Научтруд
Войти

Церковно-государственные взаимоотношения в период Временного правительства на территории Байкальского региона

Научный труд разместил:
Agafangel
30 мая 2020
Автор: указан в статье

Ирина ЦЫРЕМПИЛОВА

ЦЕРКОВНО-ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В ПЕРИОД ВРЕМЕННОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА НА ТЕРРИТОРИИ БАЙКАЛЬСКОГО РЕГИОНА

В статье рассматриваются особенности взаимоотношений православного духовенства и органов Временного правительства на территории Байкальского региона; проводится анализ отношения православного духовенства и верующих к свержению монархии в России, отмене преподавания Закона Божия и передаче церковных школ в ведение Министерства народного просвещения и пр. мероприятиям в феврале-октябре 1917 г.

In the article the special features of the interrelations of Orthodox clergy and organs of provisional government in the territory of Baikal region are examined. The analysis of the attitude of orthodox clergy and believers towards the overthrow of monarchy in Russia, the cancellation of the teaching of religion and the transfer of church schools to conducting of the Ministry of Public Education in February-October of 1917 is conducted.

православие, церковно-государственные взаимоотношения, Временное правительство, Байкальский регион; Orthodoxy, church-state relationships, provisional government, the Baikal region.

ЦЫРЕМПИЛОВА Ирина Семеновна — д.и.н., доцент Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств, г. Улан-Удэ kuraslv@yandex.ru

Революционные события февраля-марта 1917 г. в России внесли радикальные перемены в государственно-церковные отношения. На заседании Священного синода 4 марта 1917 г. от лица Временного правительства В.Н. Львов объявил о предоставлении Русской православной церкви свободы от опеки государства. 9 марта Священный синод обратился с посланием «К верным чадам Православной Российской Церкви по поводу переживаемых ныне событий», где выразил доверие Временному правительству, объявив революционные события свершившейся «волей Божией»1.

Духовенство Байкальского региона восприняло смену политического строя положительно. 5-18 марта 1917 г. архиепископ Иркутский и Верхоленский Иоанн призвал верующих подчиниться новой власти и сплотиться вокруг своих пастырей. 10 марта 1917 г. в Иркутске на Тихвинской площади состоялся молебен «с провозглашением многолетия Богохранимой державе Российской и Временному правительству»2. Забайкальская духовная консистория 8 марта указом № 2633 рекомендовала своим причтам возносить молитвы «за Богохранимую Державу Российскую, за Благоверное Временное Правительство». В обращении к населению забайкальского епископа Мелетия в марте 1917 г. указывалось, что «к старому возврата не должно быть...»3.

Наряду с представителями политических партий и организаций, духовенство включилось в процесс создания представительных органов Временного правительства. Так, священнослужители вошли в состав Забайкальского комитета общественной безопасности (КОБ), Комитета общественных организаций г. Иркутска (КООРГ). Забайкальский епископ Мелетий разрешил казначею духовной консистории казаку Я. Шемелину войти в областной КОБ, куда его избрали казаки Титовской станицы, а 21 марта 1917 г.

1 Бабкин М.А. Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало ХХ в. - конец 1917 г.). - М., 2007, с. 145, 147, 149.
2 Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902-1924 гг. - Иркутск, 1994, с. 234.
3 Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК), ф. 8, оп. 3, д. 85, л. 59; д. 171, л. 21-22.

подтвердил его работу и в духовном ведомстве1. В Иркутске в городском органе власти духовенство представляли три протоирея и один епархиальный миссионер, в Нерчинске и Петровском Заводе - по одному священнослужите-лю2. Имелись немногочисленные факты участия духовенства в работе политических партий. Священники Забайкальской епархии Г. Комаров, А. Добромыслов являлись членами партии эсеров, священник И. Корнаков принимал активное участие в деятельности забайкальской группы тру-довиков3.

В Забайкальской епархии в апреле 1917 г. состоялось собрание псаломщиков и диаконов, на котором был организован «союз низших членов клира для защиты профессиональных интересов», основной задачей которого была демократизация церковной жизни4. Одновременно с этим церковь предписала каждому приходу составить список действительных, а не номинальных членов. Кроме того, на обсуждение приходских собраний был вынесен вопрос о мерах «самого бдительного надзора за сохранностью и целостью храмов, священных сосудов, икон и утвари». 22 марта 1917 г. Священный синод рекомендовал архиереям изъять всю монархическую литературу из приходских церквей и монастырей. Забайкальская духовная консистория в указе от 2 мая 1917 г. строжайше предписывала благочинным, настоятелям церквей и монастырей епархии произвести самый тщательный осмотр архивов и всех помещений при церкви для выяснения того, не хранится ли в них монархическая литература5. Тем самым духовенство стремилось предотвратить возможные противоречия с новой властью.

Мнение духовенства и мирян РПЦ о революционных событиях 1917 г. было выражено на проходивших по всей стране весной и летом епархиальных, викариальных, городских, уездных и благочиннических съездах (собраниях) духовенства. Объявленная Временным правительством 5 марта свобода слова и собраний способствовала их проведению. В воззвании Священного синода от

29 апреля и в его определении от 5 мая 1917 г. российскому духовенству было
1 Косых В.И. Забайкальская епархия. 1908-1923 гг. - Чита, 2007, с. 26.
2 Бабкин М.А. Указ. соч., с. 301.
3 ГАЗК, ф. 8, оп. 1, д. 646, л. 31-37.
4 Забайкальская новь, 1917, 5 мая.
5 ГАЗК, ф. 8, оп. 3, д. 171, л. 10.

разрешено создавать союзы и проводить на местах съезды и собрания с участием представителей от духовно-учебных заведений и прихожан. На них, среди прочего, обсуждались вопросы об отношении духовенства к Временному правительству и о форме отношений государства и церкви. В этой связи в 1917 г. на территории Байкальского региона был проведен ряд съездов духовенства и мирян.

В Иркутске 29 мая — 11 июня 1917 г. состоялся 49-й епархиальный и 1-й общий съезд депутатов от клира и мирян Иркутской епархии, которые вынесли на повестку дня вопросы об отношении к текущему политическому моменту, об отделении церкви от государства и о заимствовании средств епархии на содержание епархиальных учреждений. Съезд высказался за демократическую республику как наиболее приемлемую форму государственного правления. Но по единогласному решению съезда отделение церкви от государства, «понимаемое в смысле разрыва исконного союза русского государства с православною церковью ... неприемлемо». Были также определены права и обязанности церкви и государства: церковь должна «свободно самоуп-равляться на основе канонических начал»; государство же должно оказывать поддержку православию и «... по справедливости должно признать православие религией первенствующей»6.

Съезды духовенства и мирян Забайкальской епархии также выразили свое отношение к политическим событиям. На съезде 17—19 апреля 1917 г. рассматривались вопросы о взаимоотношениях церкви и государства и о политическом самоопределении духовенства.

На следующий съезд (28 мая — 10 июня 1917 г.) были вынесены вопросы о роли духовенства в политической жизни и об отделении церкви от государства, и принят текст приветственной телеграммы в адрес правительства и изложена просьба о скорейшем созыве Поместного собора7.

Если на апрельском съезде при обсуждении взаимоотношений церкви и государства большинством голосов было принято решение о независимости церкви от государства, а на июльском — о полном отде-

6 Съезды, конференции и совещания социально-классовых, политических, религиозных, национальных организаций в Иркутской губернии (март 1917 - ноябрь 1918 гг.). - Томск, 1991, с. 46, 47.
7 Там же, с. 42.

лении церкви от государства, то на августовском съезде стоял вопрос о пересмотре постановления июльского епархиального съезда.

На апрельском съезде было принято постановление о том, что деятельность духовенства должна проходить под лозунгом: «Свобода, равенство и братство» и оно не должно связывать себя партийной дисциплиной. В связи с обострением политической обстановки следующий съезд принимает резолюцию о возможности участия духовенства в политической жизни и участия его в работе политических партий.

Отношение к Временному правительству было высказано на съезде учителей высших, начальных и церковно-приходских школ Троицкосавского уезда (22-25 мая 1917 г.). В резолюции подчеркивалось, что лозунги Временного правительства «нашли живой отклик в учителях», с которыми они «пойдут в деревни и села. пробуждать глубокую веру в плодотворную деятельность коалиционного Временного правительства»1.

Таким образом, принятые решения и резолюции съездов духовенства и мирян Иркутской и Забайкальских епархий позволяют говорить о складывании новой системы взаимоотношений религии и власти.

В то же время нередкими были и промонархические настроения определенной части духовенства. Весной 1917 г. некоторые священнослужители были арестованы «ввиду., бывшей принадлежности их к монархическим организациям и вытекающих из сего действий в отношении к прежнему государственному строю»2. Имели место случаи преследования священников, высказывавших несогласие с официальной позицией Священного синода, особенно это касалось приверженцев черносотенных и промонархических настроений. 18 марта 1917 г. Забайкальский областной КОБ проинформировал Синод о намерении выслать за пределы Забайкалья викарного епископа Селенгинского Ефрема (Кузнецова), однако реакции со стороны Синода не последовало. 25 апреля местная милиция произвела обыск и изъяла у епископа 5124 экз. черносотенных книг и брошюр, предназначенных для распространения по области, списки

1 Там же, с. 25, 42, 57, 41, 37.
2 Кашеваров А.Н. Православная Российская церковь и советское государство (1917-1922). -М., 2005, с. 69.

членов Палаты Михаила Архангела, переписку и др.3

12 мая Забайкальский КОБ принял единогласное решение об удалении епископа за пределы области и 13 мая он выехал в сопровождении нескольких соратников в Петроград в распоряжение обер-прокурора Синода. Затем 8 июня, уже на съезде духовенства и мирян Забайкальской области, было принято решение по поводу епископа Ефрема, которое нашло отражение в телеграмме, посланной в Синод, о нежелательности его служения в Забайкальской епархии4.
30 августа 1917 г. был подписан указ Синода № 8622 о предоставлении епископу Ефрему возможности возвратиться в Забайкальскую епархию и вступить в отправление своих обязанностей. Но Забайкальский епархиальный совет признал возвращение епископа невозможным, послав соответствующие телеграммы министру исповеданий, епископу Мелетию, викарию Ефрему5. Решения епархиального совета были проигнорированы и в ноябре 1917 г. епископ Ефрем вернулся в Читу. Однако в ночь с 14 на 15 декабря он вновь был арестован и выслан за пределы области.

В Иркутской епархии 20 апреля 1917 г. исполнительное бюро Иркутского КОБ сообщило в Синод, что подлежит немедленному удалению от должности епископ Евгений, епархиальный наблюдатель Федоров и инспектор духовной семинарии Нифонтов за «реакционный образ действий»6. Подобные решения епархиальных съездов и местных органов власти были не единичными.

На взаимоотношения РПЦ и Временного правительства повлияло постановление от 20 июня 1917 г. о передаче всех церковных начальных и церковно-училищных школ в ведение Министерства народного просвещения, что касалось только православных учебных заведений. Еще 25 мая 1917 г. состоялся съезд учителей церковно-приходских школ Читинского района Забайкальской области, который подтвердил решение о реорганизации и создании единого органа управления. Аналогичное решение было принято на съезде учителей Министерства народного просвещения. Следом на съезде духовенства и мирян

3 Косых В.И. Указ. соч., с. 131.
4 ГАЗК, ф. р.-422, оп.3, д. 239, л. 25.
5 Там же, ф. 8, оп. 3, д. 135, л. 8, 8(об).
6 Косых В.И. Указ. соч., с. 132.

Забайкальской области (28 мая - 10 июня 1917 г.) было принято постановление о передаче церковных школ «в ведение единого общегосударственного органа. с предоставлением права самому населению решать вопрос о преподавании в школах основ христианской религии»1.

3 июля Священный синод принял постановление, в котором выразил протест по вопросу о передаче церковных школ в светское ведомство, согласно которому августовский епархиальный съезд Забайкальской области принял решение не передавать церковные школы в ведение министерства.

Другим постановлением Временного правительства, затронувшим интересы РПЦ, стало постановление от 14 июля 1917 г. «О свободе совести», где утверждался принцип веротерпимости и возможность беспрепятственной деятельности религиозных организаций. Тем самым провозглашалась свобода совести граждан по достижении ими 14-летнего возраста. Соответственно, преподавание Закона Божия переставало быть обязательным и сводилось к уровню факультативного предмета. Это постановление получило понимание у делегатов областного съезда педагогов Восточно-Сибирского учебного округа, которые посчитали, что «обязательное обучение Закону Божию должно быть устранено из курса школы и заменено свободным. живым общением вероучителя с учащимися в школе»2. В то же время Иркутский епархиальный съезд (28-29 июля 1917 г.) потребовал оставить преподавание Закона Божия во

1 Съезды, конференции и совещания социальноклассовых, политических, религиозных, национальных организаций в Забайкальской области (март 1917 - ноябрь 1918 гг.). - Томск, 1991, с. 38-39, 42.
2 Там же, с. 52.

всех школах на прежних основаниях3. Аналогичные решения были приняты на Забайкальском епархиальном съезде (1-3 августа 1917 г.) и на законоучительном съезде делегатов Забайкальского учебного округа (3-4 августа 1917 г.).

Таким образом, отменяя обязательное преподавание Закона Божьего и передавая церковноприходские школы Министерству народного просвещения, Временное правительство делало конкретные шаги к вневероисповедному государству, а национализацию всех церковноприходских школ можно рассматривать как серьезный конфликт РПЦ и Временного правительства.

В период с апреля по октябрь 1917 г. как по стране, так и на территории Байкальского региона начались захваты церковно-монастырских земель и угодий. В Забайкальской епархии у причтов отбирались пахотные и сенокосные угодья. На приходских собраниях клирики старались склонить паству к возвращению отобранных земель, однако получали отказ до решения вопроса на Учредительном собрании. Так, в 1917 г. по рапорту священника Бичурской Успенской единоверческой церкви Акидина Павлова, крестьяне Бичурского общества отобрали причтовый земельный участок, приход Верхне-Кударинской (он же Мало-Кударинской) Покровской церкви отобрал от своего причта надел в 55 десятин, а надел церковной земли в 55 десятин был взят приходом Шергинской Богородице-Казанской церкви4.

Таким образом, победившая в октябре 1917 г. советская власть получила в наследство весь комплекс проблем взаимоотношений государства и православия, который ей предстояло решить.

3 Иркутская жизнь, 1917, 1 августа.
4 ГАЗК, ф. 8, оп. 3, д. 339. л. 2; Ф.р.-422, оп. 2, д. 294, л. 12; л. 2.
Научтруд |