик А.Н. Несмеянов «считал своей миссией строительство большого университета»26. Этой идеей он жил, как свидетельствуют коллеги, соратники, родные и близкие ректора27. А.Н. Несмеянов неоднократно высказывал свое мнение по этому вопросу: «либо удастся качественно перевооружить университет, либо неизбежно отставание по сравнению с мировой наукой»28, — свидетельствует М.А. Прокофьев.

Новые здания для МГУ были необходимы. Но не менее важным был вопрос, где их строить: в центре Москвы или за городом. Новые университетские корпуса разместить по соседству со старыми было невозможно, поскольку в этом районе свободных площадей уже не оставалось, и новое строительство потребовало бы сноса многих зданий, которые имели культурно-историческое значение и к тому же это не решало университетскую проблему.

Ректор А.Н. Несмеянов так оценивал возможности расширения площадей университета в центре Москвы, выступая на заседании Президиума Ученого совета МГУ 12 января 1948 г.: «Если мы посмотрим на возможность этой площадки, даже если нам удастся присоединить к Университету все то, что мыслимо к нему присоединить, — очевидно, что это ограничивается, с одной стороны, Американским посольством, с другой — Тверской улицей, с третьей стороны — улицей Огарева, — то даже если мы получим входящие в эту черту и не принадлежащие нам здания, положение у нас улучшиться: мы получим возможность дышать, но все-таки29 оно будет очень суровым. Подсчет

25Несмеянов А.Н. На качелях... С. 119.
26Там же. С. 136.
27 См.: Прокофьев М.А. Указ. соч. С. 66—71; Кабачник М.И. Начало дружбы // Александр Николаевич Несмеянов: Ученый и человек. С. 25—26; Несмеянова Т.Н. Указ. соч. С. 123—124; Несмеянова М.А. Указ. соч. С. 44—45, 85—86.
28 Прокофьев М.А. Указ. соч. С. 68.
29Прим.: орфография и пунктуация источников сохранены в исходном виде.

подсказывает, что сейчас мы имеем около 2 кв. мтр. на человека площади, тогда мы будем иметь что-нибудь около 5 кв. мтр. на человека. Это больше чем вдвое, но это далеко от какой-нибудь приличной нормы»30. Следовательно, необходимо было ставить вопрос о вынесении части факультетов на новую территорию, сохраняя при этом единство МГУ при наличии всех имеющихся в нем факультетов.

Ю.А. Жданов вспоминает, что И.В. Сталин еще 10 ноября 1947 г., говоря об МГУ, заметил, что необходимо «старое здание отремонтировать и отдать общественным наукам, а для естественных выстроить новое, где-нибудь на Воробьевых горах. Приспособить для этого одно из строящихся в Москве больших зданий. Сделать его не в 16, а в 10, 8 этажей, оборудовать его по всем требованиям современной науки»31. Напомним, что в связи с празднованием 800-летия Москвы 13 января 1947 г. было принято постановление Совета Министров СССР «О строи -тельстве в г. Москве многоэтажных зданий»32.

В своих мемуарах А.Н. Несмеянов пишет, что «Ю.А. Жданов, в то время заведующий отделом Науки ЦК КПСС, сказал, что он узнает, как обстоят дела, и даст мне сигнал в нужный момент. Этот момент наступил очень скоро. Юрий Андреевич сказал мне, что принято решение о строительстве в Москве нескольких высотных зданий и что следует (не знаю, получил ли он это указание от И.В. Сталина или от А.А. Жданова) просить одно из таких зданий строить для нужд МГУ»33.

Ректор А.Н. Несмеянов составил краткую записку в Политбюро ЦК на имя И.В. Сталина следующего содержания: «Просим обратить строительство одного из высотных зданий для нужд МГУ. Потребность составляет 1 600 000 м3.

Положительное решение последовало очень быстро»34.

Текст записки, к сожалению, обнаружить пока не удалось. Однако, воспоминания участников событий35, а также стенограмма заседания Президиума Ученого совета МГУ от 12 января 1948 г.36 свидетельствуют о том, что указанный участок еще не был окончательно зарезервирован за Московским университетом.

30Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 114. Л. 10, 11.
31 Жданов Ю.А. Указ. соч. С. 183.
32 Постановление Совета Министров СССР № 53 «О строительстве в г. Москве многоэтажных зданий». 13.01.1947 // Исторический архив. 2004. № 1. С. 32—34.
33Несмеянов А.Н. На качелях... С. 119, 120.
34Там же. С. 120.
35Жданов Ю.А. Указ. соч. С. 184; Несмеянов А.Н. На качелях... С. 120.
36Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 114. Л. 1—11.

Вариант передачи МГУ дворцового ансамбля Царицыно также фигурировал на заседании Президиума Ученого совета МГУ 12 января 1948 г., однако этот вариант был менее предпочтительным по ряду причин37.

В качестве основного варианта рассматривался участок в районе Калужской заставы38. Причем Моссовет настаивал именно на этом варианте. Спустя месяц после написания записки на имя И.В. Сталина, А.Н. Несмеянова и Ю.А. Жданова пригласили в МГК ВКП(б) и Моссовет. Рассмотрев заявку МГУ, Моссовет предложил построить четырехэтажный университетский городок за Калужской заставой в районе пос. Внуково39.

Конечно, вариант Ленинских гор был для университета более предпочтительным, но руководство МГУ натолкнулось на сопротивление Моссовета. М.Г. Николаев в своей статье указывает, что «не без помощи А.А. Жданова, превратившегося в союзника университета (а точнее, в союзника собственного сына), сопротивление московских чиновников было преодолено»40.

Следует отметить, что, согласно воспоминаниям Ю.А. Жданова, решение отдать для строительства нового здания МГУ именно площадку на Ленинских горах и принадлежало лично И.В. Сталину: «вдруг нас с Александром Николаевичем вызывают прямо на заседание Политбюро. Заседание вел Сталин. На нем присутствовали члены Политбюро, руководители Москвы и мы с Несмеяновым в весьма напряженном состоянии.

Сталин начал прямо:

— Здесь были представлены предложения о строительстве нового комплекса зданий для Московского университета. Что запроектировано у нас на Воробьевых горах?

Ответ:

— Комплекс высотных жилых зданий.

Сталин:

— Возведем этот комплекс для Московского университета и не в 10—12, а в 20 этажей. Сроить поручим Комаровскому. Для ускорения темпов строительства его надо будет вести параллельно с проектированием.

Обращаясь к Микояну:

— Следует предусмотреть Внешторгу валютные ассигнования на необходимое оснащение и оборудование для лабораторий; университет должен быть обеспечен новейшими приборами и реактивами.

37 Там же. Л. 2—11.
38 См.: Николаев М.Т. Указ. соч. С. 153—154.
39 См.: Жданов Ю.А. Указ. соч. С. 184.
40 Николаев М.Т. Указ. соч. С. 454.

Необходимо создать жилищно-бытовые условия, построить общежития для преподавателей и студентов.

Сколько будет жить студентов? шесть тысяч? Значит, в общежитии должно быть шесть тысяч комнат. Особо следует позаботиться о семейных студентах»41.

Данное решение Политбюро ЦК легло в основу Постановления Совета Министров СССР от 15 марта 1948 г. Таким образом, именно И.В. Сталин закрепил за Московским университетом ведущую роль и место как первого университета страны, обеспечив ему необходимую научно-техническую и учебную базу по развитию фундаментальных наук и подготовке высококвалифицированных специалистов по новейшим специальностям.

Необходимо отметить и исключительную дальновидность градостроительного решения. Оно стало зримым воплощением отношения советской власти к науке и образованию: «Ленинские горы видны из многих районов Москвы, с набережных и мостов. Это — самое высокое, одно из красивейших мест столицы, которым всегда гордились москвичи. И уже одно то, что именно это место отведено новому университету, свидетельствует о почетном положении науки в социалистическом обществе»42,— отмечал академик А.Н. Несмеянов.

Несмотря на то что запрошенная для строительства нового здания площадь в несколько раз превышала ранее занимаемую территорию в центре Москвы, часть факультетов все же было необходимо оставить в зданиях на Моховой улице. На заседании Президиума Ученого совета (12.01.1948 г.) А.Н. Несмеянов говорил: «Совершенно ясно, что здесь, на Моховой, вблизи от Кремля и на историческом для Университета месте, Университет должен остаться как центр. Русские люди уже знают, что Университет на Моховой»43. В одной из своих статей А.Н. Несмеянов писал по этому поводу: «Москва, Советский Союз, весь мир привыкли видеть этот старейший в нашей стране университет именно на Моховой улице... Стремясь в будущее, нужно всегда помнить, любить и свято чтить то, что есть лучшего в прошлом. Вот почему, отдавая заслуженную дань уважения историческому прошлому университета, было решено предоставить ему для строительства в другом районе вторую территорию, дополнительно к первой»44. А.Н. Несмеянов вспоминает,

41 Жданов Ю.А. Указ. соч. С. 184—185.
42 Несмеянов А.Н. Мы ждем вас в университете! // Литературная газета. 1950. 29 августа.
43Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 114. Л. 11.
44Несмеянов А.Н. Дворец науки // Техника — молодежи. 1951. № 7. С. 2.

что это встретило одобрение И.В. Сталина: «Народ, дескать, привык, что университет в Москве на Моховой»45.

В тоже время исполнилось заветное желание профессоров Московского императорского университета XVIII в., обратившихся в 1775 г. к императрице Екатерине II о переводе университета на Воробьевы горы46.

Ректор А.Н. Несмеянов, выступая на заседании Президиума Ученого совета университета 12 января 1948 г., проинформировал о том, что руководство страны намерено значительно улучшить материально-техническую базу университета, в связи с чем необходимо было решить вопрос о переводе конкретных факультетов университета на новую территорию47. Президиум Ученого совета МГУ согласился с предложением ректора перевести в новые здания то, «что развивается наиболее быстро, что настоятельно требует специализированных условий и для современной научной работы и для дальнейшего роста. Переносить нужно такие факультеты, которые связаны с экспериментальной научной работой, например физический, химический, биологический и т.д.»48. При этом ректор академик А.Н. Несмеянов подчеркнул, что не может быть и речи о разделении университета, поскольку университет оставался единым, но с двумя базами49. Так было принято решение Президиума Ученого совета МГУ о переводе в перспективе в новые здания Московского университета факультетов: механико-математического, физического, химического, биолого-почвенного, географического и геологического. Оставшиеся в старых зданиях на Моховой факультеты (исторический, юридический, философский, экономический и филологический) также в значительной мере улучшали условия учебной и научной работы, поскольку вся площадь «старых» университетских корпусов предоставлялась в их распоряжение.

Ректор МГУ А.Н. Несмеянов при этом обратил внимание Президиума Ученого совета на необходимость получения университетом удобных свободных участков для дальнейшего развития университета: «Мне рисуется так, что мы должны заполучить площадку для строительства, которая обеспечила бы все будущие претензии университета на обозреваемый период и плюс

45Несмеянов А.Н. На качелях... С. 123.
46 История Московского университета. В 2 т. Т. 1: 1755—1917 / Отв. ред. М.Н. Тихомиров. М. С. 73—75.
47Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 114. Л. 1—11.
48Несмеянов А.Н. Дворец науки... С. 2.
49Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 4. Д. 114. Л. 9.

обеспечила бы свободной площадью, чтобы в течение 100-летия можно было бы строиться. Эта площадка должна быть очень свободной. Мы запланируем 20% и чтобы она обладала большим запасом, пусть он будет пока только зеленым запасом — Ботанический сад, просто парк и т.д. И тогда мне представляется, что мы будем все факультеты, выносимые отсюда туда, строить там и тенденция такая: там мы будем развивать в определенной последовательности естественно-научные факультеты более широко, а здесь, оставляя на веки вечные гуманитарные факультеты, так чтобы здесь умножилось пространство»50. Эта дальновидность академика А.Н. Несмеянова оправдалась довольно скоро, — уже в период ректорства его преемника академика И.Г. Петровского были построены новые лабораторные корпуса, осуществлено строительство вычислительного центра, первого гуманитарного корпуса, началось строительство второго и многое другое.

Поскольку изначально на Ленинских горах планировалось возведение многоэтажной высотной гостиницы, этим фактом нередко спекулируют некоторые авторы публицистической направленности, утверждая, что МГУ на Ленинских горах — это переоборудованное жилое здание. Необоснованность подобной точки зрения становится очевидна уже при обращении к опубликованным источникам личного происхождения51 и ознакомлением с историей возведения новых зданий МГУ.

15 марта 1948 г. выходит долгожданное, без преувеличения историческое, постановление Совета Министров СССР № 803 за подписью И.В. Сталина «О строительстве нового здания для Московского университета»52. В нем ставилась задача: «1. Построить в течение 1948—1952 гг. для Московского государст венного университета новое здание на Ленинских горах объемом 1700 тыс. куб. метров, высотой в центральной части не менее 20 этажей», вместо 32-этажного здания, предусмотренного к строительству постановлением Совета Министров СССР от 13 января 1947 г. Данным постановлением Совета Министров было утверждено и «задание на проектирование нового
50 Там же.
51 См.: Воронков А.В., Балашов С.И. Указ. соч.; Комаровский А.Н. Указ. соч.
52 Постановление Совета Министров СССР № 803 «О строительстве нового зданий для Московского государственного университета». 15.03.1948 // Исторический архив. 2004. № 1. С. 34—36.

здания Московского государственного университета, представленное Министерством Высшего образования (т. Кафтановым), Московским государственным университетом (т. Несмеяновым) и Управлением строительства Дворца Советов (тт. Прокофьевым и Иофаном)»53.

Это событие вызвало огромный политический и трудовой подъем коллектива университета. В день его опубликования в газете «Правда» 17 марта 1948 г. состоялось общее собрание профессоров, преподавателей, студентов, рабочих и служащих университета. Газета «Московский университет», сообщая об этом собрании, хорошо передает настроение «огромного политического и творческого подъема коллектива МГУ». Выступая на этом собрании, ректор МГУ А.Н. Несмеянов отметил: «Сегодня мы слушаем с вами решение нашего правительства об огромном строительстве для Московского университета, о таком строительстве, которое обеспечит будущее университета. Вы можете оценить значение этого постановления, его размах и смысл уже по одному тому, что оно принято по инициативе товарища Сталина... Поистине университет вступает в новую эпоху своего развития. И я уверен, что наш коллектив окажется достойным этого будущего, оправдает оказанную ему честь»54.

«Большие ответственные задачи возлагаются на наш университет, — подчеркнул ректор МГУ. — Проникнутые их величием, любовью к социалистической Родине, мы сделаем все, чтобы выполнить их. Это нам с вами суждено не только догнать, но и превзойти достижения зарубежной науки. Это нам с вами выпало счастье растить строителей коммунистического общества.

Я призываю вас, товарищи, к еще более напряженной работе на пользу советской науки, на пользу советскому народу и всему человечеству»55.

С проникновенной речью обратился к собравшимся старейший профессор Московского университета Герой Социалистического Труда академик Н.Д. Зелинский, сравнивший обстановку, в которой пришлось учиться его поколению, с прекрасными условиями, созданными партией и правительством для советской молодежи56: «Величественный, грандиозный план нового университета превосходит не только наши ожидания, но и наши

53Там же. С. 35.
54Московский университет. 1948. 19 марта.
55 Там же.
56 Там же.

мечты»57, — заявил он от имени всех собравшихся. Министр высшего образования С.В. Кафтанов отметил, что «новое здание Московского университета будет одним из самых монументальных сооружений великой сталинской эпохи»58.

Восторженно приняли известие о предстоящем строительстве нового здания МГУ студенты университета, называя его «праздником советского студенчества». Студенты и преподаватели были едины во мнении, что «постановление правительства имеет не только историческое, но и большое политическое значение. Оно показывает, что такое грандиозное мероприятие возможно только в Советской стране»59.

Общее университетское собрание, как тогда было принято, обратилось с письмом к товарищу Сталину, в котором «в ответ на заботу партии и правительства» ученые МГУ принимали на себя ряд обязательств60. В письме говорилось: «Это мудрое решение создает университету новые широчайшие возможности развития научной деятельности на всех его факультетах, в особенности на факультетах естественнонаучного цикла, которые получат просторные, оборудованные новейшими приборами и аппаратурой лаборатории и институты»61.

«Воодушевленные решением Совета Министров СССР» ведущие ученые МГУ обещали приложить «все силы к тому, чтобы новыми крупными учеными открытиями, новыми теоретическими обобщениями, подготовкой многих сотен молодых советских специалистов достойно ответить на Вашу заботу о Московском университете»62. Профессора и преподаватели МГУ приняли на себя обязательства «обеспечить в Московском университете подготовку высококвалифицированных специалистов по важнейшим отраслям знаний»63.

Ректор МГУ А.Н. Несмеянов взял под личный контроль выполнение обязательств ученых университета. С этой целью была создана специальная комиссия под председательством проректора профессора В.И. Спицына64. Уже в ноябре 1948 г., согласно протоколу совещания у проректора В.И. Спицына, отмечалось, что «по большинству взятых обязательств в отно-

57 Известия. 1948. 18 марта.
58 Московский университет. 1948. 19 марта.
59 Там же.
60 Полный текст письма хранится в ЦАГМ. Ф. 1609. Оп. 2. Д. 243. Л. 1—6.
61 Московский университет. 1948. 19 марта.
62 ЦАГМ. Ф. 1609. Оп. 2. Д. 243. Л. 6.
63 Там же. Л. 2.
64Архив МГУ. Ф. 1. Оп. МГУ. Д. 108. Л. 5.

шении направления научных работ работа развернута и факультетами выполняется»65.

Возникает вопрос, каким образом вместо одного указанного в постановлении правительства высотного здания для МГУ на Ленинских горах построили целый комплекс университетских зданий? Здесь сыграли свою роль инициатива, настойчивость и имеющийся опыт строительства специальных научных зданий Александра Николаевича Несмеянова, дополненные присущим ему чувством прекрасного, гармонии и симметрии в архитектуре нового университетского комплекса.

Переезд в высотное здание естественно-научных факультетов, работа которых связана с экспериментами и точнейшими измерениями, был недопустим, поскольку «чем выше над землей, тем больше колеблются стены от ветра. Эти колебания, которые так ничтожны, что их совсем не улавливает человек, оказываются значительными для сверхчувствительных прибо-ров»66. Все это вызывало необходимость построить отдельные пятиэтажные здания для физического, химического и биологического факультетов.

А.Н. Несмеянов вспоминает, что при обсуждении этого вопроса с главным архитектором, «основная мысль заключалась в том, чтобы как можно больше кубатуры в городке отдать не высотным зданиям. Допустимо размещать в высотной части МГУ лишь парадные помещения, массовые аудитории, жилье и такие факультеты, где не производят работы с

Другие работы в данной теме:
Научтруд |