Научтруд
Войти
Категория: Социология

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПЕРВИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ РЕГИОНА (ПО ИТОГАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА)

Научный труд разместил:
Svyatopolk
4 августа 2020
Автор: Н. В. Дулина

УДК 316.772.3

Н. В. ДУЛИНА,

доктор социологических наук, профессор, Волгоградский государственный университет, г. Волгоград, e-mail: nv-dulina@yandex.ru

Е. В. КАРГАПОЛОВА,

доктор социологических наук, профессор, Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова, г. Москва, e-mail: k474671@list.ru

Ю. Г. МИРОНОВА,

кандидат социологических наук, доцент, Астраханский государственный университет, г. Астрахань, e-mail: lysjakova@mail.ru

ТРАНСФОРМАЦИЯ ПЕРВИЧНЫХ СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЕЙ РЕГИОНА (ПО ИТОГАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА)

В статье на основе результатов мониторингового социологического исследования в Астраханской области Российской Федерации проведен анализ трансформации социальных сетей региона. Зафиксированы тенденции укрепления первичных социальных сетей, что подтверждается существенным ростом значимости семьи, круга друзей, соседей, коллег по работе для жителей региона. С одной стороны, это повышает адаптационный потенциал населения в условиях финансово-экономического кризиса. Но, с другой стороны, затрудняет прогнозирование векторов формирования социокультурного пространства страны.

N. V. DULINA,

Doctor of Sociology, Professor, Volgograd State University, Volgograd, e-mail: nv-dulina@yandex.ru

E. V. KARGAPOLOVA,

Doctor of Sociology, Professor, Russian Economic University named after G. V. Plekhanov, Moscow, e-mail: k474671@list.ru

Yu. G. MIRONOVA,

Candidate of Social Sciences, Associate Professor, Astrakhan State University, Astrakhan, e-mail: lysjakova@mail.ru

TRANSFORMATION OF PRIMARY SOCIAL NETWORKS

OF THE REGION (RESULTS OF SOCIOLOGICAL MONITORING)

Based on the results of the monitoring of the Astrakhan region of the Russian Federation the analysis of the transformation of social networks of region is presented. The tendencies of strengthening of primary social networks are fixed. It is confirmed by essential growth of importance of a family, a circle of friends, neighbors, job colleagues for citizens of the region. On the one hand, it increases the adaptive potential of the population during financial and economic crisis. However, on the other hand, it makes it difficult to predict the vectors of the formation of the socio-cultural space of the country.

Огромное пространство Российской Федерации для сохранения целостности требует иерархической организационной структуры. Но динамизм современных социальных процессов, сопровождающихся нарастанием сложности социальных систем с учетом дифференциации пространства страны по регионально-территориальному признаку, приводит к необходимости анализа региона как гетерархической системы, то есть сложной социальной сети, формы спонтанной самоорганизации, возникающей в результате децентрализованной активности участников [3; 6]. Актуальным представляется получить ответ на вопрос о степени востребованности сетевых ресурсов неформальных гете-рархий для реализации новых экономических стратегий, модернизационного рывка и т. п.

Под социальной сетью понимается система устойчивых связей «между индивидами и организациями, которые характеризуются ориентацией на взаимовыгодное сотрудничество, отсутствием иерархичности или снижением ее значимости, формированием структуры "горизонтальных" отношений. Социальные сети... выступают базисом устойчивого развития территории» [4, с. 6]. Первичные социальные сети связаны с функциями личностного и группового самоопределения, препятствующими распаду культурно установленных форм социальности, таких как взаимопомощь, взаимопонимание, упорядоченность межличностных отношений, ролей, идентичностей и т. п. Первичная социальная сеть характеризуется прямыми контактами между людьми, интенсивной эмоциональной окрашенностью, многомерностью личностных проявлений [2, с. 6].

Рассмотрим личностные слоевые близости, образующие первичные социальные сети (круги взаимопонимания) на примере конкретного региона Российской Федерации - Астраханской области. Из результатов мониторингового социологического исследования1 вытекает, что в 2010 г. семья находилась на первом месте среди кругов взаимопонимания, далее с большим отрывом располагались круг друзей, следующий круг взаимопонимания - профессиональный, и замыкали перечень круги соседей и людей того же вероисповедания (табл. 1).

В 2016 г. наблюдается значительное (на 9,4 %) увеличение значимости семьи, которая продолжает сохранять лидирующее место. В 2,9 раза увеличивается значимость круга друзей. При этом на вопрос: «Есть ли у Вас друг или

1 Мониторинговое социологическое исследование проведено под руководством Е. В. Карга-половой в Астраханской области методом интервью по месту жительства по Типовой методике Всероссийской научно-исследовательской программы «Социокультурная эволюция России и ее регионов» (руководители и разработчики инструментария на федеральном уровне -Н. И. Лапин, Л. А. Беляева, Центр изучения социокультурных изменений Института философии Российской академии наук). Первый этап был проведен в январе 2010 г. (N = 1000), второй -в мае-июне 2012 г. (N = 600), третий - в апреле-мае 2016 г. (N = 1000). Выборка стратифицированная, квотно-маршрутная. Квотируемые признаки: «пол», «возраст», «тип поселения», «этническая структура». Погрешность выборки - 3 %. Обработка и анализ данных проведены с использованием SPSS 17.0. Матрица разработана специалистами Центра изучения социокультурных изменений ИФ РАН.

подруга, на чью помощь Вы можете рассчитывать в трудную минуту?», в 2016 г. 51 % астраханцев ответили «да, есть такой друг/подруга», что соотносится с долей тех, для кого значимость круга друзей является важной. 32 % респондентов выбрали вариант ответа «пожалуй, да», 10,8 % опрошенных -«пожалуй, нет», 4,8 % - «нет таких друзей», 0,5 % - «затрудняюсь ответить» и 0,9 % - «отказ от ответа».

Таблица 1. Ответы астраханцев на вопрос «Среди каких людей Вы встречаете наибольшее взаимопонимание?» (% от числа опрошенных)

Вариант ответа 2010 г. 2012 г. 2016 г.

В семье 71,9 70,6 81,0

В компании друзей 18,0 17,5 52,3

Среди соседей 4,3 7,0 13,5

На работе 5,8 7,7 16,7

Среди людей моей национальности нет данных нет данных 4,4

В кругу единоверцев 1,6 1,5 0,2

Значительно увеличилась значимость профессионального круга и круга соседей, причем эта тенденция проявилась уже в 2012 г. В 2016 г. 4,4 % назвали значимым круг людей своей национальности, а выбор круга единоверцев снизился до исчезающе малого значения - 0,2 %. Хотя сравнительный анализ результатов первой волны мониторинга 2010 г. в Астраханской области с результатами исследования в других регионах России по аналогичной методике демонстрировал очень высокий уровень религиозной идентичности: только 4,6 % астраханцев назвали себя неверующими и атеистами (это был самый низкий показатель среди исследуемых регионов) (табл. 2). Верующими (по сумме ответов «верующий», «скорее верующий, чем неверующий») себя считали 86,7 % опрошенных (для сравнения: в Смоленской области таковых было 67 %, в Тюменском регионе - 57,8 %). Это был один из самых высоких показателей наряду с Курской и Ульяновской областями, в которых доля верующих составляла 87,9 % и 85,6 % соответственно [9, с. 201].

В 2012 г. доля верующих снизилась на 6,3 % за счет увеличения доли отказавшихся от ответа. В 2016 г. этот показатель вырос на 3,3 %, при этом значительно увеличивается доля опрошенных, выбравших однозначный вариант «верующий». Отметим, что данная тенденция зафиксирована уже в 2012 г. Таким образом, можно сделать вывод об увеличении значимости религиозной идентичности в структуре первичных социальных сетей астраханцев. Хотя в 2016 г. наблюдается также увеличение числа неверующих и атеистов на 3,8 % по сравнению с 2010 г.

Необходимо подчеркнуть, что поликонфессиональность Астраханской области является ее исторически сложившейся характеристикой. Веротерпимость процветала на территории Астраханской области уже в эпоху Хазарского каганата и Золотой Орды. В культовой практике золотоордынской повседневности

сочетались тенгрианство, шаманизм, буддизм, ислам и христианство. На современном этапе в Астраханской области деятельность осуществляют около 30 религиозных конфессий, из которых самые крупные - христианство, представленное русской православной церковью, старообрядческими, протестантскими, римско-католической, евангелическо-лютеранской и армянской апостольской общинами, мусульманство, иудаизм и буддизм. При этом мы наблюдаем среди опрошенных рост доли православных и снижение числа мусульман (табл. 2).

Таблица 2. Отношение астраханцев к своей религиозности (% от опрошенных)

Вариант ответа 2010 г. 2012 г. 2016 г.

Ответы респондентов на вопрос «Что Вы можете сказать о своей религиозности?»

Верующий человек 43,9 47,0 52,0

Скорее верующий, чем неверующий 42,8 33,4 31,7

Скорее неверующий, чем верующий 7,2 9,0 5,0

Неверующий 2,5 2,5 4,1

Атеист 2,1 2,1 4,3

Отказ от ответа 1,5 6,0 2,9

ИТОГО 100 100 100

Ответы респондентов на вопрос «Верования какой религии, вероисповедания Вы разделяете?»

Православие 61,5 67,0 67,0

Ислам 28,9 22,9 19,7

Иудаизм 0,1 0 0,7

Буддизм 1,0 0,4 1,7

Протестантизм 0,1 0 0,1

Католицизм 0 0,2 0,1

Другие 0 0,2 0,3

Отказ от ответа 2,2 6,2 4,0

ИТОГО 93,8 96,9 93,6

О структурных характеристиках первичных социальных сетей населения региона свидетельствуют также ответы астраханцев на вопрос: «Как вы считаете, в какой степени улучшение Вашей жизни сегодня зависит от Вас самих?», на который в 2010 г. 85,3 % астраханцев ответили «полностью зависит» и «пожалуй, зависит». 64,7 % опрошенных отмечали определенную степень зависимости от близких родственников и семьи, 48,4 % - от начальника по работе, 47,1 % - от общероссийской власти, 46,1 % - от городских и районных властей, 38,6 % - от областной власти, 35 % - от друзей и земляков (табл. 3).

Как видно из анализа результатов мониторинга, в 2016 г. 91,5 % респондентов отметили значимость улучшения жизни от собственных действий, что на 6,2 % более, чем в 2010 г. Причем значительно (на 13,8 %) увеличилась доля

ответивших однозначно «полностью зависит», а доля выбравших вариант «пожалуй, зависит» снизилась на 7,6 %. Также выросло осознание зависимости от близких родственников (на 9,2 %), составившее 73,9 %, что подтверждает полученные результаты опроса о росте значимости семьи в структуре первичных социальных сетей. На 6,2 % увеличилось число респондентов, связавших улучшение жизни с друзьями и земляками, и составило 41,2 %, что также в определенной степени коррелирует с увеличением значимости круга друзей в структуре кругов взаимопонимания. Выросло также осознание зависимости улучшения жизни от республиканских, областных властей (на 6 % и составило 44,6 %) и от общероссийской власти (на 8,2 % и составило 55,3 %), что отражает процессы укрепления вертикали власти в современной России. При этом количество выборов вариантов ответа «от начальника по работе», «от районных, городских властей» остается неизменным (50,5 % и 47,1 % соответственно). Это свидетельствует о нарушении принципов существования региона как сложной, гетерархической системы на важнейшем уровне институционального регулирования - уровне муниципальных образований.

Таблица 3. Ответы астраханцев на вопрос «Как Вы считаете, в какой степени улучшение Вашей жизни сегодня зависит...» (% от числа опрошенных)

Вариант ответа Полностью зависит Пожалуй, зависит Не знаю, трудно сказать Пожалуй, не зависит Совсем не зависит

От Вас самих 63,2 74,1 77,0 22,1 14,3 14,5 7,5 3,0 2,5 4,6 2,1 2,9 2,6 4,8 2,0

От Ваших близких родственников 19,0 21,5 25,6 45,7 45,0 48,3 16,2 9,4 11,1 11,2 8,7 7,5 7,9 12,0 6,1

От друзей, земляков 6,7 8,2 9,3 28,3 32,6 32,8 30,7 22,3 27,4 20,0 17,0 19,3 14,3 15,9 9,9

От начальника по работе 13,8 11,3 16,2 34,6 33,9 34,3 17,8 18,7 22,0 13,4 17,3 13,6 20,4 14,8 12,1

От районных, городских властей 15,6 17,6 15,0 30,5 29,2 32,1 25,3 26,3 25,1 15,3 10,7 16,2 13,3 12,5 10,0

От республиканских, областных властей 15,8 19,6 15,2 22,8 23,9 29,4 27,2 26,1 25,2 16,5 12,6 17,0 17,7 13,5 11,8

От общероссийской власти 21,7 22,4 21,8 25,4 29,5 33,5 22,1 19,8 19,3 13,8 11,6 14,1 20,0 12,8 9,4

Результаты опроса отражают процессы укрепления значимости первичных социальных сетей, что выражается в существенном росте значимости для жителей региона семьи, круга друзей, соседей, коллег по работе. Это повышает адаптационный потенциал населения в условиях финансово-экономического кризиса. При этом достаточно трудно однозначно интерпретировать увеличение значимости опоры на собственные силы индивида для улучшения жизни. Так, по мнению Г. Ф. Ромашкиной и В. А. Давыденко, можно говорить о формировании у определенной части населения граждански самостоятельного

типа личности и ослаблении патерналистского начала [11]. Но другой возможной интерпретацией может быть вынужденная опора на собственные силы в условиях роста социального одиночества [5], экспансии рынка в личностные структуры [10], отсутствия диалоговых форм взаимодействия, соответствия между вновь созданными социальными структурами и символическим универсумом. Мы уже также неоднократно отмечали, что рост значимости семьи как ценности не подкрепляется конкретными семейно-брачными практиками, сохраняется высокий уровень разводимости [3; 8].

Подводя итоги, следует отметить, что сложившаяся структура жизненного мира населения области с точки зрения реализации насущных потребностей его жителей повышает их шансы на выживание и может являться причиной достаточно высокого уровня социального самочувствия, демонстрируемого астраханцами на протяжении всего периода мониторинга. Но с точки зрения складывания единого социокультурного пространства страны подвижность региональных социальных структур на современном этапе, сопровождающаяся сохранением элементов существовавших ранее укладов и становлением новых типов и форм взаимосвязей и взаимодействий, позволяет интерпретировать современную ситуацию как «открытый сценарий». Об этом ярко свидетельствует наличие существенных различий между отдельными муниципальными образованиями в структуре первичных социальных сетей [1-3; 7]. Кроме того, средняя оценка по региону на вопрос: «Вы считаете, что большинству людей можно доверять, или, наоборот, лишняя осторожность не помешает?» в 2016 г. составила 4,51 балла по 10-балльной шкале.

Список использованных источников

1. Арясова, А. Ю. Первичные межличностные отношения астраханцев / А. Ю. Арясова // Потенциал интеллектуально одаренной молодежи - развитию науки и образования : материалы V Междунар. науч. форума молодых ученых, студентов и школьников, 26-29 апр. 2016 г. / под общ. ред. Д. П. Ануфриева. - Астрахань : ГАОУ АО ВО «АГАСУ», 2016. - С. 543-547.
2. Арясова, А. Ю. Этноконфессиональная принадлежность в структуре первичных социальных сетей региона (на примере Астраханской области) / А. Ю. Арясова, Е. В. Каргаполова // Социология города. - 2017. - № 4. - С. 6-12.
3. Астраханская область в процессах модернизации на социокультурной карте России (опыт системного анализа) / Д. П. Ануфриев [и др.] ; под общ. ред. Е. В. Каргаполовой. -Астрахань : АГАСУ, 2017. - 378 с.
4. Бражник, Г. В. Роль и значение социального капитала в развитии муниципального образования [Электронный ресурс] / Г. В. Бражник // Современные проблемы науки и образования. Электронный научный журнал. - 2013. - № 2. - Режим доступа: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=8965/. - Дата доступа: 23.09.2018.
5. Гаврилюк, В. В. Специфика проблемы одиночества в современном российском обществе / В. В. Гаврилюк // Вестн. РУДН. Сер. Социология. - 2007. - С. 5-10.
6. Дулина, Н. В. Социально-экономическое развитие региона как гетерархической системы / Н. В. Дулина // Социально-гуманитар. вестн. Прикаспия. - 2017. - № 1-2 (6-7). - С. 27-32.
7. Каргаполова, Е. В. Первичные социальные сети (на примере Астраханской области) / Е. В. Каргаполова, А. Ю. Арясова, А. Д. Онофриюк // Социально-гуманитар. вестн. Прикаспия. -2016. - № 1 (4). - С. 46-50.
8. Каргаполова, Е. В. Семья как ценность современного общества (по итогам социологических исследований в Астраханской области Российской Федерации и Республике Беларусь) / Е. В. Каргаполова, И. В. Лашук // Социол. альм. - 2017. - № 8. - С. 305-314.
9. Каргаполова, Е. В. Тридцатый регион: потенциал социального развития / Е. В. Каргаполова ; под общ. науч. ред. проф. Н. В. Дулиной. - Волгоград : Волгоград. науч. изд-во, 2011. - 375 с.
10. Лушников, Д. А. Вызовы и угрозы правам и свободам человека в ситуации мирового социально-экономического кризиса / Д. А. Лушников, Т. И. Барсукова // Историческая и социально-образовательная мысль. - 2016. - Т. 8, № 3-2. - С. 121-126.
11. Ромашкина, Г. Ф. Жизненные миры и региональная идентичность как сопряженные научные проблемы / Г. Ф. Ромашкина, В. А. Давыденко // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). - 2016. - Т. 7, № 4. - С. 86-96.

Поступила 28.09.2018 г.

первичные социальные сети регион трансформация социологический мониторинг. primary social networks region transformation sociological monitoring