Научтруд
Войти

УЧЕБНИКИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ ПО УДМУРТСКОМУ ЯЗЫКУ КАК ГОСУДАРСТВЕННОМУ (история и современное состояние)

Научный труд разместил:
Amos
20 сентября 2020
Автор: Кондратьева Н. В.

Кондратьева Н. В.

УЧЕБНИКИ И УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ ПО УДМУРТСКОМУ ЯЗЫКУ КАК ГОСУДАРСТВЕННОМУ (история и современное состояние)

В последнее время в Удмуртской Республике одним из дискуссионных вопросов является вопрос о поэтапном переходе к преподаванию удмуртского языка во всех общеобразовательных учреждениях республики. Именно поэтому проблема создания учебников по удмуртскому языку как государственному становится одной из ключевых в области методики преподавания удмуртского языка и требует специального исследования.

Историография данного вопроса включает три основных этапа: а) 19201937-е гг.; б) 1938-1990-е гг.; в) с 1990-х гг. до наших дней. Особенности функционирования этих этапов объясняются влиянием ряда политических и исторических факторов.

1. Первый этап представляет период активной разработки и издания учебных пособий для русскоязычного населения республики, что является реакцией на постановление наркомпроса о том, что «все национальности, населяющие РСФСР, пользуются правом обучения на своем родном языке. Тринадцатая областная партконференция и Удмуртский обком со всей силой подчеркивают необходимость перевода всего делопроизводства на удмуртский язык. Это означает, что не только удмурты - работники аппаратов - должны вести переписку на удмуртском языке: эта обязанность не в меньшей степени лежит и на русской части работников наших аппаратов» [7, с. 4].

Обратившись к истории Поволжья и в целом России, можно заметить, что в 1920-30-е гг. велась разноплановая работа по решению национальных вопросов. В области образования это, прежде всего, открытие национальных школ, под которыми подразумевалась система комплексного обучения и воспитания детей на родном языке. Открытие национальных школ послужило важным импульсом для активной книгоиздательской деятельности, подготовки педагогических кадров, развития удмуртской гуманитарной науки. Именно в этом историческом контексте зародились традиции составления учебников и учебных пособий удмуртского языка для неудмуртов.

Одной из первых работ по данному направлению стал «Первоначальный учебник вотяцкого языка для русских», 1924 [16]. Несмотря на то, что авторы определили данный труд как учебник, его структура и содержание не соответствуют этому, поскольку требования, предъявляемые к учебникам или учебно-методическим пособиям, как в теоретическом, так и в методическом отношении, здесь не выдерживаются; на наш взгляд, данный труд можно рассматривать как первую попытку создания удмуртско-русского разговорника. В таком случае в качестве первого учебника удмуртского языка для неудмуртов можно рассматривать «Учебник удмуртского языка», разработанный С. П. Жуйко-вым, Р. М. Поторочиным и А. З. Ларионовым, 1931 [7], который уже содержит

значительную долю информативно-репродуктивного материала и ориентирует обучающегося на его усвоение. Как отмечают составители данного учебника, книга направлена на быстрое овладение удмуртским языком, что было необходимо для осуществления решения ЦК ВКП(б) от 1932 г. об удмуртизации партийного и правительственного аппарата [7, с. 62].

Продолжением данного учебного пособия, по-видимому, являются «Учебник удмуртского языка для 3 и 4 годов обучения I концерна ФЗС и ШКМ» И. К. Зеленина, 1932 [11] и «Учебник удмуртского языка для начальной школы 3-4 года обучения» З. М. Коновалова, 1933 [13]. Оба издания осуществлены под руководством С. П. Жуйкова и по своей структуре близки к рассмотренному выше учебнику. Данная серия нашла продолжение в «Учебнике удмуртского языка для русских ФЗС и ШКМ 5 и 6 годов обучения» С. П. Жуйкова, 1933 [9]. Кроме последовательного описания синтаксиса, лексики и морфологии удмуртского языка, в данном труде выявляется структурное различие между удмуртским и русским языками. Однако содержание, структура и система упражнений учебника соответствуют скорее требованиям учебника родного языка, нежели удмуртского как неродного.

Более широкий спектр реализации принципов обучения представлен в учебнике «Удмуртский язык для неудмуртов (для кружков)», составленном А. А. Поздеевой, 1934 [17]. В частности, в данном учебнике более последовательно прослеживается принцип коммуникативной направленности обучения: система упражнений строится на вовлечении учащихся в устную (говорение) и письменную (чтение и письмо) коммуникацию, переплетающуюся с принципом наглядности. Как и в предыдущих учебниках, в работе А. А. Поздеевой большую роль играют принципы воспитывающего обучения, так как учебные тексты ориентированы на воспитание патриотизма, следование канонам Великой Октябрьской революции.

С точки зрения реализации принципов обучения данному учебнику близок учебник «Удмуртский язык для неудмуртов (для кружков)» М. А. Лямина, 1937 [14]. Но система упражнений в данной работе, в отличие от предыдущих учебников, характеризуется большим разнообразием, предполагающим разные формы и виды работы на уроках; особое внимание уделено обучению монологической и диалогической речи.

Учитывая, что основной акцент в обучении языкам в 1930-е гг. делался на воспитательные и образовательные цели, которые реализовывались в первую очередь через чтение текстов, естественно, что в центре внимания всех рассмотренных выше учебников являются чтение, понимание и перевод текста. Система упражнений чаще всего представлена достаточно слабо и носит репродуктивный характер, исключая творческий подход обучающегося.

2. Научные исследования и творческий подъем в национальном образовании 1920-30-х гг. были приостановлены изменением национально-языковой политики Российского государства. Становление командно-административной системы управления неизбежно ограничивало права

автономных республик. Содержание обучения и воспитания стало определяться централизованно. В этом отношении важным является постановление, принятое СНК СССР и ЦК ВКП(б) 13 марта 1938 г. об обязательном изучении русского языка, обеспечившее ему приоритетное место в учебном процессе. Результатом исполнения этого постановления явилось резкое сокращение количества национальных школ. В 1958 г. в нашей стране было введено всеобщее среднее образование, вместе с тем, этот год стал переломным в решении основного национального вопроса - определения статуса родного языка на территории своей республики, поскольку, начиная с этого года, вопрос о языке обучения начал решаться, исходя из выбора родителей. Провозглашенное в законе право родителей выбирать язык обучения в реальности стало толковаться как право на массовый переход на русский язык обучения, начиная с 1 класса.

Таким образом, активная деятельность по изучению удмуртского языка, уходящая своими корнями в 1920-30-е гг., была приостановлена в 1940-е гг. по известным политическим мотивам, и этот период «бездействия» продолжался более 50 лет. Естественно, что за этот долгий период, как в области методики преподавания языков, так и в толковании исторических процессов, произошли существенные изменения. Для решения исследуемой проблемы было необходимо коренным образом пересмотреть и методику преподавания удмуртского языка, и содержание имеющихся учебных пособий по удмуртскому языку. Иными словами, следующий этап вступил на историческую арену без какого-либо методологического наследия.

3. С середины 1970-х гг. во многих странах мира, полиэтнических по своему составу, в том числе и в бывшем СССР, появляется тенденция к многоязычию. В апреле 1985 г. на пленуме ЦК КПСС был рассмотрен вопрос о путях и методах восстановления статуса родного языка в этнических регионах СССР. Решение XXVII съезда также существенно повлияло на повышение интереса к проблеме преподавания родного языка. Если в 1950-70-е гг. во главу угла ставились задачи формирования системы знаний, умений, навыков по физике, химии, математике и т. д., то в 1980-90-е гг. в области образования основное внимание вновь начинает уделяться проблемам психологии человека, истории родного края. Данная тенденция нашла отражение и в отечественной педагогике. Так, в учебных планах начали появляться новые предметы: история края, этнография, этнопедагогика, этнопсихология и др.

Таким образом, следующий - современный - этап развития методики изучения удмуртского языка характеризуется возобновлением деятельности по созданию и изданию учебных пособий по удмуртскому языку для неудмуртов, что, с одной стороны, связано с вступлением в силу «Закона о государственных и иных языках УР», с другой - расширением географии изучения удмуртского языка. Немаловажными оказались и новые достижения дидактики в области изучения иностранных языков. В частности, методика интенсивного обучения удмуртскому языку представлена в книге Б. Ш. Загуляевой и А. Е. Решетниковой «Дуно эше: Удмуртский язык для учащихся старших классов общеобразовательной школы и взрослых: интенсивный курс», 2003 [10], выдержавшей на сегодняшний день уже два издания. Основываясь на традициях школы Г. А. Китайгородской, авторы учебника используют удмуртские песни, шутки для развития фонематического слуха, а предложенные речевые ситуации способствуют более легкому усвоению материала. С положительной стороны следует отметить то, что в книге применяются как диагностирующие типы упражнений, так и творческие и праксиологические.

На сегодняшний день количество предлагаемой учебной литературы по удмуртскому языку для неудмуртов отличается большим разнообразием, что дает возможность каждому преподавателю и обучающемуся выбрать свой учебник удмуртского языка. Условно предлагаемые учебники и учебные пособия можно разделить на следующие группы: а) учебники, адресованные иностранцам, желающим изучать удмуртский язык; б) учебники, предназначенные для студентов и слушателей с разными родными языками и разными направлениями сферы деятельности, желающих получить базовый уровень знаний по удмуртскому языку; в) учебники, предназначенные для повторения лексико-грамматических знаний, умений и навыков по удмуртскому языку; г) учебники для школьников, изучающих удмуртский язык как государственный в рамках учебной программы.

Так, среди учебных пособий, востребованных в зарубежных вузах, можно отметить труды В. К. Кельмакова и С. Хянникяйнен «Udmurtin kelioppia ja harjoituksia», 1999 [21]; Иштвана Козмача «Udmurt nyelvkönyv», 2002 [22], Жан-Люка Моро «Parlons oudmourte», 2009 [23], Эберхарда Винклера «Udmurtische Grammatik», 2011 [24]. В учебном процессе активно используются также учебные пособия, адресованные русскоязычному читателю, Н. В. Кондратьевой и Л. П. Федоровой «Удмуртский язык. Начальный курс», 2004 [12], И. В. Ганеева и Ю. А. Перевозчикова «Марым, лэся», 2005 [5], А. А. Арзамасова «Тэ-тэ», 2005 [1], Н. Н. Тимерхановой «Удмурт кыл» 2006 [19], М. А. Самаровой и О. Б. Стрелковой «Лабыр-лабыр лабыртом!», 2011 [18].

Все учебные издания включают в себя необходимый и достаточный для общения минимум грамматических явлений удмуртского языка, сведения о культуре и обычаях, повседневной жизни удмуртского народа. Коммуникативный подход, доступно изложенный лексический и грамматический материал помогают достаточно быстро ознакомиться с основами удмуртского языка.

Большинство из уроков построены по одной модели, которая предусматривает наличие следующих компонентов:

а) учебные тексты в форме диалогов или монологов, помогающие определить грамматическую задачу урока и объяснить ее;

б) грамматический материал; объяснение грамматического материала, представленного в определенной таблице;

в) небольшие тексты и речевые ситуации, на основе которых осуществляется устное общение;

г) диалоги и микродиалоги для запоминания речевых клише;

д) блок лексических и грамматических упражнений;

е) ряд изданий содержит удмуртско-русские и русско-удмуртские глоссарии и грамматические приложения.

Отдельного внимания заслуживает учебное пособие «Удмурт кыл», разработанное Е. В. Назаровой, 2012 [15], которое содержит не только лексико-грамматический материал, но и большое количество учебных неадаптированных текстов, что позволяет использовать данное издание в качестве учебника для систематизации знаний об удмуртском языке.

Система школьного образования также не остается в стороне от требований времени. На сегодняшний день в рамках концепции развития национального образования УР сформировалась оптимальная система создания школьных учебников по удмуртскому языку, охватывающая разные целевые группы. В рамках данной системы были разработаны три линии учебников: серия учебников «Удмурт кыл» адресована детям, владеющим удмуртским языком как родным; линия «Анай кыл» включает учебники, разработанные для обрусевших удмуртов; «Зеч-а, бур-а, удмурт кыл!» - серия учебников, используемая для преподавания удмуртского языка как государственного. Каждая линия учебников имеет свои цели и задачи, принципы построения.

Автором и основоположником серии учебников «Зеч-а, бур-а, удмурт кыл!» для начальной школы является Н. П. Боталова [2, 3, 4], над созданием учебников для среднего звена трудится авторский коллектив. В основе проектирования данной серии книг лежат такие лингводидактические концепции создания нового типа учебников конца XX - начала XXI в., как антропоцентрический характер образования, коммуникативно-деятельностный подход к обучению, культуроведческая направленность учебного процесса. Учитывая, что Удмуртская Республика является многонациональным субъектом РФ, на страницах учебника отражены также конкретные факты из истории и культуры Удмуртии и России; учебные тексты формируют положительный образ малой родины и направлены на повышение мотивации к обучению.

Учитывая целевую аудиторию серии учебников «Зеч-а, бур-а, удмурт кыл!», авторы-составители минимализируют включение грамматического материала в структуру учебно-методического комплекса, заменяя грамматические упражнения на задания практической направленности обучения, включения в него ситуаций применения знаний и умений в конкретных жизненных условиях. Ряд задач представляет собой задания, смоделированные по технологии ситуационного анализа; наиболее удачными являются ситуации, подталкивающие к принятию решения, к занятию той или иной позиции, или ситуации, которые полезны с педагогической точки зрения.

Начало XXI в. является новым этапом развития обучения родному и иностранным языкам, который характеризуется широким внедрением в учебный процесс различных видов технических средств с целью его интенсификации. Естественно, что это повлечет за собой создание новых типов учебников и учебных пособий по удмуртскому языку, в том числе и в направлении удмуртского языка как государственного.

Литература

1. Арзамазов А. А. Тэ-тэ: удмурт кылэз дыштыны тэтэ карисьёслы. - Ижевск: Изд-во «Удмурт. ун-т», 2005. - 147 с.
2. Боталова Н. П. Зеч-а, бур-а, удмурт кыл! 1-тй класс: Удмурт кылэз тодйсьтэм пиналъёслы учебной пособие / суредаз Н. Исаева. - Ижевск: Удмуртия, 2003. -152 с.
3. Боталова Н. П. Ужан тетрадь: 1-ти класслы «Зеч-а, бур-а, удмурт кыл!». Учебное пособие возы: Удмурт кылэз тодйсьтэм пиналъёслы. - Ижевск: Удмуртия, 2003. - 80 с.
4. Боталова Н. П. Дышетйсьлы юрттэт: 1-тй кл. «Зеч-а, бур-а, удмурт кыл!». Пособиен ужан дэмланъёс. - Ижевск: Удмуртия, 2004. - 80 с.
5. Ганеев И. В., Перевозчиков Ю. А. Марым, лэся. - Ижевск: Удмуртия, 2005. -204 с.
6. Горохов П. Д. Тетрадь по обучению удмуртскому языку. - Ижевск: Удкнига, 1931. - 16 с.
7. Жуйков С. П. Учебник удмуртского языка. - Ижевск: УДГИЗ, 1931. - 64 с.
8. Жуйков С. П. Изучение удмуртского языка - важнейшая политическая задача // Зеленин И. К. Учебник удмуртского языка для 3 и 4 годов обучения I концерна ФЗС и ШКМ. - Ижевск: УДГИЗ, 1932. - С. 3-5.
9. Жуйков С. П. Учебник удмуртского языка для русских ФЗС и ШКМ 5 и 6 годов обучения. - Ижевск: УДГИЗ, 1933. - 117 с.
10. Загуляева Б. Ш., Решетникова А. Е. Дуно эше: Удмуртский язык для учащихся старших классов общеобразовательной школы и взрослых: интенсивный курс. - Ижевск: Изд. дом «Удмурт. ун-т», 2003. - 228 с.
11. Зеленин И. К. Учебник удмуртского языка для 3 и 4 годов обучения I концерна ФЗС и ШКМ / под рук. С. П. Жуйкова. - Ижевск: УДГИЗ, 1932. -76 с.
12. Кондратьева Н. В., Фёдорова Л. П. Удмуртский язык: Начальный курс: учеб. пособие для студентов гуманитарных факультетов / УдГУ. - Ижевск: Изд. дом «Удмурт. ун-т», 2004. - 98 с.
13. Коновалов З. М. Учебник удмуртского языка для начальной школы 3-4 года обучения / под рук. С. П. Жуйкова. - Ижевск: УДГИЗ, 1933. - 117 с.
14. Лямин М. А. Удмуртский язык для неудмуртов (для кружков). - Ижевск: УДГИЗ, 1937. - Ч. 1. - 159 с.
15. Назарова Е. В. Удмурт кыл: дышетскон книга. - Ижевск: Изд-во «Удмуртский университет», 2012. - 430 с.
16. Первоначальный учебник вотяцкого языка для русских. - Казань: Удкнига, 1924. - 116 с.
17. Поздеева А. А. Удмуртский язык для неудмуртов (для кружков). - Ижевск: УДГИЗ, 1934. - 68 с.
18. СамароваМ. А., Стрелкова О. Б. Лабыр-лабыр лабыртом! Поговорим от души: учеб. пособие для филологических и нефилологических факультетов. -Ижевск: Удмурт. ун-т. - 2011. - 242 с.
19. Тимерханова Н. Н. Удмурт кыл: Нырысь кутскисьёслы дышетскон книга. -Ижкар. - Пилишчаба. 2006. - 201 с.
20. Удмурт кылэз тодйсьтэм пиналъёсты удмурт кыллы дышетон программа. 1-4 классъёслы / дасязы Н. П. Боталова, А. Н. Журавлева. - Ижевск: Удмуртия, 2003. - 24 с.
21. Kel&makov V., Hännikäinen S. Udmurtin kielioppia ja harjoituksia. - Helsinki: Suomalais-Ugrilainen Seura, 1999. - 319 s.
22. Kozmâcs I. Udmurt nyelvkönyv. - Szeged, 2002. - 133 p.
23. Moreau J.-L. Parlons oudmourte (Ойдолэ вераськом удмурт сямен). Une langue finno-ougrienne. Un peuple d&Europe. - Paris: L&Harmattan, 2009. - 276 p. [= Жан-Люк Моро. Давайте говорить по-удмуртски. Финно-угорский язык. Европейский народ. - Париж: Л&Арматтан, 2009. - 276 с.].
24. Winkler E. Udmurtische Grammatik. - Wiesbaden, 2011. - 181 S.

Насибуллин Р. Ш.

ИСТОРИКО-ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ РУССКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В УДМУРТСКОМ ЯЗЫКЕ

В лаборатории лингвистического картографирования и исторической лексикологии Удмуртского госуниверситета (рук. д-р филол. наук Р. Ш. Насибуллин) создается уникальный научный труд «Историко-хронологический словарь русских заимствований в удмуртском языке (по письменным источникам 1711-2013 гг.)».

Прежде чем приступить к описанию содержания словаря, сообщим об исторической подоснове русско-удмуртских языковых контактов. Русско-удмуртские языковые контакты имеют длительную историю, продолжительностью в восемь веков. В начальный период ими были задействованы только североудмуртские говоры, что позже явилось диалектообразующим фактором в удмуртском языке. Татарско-удмуртские языковые контакты по сравнению с русско-удмуртскими начались на одно столетие раньше (1240 г.), по этой причине самые ранние татаризмы с русизмами одинакового значения встречались далеко от исходной позиции, т. е. прошли больший путь, чем русские заимствования, - в левобережье реки Чепцы, потому что татаризмы располагали большим временем для преодоления пути с юга на север. За восемь веков существования русско-удмуртских связей у русских заимствованных слов менялись направления перемещения (сначала с северо-запада на юго-восток, а спустя два с половиной столетия - уже с юга на север). К устно-разговорной форме усвоения новых слов прибавился способ усвоения

Другие работы в данной теме: